Остановился трамвай

На этом удручающем фоне более чем закономерно выглядит самая яркая мировая тенденция совершенствования городского и пригородного транспорта последних 40 лет, которые специалисты оценивают ренессансом трамвая.  Сколько ему спето дифирамбов за это это время, не счесть. Тут тебе и экологичность,  и безопасность, в разы превосходящая автомобильную, и себестоимость строительства, на поядок меньше прокладки метро, и вместимость, и экономичность эксплуатации, и комфортность, и даже ретро-романтизм, в который хотя бы ненадолго окунаются миллионы замотанных городской суетой пассажиров. Похвалой дело не ограничивается. По состоянию на 2015 год в мире действовало уже свыше 400 трамвайно-ЛРТ-систем (от английского Light Rail Transit - легкий рельсовый транспорт), из которых более 70 заработало, начиная с 2000-го. Десятки строились и проектировались. И за один только 2016 год на планете введено в эксплуатацию около 300 км новых трамвайно-легкорельсовых путей. Трамвай возвращается и впервые появляется как в больших, так и средних, малых городах на всех континентах. Достаточно сказать, что за его восстановление взялись даже в бывшей столице американского автомобилестроения Детройте - городе-банкроте, которому всего несколько лет назад вообще прочили неминуемую смерть как населенного пункта. Спектр современного функционирования трамвая - от массовых пассажирских перевозок до туристической историко-познавательной экзотики. Возникают все новые разновидности трамвая, а скорости его модификаций доходят до сотен км в час, чего уже добились экспериментаторы Японии, Южной Кореи и Китая.

Судьба евразийской интеграции: сценарии развития

Рубрика: 

Директор казахстанского Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев указал, что еще два года назад он отмечал три возможных сценария развития ЕАЭС. «Первыйпозитивный, предполагающий преодоление наблюдаемых критических моментов, последовательную реализацию Договора о ЕАЭС и принимаемых под его эгидой документов, расширение состава союза за счет вступления Таджикистана, развитие конструктивных взаимоотношений ЕАЭС с другими странами ближнего и дальнего зарубежья, включая создание зоны свободной торговли между ними, - продолжил эксперт. - В результате реализации такого сценария к 2025 году союз представлялся как устойчивое межгосударственное объединение, задающее тон интеграционным процессам на постсоветском пространстве. Второй сценарийнейтральный, когда вследствие разных целей и интересов стран-участниц ЕАЭС его развитие идет медленно и провоцирует разного рода проблемы и разногласия. Постепенно у данных стран интерес к участию в союзе снижается и в конечном итоге он пополняет список межгосударственных объединений, работающих на откровенно формальной основе, как, например, СНГ или бывшее ЕврАзЭС. Наконец, третий – негативный сценарий, предполагающий усиление негативных моментов в развитии ЕАЭС, смену руководства и внешнеполитических курсов в различных странах-участницах, геополитическое влияние США, ЕС и Китая на новые элиты в этих странах». По ряду признаков, как считает Чеботарев, процесс развития ЕАЭС пока протекает по второму сценарию.

Зачистка «аблязовского наследия» – санация накануне транзита?

Политолог Султанбек Султангалиев, комментируя ситуацию с Дутбаевым, Токмади и Мамаем, обращает внимание на то, что эти громкие дела не привлекли внимания казахстанской общественности, как того стоило бы ожидать: «Причина заключается, скорее всего, в том, что общество волнуют более насущные проблемы, связанные с падением курса национальной валюты, ростом цен на продукты и бензин, ожиданием повышения тарифов на коммунальные услуги и т.д. Исполнительная власть подбросила дополнительные темы для острой дискуссии: проблем связанных с текущим состоянием образования, реформой в сфере здравоохранения, а так же началом практического перехода казахского языка к латинице, проявившегося в презентации рабочего варианта нового казахского алфавита», - говорит эксперт. Султангалиев уверен, что вышеназванные уголовные дела и судебные процессы призваны окончательно зачистить аблязовское кадровое наследие и его личные связи в Казахстане, что почему-то представляется Акорде особенно важным в переходный транзитный период. «Если дело Токмади, а вернее его изнанка, связанная с убийством Татишева, носит откровенно уголовный характер и призвано в идеологическом плане окончательно свести на нет репутацию беглого банкира, то процессы над Мамаем и Дутбаевым при всем их внешнем сходстве в политическом плане имеет разнонаправленное действие. Суд над Мамаем – это предупредительный сигнал творческой интеллигенции и журналистскому сообществу о необходимости лояльности, а также о дистанцировании от политических вопросов. Политический подтекст осуждения Нуртая Дутбаева обращен в первую очередь управленческой элите страны всех уровней», - поясняет политолог. Следует, пожалуй, сделать еще одну ремарку, связанную с предъявленным Нартаю Дутбаеву обвинением. В нынешнем году в Казахстане в активный обиход вошла уголовная статья о разглашении госсекретов, причем общественное мнение с готовностью интегрировало в свое сознание образ госизменника, агента спецслужб иностранных государств, внедренного в госаппарат.

Мамед Тагаев, доктор филологических наук, профессор КРСУ: Чем опасны политические игры с кыргызским алфавитом?

Попытки перевести письменность с кириллицы на латиницу я воспринимаю как попытки дистанцироваться от русского мира. Но, дистанцируясь от русского мира, мы ни на йоту не приблизимся к западному миру, мы останемся в изоляции. А изоляция – это гибель для нации. Вот наши сторонники перехода на латиницу как раз и называют в качестве главного аргумента переход на латинскую графику таких тюркоязычных стран, как Казахстан, Узбекистан, Азербайджан. Азербайджан мы не будем рассматривать, потому как турецкий и азербайджанский языки очень близки, как и народы этих стран. И у них этот переход происходит менее болезненно. Но почему переходит Казахстан? Страна, которая имеет наиболее тесные связи с Россией? Это попытка выстроить некую стену, дистанцироваться от русского мира. Потом, Казахстан – это богатая страна, там казахская элита уже давно отправляет своих детей для обучения на запад. И для элиты западная культура, как и языки, уже не являются чужеродной.

Новый ДВК: ставка на квазикриминалитет?

С точки зрения эффективности, данная команда, включая самого Мухтара Аблязова, временно перековавшегося в блогера, действует гораздо более результативно, чем предыдущие соратники экс-банкира — по крайней мере, если судить по количеству лайков и репостов, которые получают их публикации в социальных сетях. Однако до реального результата пока далеко — как упоминал сам Аблязов, в его новом ДВК пока 15 тысяч человек, а учитывая, что значительная часть его подписчиков пользуется фейковыми аккаунтами, не исключено, что и в «Демвыбор-2» записалось немало фейков. По замыслу же экс-банкира в составе ДВК-2 должно быть не менее миллиона человек, готовых по сигналу заполонить улицы и площади казахстанских городов, протестуя против действующей власти. Иными словами, это должен быть миллион реальных граждан, а не фейков. Другое дело, что наличие в команде Аблязова людей с уголовным прошлым, а также тотальная аполитичность подавляющего большинства казахстанцев делает задачу наполнения ДВК-2 реальными людьми практически невыполнимой. 

Русский сепаратизм в Казахстане - это уже миф, - политолог

Те, кто не хотел жить в Казахстане давно уехали. Сейчас уезжают те русскоязычные, кто считает Казахстан своей настоящей родиной,

но не видят для себя никаких, и, в первую очередь, социальных и экономических перспектив. дельной лояльности.

Подчинение СМИ: мировой тренд и казахстанская ситуация

Почти вся критика и инакомыслие теперь сконцентрировались в популярных социальных сетях, вроде Фейсбука и Инстаграмма. И владельцы таких аккаунтов получают все больше лайков и перепостов, заводят новых подписчиков, количество которых уже перекрывает тиражи традиционных бумажных СМИ. А работу с этими коммуникационными каналами власть просто оказалась неспособна наладить на должном уровне, подстелив себе соломку в виде законодательных норм, позволяющих в критических ситуациях просто отключить казахстанских пользователей от популярных соцсетей. То есть, методы работы Баглана Майлыбаева продолжают использоваться как наиболее эффективные, поскольку ничего похожего на последовательную контрпропаганду в социальных сетях официальная Астана выстроить не в состоянии.

Методы управления "свободой слова" с тех пор, как командовали эти ребята нисколько не изменилась с тех пор... Хотя тогда, в 2001, все еще казалось весьма приемлемым и свободным... 

Страницы

Подписка на Контур RSS