Итоги столичной недели: Билборды как показатель топорности властей

На прошлой неделе очередной скандал, связанный с решениями властей, разразился в Алматы: после того, как полторы сотни билбордов, принадлежащих компании ТОО "Billboards Empire", были снесены, их владелец назвал происшедшее "кражей". Способ демонтажа же – ночью, с последующим раскидыванием чужого демонтированного имущества по всей южной столице, вызвал критику даже в парламенте страны.

Напомним, что отмашку на войну с билбордами дал аким Алматы Бауыржан Байбек, который, правда, предлагал не сносить билборды, а вывести рекламный бизнес из тени. "В Алматы, вы видите, большие черные зияющие билборды, они стоят наискосок. Билборд не должен мешать транспорту. В городе 2 тысячи рекламных конструкций — это очень хороший бизнес. Каждый из них приносит от 150 тысяч до 500 тысяч тенге, надо сказать, это теневой рынок. В договорах написано, что бюджет должен получать 20% в виде налога, но рынок непрозрачен, нам реальную прибыль не показывают, и мы не получаем больших налогов", — заявил в январе Байбек.

Но одно дело – клеймить бизнес, уводящий доходы в тень, совсем другое – рубить этот бизнес на корню – еще в ноябре 2015 года, когда Байбек еще не был акимом Алматы, маслихат Алматы внес в Правила благоустройства территории города Алматы дополнения в части требований к наружной (визуальной) рекламе, а именно: утвердил форматы и размеры рекламных конструкций. "В связи с этим в целях приведения облика города в соответствие с вышеуказанными правилами проводится работа по замене рекламных сооружений "старого" формата. Так, по состоянию на 31 декабря 2016 года из 1 894 рекламных сооружений, имеющихся в городе, 599 заменены на конструкции "нового" формата, демонтировано – 984 (вместе – 1 583 конструкции). То есть отработано порядка 83,6 %", — сообщает пресс-служба городского акимата.

Чтобы было понятнее, о чем речь – депутатов маслихата не устроили билборды размером 3 на 6 метров, они потребовали от рекламных компаний сменить их на "ящики" размером 2,15 на 3,14 метра. Любопытно, что в феврале прошлого года семь рекламных компаний подали заявления в специализированный межрайонный экономический суд Алматы с прошением признать решение маслихата незаконным. А суд им отказывает, несмотря на то, что на сторону бизнесменов встает прокуратура. 

Вот выдержки из прокурорских выводов по этой ситуации:  "В данном случае имеет место ужесточение регулирования (подпункт 16-2 статьи 1 Закона "О частном предпринимательстве" (далее – Закон), действовавшего на момент принятия указанного решения маслихата). В соответствии с пунктом 1 статьи 5 Закона, в случае, если регулирующие государственные органы планируют ввести новый регуляторный инструмент или осуществить ужесточение регулирования в отношении субъектов частного предпринимательства, регулирующие государственные органы должны предварительно провести процедуру анализа регуляторного воздействия в порядке, определяемом уполномоченным органом по предпринимательству. Вопреки указанному, разработке и принятию вышеуказанного решения маслихата проведение обязательного анализа регуляторного воздействия не предшествовало. Кроме того, маслихаты не уполномочены на регулирование предпринимательской деятельности в сфере рекламы".

Несмотря на все эти доводы, билборды продолжают демонтироваться, причем делается это весьма варварским способом, без извещения их владельцев. Так, более сотни билбордов, принадлежащих ОО "Billboards Empire", были снесены в соответствии с решением алматинского маслихата в ночь на 5 марта, однако до сих пор, как утверждает исполнительный директор компании Наиль Ахмеджанов, металлические конструкции ему не вернули. "Я обнаружил 17 конструкций из более сотни. Вот сейчас информация прошла еще о 14 прямо здесь, в Алматы, напротив "Меги" на Розыбакиева, и еще шесть обнаружено вблизи налоговой в Наурызбайском районе. Они свалены, в Наурызбайском районе мешали даже проезду автотранспорта. И мне позвонили по номеру, который есть на табличках, и говорят: "А что это вы разбросали свои конструкции?". Понимаете? Граждане, которые ехали мимо, позвонили", — рассказал Ахмеджанов корреспонденту агентства Sputnik Казахстан.

В общем, алматинский акимат, исполняя волю маслихата, действовал настолько в традициях русской пословицы "Заставь дурака Богу молиться…", что это не прошло незамеченным даже мимо молчаливого обычно в таких случаях казахстанского парламента. В пятницу, выступая на круглом столе в мажилисе, руководитель центрального аппарата партии "Ауыл" Фарид Акбердиев подверг критике способ демонтажа билбордов. "Надо уважать решение маслихата, акима, но никто не предлагал ночью, в завернутыми в тряпку номерами, с закрытыми лицами переворачивать экраны. То есть разорили за одну ночь человека. Можно здесь принять десяток правильных законов, но если каждый аким или каждый депутат по-своему толковать законы и творить по ночам беззаконие: ночью обычно совершаются не самые благовидные дела… Мне хотелось бы, чтобы обсуждая такой закон, и терпим рядом такие проявления… такие действия недопустимы", — сказал Акбердиев.

Помощник руководителя управления архитектуры Алматы Руслан Керимбаев, в свою очередь, ответил, что Billboards Empire является компанией, проигнорировавшей новые требования. Компании де регулярно направлялись письма о приведении формата конструкций требуемым размерам, однако полтора года организация игнорировала акимат. "Все наши действия в лице акимата Алматы направлены на улучшение облика города, в том числе по примеру лучших мегаполисов мира. Мы хотим привести в порядок сферу наружной рекламы, чтобы конструкции были эстетичными и единого формата, гармонично вписывались в городскую среду, не загораживали собой здания и не захламляли общий вид", — сказал Керимбаев. Вместе с тем он затруднился ответить на вопросы журналистов о том, почему демонтаж проводился ночью, а конструкции оказались раскиданными по всему городу – и реально начали захламлять город.

Самое забавное, что на этом же круглом столе была поднята другая, более насущная, чем билборды проблема, связанная с рекламой: "нагрузкой на уши" и "какофонией звука" назвал аудиорекламу в общественных местах Казахстана член комитета информационно-коммуникационных технологий, образования и инноваций президиума НПП "Атамекен" Руслан Никонович. По его мнению, аудиореклама, которая сейчас получает распространение, из-за своей неурегулированности — это "нагрузка на уши людей". "Если в Астане вы еще не сильно замечаете, то в регионах это выглядит следующим образом: торговая площадь общего пользования, где ходят люди: с одной стороны звучит один динамик, с другой — другой. И человек находится в какофонии звука", — сказал Никонович.

Он выразил возмущение тем, что при этом организации, зарабатывающие на аудиорекламе деньги, не платят налоги, не выполняют законы "О языках", "О рекламе", "Об авторском праве". "Более того, с ними ЧС не может заключить никакое соглашение об использовании их сетей в случае каких-то событий, — заметил Никонович. - Мое предложение — в законе, который сейчас депутаты рассматривают, понятие "визуальная реклама" дополнить "наружная аудиовизуальная реклама". Достаточно только это слово упомянуть, как все становится на свои места. Я думаю, если поддержите, люди на местах скажут "спасибо", — заключил он. Вот бы где маслихатам свою принципиальность проявлять: билборд есть билборд, на него хочешь  -смотри, хочешь – не смотри, а когда тебе на базаре рекламщики впаривают через динамики что-то, отключиться невозможно. Но, видимо, у маслихатов визуальная реклама вызывает больше опасений, чем звуковая (почему – непонятно, с точки зрения навязчивости потребителю аудиораспространение действительно эффективнее видеоформата), оттого динамики они не трогают.

Тут главное, чтобы те, кто билборды выкорчевывал, а потом по всему Алматы разбрасывал, премии себе не выписали за эту ударную работу, а то ведь еще возвращать придется, по примеру Жамбыльской области. Где акимы Куренбельского, Кызыларыкского, Кошкаратинского и Жетитобинского сельских округов Жамбылского района незаконно перечисляли себе и своим сотрудникам премии, сообщили в пресс-службе прокуратуры Жамбылской области. "Премии обычно выплачиваются за хорошую или отличную работу. Какую работу считать отличной, решают сами акимы. А прокуратура потом проверяет, за какие заслуги выплачивались внушительные денежные доплаты и не злоупотребили ли чиновники властью в ущерб бюджету", — пояснил агентству Sputnik Казахстан представитель пресс-службы облпрокуратуры Аброй Азаматов.

В прокуратуре подчеркнули, что бонусы не должны выплачивать, если аким, к примеру, имеет дисциплинарное взыскание. Однако аким Кошкаратинского сельского округа, имея дисциплинарное взыскание в виде "замечания", перечислил себе премию в размере 198 тысяч тенге.  "Лишь тот факт, что чиновник ушел на пенсию, спас его от дисциплинарной ответственности, однако деньги ему все же пришлось вернуть государству", — говорится в официальном сообщении надзорного ведомства. Другие три акима незаконно перечислили своим сотрудникам премии в сумме около 400 тысяч тенге, несмотря на то, что те находились на испытательном сроке. "По акту прокуратуры района незаконно полученные средства возвращены в государственный бюджет. Повторное совершение аналогичного проступка со стороны данных акимов в течение года после наложения взыскания влечет их увольнение с занимаемой государственной должности", — приводятся в сообщении слова прокурора Жуалынского района Нурбека Уласбекулы. По представлению прокуратуры района акимы этих сельских округов привлечены к дисциплинарной ответственности в виде предупреждения о неполном служебном соответствии.

"Чудят" у нас не только маслихаты и акиматы, от них стараются не отставать и министры: так, министр труда и социальной защиты населения Казахстана Тамара Дуйсенова в пятницу предрекла, что угольная промышленность может исчезнуть в Казахстане в ближайшие несколько десятков лет в результате модернизации экономики. Выступая на пресс-конференции, посвященной посланию президента РК народу "Третья модернизация Казахстана: глобальная конкурентоспособность", Дуйсенова отметила, что любая научно-техническая революция приводит к исчезновению некоторых профессий и отдельных отраслей. Например, в настоящее время в стране отсутствует отрасль производства паровозов или подготовка секретарей-машинистов. "Мы сейчас создали большую рабочую группу, есть вероятность ухода от угольной промышленности. Нет сейчас очень многих шахт в Европе: появляются новые энергетические источники. Я не могу сказать, что это сегодня-завтра, но в течение, может быть, 20 лет вопрос шахт будет стоять. Поэтому сегодня мы должны начать работу по всем специальностям, касающимся угольной промышленности", — сказала Дуйсенова на пресс-конференции в правительстве.

В министерстве настолько видят угольную промышленность уже в гробу, что всерьез озабочены необходимостью перепрофилировать ее работников на другие производства. Дуйсенова в связи с этим рассказала о внедрении в стране мобильных курсов по обучению новым специальностям: по ее словам, специально оборудованные для этого автобусы будут приезжать на места и обучать людей конкретным профессиям. "Мы это будем делать в пяти областях — Акмолинской, Актюбинской, ВКО, Павлодарской и Костанайской. В основном такие "мобильные курсы на колесиках" будут по техническим специальностям. Курсы будут при колледжах местных исполнительных органов и, возможно, при центрах занятости местного исполнительного органа", — сказала министр. Также рассматривается возможность организации мобильных курсов в малокомплектных школах (в свободное от учебы время), в помещении клубов или медпунктах (для краткосрочного обучения массажистов). Идет совместная большая работа с Национальной палатой предпринимателей: рассматривается возможность мобильных курсов на производстве у предпринимателей малого и среднего бизнеса.

Такая забота о будущем угольщиков трогает, но есть некоторые факты, которые позволяют предположить, будто слухи о скорой смерти угольной добычи сильно преувеличены. В настоящее время стоимость одного киловатт-часа, полученного на станции с солнечными батареями, составляет 70 тенге (и это еще без индексации в связи с изменениями курса доллара, поскольку у нас тарифы возобновляемых источников энергии привязаны к у.е.). Стоимость одного "угольного" киловатт-часа – семь (!) тенге, по оценкам специалистов, если внедрить на угольных станциях очистное оборудование, позволяющее снизить выбросы вредных веществ практически к нулю, его стоимость возрастет максимум до 10 тенге. Ау, потребители, вы готовы выкладывать по 70 тенге за киловатт-час вместо семи тенге за "вредный" уголь и десяти – за практически "безвредный"? Вот уж воистину, иногда, прежде чем что-то говорить, неплохо проконсультироваться с коллегами из министерства энергетики…

Тамара Дуйсенова вообще на прошлой неделе вступала в заочные полемики со всеми – не только с экономическими раскладами, но и с феминистками, требовавшими равной с мужчинами оплаты труда. Напомним, что в Международный женский день — 8 марта — феминистки прошлись по алматинскому Арбату с лозунгами в защиту прав женщин. Акцию устроила казахстанская организация "КазФем". Как заявила одна из участниц, в Казахстане до сих пор остается разрыв в заработной плате, составляющий около 30%. Однако по словам Дуйсеновой, если сравнить заработные платы женщин-учителей, преподающих, например, математику в Астане, Актобе, Алматы, Южном Казахстане, то они будут одинаковыми с мужчинами из-за единых стандартов преподавания и предоставления образовательных услуг.

"Если сравнить зарплаты, например, в горнодобывающей отрасли во вредном производстве и других лиц, которые не работают во вредном производстве, да, у них есть разница в зарплате в связи со сложностью работы. Специфика работы разная. В этой связи сказать, что дискриминация в зарплате есть, я с этим не согласна", — сказала Дуйсенова на пресс-конференции в правительстве. Министр отметила, что зарплата в Казахстане зависит от объема, сложности и условий работы. "Нужно признать, что женщина у нас в основном работает в сфере услуг, в социальной сфере. К тому же у нас есть перечень производств, где запрещен труд женщин", — добавила она. И добавила, что в Казахстане согласно Трудовому кодексу существует много льгот для беременных женщин, женщин, имеющих детей до одного года, до трех лет. Напомнив старый анекдот, состоящий из двух вопросов: "Женщина, вы служили? – Мужчина, вы рожали?".

Между тем, выслушав ответ министра о равной оплате труда, одна из алматинских феминисток Вероника Фонова в интервью агентству Sputnik Казахстан ответила на это словами "получается, кто-то говорит неправду". "В области образования явный разрыв по заработной плате. По женщинам зарплата в среднем 109 тысяч, по мужчинам — 148 тысяч ", — говорит участница инициативной группы КазФем Вероника Фонова, ссылаясь на сайт министерства национальной экономики. В общем, министру труда и соцзащиты необходимо в ближайшее время нанести визит не только в минэнерго, но и в миннацэкономики, дабы потерпевшие как-то согласовали свои показания и не противоречили друг другу…

Впрочем, надо отдать должное Тамаре Дуйсеновой, она на выпады феминисток отвечает хотя бы оперативно. А вот Национальному банку Казахстана потребовалось две недели, чтобы ответить на запрос общественного совета (ОС) Единого накопительного пенсионного фонда (ЕНПФ) о нецелесообразности трат размером 50 миллиардов тенге пенсионных денег на поддержку железнодорожной отрасли. Напомним, что в феврале этого года на коллегии министерства по инвестициям и развитию вице-министр этого ведомства Альберт Рау сообщил о выделении 50 миллиардов тенге из ЕНПФ на инфраструктурные проекты. Позже министр по инвестициям и развитию Женис Касымбек позвонил главе общественного совета ЕНПФ Досыму Сатпаеву и извинился за некорректные высказывания своего подчиненного, указав, что информация о привлечении средств ЕНПФ в размере 50 миллиардов тенге для производства железнодорожных вагонов для "Қазақстан темір жолы" на отечественных машиностроительных предприятиях была озвучена как один из вариантов возможного привлечения средств. Помимо ЕНПФ, также прорабатываются другие источники привлечения средств в данную отрасль.

В общественном совете этими извинениями не успокоились – и направили запрос о том, будут ли направлены пенсионные средства на какие-либо проекты. Ждать ответа пришлось две недели, при этом в комментарии агентству Sputnik Казахстан представитель ОС и глава попечительского совета общественного фонда "Финансовая свобода" Ботагоз Жуманова отметила, что хотя ответ Нацбанка является "весьма формальным", он дает пищу для дальнейшей работы, в том числе на втором заседании Общественного совета, которое пройдет 15 марта в Алматы. "Ответ Нацбанка — это их официальная позиция и информация, которую они могут дать. Но с ней можно работать. По крайней мере, они показали весь механизм принятия решений. Когда цепочка становится более прозрачной, приходит понимание, на какие стороны можно повлиять, и делать свои предложения", — пояснила эксперт.

Тем временем, начало марта ознаменовалось очередным повышением цен на бензин: средняя цена литра АИ-92 увеличилась со 140 до 143 тенге, бензин марок АИ-95 и АИ-96 вырос в цене со 152 до 155 тенге. До этого сети АЗС меняли ценники в середине февраля — тогда стоимость топлива выросла примерно на 2 тенге. При этом специалисты отмечают, что рост цен на ГСМ на этом не остановится, причем это связано даже не с приближающейся посевной, которая всегда давила на стоимость ГСМ. По мнению экономиста Сергея Смирнова, рост будет продолжаться до тех пор, пока цены на казахстанских АЗС не сравняются с российскими аналогами.  "В рамках ЕАЭС принято решение к 2025 году создать единый рынок энергоресурсов, а унификация тарифов приведет к росту цен на них на внутреннем рынке Казахстана. Не следует забывать и о модернизации НПЗ, которая проводится в основном на заемные средства, которые надо будет отдавать, причем с процентами. А где взять деньги? Естественно, у автовладельцев. Понятно, рост цен на топливо будет постепенным, чтобы не вызвать резкого недовольства потребителей. Это мы видим уже сейчас", - говорит Смирнов.

При этом он напоминает, что даже модернизация НПЗ сама по себе еще не гарантирует того, что Казахстан сможет сам себя обеспечивать топливом самостоятельно, поскольку неясно, где брать сырье под увеличение переработки. "Сейчас в министерстве обещают, что объем нефтедобычи увеличится до 81 миллиона тонн. Дополнительные объемы планируют добыть в основном на Кашагане, но Кашаган, как и Тенгиз с Карачаганаком, разрабатывается по Соглашению о разделе продукции, и акционеры проекта не обязаны ничего поставлять на наши заводы. Продавать сырье за рубеж им значительно выгоднее, чем на внутренний рынок. Если поставлять его на наши заводы, то и цена ниже, и НДС не возвращается", - подчеркивает эксперт. В общем, ребята, как бы не пришлось нам, вопреки утверждениям о смерти угольной отрасли, на паровые машины пересаживаться…

Андрей ЛОГИНОВ, Астана

Комментарии

Биллборды принадлежат каким то бизнюкам, но не класса Кулибаева, скажем, или Ракишева. С ихними бизнесами то так бы Байбек не обошелся и лбой другой аким. Какой вывод из этого следует? Кто большой хочет и это себе оторвать, это такая форма рейдерства, не более

сли бы в одночамсье у,рать из нашей жизни так называемый крупный бизнес, в лице приближенных к Семье и прочим агашкам... То у нас наступил бы самый настоящий рынок, с нормальной конкуреницей и результатами.

Согласен с последним утвреждением в комментариях! 

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Докажите, что вы не спам-робот.
Fill in the blank.