Итоги столичной недели: Голодовка за право говорить то, что видишь

Акция журналиста одного из казахстанских интернет-изданий Данияра Молдабекова, объявившего голодовку в Алматы против поправок в закон о СМИ, имеет как свои плюсы, так и свои минусы. Минусы состоят в том, что система дошла до такой степени самоуверенности, когда побудить ее услышать отличное от нее мнение могут только крайние степени проявления недовольства. Плюсы - в том, что далеко не все в стране готовы молча пройти мимо того, что противоречит их убеждениям и потребностям.

Автор этих строк сейчас не собирается оценивать правоту или неправоту убеждений Данияра Молдабекова по тем или иным пунктам принимаемого закона «О СМИ», не собирается давать правовую оценку действиям журналиста, пристегнувшего себя наручниками к дереву на улице Панфилова в Алматы и выдвинувшего требования министру информации и коммуникаций Даурену Абаеву. Автор о том, что по-другому журналисту Молдабекову услышанным министром Абаевым не быть - и вот это самое главное: сколько бы мы не кричали о построении развитой демократии, способ, который журналист избрал для встречи с министром, наглядно демонстрирует ее уровень.

«Я – профессиональный журналист. Я – журналист по образованию и призванию. Некоторые поправки в законе о СМИ, особенно пункт о согласовании публикации с потенциальными коррупционерами, информацию о преступлениях которых находит журналист, НЕПРИЕМЛИМЫ. Они убивают мою профессию. Они сводят на нет заявленную нулевую терпимость к коррупции. Это факт, который не сможет опровергнуть ни один человек, у которого есть хоть немного совести и здравого смысла. Я убежден, что у министра Абаева есть совесть и здравый смысл… Сегодня я начинаю исключительно мирный и мой личный протест – пикет и голодовку. Моя цель – устная дискуссия/разговор/интервью с уважаемым министром информации и коммуникаций Дауреном Абаевым», — написал Молдабеков на своей странице в Facebook (орфография и пунктуация автора соблюдены)

Как убежден журналист, некоторые поправки в законе о СМИ станут «непреодолимой преградой на единственно возможном для человека пути – пути к свободе, пути к Настоящему Парламенту и Настоящей Прессе». Чтобы как-то повлиять на ситуацию, Молдабеков потребовал часового разговора с министром. Этого времени, по мнению журналиста, должно хватить, чтобы Абаев услышал «все железные и неопровержимые аргументы против некоторых поправок». И о, чудо! В министерстве информации и коммуникаций журналиста услышали и связались с ним. «Конфликт исчерпан, министерство с ним связалось. На следующей неделе мы с ним встречаемся, после этого я готов прокомментировать», — сообщил в телефонном разговоре корреспонденту агентству Sputnik Казахстан Даурен Абаев.

Какие факты журналисту Молдабекову могли помешать полноценно осветить новые поправки законодательства, регулирующего деятельность СМИ? Да они общеизвестны настолько, что сами представители госорганов сами о них иногда говорят во всеуслышание - просто теперь журналистов будут просить… э-э-э, как бы это сказать помягче? Сверять эти тексты с теми, про кого они пишутся. Иными словами, говорить и оценивать ситуацию так, как это сделали бы сами госорганы - называя вещи своими именами, это новый, изощренный путь цензуры: госорганы поняли, что в век интернета пытаться что-то скрывать бессмысленно. И избрали проверенный путь: если не можешь остановить какое-то движение - возглавь его. То есть СМИ предлагается «сливать» правду дозированно и в тех формах, как им это подскажут «компетентные», но «заинтересованные» лица.

Ярким примером того, как информация сливается дозированно - интервью директора департамента по защите прав потребителей финансовых услуг Нацбанка Александра Терентьева все тому же агентству Sputnik Казахстан о том, какую борьбу ведет регулятор с нечестными банкирами и в какую сумму это обходится бюджету. Так, по свидетельству г-на Терентьева за последние семь лет в Нацбанк поступило более 52,5 тысяч обращений от потребителей финансовых услуг, регулятор в ответ принял 400 мер. Это не значит, что подтвердилось лишь 400 нарушений, это означает, что одна такая принятая мера, предпринятая регулятором в отношении одного комбанка, может охватывать тысячи жалоб на одно и то же юридическое лицо от тысяч же его клиентов.

Большинство жалоб связано с непрозрачными условиями, отсутствием в договорах перечня комиссий, ставок вознаграждения и навязыванием услуг, к примеру, таких как страховой полис, который должен быть добровольным, и к тому же банк не имеет права заставлять оформлять договор с определенной страховой компанией. Все это весело, учитывая, что центральный банк для того в любой стране и существует, чтобы прописывать единые правила игры (в том числе - и по кредитованию) для всех коммерческих банков. И в случае их нарушения просто отзывать лицензии. Но у нас банки предпочитают спасать, а на их нарушения закрывают до поры до времени глаза. До той поры и до того времени, когда ком жалоб на одно и то же нарушение не станет критическим - тогда-то на свет Божий и выходит чиновник с «разоблачениями».

Тем не менее, в Нацбанке пока не могут ответить на некоторые вопросы, касающиеся комссий банков. К примеру, почему из 100% страхования жизни и здоровья заемщиков в 80% случаев они не сработали, то есть клиент оплатил страховку, которую оформил банк, а при наступлении страхового случая ничего не получил. Другая проблема, о которой рассказал директор департамента по защите прав потребителей финансовых услуг, это безумные начисления неустоек, несоразмерных основному долгу.

«Заемщик не платил, а банк с удовольствием накручивал ему неустойки на протяжении нескольких лет, — говорит Терентьев. — Заемщик мог годами обращаться в банк, кричать: «Ребята я банкрот! Меняйте мне валюту займа, условия договора! Я хочу платить, но по таким ставкам не могу, либо заберите залоговое имущество и я больше с вами сотрудничать не буду!» Но на протяжении длительного времени эти вопросы не рассматривались банком», - цитирует агентство представителя Нацбанка. Все вполне логично: банкам выгодно, когда люди не платят, это позволяет накрутить свою сверхприбыль за счет штрафов и комиссий. В результате долг заемщика вырастает в 2-3 раза и даже человек, который получал неплохую зарплату, начинает с ужасом понимать, что никогда не вернет долг банку. Потому что при займе условно в 10 миллионов тенге долг вырастал до 30-40 миллионов.

При этом наши банки ничем не рискуют, наращивая такие проблемные объемы: государство уже не раз, не два и не три начинало спасать наши банки, когда количество проблемных займов зашкаливал за красную черту. То есть сначала банки обирают нас, как заемщиков, а потом мы хором бросаемся их спасать как налогоплательщики: и эта система-нипель в стране как действовала, так и действует. И будет действовать в дальнейшем, судя по всему.

В 2015 году эту «лафу» банкам обломали: теперь, по действующему законодательству, по истечении 180 дней просрочки действие договора приостанавливается, то есть никакие дополнительные суммы уже не начисляются. При этом банкиры время от времени кричат о том, что эту норму надо отменять немедленно, потому как она «развращает» заемщиков. Этими же поправками в законодательстве банкам запрещено в одностороннем порядке изменять условия займа и вклада, забирать пособия и социальные выплаты, вводить дополнительные комиссии. Кроме того Нацбанк запретил кредитным организациям взимать более 0,5% от суммы просроченного платежа в день и обязал указывать в договорах полный перечень комиссий и тарифов по займу. Еще регулятор запретил выдавать займы в иностранной валюте, если человек получает зарплату в тенге и запретил одобрять кредит, если платеж по нему превышает 50% дохода заемщика.

Замечательно, что все эти меры были приняты регулятором только после того, как масса заемщиков-неплательщиков достигла критического объема. В Нацбанке уже даже успели набросать социальный портрет злостного неплательщика. По описанию Терентьевым, портрет банковского неплательщика выглядит следующим образом: разведенная женщина с детьми.

"Когда в семье наступают финансовые трудности мужчины, как правило, оставляют женщину и ипотечный долг остается на ее плечах. Она бы рада отдать банковский кредит, да нечем, — рассказал Терентьев. – Вот эту категорию гражданок мы решили поддержать", - добавил он. В Нацбанке выделили 130 миллиардов тенге, чтобы помочь социально уязвимым слоям населения расплатиться с кредитом - опять же, за счет всех налогоплательщиков. По условиям программы заемщику прощается сумма просроченного вознаграждения, пеня и комиссии. Кроме 130 миллиардов Нацбанк взял на себя расходы по выплате госпошлины и компенсации курсовой разницы, если кредит был в иностранной валюте.

Кроме того, по его словам, сейчас в Нацбанке рассматривают две идеи. Первая – это всех валютных заемщиков перевести по курсу 188, 5, то есть по курсу до момента отправления тенге в свободное плавание (это примерно 30 тысяч займов). А вторая идея – неплатежеспособных заемщиков по ипотеке перевести на долгосрочную аренду с правом выкупа. Что опять же вызывает вопросы: ведь государство тем самым дает понять - главное, влезть в ипотеку, вселиться в жилье, показать себя неплатежеспособным - и дальше тебе будут подыскивать варианты смягчения погашения. Иными словами, пестуют тот самый социальный инфантилизм, с которым вроде как другой рукой борются. Вот писать про эти странности нашей госполитики по согласованию с теми, кто эту госполитику формирует и проводит, нам теперь и предлагается - ради объективности и сохранения стабильности, надо полагать.

Между тем, то, как развивается ситуация в мире, требует не столько политкорректность соблюсти, сколько постоянно подстегивать госаппараты к нормальной деятельности, в том числе - и путем жесткой критики. В том числе - и в банковской сфере: крупнейшие мировые финансовые институты рисуют мрачные экономические перспективы - по их мнению, не за горами очередной финансовый кризис, который начнется уже совсем скоро. Например, Bank of Americа предсказал, что уже во второй половине 2018 года "бычий" тренд, который сейчас наблюдается на фондовом рынке США, достигнет своего пика, после чего последует мощный обвал, схожий с тем, что наблюдался в 1987 году. О том, что мы стоим на пороге нового экономического кризиса, в конце октября поведал и Deutsche Bank, указав на хрупкость банковской системы Италии и пузырь на рынке недвижимости в КНР.

Правда, российский финансовый аналитик Тимур Нигматуллин на прошлой неделе в интервью РИА Новости проанализировал риски и рассказал о том, действительно ли сложились условия для нового финансового кризиса и откуда можно ждать неприятностей. Он напомнил, что в мире существует понятие «Черный лебедь» — теория известного экономиста Нассима Талеба, которая рассматривает труднопрогнозируемые и редкие события, обладающие огромной силой воздействия и требующие нового объяснения. В итоге оно оказывается простым. Практика показала, что никто и никогда не может предсказать кризисы (это предполагает и сама теория), однако эксперты во всем мире регулярно пытаются это делать.

Говоря о грядущем крахе, в Bank of America ссылаются на такие показатели, как рост инфляции, ужесточение монетарной политики ФРС США, сворачивание QE (программы количественного смягчения) и всплеск волатильности на финансовых рынках. Аналитик банка Майкл Харнетт указывает и на то, что слишком высокие темпы роста заработной платы, которые будут обгонять инфляцию, приведут к падению корпоративных прибылей. Именно эти условия в итоге могут стать причиной краха, подобного тем, что случились в 1987-м или 1998 году, считают в Bank of America.

По мнению Нигматуллина, это очень спорные заявления, так сам по себе факт дальнейшего ужесточения монетарной политики не может привести к коррекции на финансовом рынке. Дело в том, что рынки обычно растут под влиянием двух факторов — стабильного экономического развития и низкой инфляции, что и наблюдается сейчас в США. Если ФРС просто повышает ключевую ставку, это не должно вести (и, как показала практика, не ведет) к масштабной коррекции на фондовом рынке. Инвесторы в первую очередь ориентируются на инфляцию и экономический рост. Таким образом, ужесточение монетарной политики не может стать триггером начала кризиса. Им способны выступить замедление экономического роста, ускорение инфляции либо внешнее негативное событие, например военные действия или так называемый черный четверг, когда ошибка программного обеспечения привела к активным продажам на рынке.

Как указывает российский аналитик, чтобы спровоцировать мощный обвал рынка, нужен какой-то внешний шок. Когда активы стоят дорого, то становятся особенно чувствительными к такому влиянию. В целом это может быть любое значимое событие, например те же военные действия. Эффект будет сильнее, если негативные события наложатся друг на друга. В подобной ситуации может произойти снижение котировок и начнется делевериджинг: все рисковые активы начнут дешеветь по спирали. Это стандартное развитие кризиса. В США сейчас низкая инфляция, что всегда поддерживает рост рисковых активов, как минимум на рынке акций. Темпы роста индекса S&P 500 на фоне всех ужесточений монетарной политики это подтверждают.

Анализируя возможные источники нового кризиса, который захлестнет мир, в Deutsche Bank указывают на размер внешнего долга Италии и хрупкость ее банковской системы. Как поясняет аналитик, эти факторы действительно несут риски, как и множество других, например неотыгранные последствия Brexit или нерешенные долговые проблемы стран Европы. С другой стороны, власти предприняли определенные действия с целью компенсации подобных рисков. Например, в Европе это Базель III — ряд специальных требований к банкам, которые вводят контрциклические резервы. Благодаря им банковская система сейчас укрепляется и становится менее чувствительной к рискам.

Еще один подстраховывающий фактор — переход многих стран от валютного таргетирования к инфляционному, когда поддерживают не курсы национальной валюты, тратя резервы, а низкий уровень инфляции. Так, например, в России в 2014-2016 годах рубль ослаб и принял на себя внешние потрясения, поэтому ВВП снизился гораздо меньше, чем в 2009-м. Другим возможным источником кризисной волны эксперты Deutsche Bank считают пузырь на рынке недвижимости в Китае. Нигматуллин указывает на то, что власти активно его "охлаждают": предоставляют очень большие скидки покупающим первую квартиру, однако для тех, кто приобретает недвижимость в инвестиционных целях, рынок очень жестко зарегулирован.

Ситуацию на китайском рынке недвижимости он считает не пузырем, а объективной необходимостью. «Там очень крупные города и высокая централизация, поэтому понятно, что в ряде случаев недвижимость дорожает», — поясняет он. Поскольку за ситуацией китайские власти следят тщательно, по мнению россиянина, вряд ли стоит ждать такого же ипотечного кризиса, как в США в 2007 году: риски уже проработаны, а банки не выдают ипотеку ненадежным заемщикам. При этом ряд аналитиков все-таки видят риски в Китае, но − с другой стороны: сейчас развитие общественных институтов не соответствует экономическому прогрессу государства. Как эта проблема будет решаться, пока непонятно.

«В ближайшем будущем институты общества должны подстроиться под его более высокий доход и  углубление интеграции в глобальную экономику. Когда начнется данная трансформация, может произойти отток капитала из Китая: инвесторы будут опасаться возможных проблем в этом направлении. Такие риски определенно есть», — указывает Нигматуллин. Наибольшую вероятность возникновения «черного лебедя» эксперт видит в геополитических рисках, отмечая, что «пока они не просматриваются», но могут когда-то реализоваться. Аналитик, впрочем, подчеркивает, что обычно финансовые кризисы не происходят по одним и тем же причинам: снаряд дважды в одну и ту же воронку не падает. Но это совсем не означает, что все будет хорошо - и уж тем более не означает, что общественный контроль за действиями властей, в том числе - и монетарных - можно ослабить. Либо подключить эти самые госорганы в качестве экспертов для коррекции этого общественного мнения.

Этого нельзя допускать нигде, а у нас - особенно, поскольку только у нас в школе может обрушиться потолок, дети - пострадать, а дело - даже не возбудить. В Восточно-Казахстанской области 17 ноября в школе поселка Усть-Таловка в результате падения куска штукатурки в поселковой школе серьезно пострадали три третьеклассника. Мальчика и двух девочек поместили в отделение реанимации. На днях девочки были выписаны из больницы, по словам медиков, они чувствуют себя хорошо и готовы приступить к занятиям, сообщает телеканал КТК.

«После выписки ребенка мы через месяц поедем, будем наблюдаться в Центре матери и ребенка. А там уже скажут конкретно. Если все в порядке, то мы успокоимся», — говорит мама одной из пострадавших девочек Мария Зудина. Ученик Шухрат Мухтаров, получивший более серьезные травмы, обследуется в Новосибирске. По словам родителей, мальчик чувствует себя лучше. Местный акимат пообещал семье компенсацию за лечение сразу, как только Шухрат вернется из России.

А в школе закрыли старую часть здания, все ученики переведены в новый корпус. «ЧП на ход занятий никак не повлияло. Мы разместились в основном здании школы. Школа работает в штатном режиме. Занимаемся в две смены. То есть полностью укладываемся», — сообщил директор средней школы им. И. Астафьева Рустам Найманбаев. Последние четыре года администрация школы просила помочь с реконструкцией. Но в финансировании местные власти отказывали. Сейчас чиновники готовят техническое заключение по старому зданию, чтобы определить насколько серьезный требуется ремонт. В районном акимате говорят, что учебному заведению почти 60 лет и не знают, кого винить в том, что детям не были обеспечены безопасные условия для проведения уроков.

И самое главное - в прокуратуре уголовное дело по факту обрушения заводить не стали. Так как дети остались живы, все оставлено на усмотрение местных властей. Боюсь накаркать, но если Молдабекову не удастся переубедить Абаева, штукатурка у нас будет сыпаться отовсюду, а прокуратура все будет оставлять на усмотрение местных властей, которые, на минутку, финансирования ремонта никак произвести не могли - потому, собственно, штукатурка и посыпалась. Весело, не правда ли?

Финансирования у нас не могут не только на ремонт школ найти, но и на более насущные нужды, например, на водоснабжение сел. Оттого эти проекты и финансирует кто угодно, только не наш бюджет: в пятницу стало известно, что Азиатский банк развития готов предоставить Казахстану средства на проект по обеспечению питьевой водой в селах. Об этом сообщил директор постоянного представительства банка в республике Джованни Капаннелли. По словам Капаннелли, АБР, который функционирует в Казахстане с 1994 года, активно работает в сфере совершенствования управления водными ресурсами страны. В 2006 году банк оказал помощь в реализации госпрограммы «Питьевая вода», предоставив займ в 5,3 миллиарда тенге для решения вопросов водоснабжения и водоотведения в сельских населенных пунктах Южно-Казахстанской, Северо-Казахстанской, Акмолинской областях.

В сентябре прошлого года банк представил новую страновую стратегию партнерства с Казахстаном, в рамках которой АБР планирует инвестировать порядка триллиона тенге до 2021 года в сельское хозяйство, водоснабжение, энергетику, сельское и городское развитие, транспорт, здравоохранение, образование и финансирование малых и средних предприятий. «Недавно мы обсудили с правительством Казахстана возможность запуска нового проекта по обеспечению питьевой водой в сельских населенных пунктах. Ожидается, что благодаря данному проекту текущий объем водоснабжения в сельской местности увеличится более чем в четыре раза. Мы были проинформированы о том, что общая потребность в инвестициях составляет порядка 1,3 триллиона тенге. АБР готов рассмотреть вопрос о поддержке данного проекта, учитывая потребность Казахстана в поиске источника финансирования вне бюджета», — сказал Капаннелли.

Тем временем, министр сельского хозяйства Казахстана Аскар Мырзахметов прокомментировал слова бывшего президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева об отключении воды Казахстану: напомним, что Атамбаев, еще будучи на посту президента Кыргызстана, в ходе итоговой пресс-конференции заявил, что его стране «достаточно выключить Казахстану воду на два дня — сразу нормально начнут пропускать товары на границе».

«Во-первых, я думаю, это решение будет приниматься не только Кыргызстаном, потому что есть существующее международное право по использованию трансграничных рек. Кыргызстан должен придерживаться этих правил. Это во-первых. Во-вторых, у нас тоже имеются свои расчеты, и мы ежегодно предпринимаем необходимые меры для того, чтобы обеспечить наших сельхозтоваропроизводителей необходимым объемом воды в вегетационный период», — сказал Мырзахметов журналистам. Он отметил, что определенная зависимость от воды из Кыргызстана есть не только у Казахстана, но и у Узбекистана, который также находится в низовьях реки. «Если даже Кыргызстан, допустим, примет какое-то другое решение, нежели то, которое сейчас имеется по распределению воды, то это затронет также интересы Узбекистана», — заключил министр. В общем, весь расчет на то, что новое руководство в Бишкеке не захочет разом ссориться не только с Астаной, но и с Ташкентом разом. Напомним, что Атамбаев ранее допустил ряд резких высказываний в адрес руководства Казахстана, высказывая претензии о якобы вмешательстве в предвыборную кампанию в своей стране. После этого Астана с 10 октября ужесточила контроль на казахстанско-кыргызской границе, что привело к многочисленным пробкам. По заявлению властей Казахстана, это стало следствием борьбы с «серым» импортом, с которым почему-то до сих пор столь активно не боролись.

Тем временем, пока министр сельского хозяйства убеждал всех, что краник нам не перекроют, министр по инвестициям и развитию Женис Касымбек призвал казахстанцев переоценить свое отношение к использованию воды и ее стоимости. Выступая на парламентских слушаниях в пятницу, министр отметил ограниченность водных ресурсов Казахстана. Основные ресурсы пресных подземных вод сосредоточены в южном регионе — в Алматинской, Жамбылской, Кызылординской и Южно-Казахстанской областях. Наиболее ограничены в ресурсах пресных подземных вод Атырауская, Северо-Казахстанская, Мангистауская, Костанайская и Акмолинская области.

«Такая ситуация накладывает на нас особую ответственность при планировании и реализации задач по обеспечению населения страны качественной питьевой водой», — сказал Касымбек. По словам министра, имеется ряд проблем, требующих решения, например, отношение общества к потреблению воды. «Исторически сложившееся социальное отношение к воде привело к несоответствию потребительской и экономической стоимости питьевой воды. Это стало причиной девальвации ценности воды в общественном сознании», — добавил глава ведомства. По его словам, социальный подход в формировании тарифов привел к недостатку финансирования водоканалов и, соответственно, к ускоренному износу систем, увеличению количества аварий, потерь воды и ухудшения ее качества.

Другой проблемой является недостаток квалифицированных специалистов коммунального хозяйства, которые могут выполнять работы с учетом современных ресурсосберегающих и энергоэффективных технологий. Среди прочих вопросов, требующих решения, — отсутствие надлежащего ухода за системами водоснабжения в селах, которое приводит к ускоренному износу сетей и сооружений. Для решения этих проблем  Касымбек предложил укрупнять эксплуатирующие организации до районного или областного уровня. Пока руководитель МИР грузит всех водой, в Казахстане резко изменилась корзина питания: казахстанцы в 2017 году стали меньше потреблять хлеба и кондитерских изделий, но при этом увеличили покупки макарон и лапши, пишет аналитический портал о бизнесе и финансах finprom.kz.

«За 9 месяцев текущего года на внутреннем рынке в Казахстане было реализовано порядка 567,9 тысячи тонн хлеба, тортов и иных кондитерских изделий. Это на 1,7% меньше, чем было куплено за аналогичный период 2016 года», — сообщает издание, отметив, что в 2015-2016 годах потребление хлебных изделий, тортов и булочек увеличивалось. Вместе с тем, по данным портала,  вырос спрос на кондитерские изделия длительного хранения и макароны. «Так, печенья и сухарей в этом году было продано на 0,7% больше, чем год назад. А вот макаронных изделий было продано сразу на 13,1% больше, или 134,6 тысячи тонн», — отмечает finprom.kz. Резкий рост спроса на макароны в этом году формируется на фоне слабого роста цен на подобные изделия. К примеру, за 10 месяцев текущего года стоимость хлеба выросла на 2,7%. При этом цены на мучные изделия типа макарон, лапши и кускуса поднялись за этот же период всего на 1,8%.

Стоимость булочных и кондитерских изделий из муки за январь-октябрь 2017 года поднялась на 6,5%. Для удовлетворения такого спроса на макаронные изделия увеличилось не только внутреннее производство, но и существенно вырос импорт такой продукции. Так, за 9 месяцев в страну было ввезено порядка 31,1 тысячи тонн макарон, лапши и подобных изделий. По сравнению с объемами импорта за аналогичный период 2016 года количество выросло сразу на 45,8%. На этом фоне доля импорта в ресурсах макаронных в Казахстане увеличилась до 20,3% с 16,3%. Местные производители также существенно нарастили выпуск макаронных продуктов питания — за год прирост составил 11,1%. Тенденция налицо: казахстанцы стали покупать не скоропортящиеся продукты, а те, которые можно купить по фиксированной цене - и хранить длительное время. То есть кошелек покупателя изрядно похудел…

Прежние приемы пропаганды: хочешь лучше жить - больше работай, уже не срабатывают. Потому что в стране нормально не может функционировать даже частный бизнес, что признает не кто-нибудь, а генеральная прокуратура. В ходе второго форума по защите бизнеса в конце прошлой недели генеральный прокурор Казахстана Жакип Асанов напомнил, что ровно полтора года назад первый форум проводился с одной простой целью — узнать, что делают прокуроры, чтобы решить проблемы предпринимательства, и как бизнес-сообщество оценивает работу прокуратуры. Генпрокурор напомнил, что бизнес тогда очень сильно страдал от уголовного прессинга.

«Возбудить уголовное дело гораздо легче, чем начать обычную проверку, к примеру, СЭС. Потому что если контролирующий орган решил начать проверку, то идет в прокуратуру и там доказывает обоснованность этой инициативы. Что касается уголовного дела, любой сотрудник правоохранительного органа «накатает» рапорт, два-три абзаца, и запускается вся эта уголовная махина со всеми арестами, обысками и многими другими мерами процессуального принуждения. Мы говорили об этом открыто, честно, приводили статистику… Мы говорили об административных барьерах, что СЭС, пожарная служба, другие органы имеют десятки тысяч требований, никто не разберется, но реально исполнить эти требования невозможно. Поэтому бизнес где? Бизнес — под колпаком у органов контроля, надзора, не говоря уже про правоохранительные органы», — напомнил Асанов в ходе второго форума по защите бизнеса в Астане.

По его словам, прокуроры не защищали бизнес, а, наоборот, сами мучили предпринимателей бесчисленными проверками. На втором форуме решено посмотреть результаты «работы над ошибками». По словам заместителя председателя правления национальной палаты предпринимателей "Атамекен" Рустама Журсунова, несмотря на дорожную карту по реализации сотрудничества между Генпрокуратурой и Палатой, все еще остается поле для дальнейшей работы. К примеру, за девять месяцев 2015 года к административной ответственности привлечены 186 тысяч субъектов, за аналогичный период 2016 года — 240 тысяч, а за девять месяцев 2017 года уже 300 тысяч.

«Как вы видите, число наказанных растет в арифметической прогрессии… Другая крайность — несоизмеримость санкции за экономическое правонарушение. Например, по ряду статей таможенного дела конфискация предусмотрена в качестве альтернативы. Почему? За 2016 год по статье 551 (Недекларирование или недостоверное таможенное декларирование) было возбуждено 766 дел. Конфискацией закончилось 63 дела или 8%. Возникает резонный вопрос: «Почему 92% дел остались без конфискации?». Ответ сам по себе наталкивает на определенные мысли», — сказал Журсунов. Похожая картина, по его словам, и в Уголовном кодексе по экономической контрабанде. По словам Жургусова, в России, Беларуси и Азербайджане недостоверное декларирование не является частью экономической контрабанды.

«Почему у нас по-другому? Ответ очевиден. Не нужно доказывать умысел. Привлекать к ответственности можно и по неосторожности. Цифры говорят сами за себя. За 2016 год и 9 месяцев этого года по экономической контрабанде возбуждено 403 уголовного дела. Передано в суд 162 дела, осуждены 120 человек. По уклонению уплаты от таможенных платежей за этот же период возбуждено 131 дело, передано в суд — 5, осуждено — 5. Чувствуете дисбаланс? По нашему мнению, эти вопросы требуют обсуждения в рамках гуманизации законодательства, — сказал зампредседателя НПП. - Особого внимания заслуживает вопрос усиления ответственности. Практика показывает, что система сдержек и противовесов не работает. Чиновники за неправомерное вмешательство, повлекшее для бизнеса летальные последствия, фактически никакой ответственности не несут», — заявил Журсунов.

По его словам, органы прокуратуры за 2016 год и 9 месяцев этого года выявили 29 тысяч 600 нарушений в сфере экономики, отменено почти 5 тысяч незаконных актов, однако к 2016 году к уголовной ответственности за воспрепятствование предпринимательской деятельности привлечено всего одно лицо, к административной — 15, к дисциплинарной — 17. «За 9 месяцев этого года к уголовной ответственности привлечены 5 лиц (361 и 365 статьи УК "злоупотребление полномочиями" и "воспрепятствование предпринимательству" ), к административной — 20, к дисциплинарной — 6. Дисбаланс на лицо. Каковы причины такой статистики? Во-первых, диспозиции составов указанных статей УК, они содержат фильтры, которые нивелируют все усилия по привлечению к ответственности», — добавил представитель НПП.

Для решения проблемы предлагается разграничить незаконные действия госслужащих, повлекших нанесение вреда предпринимателям, от коррупционных составов. В этой связи, как отметил зампредседателя, в НПП считают необходимым кардинально пересмотреть содержание этих статей. «Нашей целью является создание такого правового режима, когда каждый сможет защитить сам себя, не обращаясь в «Адаменке» или прокуратуру», — подчеркнул Рустам Журсынов. Самый же примечательный момент случился, когда заместитель генерального прокурора Марат Ахметжанов рассказал о бизнесе в местах, не столь отдаленных.

«Труд заключенных мы рассматриваем как лучший способ перевоспитания. Три года назад ситуация была плачевной, потому что трудилась только половина осужденных. Условий для частного бизнеса не было. Мешали сложные схемы доступа в колонии. Мы их упростили», — рассказал Ахметжанов. По его словам, 252 бизнесмена открыли в колониях дело, у них работают около трех тысяч осужденных. Кроме того, осужденные получили разрешение сами открывать бизнес в колониях. «Это для них стимул жить честно после освобождения. Свое дело открыли 56 заключенных. Они взяли на работу 223 заключенных. Теперь возмещают ущерб от причиненных преступлений, помогают родным, платят налоги. Труд – это первый этап перевоспитания и становления на честный путь», — добавил замгенпрокурора.

В одной из колоний осужденный открыл куриную ферму, сейчас у него две тысячи кур, которые обеспечивают колонию яйцами. Теперь предприниматель планирует участвовать в тендерах, а также оказывает благотворительную помощь детскому дому в Усть-Каменогорске. В общем, хочешь открыть свой бизнес, который будет надежно защищен от посягательств различных чиновников? Сядь в тюрьму - за колючей проволокой проверяющие тебя точно не достанут. Такова реальность, которую по «Хабару» никогда не покажут - ибо не согласуют…

Андрей ЛОГИНОВ, Астана

Комментарии

Не знаю такого великого журналиста ни разу. А маечку где он такую соорудил? Это ведь каких-то денег стоит. Или подогнали? Нет, я не имею ничего против , чтобы профессиональыне журналисты троллили власть в лице Абаева. Но все происшедшее  имеет какой-то првикус. А где остальные журики? И он что - "отковался" от деревца то? А почему?

 

 

 

 

 

Мне этот демарш кажется каким-то подозрительынм. Это случайно не развод публики? 

Про "бизнес" внутри тюрьмы - это кончено весело. А когда -то все зоны работали и выдавали продукцию. Без всякого бизнеса.

ВОТ ПРАВДА ЖИЗНИ!!!!

«Возбудить уголовное дело гораздо легче, чем начать обычную проверку, к примеру, СЭС. Потому что если контролирующий орган решил начать проверку, то идет в прокуратуру и там доказывает обоснованность этой инициативы. Что касается уголовного дела, любой сотрудник правоохранительного органа «накатает» рапорт, два-три абзаца, и запускается вся эта уголовная махина со всеми арестами, обысками и многими другими мерами процессуального принуждения. Мы говорили об этом открыто, честно, приводили статистику… Мы говорили об административных барьерах, что СЭС, пожарная служба, другие органы имеют десятки тысяч требований, никто не разберется, но реально исполнить эти требования невозможно. Поэтому бизнес где? Бизнес — под колпаком у органов контроля, надзора, не говоря уже про правоохранительные органы», — напомнил Асанов в ходе второго форума по защите бизнеса в Астане.

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Докажите, что вы не спам-робот.
Fill in the blank.