Вместо наведения порядка на казахстанском рынке угля по-прежнему продолжаются поиски "крайнего"

Отопительный сезон осени 2017 года опять начался в нашей стране со скандала. К уже ставшему почти традиционным "бензиновому кризису" вроде как прибавился и угольный. По крайней мере, об этом охотно информировали некоторые СМИ, взахлеб рассказывали блогеры и примешивались "показания очевидцев", информирующих о "замерзающих регионах", многокилометровых очередях за углем и прочие драматические подробности " с мест".

Периодически это разбавлялось комментариями оптовых и розничных торговцев, которые и вовсе сулили потребителям жутчайшие условия выживания в условиях топливного дефицита. Ну и иногда раздавались робкие голоса производителей и представителей местной власти, которые в диссонанс общему пессимистическому настрою утверждали о том, что угля в стране, дескать, предостаточно, добыли его даже больше чем в прошлом году и, соответственно, дефицита в теории быть не должно. А вот почему он проявился на практике (действительно, в ряде регионов в течение второй половины сентября и практически весь октябрь периодически спрос резко превышал предложение), это уже другой вопрос. Для ответа на который в первую очередь стоило бы задаться извечным "Сui prodest?", то есть: кому выгодно? Но вместо этого, по старой доброй традиции озадачились более привычным – "Кто виноват?" И довольно быстро такового определили. Точнее, можно сказать, даже самоназначили.
По наиболее преобладающей версии, виновниками дефицита оказались железнодорожники, которые, то ли не вовремя предоставили вагоны для транспортировки угля, то ли вообще не имели таковых в наличии. При этом, доказательствами никто себя особо не утруждал, как, впрочем, и не выступал в роли конкретного обличителя с максимальной долей ответственности. Все свелось к довольно банальному: "Кто говорит? Да все говорят!". В итоге проблема сначала вышла на уровень руководства областей, а затем и правительства. Так, премьер-министр Бакытжан Сагинтаев в первой половине октября даже собрал специальное совещание с участием всех заинтересованных сторон и ответственных государственных органов, чтобы лично разобраться в происходящем. Что интересно, отвечая на вопросы главы правительства, никто из присутствующих чиновников о каких либо проблемах со стороны железнодорожников не упоминал в принципе.
– Уголь завезен в полном объеме, ажиотаж сохраняется по обеспечению углем населения области. В предыдущие годы население закупало уголь в течение всего октября. В этом году отопительный сезон начался с 27 сентября, – рассказывал аким Карагандинской области Ерлан Кошанов. – Мы сделали анализ. Ежегодно в течение октября закупали уголь. В этом году 27 сентября начался отопительный сезон. Но при этом с добычей угля проблем нет. За 9 месяцев текущего года добыто 22,7 миллиона тонн угля, что на 1,6 миллиона тонн больше, чем в прошлом году. Учитывая высокий спрос, приняты дополнительные меры по увеличению отгрузки угля для населения. У нас за десять дней уже продана октябрьская норма, спрос вырос в три раза, сейчас наращиваются объемы поставок Шубаркуля, завтра зайдет пять тысяч тонн, думаю, что вопрос будет снят...
Аналогичного мнения придерживался и аким Астаны Асет Исекешев, в хозяйстве которого вроде бы тоже возник угольный дефицит:
– Действительно спрос начался с начала октября и субъекты рынка в связи с тем, что необходимо было менять график поставок, поставляют уголь по графику, спрос действительно резко вырос и Шубаркуль разбирается. Ежедневно поставляются вагоны, объемы наращиваются…
Параллельно с правительственным совещанием, разбирались с ситуацией и непосредственно на местах.
– В этом отопительном сезоне значительно увеличился спрос – в 2–3 раза, – заявил на специальном брифинге заместитель акима Карагандинской области Алмас Айдаров. – Возможно, это связано с ранними холодами. Но продавцы имеют ограниченные возможности по отгрузке. На Шубаркуле обычно отгружалось 50 машин, а сейчас они вынуждены работать в две смены и отгружать 150–170 машин в день. Плюс ежедневно от них уходит 25 вагонов угля. Заверяю, что в течение недели ситуация выровняется…
– Потребности в угле превысили все ожидания, – в свою очередь сообщил первый вице-президент АО "Шубарколь комир" Андрей Сафонов. – В прошлом году мы отгрузили 8,8 миллионов тонну угля, а в этом планируем уже 11 миллионов тонн. При этом экспорт не увеличился. Мы строго по графику выполняем все обязательства по отгрузке угля всем внутренним потребителям, обеспечивающим прохождение отопительного сезона…
Поддержал коллегу предпринимателя и коммерческий директор ТОО "Жалында Отан" Александр Папков, проинформировавший о том, что на их базе спрос на уголь вырос в три раза, причем клиенты предпочитают самые хорошие сорта, а то что попроще, подешевле или лежало с лета, спросом не пользуется.
Примерно в подобном ключе проходили совещания и брифинги в других областях страны, где наблюдался угольный дефицит. И опять-таки, ни в одном выступлении, о каких либо препонах доставляемых со стороны железнодорожников не было ни слова. Лишь небольшое упоминание о проведенных переговорах прозвучало из Северного Казахстана:
– Наблюдается дефицит угля в городе Петропавловске, так как были вопросы по поставке. Данный вопрос прорабатывался с АО "КТЖ", на сегодняшний день есть договоренность о том, что с разреза Шубарколь в Петропавловск будет отправляться по десять вагонов ежедневно, – заявил заместитель руководителя управления энергетики и ЖКХ СКО Айдархан Мусин.
В общем, вроде бы все постепенно возвращалось в привычную колею. Но странные слухи о чуть ли не саботаже со стороны "КТЖ", упорно отказывающейся перевозить столь вожделенный населением продукт и все том же дефиците вагонов, тем не менее, почему-то не сходили с повестки дня. И именно этими обстоятельствами, продавцы все чаще стали объяснять начавшееся подорожание на уголь и продолжающиеся перебои с его розничной реализацией. При этом, опять таки никаких конкретных фактов в поддержку этих утверждений почему то не приводилось.
Факты и цифры между тем были у самих железнодорожников, которые в течение всех этих месяцев терпеливо разъясняли о том, что никакой вины за собой не ощущают. Хотя бы потому, что ситуация на рынке железнодорожных перевозок угля абсолютно стабильная и находится под полным контролем.
– За 10 месяцев 2017 года перевезено 83,9 миллиона тонн угля, что на 11 миллионов тонн, или 15%, больше уровня прошлого года. При этом для казахстанских потребителей внутри страны перевезено 56,6 миллиона тонн, что на 17% больше, чем в прошлом году. До конца текущего года планируется перевезти порядка 107 миллионов тонн угля. Отмечу, что компания имеет достаточное количество вагонов для обеспечения перевозки угля в регионы Казахстана, – сообщил журналистам председатель правления АО "КТЖ-Грузовые перевозки" Оралхан Кулаков. Были оглашены и другие показательные данные. Так, по словам председателя правления АО "КТЖ-Грузовые перевозки", в настоящее время в парке "ҚТЖ" задействован парк полувагонов АО "Қазтеміртранс", доля которых составляет более 40% от общего парка полувагонов в Казахстане. Благодаря заранее проведенной совместно с акиматами работе по своевременному накоплению запасов угля, все теплоэлектростанции Казахстана обеспечены необходимым уровнем запасов угля. По состоянию на первое ноября этого года на всех теплоэлектростанциях суточные запасы угля в 1,5 раза превышают нормативы, установленные Министерством энергетики РК.
Прозвучала и еще большая конкретика, касающаяся именно нынешнего отопительного сезона. По данным руководства "КТЖ" для перевозки коммунально-бытового угля, в соответствии с заявками грузоотправителей, среднесуточное обеспечение подвижным составом составляет порядка 500 полувагонов.
По состоянию на середину октября, потребность в полувагонах для перевозки грузов на октябрь, согласно заявкам грузоотправителей, составляла 24665 полувагонов, а в наличии было 26045 вагонов. Кстати, по сравнению с отопительным сезоном прошлого года, наличие вагонов возросло на 5954 полувагона.
Любопытно, что через некоторое время, когда стало окончательно ясно, что дефицита вагонов в стране нет, стали раздаваться голоса о том, что подорожание угля происходит из-за высоких тарифов на перевозку. То есть, опять по вине железнодорожников. Хотя они ли формируют конечную отпускную цену этого стратегического продукта?
– По оперативным данным с мест выгрузки, на угольных складах имеется достаточный объем угля. При обеспеченности угольной продукцией, населением в северных регионах страны создан искусственный ажиотаж на шубаркульский уголь. Вместе с тем, закуп и распределение угля для населения в регионах относится к компетенции местных исполнительных органов, – говорит директор департамента породовой погрузки и выгрузки и подвижного состава "КТЖ-Грузовые перевозки" Даулетбек Нигметов.
– Почему цена растет? Посудите сами, тариф со станции Каражыра до станции Дегелен – 1732 тенге на тонну. Со станции Шубаркуль до Астаны – 1733 тенге. Все мы знаем, что отпускная цена на этот уголь – 11500 тенге, но в областях он уже стоит и 18 тысяч, и 20 и даже 23 тысячи тенге. Я думаю, что этот рынок нужно регулировать уполномоченным органам и провести расследования в отношении всех перекупщиков, – сообщил представителям республиканских СМИ председатель правления АО Оралхан Кулаков.
И ведь действительно, в отличие от предыдущих лет (когда на самом деле периодически возникал вагонный дефицит), такого резкого подорожания цен на уголь тем не менее не наблюдалось. В этом же году, по данным сайта energyprom.kz, тонна угля в конце сентября обходилась казахстанцам на 18,9% больше, чем в сентябре 2016 года. Наибольший рост отмечен в Актобе – в 2,5 раза за тонну. Это при том, что даже с учетом годового роста тарифы на железнодорожные перевозки увеличились менее чем на 4%.
В принципе с этим согласно и Министерства национальной экономики, согласно анализу которого, схема поставок угля от недропользователей до коммунально-бытовых потребителей показывает многоуровневую посредническую структуру, включающую в себя оптовых поставщиков, не имеющих материально-технической базы (складов хранения, железнодорожных подъездных путей), и осуществляющих перепродажу угля другим оптово-розничным реализаторам в различных регионах республики. Вследствие этого, стоимость угля у конечного потребителя увеличивается более чем в два-три раза.
– Ажиотаж произошел в связи с резким похолоданием и возросшим спросом на Шубаркульский уголь который скупили оптовики, – рассказывал журналистам председатель Комитета атомного и энергетического надзора и контроля Министерства энергетики Сунгат Есимханов. – Это сказалось на самой цене угля. Но регулирование этих складов, которые перепродают, это оптовые и розничные склады, предприятия, которые есть у нас в стране, их реестров доминанта нет и наши коллеги не могут устанавливать им цену, это рыночные механизмы…
Действительно, по некоторым свидетельствам также профигурировавшим в средствах массовой информации, с закупом угля у поставщиков существуют свои, годами выстроенные схемы: "У "Шубарколь Комир" есть определенные три-четыре дилера. Кроме них, никто не имеет права работать с ними, территориально все поделено заранее. У кого-то южная сторона, у кого-то – северная. Мы можем покупать только у дилеров и продавать дальше. Выбора нет, приходится так работать", – поделился своими мыслями с репортерами один из предпринимателей, реализующий уголь непосредственно на месте.
В общем, получается интересный угольный конгломерат, в котором намертво спрессовались интересы производителей, трейдеров, дилеров перевозчиков и собственно потребителей. Последние (по утверждению других участников цепочки), не вдаваясь в сложные взаимоотношения партнеров по угольному бизнесу, волнуются из за периодически возникающих перебоев с реализацией, своим ажиотажем влияют на рынок и таким образом подстегивают наиболее жадных продавцов к еще более активному взвинчиванию цен.
Ну и наконец (опять-таки по прозвучавшим мнениям), определенную и не всегда позитивную роль играют в этом процессе некоторые падкие до сенсации СМИ, по словам некоторых участников рынка искусственно приукрашивающую ситуацию.
Так, согласно отчету газеты "Казахстанская правда", в конце октября, в ходе совещания по вопросам обеспечения углем, на котором присутствовали представители с угледобывающих предприятий, товарных бирж, трейдеров и НК "Қазақстан темір жолы", коммерческий директор добывающего АО "Каражыра" Асет Сыдыков дал довольно резкую оценку освещению ситуации в прессе и на телевидении:
– Надо как-то разобраться со средствами массовой информации, это бесконечный саботаж. У нас ведется видеонаблюдение, мы видим все склады. При этом, нам присылают видео фальшивых драк на наших складах. По Семею ежесуточно доставляется 20 вагонов угля для розницы, а это очередь длиной в 300–500 метров, и это нормально. После обеда никого нет. В момент перед погрузкой приезжает пресса, начинает снимать и говорить о несостоятельности железной дороги и все прочее. Что скоро вырастет цена. Я считаю, что пресса, особенно регионального уровня, саботирует эту информацию…
В общем, получается весьма занятная картина, в которой периодически виноваты все или почти все – производители, трейдеры, АО "КТЖ-Грузовые перевозки" (которое, кстати, недавно получило статус национального перевозчика грузов, что накладывает на компанию дополнительные обязательства и ответственность), более мелкие дилеры, и наконец, население и журналисты, искусственно раздувающие нездоровый ажиотаж. Это не говоря уже о погоде, которая вносит посильную лепту в общий хаос. В стороне остались лишь контролирующие органы, которые казалось бы, должны взять под жесткий контроль и раз и навсегда отрегулировать этот процесс. Но именно там, похоже, предпочитают наблюдать за происходящим исключительно со стороны и лишь изредка бессильно разводить руками...
Прокомментировать ситуацию мы попросили политолога Данияра Ашимбаева, который сформулировал свое видение ситуации таким образом:
– Говоря об информационном освещении той или иной экономической проблемы, нужно прежде всего понимать, что нейтральную, объективную картину сходу увидеть очень сложно. Значительная часть материалов, особенно с громкими заголовками, исходит от тех или иных игроков, которые путаются сформировать общественное мнение в свою пользу и оказать информационное давление на госорганы, конкурентов по бизнесу или монополистов. По острым моментам сильно запаздывает – иногда на годы – реакция и разъяснительная работа со стороны властных структур, что только поощряет "новостную вакханалию", когда заказные статьи и посты подхватываются уже "желтой прессой", мессенджерами и т.д. Всегда нужно смотреть на такие информационные кампании с учетом вопроса: кто за ними стоит? Какое бы негативное мнение не существовало о работе министерств, нацкомпаний, акиматов и т.д., значительная часть "наездов" на них основано не на якобы "независимом журналистском расследовании", а на коммерческом заказе со стороны "друзей"-врагов той или иной структуры. Создание ажиотажного спроса, будирование темы дефицита, "либеральное" требование передать ту или иную функцию в "конкурентную среду" в интересах конкретной компании, поиск виновных на стороне для снятия в будущем ответственности с реально проблемного органа – вот классические приемы таких кампаний. Безусловно, есть проблема неспособности или нежелания со стороны компетентных органов "разобраться" в тех цепочках посредников, которые сидят в сферах торговли ГСМ, углем, продуктами питания, в строительстве, шире – в сфере государственных закупок, и эта проблема сильно сказывается на диспропорциях, существующих на рынке…

www.nomad.su

Комментарии

С углем всегда были запарки. Но какие выпали на текущий осенне-зимний сезон, давненько не было. А можети вообще не было никогда. В чем причина? А причина проста. Госмашина громоздка и нээфективна - правая не занет что делает левая и наоборот. Межведомственная грызня и плохое вазимодействие губят весь тот потенциал, котоырй имеется в республике. У нас что, уголя стало меньше???? Нет! Так в чем же дело?  

Ну и чо теперь? Мне лично плевать на весь уголь' включая кокс

Очередной провал управления экономикой. Точнее будэ сказать, гримасы, происхоядщие в виду полного отсутствия менеджемента в такого рода социальных отраслях.

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Докажите, что вы не спам-робот.
Fill in the blank.