“Казахстан и Китай: ОЖИДАНИЯ И СТРАХИ”.

Рубрика: 

Взаимоотношения Казахстана с Китаем находятся на большом подъеме. Назарбаев даже назвал их образцовыми. Многие в Казахстане ожидают, что казахстанско-китайское сотрудничество благотворно скажется на их уровне жизни. Однако при этом еще есть много страхов в отношении будущего Китая в Казахстане, потому что казахстанско-китайские отношения далеко не простые.

Разные ожидания китайского экономического чуда

В Казахстане начинает разворачиваться 51 предприятие на общую сумму около 27,9 млрд. долларов, что приведет к созданию порядка 20 тысяч новых рабочих мест. Причем уже введены в строй 3 проекта. Шесть проектов находятся на конечной стадии реализации. Словом, для Казахстана может быть огромная польза от всего Экономического пояса шелкового пути. Подавляющее большинство казахстанцев ждут экономический бум, улучшение уровня жизни в Казахстане после реализации китайских инвестиций. Особенно сильно надеется на это казахская правящая элита, полагающая, что благодаря этому можно будет снизить социальную напряженность в казахстанском обществе. Впрочем, есть основания полагать, что наша элита ждет от Китая экономического чуда преимущественно в целях процветания своего личного бизнеса, который одно время оказался в кризисе на фоне снижения мировых цен на нефть, металлы.

Называются разные цифры инвестиций Китая в Казахстан. Есть сведения, что их больше 70 млрд долларов. По китайским данным, общий объем инвестиций Китая в Казахстан составляет больше 42,8 млрд долларов. Национальный банк РК сообщает, что совокупный объем инвестиций Китая в Казахстан на 31 марта 2017 г. был равен 15,2 млрд долл. Даже если учитывать, что Нацбанк в то время не мог знать об инвестиционных соглашениях июня 2017 года, все равно остаются вопросы, поскольку июньские 22 соглашения были на сумму 7 млрд долларов. Такое же несовпадение казахстанских и китайских статданных наблюдается, например, по казахстанско-китайской торговле [1]. Некоторые эксперты полагают, что Казахстан занижает данные по торговле с Китаем, видимо, из-за «серых» схем на таможне, когда много товаров, по сути, завозятся и вывозятся контрабандным путем.

Таким образом, нельзя исключать, что вся эта неразбериха с определением объема китайских инвестиций означает, что казахская элита, возможно, имеет какую-то «долю» в этих инвестициях. Существуют предположения о том, что партнерами китайских компаний по их инвестициям в Казахстан являются представители казахстанской элиты, имеющие капиталовложения на фондовых рынках, в банках Китая.

Управляемая китаефобия

В то же время казахская правящая элита, по всей видимости, боится стать марионетками Пекина после таких масштабных китайских экономических проектов. Не случайно в казахстанском обществе довольно широко артикулируется «китайская угроза». Китаефобия поддерживается не только историческим прошлым, информацией о «грязных» китайских производствах, которые будут перенесены и в Казахстан; «попытками» Китая приватизировать большие объемы наших сельскохозяйственных угодий; но и также имеющимися фактами незаконных арестов этнических казахов в Синьцзяне. О «китайской угрозе» говорится в разных роликах, например, по мессенждеру WhatsApp. Сложно представить, что эти массовые рассылки в Казахстане могут делать какие-то частные лица…

Предполагается, что прошедшие в 2016 году резонансные митинги по вопросу земельной реформы направлялись казахстанскими властями. Так, анонимные источники в социальных сетях сообщали, что руководство ряда предприятий нефтяной отрасли Атырауской области чуть ли не рекомендовала своим рабочим принять участие в известном митинге в г. Атырау, 24 апреля 2016 года. Получается, что М. Бокаева и Т. Аяна власти использовали втемную в своих интересах, как якобы основных организаторов и вдохновителей данного митинга. Какие же это интересы, помимо указанных выше?

Не исключено, что Пекин просил Астану передать ему в частное владение те сельскохозяйственные земли, на которых разворачивается сейчас деятельность ряда заводов китайских агрокорпораций. Вслед за получением такого права китайцы могли бы взять под контроль большую часть сельского хозяйства Казахстана, что, конечно, не устраивает многих крупных казахстанских элитариев, владеющих большими наделами сельскохозяйственных угодий. В довершение всего наши власти понимают, что такой разворот событий может привести к социальному взрыву, поскольку сельское хозяйство является одним из ключевых источников жизнедеятельности, пропитания для многих простых казахстанцев.

Неравное партнерство

Таким образом, казахская элита, казахское общество опасаются быть поглощенными огромным «китайским драконом», зачастую рассматривая инвестиции, крупные проекты Китая, как экономическую и геополитическую экспансию, неравное партнерство. У казахской элиты были поводы, чтобы увидеть волюнтаристские действия Пекина, скажем, по проблеме трансграничных рек. Вопрос вододеления трансграничных рек Казахстана и Китая до сих пор не разрешен, хотя китайская сторона заявляла, что не будет ущемлять наши интересы в этом деле. Проведено более двадцати разных межправительственных заседаний по данной проблеме, но воз и ныне там.

Еще в 2011 году я писал о том, что «КНР в полной мере планирует использовать стоки рек Черный Иртыш, Или…затянуть разрешение проблемы вододеления и охраны трансграничных рек» [2]. Более того, в настоящее время существует угроза полного обмеления реки Или, озера Балхаш и Капшагайского водохранилища. В Китае есть план по повороту стока Или на Таримскую впадину и озеро Эбинур [3]. В этой связи отметим, что маститый казахстанский китаевед К. Сыроежкин, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК, отмечает рост внешнеполитических амбиций Пекина [4] и рассматривает Экономический пояс Великого Шелкового пути, как «экономическую экспансию», добавляя, что «китайцы не альтруисты, и они просто так деньги никогда давать не будут» [5].

Активизация мягкой силы Китая

Подогревает страхи относительно «китайской угрозы» активизация «мягкой силы» Китая в Казахстане. В последнее время Пекин широко реализует разные пиар проекты по развитию позитивного имиджа Китая, китайской культуры, китайских проектов в Казахстане, направленных в первую очередь на снижение/преодоление высокого уровня китаефобии в казахстанском обществе. Первым таким проектом в культурной сфере должен стать совместный казахстанско-китайский фильм о любви китайца к казахской девушке в Казахстане. Все эти усилия приносят свои плоды, тем более, что китайские предприятия в некоторых наших регионах создают социально-экономический климат. В Западном Казахстане, к примеру, уже стало нормой, что, зная китайский язык можно найти хорошую работу.

К тому же Китай, думается, настроен, чтобы массы китайцев начали осваивать Казахстан, пустились туда работать, делать бизнес, вслед за масштабными инвестициями, проектами. Неспроста Пекин работает также над созданием позитивного образа казахов, Казахстана внутри Китая. На китайском телевидении широко транслировали документальный «Китай и Казахстан: истории дружбы». По казахстанским телеканалам показывали документальные фильмы про китайскую культуру, жизнь «Китай на кончике языка», «Семья на колесах», китайские телесериалы. Иначе говоря, сама казахстанская элита способствует продвижению китайской «мягкой силы» в Казахстане. Примечательно, что в начале прошлого года Дарига Назарбаева заявила о необходимости изучать наряду с русским, английским, казахским и китайский язык, поскольку, дескать, он скоро будет нужен всем. Тем самым, собственно, очерчено гипотетическое будущее казахстанско-китайского сотрудничества:

Прагматическое сотрудничество без доверия

Несмотря на недоверие казахской элиты к устремлениям Китая в Казахстане, прагматичный интерес все же берет верх. Казахстанский политический процесс направляют элиты, контролирующие рынок металлов. И именно эта наша элита больше всего продвинулась в развитии взаимовыгодных связей с Китаем, где существует высокий спрос на рафинированную медь, медные сплавы, медные руды, концентраты, ферросплавы и др [6]. Отмечу, что в свое время существенная часть китайских кредитов выдавались Казахстану для металлургических предприятий, а большинство крупнейших китайских предприятий, переносимых в Казахстан, относятся к сфере разработки и переработке металлов.

Сотрудничество с Китаем для казахской правящей элиты органично вписывается в официальную многовекторную стратегию обеспечения безопасности, тем паче, что казахстанский бизнес недавно испытывал большие проблемы с транзитом грузов из Европы, Турции через территорию России. Поэтому китайский Шелковый путь, углубление взаимоотношений с Китаем обеспечивают для Астаны альтернативный выход к мировому океану, на европейский рынок, диверсификацию личного бизнеса, одним из основных потребителей продуктов которого является Китай. Однако это не означает, что вслед за этим пойдет серьезное дистанцирование от Москвы. Россия является важным партнером в деле сдерживания гегемонии Пекина в Казахстане, в том числе с помощью ЕАЭС, ОДКБ.

Кроме того, Астана понимает, что сотрудничество с Китаем поможет более шире открыть ворота в мировые цепочки добавленной стоимости, поскольку для китайского бизнеса наиболее предпочтительным экономическим партнером являются развитые страны Запада, особенно США, что также немаловажно на фоне конфликта России и Запада. Астана заинтересована в заимствовании конкурентоспособных в мире новейших китайских технологий в области металлургической промышленности, нефтехимии, IT, сельскохозяйственных удобрений и т.д.

Прагматичные интересы казахской правящей элиты совпадают с интересами Китая в отношении Казахстана. Причем транзитно-транспортные возможности Казахстана, его обширные промышленные и сельскохозяйственные сырьевые ресурсы, видимо, не являются стратегическим приоритетом для Пекина. В случае с нами стратегический интерес Пекина заключается, скорей всего, в казахстанском культурном и географическом контексте, позволяющим стать Казахстану неким проводником устремлений Китая среди других народов постсоветского пространства. При этом особую важность для Пекина представляет способность Казахстана быть неким доверительным посредником в различных выгодных контактах с Россией. В этом плане Казахстан для Китая является окном входа на рынки России, других европейских членов ЕАЭС, сбыта там различной китайской продукции.

Талгат МАМЫРАЙЫМОВ, независимый политолог

Alma.kz

Комментарии

Китай - это локомотив.

независимый политолог
От кого и от ЧЕГО???

Қаз Рус
Наползание Китая на Казахстан: процесс не остановить
18990 просмотров
64
Владимир КОЗЛОВ
Четверг, 27 Окт 2016, 14:15
Взяточник, давший взятку китайскому чиновнику, будет расстрелян, а взяточник, прикупивший казахского чиновника в интересах Китайской империи - награжден

На снимке: в конце апреля гражданский активист Исатай Утепов провел в Уральске одиночную акцию против продажи казахстанских земель Китаю.

Активное наползание Китая на Казахстан началось еще в первой половине 2000-х. Тогда, видимо, срослись интересы тех в РК, кому стало ясно, что нахапанное хранить в Европе уже опасно, и Китая, у которого всегда существовал приоритет имперского над общепринятым.

К примеру, взяточник, давший взятку китайскому чиновнику, будет расстрелян, а взяточник, прикупивший казахского чиновника в интересах Китайской империи - награжден.

Тогда в первый раз прозвучало о "миллионе гектаров земли в аренду, на 50 лет, китайским земледельцам...". Понятно, что миллион гектаров в одном месте не найдется.

Понятно, что это будут сотни анклавов на самых плодородных землях.

Понятно, что это будет считаться китайской собственностью на 50 лет, и соответственно охраняться. Понятно, что там будут трудиться китайские граждане.

Понятно, что они будут активно создавать семейные союзы с казахским населением.

Понятно, что их дети будут считаться казахами.

Понятно, что казахами они вряд ли будут. И через пятьдесят лет, учитывая традиционную рождаемость китайцев, таких детей будет уже два поколения, внуки пойдут...

Понятно, что имперская сущность очень многих китайских мужчин состоит в том, что он в любой момент должен стать солдатом своей империи.

Понятно, что через 50 лет нам нечем будет гасить кредиты, которые мы за это время наберем у Китая; как их гасить, если они должны работать в полном объеме, принося прибыль, но по нашей доброй традиции больше половины будет распилено теми, кто сейчас смотрит на Китай с надеждой на сохранение наворованного.

Понятно, что Китай - не та овечка, которая будет долго ждать возврата своих кредитов. Понятно, что нашим детям и внукам мы оставим эту проблему, без возможности ее решения иначе, как только поступиться той самой землей, которая будет в аренде у Китая.

Понятно, что все это предположения, и не самый оптимистичный их вариант.

Но пусть кто-то вставит в эту логику поправку из существующих реалий, буду рад ошибиться.

Мы поднимали данный вопрос еще тогда, в 2000-х, и не одни сутки многим из нас довелось отсидеть на Лобачевского, за "несанкционированные митинги" по этому поводу.

Но тема никуда не делась; она и не может никуда деться, ее место - в нашей с вами жизни.

Фото: uralskweek.kz

Қаз Рус
Сколько земли арендовали китайцы в Казахстане?
5308 просмотров
23
Болат Абилкасимов
Четверг, 11 Авг 2016, 13:45
Айдын Егеубаев: Слухи об аренде бизнесменами из Поднебесной казахстанской земли подтверждаются

Айдын ЕГЕУБАЕВ, обнаруживший «китайский след» в казахстанских степях, готовится к суду с Бердыбеком САПАРБАЕВЫМ. Об этом он рассказал в интервью по телефону журналисту Ratel.kz. Напомним, в соцсети YouTube было выложено видеообращение, названное «Бердыбек Сапарбаев продал 87 437 га казахской земли китайцам». Между тем, аким Актюбинской области, возглавлявший ВКО в 2009-2014 годах, заявил, что эта информация не соответствует действительности, и подал в суд за клевету. Предприниматель отметил, что сейчас находится в отъезде, поэтому уведомление о судебном процессе (предварительное слушание назначено на 16 августа) пока не видел. Тем не менее, по его словам, юристы уже работают над этим вопросом.
Фото: Болат Абилкасимов
Айдын Егеубаев.

Позиция Айдына Егеубаева однозначна – никакой клеветы нет. Он заявляет, что прямо не обвинял Бердыбека Сапарбаева, а лишь хотел получить от него объяснения – как иностранные граждане стали арендаторами казахстанской земли.
Бердыбек Сапарбаев.

- Как аким региона, он должен был знать, какие инвестиции куда направляются. Аким района или руководство районной земельной инспекции не могут сами решать такие вопросы. Такие решения принимаются акимом области. Как они могли без его согласия оформить эти земли? – задается вопросом Айдын Егеубаев.
Фото: Анар Бекбасова.
Мухтар Тайжан.

Кстати, по словам члена республиканской Земельной комиссии Мухтара ТАЙЖАНА, информация Айдына Егеубаева об участии иностранцев в деятельности компаний, арендующих земли в Урджарском районе ВКО, подтвердилась.

«Подтвердилось, что 45% [долей] этих фирм принадлежат китайцам. Во-вторых, они получили земли в аренду, еще и дотации (около 500 млн тенге) из бюджета Казахстана. Но около 70-100 процентов земель не было освоено. Тогда куда же они дели эти миллионы, которые взяли из казахстанского бюджета? Сейчас этим вопросом занимается прокуратура», - написал Тайжан на своей странице в Facebook.

- За это должен нести ответственность учредитель компании Нурлан БИЯДИЛОВ и аким, который разрешил оформить эту землю на компании с иностранным участием, - заявляет Айдын Егеубаев.

Он намерен добиваться ответа от чиновников на вопрос: какие инвестиции принесла казахстанскому бюджету сдача земли в аренду этим компаниям, как долго они владеют участками и в каком размере уплачивают налоги?

- Если они получили 80 тыс. га земли и ничего на ней не делают, то это не инвестиции, - отмечает предприниматель.

К слову, аким Актюбинской области Бердыбек Сапарбаев может оказаться не единственным чиновником, которому придется отвечать на неудобные вопросы.

- Китайцы получили в аренду земли в Костанайской области. Фермеров там «кинули». Мы вместе с ними приедем в субботу на Земельную комиссию в Астану. Эти факты представим. Это та же компания «Бәтуа». У них миссия – получить земли и больше ничего. Их не волнует освоение земли, ее возделывание, выращивание культур, - говорит Егеубаев.

Он также заявляет о том, что граждане Китая арендуют земли в двух сельских округах Павлодарской области, а также в Северо-Казахстанской и Акмолинской областях.

- Даже здесь (в Акмолинской области. - Ред.), в Коргалжынском районе, село Кенбидаик - там 15 га земли они арендуют, пшеницу сажают. Надо выявить все факты передачи земли в аренду иностранцам. В Урджарском районе – 90 тыс. га, в Бескарагайском районе – 15 тыс. га, в Шемонаихинском районе сколько-то. В 2010 году был слух, если помните, о том, что Казахстан передает в аренду земли Китаю. Вот это всё и подтверждается, - говорит Айдын Егеубаев.

Обо всех этих фактах Айдын Егеубаев обещает рассказать на очередном заседании Земельной комиссии, которое должно состояться в субботу, 13 августа.

Регистрация / Вход
текстовая версия
ВОЙНА и МИР ВОЙНА и МИР
Сюжет дня
Межсирийские переговоры в Женеве проходят без участия Дамаска
Британская помощь в Сирии уходила экстремистам
МО РФ подтвердило поддержку наступления курдов восточнее Евфрата
Сирийская армия освободила еще 8 населенных пунктов в провинции Дейр-эз-Зор
Главная страница » Наши публикации » Просмотр
Версия для печати
Из Кавказа на Балканы, китайские Шелковые пути разрастаются
04.12.17 16:56 ШОС и ситуация в Азии

Оригинал статьи: From the Caucasus to the Balkans, China’s Silk Roads are rising

Пепе Эскобар

Инициатива "Пояс и Путь", с ее концентрацией на Средней Азии и Восточной Европе, может рассматриваться как воплощение стратегии вызова Западу, истоки которой восходят к Мао.

19 съезд китайской коммунистической партии дал понять, что Новый Шелковый Путь или Инициатива "Пояс и Путь" (ИПП), запущенная председателем КНР Си Цзиньпином всего 4 года назад, дает концепцию, на которую в обозримом будущем будет работать вся китайская внешняя политика. Фактически, до наступления символического столетия Китайской Народной Республики в 2049 году.

Практически каждый винтик китайской администрации вкладывается в работу над ИПП для достижения успеха этой Грандиозной Стратегии. Здесь экономические деятели и финансовые игроки, государственные предприятия и частный сектор, дипломатическая машина, мыслители и, конечно же, медиа – все в одной лодке.

Разноплановые ИПП проекты стоит изучать именно в рамках этой долговременной конструкции. И их значение, чтобы внести ясность, затрагивает большую часть Евразии, включая все – от среднеазиатских степей до Кавказа и Западных Балкан.

Представители более 50 стран собрались сейчас в Тбилиси на еще один саммит, связанный с ИПП. Генеральный план ИПП детализирует "коридоры" шести главных экономик. Одним из них является экономический коридор "Средняя Азия – Западная Азия". Вот куда вписывается Грузия, наряду с соседом Азербайджаном – обе страны соперничают за позицию ключевого транзитного кавказского хаба между Западным Китаем и Европейским Союзом.

В первый день саммита грузинский премьер-министр Георгий Квирикашвили восхвалял тенденцию к укреплению "экономических и цивилизационных уз между Европой и Азией". На деле это трансформируется в толчок для создания свободной экономической зоны, в соответствии с меморандумом о взаимопонимании, подписанным китайским и грузинским министрами экономики.

Добавим сюда недавно торжественно открытую железную дорогу Баку-Тбилиси-Карс и новый глубоководный порт, строящийся в Анаклии [прим. – один из владельцев порта Power China, через 49 лет порт перейдет в собственность грузинскому правительству] в Черном Море, с китайским инвестированием. В результате мы имеем Грузию как ключевой логистический хаб в китайско-европейском направлении. Этому помогает и то, что благодаря газопроводу Баку-Тбилиси-Джейхан из Каспийского моря Грузия за эти годы уже стала позиционироваться как энерго-транзитный хаб.

Важно, что Грузия на данный момент подписала соглашения о свободной торговле и с Евросоюзом и с Китаем. Последнее вступит в силу в 2018 году. Затем это лавирование позволит извлечь пользу из взаимосвязи ИПП с пророссийским Евразийским Союзом (ЕврАзЭс). Пекин и Москва формально подписали партнерство между ИПП и ЕврАзЭс в июне прошлого года. Хотя уйдет какое-то время, чтобы трансформировать его в действительную торговлю и в проекты экономической кооперации, возможно, начиная с Дальнего Востока.

И снова о Мао

Кавказские события стали были отражением европейских, произошедших неделей ранее, когда китайский премьер Ли Кэцян и венгерский премьер-министр Виктор Орбан открыли в Будапеште шестой саммит "16+1", на котором присутствовали китайские представители и народы центральной и восточной Европы.

"16+1" — это одна из тех визитных карточек китайской дипломатии, которую называют "победа на чужом поле". Часть этих стран входит в ЕС, часть – в НАТО, а некоторые ни там, ни там. С точки зрения Пекина, самое главное - неудержимое продвижение инфраструктуры и связности ИПП. Пекин уже мог инвестировать $8 млрд в Центральную и Восточную Европу.

Китай отрывается по полной на Западных Балканах, особенно в Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговине, где финансовая сила Евросоюза отсутствует. Китай вкладывается в разнообразные коммуникации и энергетические проекты в Сербии, включая жарко обсуждаемую высокоскоростную железную дорогу Белград-Будапешт. Строительство сербского участка стартовало на этой неделе, 85% от общей стоимости (грубо 2,4 млрд евро) вложил китайский банк Экспорта-Импорта [прим. – Эксим Банк Китая].

Европейская Комиссия предсказуемо возражала, заявляя, что тендер, возможно, не соответствует правилам ЕС.

Стратегическая торговля Белград-Будапешт исключительна важна. Представьте себе, как вереницы контейнеров с китайскими товарами прибывают в греческий Пирей, ключевой хаб так называемого Морского Шелкового Пути, и отгружаются затем в ЕС через Сербию.

Среди всего этого безумия связей легко проглядеть важный исторический момент – это все было предсказано Мао Цзэдуном.

Ученый Чень Ган (Chen Gang) сделал акцент на том, большинство стран в сфере ИПП не являются столь же промышленно и экономически развитыми, как Китай. И они "не только ограничены евразийским континентом, но, в конечном счете, охватывают всю "среднюю зону" и "третий мир", в терминах, предложенных Мао в его "Теории трех миров".

Вернемся в 1974 год. Именно тогда Мао описал мир, как разделенный между супердержавами (США и СССР); промежуточными державами (Япония, Европа, Канада) и эксплуатируемыми странами в Африке, Латинской Америке и Азии, которых Мао похвалил за формирование сил против гегемонии Первого Мира. Мао поместил Китай в третий мир – как Дэн Сяопин заявил в ООН.

Впечатляет то, что Чень Ган интерпретирует ИПП не только как продолжение исторических связей Китая с Третьим Миром, но и как открытие "новой эры китайской стратегии Третьего Мира". Он правильно отмечает, что элиты США и ЕС беспокоит то, что ИПП вызовет "эрозию их глобального влияния и заокеанских интересов".

Анализ Чень Гана касается того, что стало уже очевидно: "Международная игра вокруг ИПП лишь только началась". И происходит она без заявлений, что движимая ИПП внешнеполитическая стратегия Пекина, мегазаряженная китайской кооперацией с "Глобальным Югом", оставит США, в лучшем случае, изолированными.

Специально для сайта "ВиМ", Well

правка ВиМ

Источник: Asia Times Редактор: Фыва

Войти ▼
Регистрация

+ 7 705 308 07 67
Дежурный по стране
Мы застряли в своем совке, а фейсбук стал большой кухней, - политолог

Но нас трудно назвать гражданским обществом, тем более, зрелым...
Талгат Калиев, политолог

Мы в соц сетях:

Matritca.kz в Facebook
Matritca.kz в Вконтакте
Matritca.kz в Twitter

Главная
Госорганы
Экономика
Бизнес
Социум
Происшествия
Спорт
Культура
Образование
Назначения и отставки
Регионы

Cпецпроекты
q-press
Қазақ мектебі
все материалы
Аналитика с Султанбеком Султангалиевым
Аналитика с Султанбеком Султангалиевым
все материалы
Шиманская
Шиманская
все материалы
Нацидеология
Еркин Иргалиев: Национальная идеология
все материалы
q-press
Q-PRESS
все материалы
q-press
Недра Казахстана
все материалы
Выбор редакции

МОЛНИЯ! ПЕРЕВОРОТ в КАЗАХСТАНЕ! Часть первая. Аблязов, Контора и статисты
МОЛНИЯ! ПЕРЕВОРОТ в КАЗАХСТАНЕ! Часть первая. Аблязов, Контора и статисты
Годовщина теракта в Таразе: последняя смена героя Газиза Байтасова
Дос Көшім: «Үштілділік мәселесін кейінге жылжытып тастауымыз керек. Оншақты жылға…» (ВИДЕО)
Массовый мор сайгаков: гептил здесь ни при чем?
Сын казашки, который едва не изменил ход мировой истории
В РК внесены изменения в правила дорожного движения
Тектурмас – все не так просто
Средняя зарплата наших «идеальных» учителей будет в районе 1 000$

Показать все материалы
Мы застряли в своем совке, а фейсбук стал большой кухней, - политолог

Наши новости, Дежурный по стране
07 декабря 2017, 9:53
Мы застряли в своем совке, а фейсбук стал большой кухней, - политолог Стоит разместить один, хотя бы нейтральный пост о нашей власти, как начинают сыпаться гневные комментарии о том, что я перешел на ее сторону. Смешно читать. Никуда никогда не переходил по одной простой причине - у нас нет сторон, никто ни с кем не враждует, мы один народ, связанный общей исторической судьбой.

Нельзя все заслуги приписывать одному президенту и его же винить во всех неудачах. Это мне напоминает нерадивых соседей, которые перемывают кости бездельникам из КСК, а сами бросают мусор в подъезде или лифте. Наша жизнь - это то, чего мы заслуживаем. И обращаются с нами ровно так, как мы себя поставили.

Ни один Мишико, ни Обама, ни Трамп, тем более, ни Аблязов, не способны сделать нас насильно счастливыми и богатыми. Пока мы сами до этого не дозреем, никакие нефтедоллары нам не помогут, страна не будет рожать Илонов Масков, гаишники не перестанут брать взятки. И поиск спасителя или обвинение одного человека есть ничто иное как сотворение кумира.

Мы застряли в своем совке. А Фейсбук стал для нас большой кухней, в которой, удобно позубоскалить. И, как не парадоксально, слишком громкий гул иногда слышит сидящая в соседней комнате власть и довольно оперативно на него реагирует.

Но нас трудно назвать гражданским обществом, тем более, зрелым. Мы говорим не об институциях, а о персонах, не принимаем активного участия при обсуждении поправок в Конституцию или Закон «О СМИ», не анализируем бюджет своей страны. Гораздо удобнее поговорить о том, кто станет преемником.

Секрет в том, что кто бы ни стал, ситуация зависит от самих граждан. Дональд Трамп, при всей его неоднозначности, не сумел ни ухудшить, ни улучшить ситуацию в России, перестройка, инициированная Михаилом Горбачевым, привела к мощнейшим социальным потрясениям, а в конечном итоге к развалу государственности. Речь не о хорошо это или плохо, а оценка управленческой эффективности.

Можно ли быть уверенным, что независимый парламент не станет сборищем упрямых лоббистов, не только местных кланов, но и внешних игроков? Где гарантии, что молодые чиновники не подхватят вирус стяжательства?

Люди несовершенны, каждому свойственны пороки. Потому и ставку на людей делать нелепо. Ни один гений не в состоянии решить наши проблемы. Даже наделенному божественной силой Моисею приходилось водить народ десятилетиями по пустыне, чтобы вытравить из него все рабское. Пророк Мухаммед провел своих последователей через битвы, в том числе, и с поражениями, прежде чем они сумели переродиться в качественно новую общину.

В классическом толковании, каждый индивид, вступая в общество, обретает более высокие качества. То есть, общество должно быть лучше и выше любого отдельно взятого человека, законодателем ценностей и смыслов. Можем ли мы сегодня этим похвастаться?

Потому нам и нужна модернизация. Тот прорыв, который позволит перейти на качественно новый уровень, оценить по-другому себя, мир и модель взаимоотношений между обществом и властью. Парадоксально, но это нужно и самой власти, каждый из носителей которой, является членом этого общества.

И сегодняшняя растерянность чиновников связана не с непрофессионализмом, а отсутствием внятных ценностных ориентиров, общественного стержня с банальной формулой «хорошо/плохо».

Эти ценности не могут быть спущены сверху. Это не должен быть продукт одного человека, а всего общества, результатом дискуссии самых активных его членов. Сверху можно лишь обозначить ее контуры, санкционировать процесс, но достигать результатов должны уже сами люди. Готовы ли мы к этому? Или удобнее и далее занимать позицию виртуальных баррикад?

Талгат Калиев, политолог

x .
"Киндафрика". Китай, Индия и Африка создают завтрашний мир
01:16 08.12.2017

"Киндафрика"
взгляд сверху

Андрей Фурсов

В 2014 г. во Франции вышла книга "Киндафрика. Китай, Индия и Африка создают завтрашний мир" Ж.-Ж. Буало и С. Дембински1. Трудно сказать, приживется ли термин "Киндафрика", объединяющий Китай, Индию и Африку - скорее всего нет, уж слишком разные миры втиснуты в него. Однако оперативно-эмпирически термин "Киндафрика" можно использовать в качестве окуляра или, как сказал бы Айзек Азимов, для "взгляда с высоты" на три поднимающихся блока, демографический и экономический (по крайней мере, Китая и Индии) вес которых действительно будет играть все большую роль в судьбах мира вообще и Постзапада, Pax Occidentalica в частности. По мнению авторов книги, в 2030–2050 гг. эта роль (разумеется, если не случится глобальной катастрофы) во многих отношениях станет решающей.

Споры вокруг "Киндафрики" - хороший повод взглянуть на три составляющие ее части. При этом имеет смысл пристальнее взглянуть именно на Африку (речь идет об Африке к югу от Сахары, т.е. о "черной", негритянской, неарабской или, как ее еще называют, "подсахарской" Африке), поскольку о Китае и (в меньшей степени) об Индии и так довольно много пишут. Африка же нередко оказывается "не в фокусе". Это неправильно. Во-первых, Африка - это ресурсная база значительной части мира на вторую половину XXI в., а потому ее потихоньку начинают прибирать к рукам заинтересованные структуры ("вторая колонизация"); во-вторых, демографические и иные процессы, развивающиеся в Африке в сторону социальной безнадеги, чреваты проблемами, как минимум, для Западной Европы. Пока ее осваивают главным образом арабы, но рано или поздно по мере ухудшения африканской ситуации в Европу рванут "лишние", "нерентабельные" люди черного континента, и есенинские строки "Черный человек! Ты прескверный гость!" приобретут для западноевропейцев практическое значение. Так что про нынешнюю Африку уже сейчас, перефразируя П. Ершова, можно сказать: "Много, много непокою принесет она с собою".

Западноевропейцы и американцы в XIX–XX вв. своими действиями в Азии и Африке разбудили лихо и теперь имеют дело с отдачей. Именно так - "Отдача" ("Blowback") назвал свою книгу американский аналитик Ч. Джонсон, признанный специалист по Японии и вопросам антипартизанской войны. Под отдачей он имел в виду, помимо прочего, волну политического насилия, направленную против Запада со стороны афро-азиатского мира в первой половине XXI в. в ответ на то, что колонизаторы натворили в этом мире в ХХ в. Демографический кулак - вот что подносит афро-азиатский мир к европейскому носу.

Согласно прогнозам, в 2030 г. численность населения Китая составит 1,5 млрд, Индии - 1,5 млрд, Африки - 1,5 млрд (при этом две страны, Нигерия и Эфиопия, вместе обеспечат 400 млн чел.), а в 2050 г. население Африки может достичь 2 млрд. Иными словами, уже через полтора десятка лет половина человечества будет жить в "Киндафрике", причем основная масса этой половины, особенно в Индии и Африке, будет представлена молодежью - в отличие от стареющего и численно сокращающегося населения Европы.

Здесь, однако, необходимо отметить, что традиционная оценка численности Китая (и Индии) некоторыми оспаривается. Одни, например, покойный А.Н. Анисимов, считают, что эта оценка занижена и Китаю надо добавить миллионов 200. Другие, как недавно опубликовавший в интернете свои подсчеты В. Мехов, полагают, что численность населения Китая и вообще всех так называемых демографических гигантов Азии завышена и в реальности существенно меньше. В частности, население КНР, по мнению В. Мехова, не 1 млрд 347 млн, а в лучшем случае - 500–700 млн. Во-первых, подчеркивает он, точных демографических данных нет, все данные носят оценочный характер. Исторические данные разнятся на десятки миллионов. Так, по одним данным, в Китае в 1940 г. было 430 млн, а по другим - 350 млн в 1939 г. Во-вторых, по мнению В. Мехова, азиаты хорошо поняли, что численность населения - это их стратегическое оружие, а потому заинтересованы в завышении цифр. В 2011 г. доля городского населения КНР впервые перевалила за половину - 51,27%. Если учесть, что население крупнейших городов КНР - 230–300 млн чел., то, пишет Мехов, по этой логике получается, что население Китая - 600 млн, никак не более 700 млн. С Индией то же самое: 75 млн живут в 20 крупнейших городах. А где еще миллиард? Если он есть, то плотность населения - 400 чел. на 1 кв. км. Согласно статистике, 70% индийцев живут в деревнях, т.е. 75 млн - это 30%. Выходит, численность населения не более 300 млн.

Мне есть, что возразить на эти подсчеты, однако в данном случае для меня главное - обратить внимание на них и предоставить читателю возможность подумать самому, я же далее буду придерживаться традиционной оценки.

Было время, когда Европа демонстрировала высокие темпы роста населения: в конце Средневековья европейцы составляли 12% человечества, в 1820 г. - 16,5%, накануне Первой мировой войны - 25%. А затем доля белых европейцев в мировом населении начала снижаться. Ныне по разным оценкам она колеблется между 8% и 12% - демографическое возвращение Запада в Средневековье? Кроме того, сегодня в Западной Европе и США люди старше 70 лет составляют 25% населения, в 2030 г. их будет более 30%. Мы видим демографический упадок белой расы и ее старение, в "Киндафрике" - противоположная картина.

Кстати, белые - единственная раса, чья численность постоянно уменьшается. И что-то не слышно встревоженных голосов политиков, антропологов, экологов, истерично трясущихся по поводу сокращения или угрозы исчезновения какого-нибудь вида паукообразных, рыб или эндоканнибалов племени яномами (живет на границе Бразилии и Венесуэлы). Белых не жалко? А как же равноправие? Или мы живем в эпоху антибелого расизма? Но это к слову.

Население "Киндафрики" в начале нашей эры составляло 70% мирового населения, в 1950 г. - 45% (на них приходилось 4% мирового богатства). На 2030 г. демографы дают следующий прогноз: Северная и Южная Америка - примерно 13% мирового населения; Европа с Ближним Востоком и Африкой - 31%; "китайская" Азия (Китай, Япония, Корея, ЮВА) - 29%; "индийская" Азия (бывшая Британская Индия) - 27%. Еще более впечатляют цифры возрастного состава когорты 15–24 лет. В 2005 г. в Китае она насчитывала 224 млн, на 2030 г. в Китае прогнозируется 177 млн - сокращение почти на 50 млн; в Индии - 242 млн, в Африке - около 300 млн (почти треть или четверть численности этой мировой когорты). И это при том, что на 2000 г. средняя продолжительность жизни в Африке составляла 52 года, в Индии - 63 года, в КНР - 70 лет.

Вообще в мире каждую минуту рождается 223 человека (из них 173 в 122 слаборазвитых странах). В 1997 г. уровень рождаемости в мире был 24 промилле, в Африке - 40. В 1997 г. 15 % родившихся в мире были африканцами, в 2025 г. их будет 22%, причем к этому времени 50% населения Африки будет жить в городах (в Латинской Америке - 70%), среднемировой показатель - 60–65%.

В то же время в демографическом плане Африка к югу от Сахары неоднородна. Специалисты выделяют в ней четыре демографические модели.

1. "Демографическая бомба". Это прежде всего Нигерия и Мали, а также Нигер, Буркина-Фасо, Гвинея, Ангола, Конго (бывш. фр.), Чад, Уганда, Сомали. В 1950 г. в этих странах проживал 90 млн чел., в 2040 г. будет 800 млн.

2. "Стабильный вариант" с некоторым уменьшением населения: Сенегал, Гамбия, Габон, Эритрея, Судан. Сейчас - 140 млн, к 2040 г. население этой группы стран должно уменьшиться на 5–10%.

3. Модель, связанная с активным воздействием СПИДа. По различным оценкам, от 25 до 40 млн африканцев ВИЧ-инфицированы, и только 0,5–1% из них имеют доступ к необходимым лекарствам. 90% инфицированных - лица моложе 15 лет. Классический случай - Зимбабве (в столице, Хараре, СПИД является главным фактором смертности 25% населения), а также весь юг Африки. За пределами этого региона ВИЧ бушует в Танзании, Кении, Кот?д’Ивуаре, Камеруне. Однако при всем тормозящем воздействии СПИДа население и здесь будет расти, хотя не так, как в странах первой модели. В 1950 г. население этих стран составляло 46 млн, в 2040 г. прогнозируется 260 млн (по ЮАР эти цифры - 56 млн и 80 млн соответственно).

4. Модель, обусловленная резкими скачками смертности, связанными с войнами. Это Сьерра-Леоне, Бурунди, Руанда, ДР Конго. Здесь тоже рост, но опять же не как в странах первой модели: 80 млн в 1950 г., 180 млн в 2040 г.

Иными словами, к 2030–2040 гг. в Африке будет огромное количество "лишних людей", причем вовсе не "онегиных" и "печориных" - это будет другой человеческий материал. Одним из средств решения проблем избыточного населения становится миграция туда, "где чисто и светло". Тем более что для большой части африканцев работы в Африке почти нет: Африка сегодня дает 1,1% мирового промышленного производства, а ее доля в мировом ВП сократилась с 12,8% в 2000 г. до 10,5% в 2008 г.

Сегодня африканцы, используя свои этнические сети, мигрируют в основном во Францию и в Бельгию, а также в Великобританию и Италию. В 2010 г. Африка дала 19 млн мигрантов (10% мировой миграции). В последний год ХХ в. в Европу из Африки мигрировало 130 тыс. чел.; на 2030 г. прогнозируется от 700 тыс. до 1,6 млн. Впрочем, есть и другие прогнозы: от 9 до 15 млн. Если они сбудутся, то от 2 до 8% европейского населения составят африканцы. Это не так много, но дело в том, что они компактно концентрируются в крупнейших городах, и это меняет ситуацию.

Небольшая численность мигрантов из Африки объясняется просто: у африканского среднего слоя (это 60 млн хозяйств с доходом 5 тыс. и более долларов на душу населения в год) просто нет денег на эмиграцию. Ну, если уж у "мидлов" нет денег, то что же говорить об основной массе?! Ведь 50% населения Африки к югу от Сахары живут менее чем на 1 долл. в день, такие не мигрируют (вообще в мире 2 млрд чел. имеют менее 2 долл. в день). Те, кто в Африке живут на 2 долл. в день - мигрируют, но недалеко от места жительства, в основном в близлежащие города. В связи с этим даже внутриафриканская миграция не так велика: 23 млн чел. в 2000 г., к настоящему времени она увеличилась незначительно.

На своем континенте африканцы мигрируют в основном в Алжир, Буркина-Фасо, Мали, Марокко и Нигерию. В отличие от внутренних миграций Индии и Китая, внутриафриканские порождают этнические конфликты. Это понятно: Китай и Индия - целые государства, а Китай, вдобавок ко всему, по сути, мононациональное государство (ханьцы - 92% населения). На 2030 г. в Африке прогнозируется 40–50 млн внутренних мигрантов в возрасте 18–24 года. Ясно, что стабильности это не добавит.

Более спокойная ситуация с внутренней миграцией в Китае и Индии. В Китае внутренняя миграция - из деревни в город, - согласно традиционным оценкам (мне они кажутся существенно завышенными), составляет около 400–500 млн чел., причем она играет большую экономическую роль. А вот внутрииндийская миграция такой роли не играет, внутренние мигранты плохо адаптируются к жизни в новых условиях. Связано это прежде всего с мощными кастовыми и региональными идентичностями, которые в Индии намного сильнее, чем общегосударственная идентичность. Индия, как считает ряд специалистов, - это не столько целое, сколько сумма штатов. Одно из ярких отражений этого - сохранение и развитие регионального кино, которое, в отличие от Болливуда, неизвестно на Западе. Это Колливуд (Ченнаи/Мадрас) - по названию студий в Кодамбаккаме; Толливуд (от Толлигунге) в Колкате; фильмы на бенгали, телугу.

Согласно прогнозам, в ближайшие десятилетия 300 млн индийцев уйдут из деревни в город, и это станет миграционным шоком. Если учесть, что Индия - уже и так один из мировых лидеров по приему трудовых мигрантов из-за границы, то шок может оказаться очень сильным. В Индию в основном едут люди из соседних стран, где ситуация еще хуже, чем в Индии, - из Бангладеш и Непала (сейчас население Бангладеш 160 млн, на 2030 г. прогнозируется более 200 млн; у другого соседа Индии, Непала, - 29 млн, на 2030 г. - около 50 млн).

Индийская диаспора за пределами Индии - 25 млн (в 2010 г. они дали стране 50 млрд долл.), а если брать выходцев из всей бывшей Британской Индии, то диаспора - 50 млн. Кстати, в Индии с 2003 г. 9 января празднуют День индийской диаспоры (Праваси Бхаратия Дивас), приуроченный к дате возвращения М.К. Ганди на родину из ЮАР в 1915 г. Несколько отвлекаясь, отмечу, что, несмотря на бедность, Индия охвачена мобильной телефонной сетью. Если в 2003 г. было 56 млн абонентов, то в 2010 г. - 742 млн, а сейчас уже близко к 900 млн. Это связано с дешевизной платы: 110 рупий (2 евро в месяц), есть и совсем дешевый тариф - 73 рупии.

Китай приветствует миграцию своих граждан в стратегически важные зоны в Африке. Здесь китайская диаспора - 500 тыс., причем половина из них живет в ЮАР. Из 700 тыс. молодых китайцев с дипломами, покинувших страну с 1978 по 2003 г., 160 тыс. вернулись в Китай.

Сегодня аналитики все чаще сравнивают составные части "Киндафрики" по линии образования. Прежде всего нужно отметить, что на сегодняшний день 40% нынешней мировой молодежи в возрасте 20–25 лет получают высшее образование. В канун Второй мировой войны эта цифра была всего лишь 5%. Я не говорю о качестве этого образования, оно снижается во всем мире. Количественно же число образованных растет - прямо по Михаилу Ивановичу Ножкину: "образованные просто одолели".

В "Киндафрике" с минимум миниморум - грамотностью - дела обстоят следующим образом: в Китае грамотных 90%, в Индии 68%, в Африке 65% - колоссальный контраст с ситуацией 1950 г., достаточно сравнить нынешнюю Индию с Индией 1950-х, знакомой нам по фильмам с Раджем Капуром ("Бродяга", "Господин "420" и др.). В индийском штате Керала вообще 90% грамотных - результат того, что у власти в штате часто оказывались коммунисты. В настоящий момент Индия и Африка по грамотности находятся примерно на том уровне, где КНР была в 1980 г., т.е. налицо 30-летнее отставание.

Сейчас много говорят об "экономике знаний". По большей части, это такая же идеологическая фальшивка, как "постиндустриальное общество" или "устойчивое развитие". Достаточно взглянуть на то, как выводятся некоторые показатели "экономики знаний": количество часов, которые обучающиеся проводят в учебных заведениях, множится на количество людей. Так, в США с 1980 по 2010 г. число лет обучения увеличилось с 1,7 млрд до 2,4 млрд, а в Китае - с 2,7 млрд до 7,5 млрд. В Африке из-за роста населения эта цифра в 2050 г. может достичь 10 млрд, и Африка по формальным показателям станет одним из лидеров "экономики знаний". Ясно, что все это фикция - такая же, как, например, замена термина "слаборазвитые страны" на "развивающиеся". Только вот вопрос: развивающиеся как - прогрессивно или регрессивно?

В рейтинге ведущих университетов мира "киндафриканские" представлены минимально. Китайские университеты - Пекинский, Гонконгский и Циньхуа - занимают соответственно 154-е, 174-е и 184-е места в списке 500 ведущих университетов мира; в этой полутысяче есть также 3 индийских и 3 южноафриканских (кстати, более половины всех африканских студентов учатся в ЮАР и Нигерии). В первой сотне 59 университетов - американские, 32 - европейские (из них половина - британские), 5 - японские (в частности, занимающий 20-е место Токийский университет). Разумеется, уровень индийских и африканских университетов ниже, чем таковой ведущих западных, однако следует помнить, что рейтинги университетов - это не столько отражение объективной картины, сколько орудие психоисторической войны Запада. Китайцы, в отличие, например, от РФ эти рейтинги не принимают - и правильно делают. Реальный уровень англо-американских университетов, их преподавателей и студентов не так уж и высок - свидетельствую как человек, читавший лекции в далеко не худших университетах США и Великобритании и имеющий возможность сравнить их с университетами РФ, Китая, Индии и Японии (тоже далеко не худшими).

В "Киндафрике" лидер в сфере образования - Китай, впрочем, как и в сфере экономики. При этом, однако, следует постоянно помнить одну вещь. Китайские экономические реформы 1980-х годов и китайский рывок конца ХХ - начала XXI в. (главным образом на британские, голландские и в меньшей степени швейцарские деньги) во многом был проектом определенной части западной элиты. Создание в Восточной Азии производственной зоны, основанной на дешевой сверхэксплуатируемой рабочей силе, имело целью насыщение дешевой продукцией рынков Западной Европы и США. В отличие от советского "экономического чуда" 1950-х годов, модернизация КНР с самого начала была внешне ориентированной и органично встроенной и в планы протестантских элит Западной Европы, и в мировую капиталистическую экономику, ни в коем случае не будучи альтернативным ей вариантом развития.

Источник - Завтра
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1512684960

Azattyq TV
Китай обвинили в создании «центров перевоспитания» для казахского меньшинства
Декабрь 08, 2017

Настоящее Время

0:00:30 /0:04:01
Прямая ссылка
Поделиться

Родственники этнических казахов, которые живут в Китае, заявили, что власти притесняют это этническое меньшинство «за связь с исторической родиной». По их информации, у казахов в Китае отбирают паспорта и даже отправляют в так называемые «центры политического воспитания».
Смотреть ТВ программы

x .
Почему монголы перешли на русский алфавит
10:19 08.12.2017

Главное достояние любого народа – это его язык и письменность. Они придают самобытность, позволяют утвердить национальную идентичность, выделиться среди других. За свою многовековую историю монголы успели перепробовать около десяти различных алфавитов, сейчас этот народ, в основном, использует кириллицу. Как потомки завоевателей, основавших Золотую Орду, перешли на письменность, сходную с русской? И почему не латиница или старомонгольское письмо?

Алфавитов много, язык один

Разработать алфавит, подходящий для монгольского языка и всех его диалектов, пытались многие. Сам легендарный полководец Чингисхан, создавая огромную империю, озаботился необходимостью завести документооборот, чтобы записывать приказы и составлять договоры.

Есть легенда, что в 1204 году после победы над племенем найманов монголы захватили в плен писца, которого звали Тататунга. По приказу Чингисхана он создал для завоевателей письменность, основанную на родном для него уйгурском алфавите. Все документы Золотой Орды были составлены с использованием разработок пленного писца.

Характерной особенностью старомонгольской письменности является ее вертикальная направленность: слова пишутся сверху вниз, а строчки располагаются слева направо. Некоторые исследователи объясняют этот факт тем, что воину, скачущему на своем боевом коне, легче было читать свитки, составленные именно таким образом.

В 90-е годы XX века на родине Чингисхана старомонгольской письменности был возвращен официальный статус, но сфера ее применения ограничена логотипами фирм и названиями организаций, поскольку этот алфавит устарел, он не соответствует современному произношению. Кроме того, старомонгольская письменность не удобна для работы за компьютером.
Впрочем, модифицированный вариант этого алфавита используется во Внутренней Монголии – регионе Китая, где основное население составляют потомки легендарных завоевателей.
В дальнейшем существовало еще несколько вариантов монгольской письменности. Например, в конце XIII века тибетский монах Пагба-лама (Дромтон Чогьял Пагпа) разработал так называемое квадратное письмо, основанное на символах китайской фонетики. А в 1648 году еще один монах – Зая-Пандита Ойратский – создал тодо-бичиг (ясное письмо), ориентируясь на тибетскую письменность и санскрит. Монгольский ученый Богдо Дзанабадзар в конце XVII века разработал соëмбо, а бурятский монах Агван Доржиев (1850-1938 гг.) – вагиндру. Главной целью этих ученых было создание алфавита, наиболее подходящего для перевода священных текстов на монгольский.

Письменность – вопрос политический

Использование тех или иных символов для записи языка – это не столько вопрос удобства и лингвистического соответствия, сколько выбор сферы политического влияния. Применяя один алфавит, народы неизбежно сближаются, входят в общее культурное пространство. В ХХ веке Монголия, как и многие другие страны, активно стремилась к самоопределению, поэтому реформа письменности была неизбежной.

Революционные преобразования в этом азиатском государстве начались в 1921 году, вскоре на всей территории Монголии была установлена социалистическая власть. Новое руководство задумало отказаться от старомонгольской письменности, использовавшейся для перевода идеологически чуждых коммунистам религиозных текстов, и перейти на латиницу.

Однако реформаторы натолкнулись на решительное сопротивление многих представителей местной интеллигенции, одни из которых были сторонниками модификации старомонгольской письменности, а другие утверждали, что латиница не подходит для их языка. После обвинений в национализме и волны репрессий второй половины 30-х годов ХХ века у реформаторов от языкознания просто не осталось противников.

Латиница была официально утверждена в Монголии 1 февраля 1941 года, модифицированный вариант этого алфавита стал использоваться для печати газет и книг. Но не прошло и двух месяцев, как это решение руководства страны было отменено. И 25 марта 1941 года народу объявили о скором переходе на кириллицу. С 1946 года этот алфавит стали использовать все СМИ, а с 1950 года на нем начали составлять юридические документы.
Безусловно, выбор в пользу кириллицы был сделан монгольскими властями под давлением со стороны СССР. В то время языки всех народов РСФСР, Средней Азии и соседних государств, находившихся под сильным влиянием Москвы, были в приказном порядке переведены на кириллический алфавит.
Только у жителей Внутренней Монголии, входящей в состав КНР, осталась прежняя вертикальная письменность. В результате, представители одного народа, разделенные границей, пользуются двумя разными алфавитами и не всегда понимают друг друга.
В 1975 году под руководством Мао Цзедуна началась подготовка к переводу языка Внутренней Монголии на латиницу, но смерть главы китайской коммунистической партии не позволила осуществиться этому плану.

Сейчас некоторые монголы, являющиеся гражданами КНР, используют кириллицу, чтобы подчеркнуть свою национальную идентичность в противовес ассимилирующему влиянию китайских властей.

Кириллица или латиница?

В отличие от русского алфавита в монгольском варианте кириллицы есть две дополнительные буквы: Ү и Ө. Разработчикам удалось разграничить диалектные звучания звуков Ч и Ц, Ж и З, Г и Х, О и У, Ө и Ү. И все же, полной корреляции между написанием и произношением такой вариант письменности не дает.
Хотя латиницу тоже нельзя назвать подходящим алфавитом для монгольского языка, в таком варианте письменности есть свои недостатки. Далеко не все звуки совпадают при написании и произношении.

В 1990-е годы на волне отказа от коммунистической идеологии и поиска дальнейшего пути развития была попытка вернуть старомонгольскую письменность, но она завершилась неудачей. Этот алфавит уже не соответствует веяниям времени, а переводить все научные термины, формулы, учебники и делопроизводство в стране на вертикальный вариант написания оказалось нецелесообразным, затратным и трудоемким процессом. Такая реформа потребовала бы много времени: пришлось бы ждать, когда учителями начнут работать представители следующего поколения, получившего образование на старомонгольском.
В результате, придав исконному алфавиту статус официального, монголы используют его лишь в декоративных целях, продолжая писать на кириллице, хотя в стране время от времени и раздаются призывы к переходу на латиницу.

Желая продемонстрировать свою национальную независимость, в конце ХХ – начале XXI века государства Средней Азии отказались от кириллического алфавита, навязанного им в эпоху СССР. Даже в Татарстане, входящем в состав России, пошли разговоры о реформе письменности. Этот процесс активно лоббирует Турция, которая перешла на латиницу в 1928 году, а также ее союзники по НАТО – Великобритания и США, заинтересованные в распространении своего культурного влияния в Азии.
Однако переход Монголии на латиницу маловероятен сразу по нескольким причинам.

Во-первых,

эта страна не относится к числу тюркоязычных государств,
в отличие от соседей из Средней Азии,

и поэтому мнение официальной Анкары

не имеет большого значения в Улан-Баторе.

Во-вторых,
у монголов нет сильного желания дистанцироваться от России.
Несмотря на репрессии 30-х годов ХХ века, в этой стране помнят и хорошее, что было сделано с помощью СССР: строительство предприятий, больниц, образовательных центров, объектов инфраструктуры.

В-третьих,

жители Монголии опасаются усиления влияния Китая,
стремящегося ассимилировать все соседние народы.
Кириллица служит своеобразным культурным буфером, не позволяющим лишить монголов национальной самобытности.
Кроме того, как мы упоминали выше, латиница также не вполне подходит для монгольского языка, как и кириллица. Поэтому особого смысла менять один алфавит на другой жители этой страны не видят.

7.12.2017 /

Источник - russian7.ru
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1512717540

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Докажите, что вы не спам-робот.
Fill in the blank.