Итоги столичного года: От обрушения в Шахане до заморозки средств Нацфонда

Уходящий 2017 год в Казахстане подтвердил давнюю истину: «История повторяется дважды: сначала в виде трагедии, потом в виде фарса». Год начался с обрушения подъезда в карагандинском Шахане от взрыва котельной в подвале, который можно считать олицетворением латания дыр - наши власти борются с ними все 25 лет Независимости, но свищи становятся все больше и все чаще напоминают о себе. Закончилось же все заморозкой за рубежом 22 миллиардов долларов Нацфонда - то есть напоминанием о том, что на своей территории власти Казахстана может и всесильны, но вот распространить свое влияние на Запад им никакой Евразийский экономический союз не поможет.

Обрушение в Шахане должно было случиться рано или поздно: любому строению приходит конец, тем более тем хрушевкам, которые понастроили в советское время для расселения населения из коммуналок. Срок жизни таких строений изначально исчерпывался построением коммунизма, при котором каждая советская семья должна была получить (по заверениям Кремля) по отдельной благоустроенной квартире. Но СССР развалился, а построенные при нем здания разваливаться не собирались, давая надежду новым властям на то, что авось обойдется. Ипотека и новые жилищные программы проблему не решили, у кого-то в Астане и в Алматы появилось по десятку квартир, а в глубинке в «хрущевках» люди продолжали и продолжают ютиться впятером - вшестером на 33 квадратных метрах.

Вдобавок с развалом Союза «крякнула» и плановая экономика, при которой в каждом населенном пункте была своя ТЭЦ или хотя бы котельная, заточенная на централизованное отопление. В итоге в лихие 90-е многие многоэтажки в районных центрах опустели - не костры же в них было жечь для того, чтобы согреться, а в некоторых установили автономные котельные. Естественно, дешевые, естественно, ненадежные, а потому опасные. Опасные, как показал Шахан, для жизни жильцов: в первый день 2017 года в 22.40 в подвале одного из подъездов 60-квартирного жилого дома в поселке Шахан взорвался паровой котел, подъезд обрушился - и унес жизни девяти человек, в том числе - троих детей.

Всего пострадало 15 квартир, жильцов оставшейся части дома эвакуировали и приступили к разбору завалов. По данным городского акимата, на момент аварии в доме было 118 жителей, в четвертом подъезде, который пострадал в результате взрыва, с учетом пришедших в гости, находились около 30 человек, то есть погибших могло быть гораздо больше. Родные каждого погибшего получили по миллиону тенге материальной помощи, их переселили - но дом-то остался. И еще множество таких же домов по всей стране с котельными замедленного действия в подвалах: казалось, что после такого жуткого происшествия власти немедленно выделят деньги на переселение людей из аналогичных строений или по крайней мере на подключение таких домов к центральному отоплению.

Но нет, о Шахане вновь вспомнили на заседании правительства в начале сентября, когда премьер-министр Казахстана Бакытжан Сагинтаев потребовал от министерства энергетики и акиматов областей исключить возможности возникновения чрезвычайных ситуаций в новом отопительном сезоне. «Держите на контроле, особенно город Темиртау, чтобы не повторилась прошлогодняя ситуация, и хотелось бы надеяться, что ситуация, которая была по Шахану, не повторится в этом году», — сказал Сагинтаев принимавшему участие в заседании посредством селекторной связи заместителю акима Карагандинской области Анатолию Шкарупе. И поинтересовался, сколько еще потенциально опасных котельных в подвалах осталось в Карагандинском регионе.

«Что касается вопроса выноса автономных систем отопления, то из 30 таких систем до начала отопительного сезона мы планируем вынести 18-ть , — заявил Шкарупа. — На сегодня произведен вынос восьми систем, еще 10 будут установлены до начала отопительного сезона, в том числе за счет небюджетных источников, все в поселке Шахан», — добавил он. По его словам, вынос оставшихся 12 систем из подвалов домов запланирован на следующий год, что связано с необходимостью разработки проектно-сметной документации. «Это касается тех домов, на которых используются менее опасные горизонтальные котлы, в основном поселок Агадырь. Для недопущения ЧС в этой сфере проведено обследование котельных, и на постоянной основе проводится обучение работников выдаче соответствующих документов», — заверил Шкарупа.

С отоплением в стране вообще «весело», поэтому нынешнему премьер-министру и приходится лично посещать котельные ТЭЦ-2 «Арселор Миттал Темиртау», которое отапливает Темиртау: в январе 2017 года они так эффективно это делали, что возмущение жителей многоэтажек дошло до Астаны. Видимо, увиденное нынешней осенью в Тимертау Сагинтаева также не сильно порадовало, потому что на этой станции он сконцентрировал внимание министра энергетики Каната Бозумабева отдельно. «Я прошу, чтобы сразу же доложили по ситуации «Арселор Миттал Темиртау» на ТЭЦ-2: в ходе поездки посещали мы ее, но, положение, по-моему, все еще сложное», — сказал премьер. Увы, глава министерства энергетики тогда особо ничем главу правительства порадовать не смог.

«Согласно разработанного графика, на ТЭЦ запланирован ремонт двух котлов и одной турбины. На начало сентября завершен ремонт двух котлов, №2 и №5, проводится ремонт котла №6 и турбины №2, при этом отмечены аварийные остановки котлов ТЭЦ-2 этой станции после проведенных ремонтов, что демонстрирует некачественное выполнение ремонтных работ уже в этом году», — признал Бозумбаев. А заместитель акима региона Анатолий Шкарупа добавил к этому лишь то, что объем ремонта на ТЭЦ «Арселор Миталл Темиртау» в этом году более чем в два раза превышает годовые объемы за предыдущие три года. Но гарантировать беспроблемное прохождение отопительного сезона не смог. В общем, Темиртау придется смириться с тем, что руководство комбината воспринимает зиму в Казахстане, как нечто смахивающее на зиму в Индии: все ходят в одних рубашках и танцуют для сугреву…

Пока премьер безуспешно разбирался с отоплением, казахстанское следствие в феврале решило разобраться с беглым банкиром Мухатром Аблязовым, воззвав к его … законопослушности. Национальное бюро по противодействию коррупции РК опубликовало в СМИ уведомление о том, что бывшего банкира вызывают на допрос в Астану. Ход был новым словом в мировой следственной практике: даже Штаты не пытались Осаму бен Ладена через СМИ приглашать на допрос, но мы и тут оказались впереди планеты всей: обвиняемого в хищениях бывшего главы казахстанского БТА Банка, деятельность которого является предметом уголовного расследования в России, Казахстане и на Украине, пытаются пригласить на огонек.

Бывшему банкиру, который, если верить следствию, является матерым уголовником, совершившим целый ряд преступлений, в том числе мошенничество, подделку  документов, злоупотребление полномочиями и нанесшего трем государствам ущерб в несколько миллиардов долларов, предложили явиться самостоятельно. Видимо, признав его неуловимым: дело против него было возбуждено в 2009 году, после чего банкир бежал из Казахстана и долгое время проживал в Великобритании, но был вынужден покинуть и эту страну. Ранее государственный совет Французской Республики (высшая административная инстанция) отменил решение премьер-министра Франции о выдаче Аблязова России по экстрадиционному запросу Российской Федерации и освободил его из-под ареста.

Реакция Аблязова на это обращение была предсказуемой: на своей странице в Facebook Аблязов разместил фото нескольких галстуков с «жизнерадостными» рисунками. «Друзья, какой галстук надеть 10 февраля 2017 года?», — подписал он снимок (10 февраля ему и предписывалось прибыть на рандеву с прокурорами). Любопытно, что приглашение последовало после того, как в конце января в Казахстан был экстрадирован бывший заместитель председателя правления БТА Банка Жаксылык Жаримбетов, который покинул Казахстан после возбуждения уголовного дела по БТА Банку. Жаримбетова экстрадировали на родину из Турции, где он был задержан с поддельным паспортом. После демонстративного отказа Аблязова от свидания с казахстанским следствием, председатель агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции Кайрат Кожамжаров в начале декабря публично заявил, что, несмотря на политизацию своего статуса, Мухтар Аблязов, а также Виктор и Лейла Храпуновы не смогут уйти от ответственности.

«За последние 10 лет в страну из 205 коррупционеров, скрывающихся за пределами Казахстана, возвращены 152. Однако продолжают скрываться за рубежом бывшие министры и акимы, похитившие свыше 8 миллиардов долларов. В первую очередь, это лидеры ОПГ Аблязов и чета Храпуновых. Мы уверены, что, несмотря на политизацию своего статуса, они не уйдут от ответственности», — сказал Кожамжаров в ходе международной конференции по вопросам противодействия коррупции в Астане. Он добавил, что в результате партнерства с иностранными коллегами каждый сбежавший коррупционер понесет наказание, назначенное судьей, и для этого государства должны объединить усилия в исключении двойных стандартов при выдаче преступников и возврате активов.

«Важнейшая задача — на ранних стадиях выявлять тех, кто преступным образом распоряжается государственными средствами, и предотвращать вывод капитала из страны. Возвращать из других юрисдикций беглых преступников и похищенные активы — это актуальные вопросы для каждой страны. Сейчас мировым сообществом проводятся активные меры по деоффшоризации, раскрытию данных о владельцах счетов в иностранных банках», — сказал глава агентства. В ходе конференции он проинформировал, что сегодня заключены договора о выдаче и возврате активов более чем с 40 государствами, в том числе с Испанией, Турцией, Польшей, Японией, Южной Кореей и Объединенными Арабскими Эмиратами.

Сказанное главой антикоррупционного ведомства легло на благодарную почву - за два дня до спича Кожамжарова президент Казахстана Нурсултан Назарбаев эмоционально призвал возвращать в Казахстан капитал, размещенный за рубежом, а также погрозил казахстанцам, предпочитающим выводить деньги за границу. После чего никто сильно не удивился тому, что Кожамжаров стал Генеральным прокурором Казахстана: он же фактически пообещал сделать то, чего не смогло сделать предыдущее руководство, вернуть в страну беглецов. Официально-то версия была другая - не Кожамжаров пошел на повышение, а экс-генпрокурор Жакип Асанов, приучив надзорный орган к чтению философских трактатов, пошел сеять разумное, доброе и вечное в Верховный суд. Но суть в том, что генпрокуратура теперь просто вынуждена будет делать все возможное и невозможное, чтобы оправдать уверенность Кожамжарова в поимке беглецов…

Ну, а в марте всей стране было предложено не менее увлекательное чтиво, чем труды излюбленного нынешним главой ВС Асановым Гандопаса: поправки в 26-ю статью действующей Конституции Республики Казахстан стали взбудораживающим стимулятором процесса общественного обсуждения предстоящей конституционной реформы. Именно на такой эффект, по мнению политолога Султанбека Султангалиева, они и были рассчитаны. Напомним, что с января 2017 года в Казахстане началось всенародное обсуждение конституционных поправок. В числе предлагаемых поправок пользователи Казнета обратили внимание на статью 26 Конституции, касающуюся частной собственности.

В проекте поправок первый пункт статьи предложен в следующей редакции: «Каждый может иметь в частной собственности любое законно приобретенное имущество» вместо существующей «Граждане Казахстана могут иметь в частной собственности любое законно приобретенное имущество». Пользователи в связи с этим задавали вопросы о том, смогут ли иностранцы владеть землей в Казахстане (весной 2016 года, если кто забыл, в Казахстане земельный вопрос обострился - и вылился в стихийные митинги). В начале марта этого года в ходе обсуждения предложенных поправок глава государства предложил не вносить изменения в названную статью и оставить ее в прежней редакции.

Как считает политолог, решение президента о желательности сохранения прежней формулировки 26-й статьи является логичным проявлением взвешенного государственного подхода к данной проблеме. «Есть двоякое толкование данной инициативы рабочей группы по перераспределению полномочий между ветвями власти. Одна версия считает, что именно под новой поправкой пытались завуалировать и узаконить продажу земли иностранцам. Вторая разновидность общественной версии склоняется к тому, что данные поправки были пробным и в то же время отвлекающим шаром в лузах политического бильярда. Лично я склоняюсь к последней трактовке», — отмечает Султангалиев. В то же время, по его ощущениям, диссонанс попытки изменения 26-й статьи нарочито бросался в глаза, на что обратили внимание практически все эксперты, так как никакого отношения к заявленному процессу перераспределения полномочий вопрос о собственности граждан или «каждых неграждан» Казахстана не имел.

Политолог считает, что попытки «недалеких, но верноподданных остепененных» юристов обосновать данное нововведение предсказуемо встречали неприязненный отпор сообщества. Таким образом, по мнению эксперта, заявление президента является очередной победой Акорды над своими политическими оппонентами, сфокусированными сейчас в основном за рубежами Казахстана. «По сути, я вам скажу откровенно, своими воплями о том, что «Назарбаев хочет продать казахскую землю» эта горе-оппозиция устилала розами путь к заявлению президента», — заявил Султангалиев. По итогам обсуждения вопросов перераспределения полномочий между ветвями государственной власти глава государства отметил, что проведена большая работа по сбору, обработке и анализу предложений по проекту конституционных реформ, вынесенных на всенародное обсуждение, однако референдума по поправкам в Конституцию не будет, так как обсуждаемые реформы носят второстепенный характер и внесение изменений обсудят в парламенте.

В декабре же Назарбаев в интервью казахстанским СМИ сам вспомнил об этих поправках, заявив, что самое главное, чтобы конституционную реформу одобрили казахстанцы, и при этом «не важно, что о нас говорят за бугром». «Тридцать пять полномочий по закону, определенным президентом, переданы в парламент или в правительство. Роль парламента повысилась намного, я считаю. Роль правительства поднялась, — заявил президент. - Хорошо, когда есть президент, на которого можно все свалить, если что-то не получается. Пойти, получить разрешение и сказать: «Президент сказал». Нет, чтобы предложить самому, так всегда легче. Когда Советский Союз был, крыша над головой, тоже можно было пойти сказать, что чего-то не хватает, пошел, выпросил, договорился, согласовал и с меня как с гуся вода — пусть там отвечают. Поэтому надо дать больше полномочий и ответственности правительству за конкретные исполнительные дела, больше дать прав парламенту как законодательной власти по контролю над исполнительной. То, что мы сделали, думаю, правильно», - добавил он.

Правительство же наше чудит так, что мало никому не кажется: в апреле наше министерство энергетики устами бывшего ныне вице-министра Асета Магауова, заявило, что не обеспечивающий стопроцентно внутренний рынок Казахстан рассчитывает побороться с Россией за рынки сбыта нефтепродуктов после модернизации НПЗ. «В данной ситуации мы все смотрим на российский рынок. Он помогает нам преодолеть возможные дефициты, но тенденция идет к тому, что потребление в целом нефтепродуктов на их основных рынках снижается. То есть Европа снижает потребление нефтепродуктов, при этом объем производства в России остается на высоком уровне. То есть потенциально после завершения модернизации наших заводов у нас будет определенная конкуренция с российскими продуктами за рынки сбыта, как внутри Казахстана, так и за другие рынки», — сказал Магауов на брифинге в службе центральных коммуникаций в конце апреля.

В октябре же премьер-министр Казахстана Сагинтаев вынужден был уволить как Магауова, так  и заместителя председателя правления национальной компании «КазМунайГаз» Данияра Берлибаева за дефицит бензина марки АИ-92 на внутреннем рынке. После триумфального заявления Магауова о конкуренции с Россией за иноземные рынки в мае Павлодарский НПЗ (ПНХЗ) попросил отсрочить свой ремонт из-за срыва сроков поставки оборудования для финальной модернизации. Минэнерго тогда эту просьбу приняло — и ПНХЗ совпал в результате с ремонтной фазой Атырауского НПЗ осенью. Минэнерго, давая добро на перенос сроков ремонта ПНХЗ, пополнять недостающий баланс на рынке российским бензином, но стоимость  российского топлива на границе с Казахстаном выросла с 517 до 573 долларов за тонну. А антимонопольщики стегали казахстанские АЗС за любое повышение цены сверх установленной - и бензин в страну перестал завозиться. 

В конечном счете все это и привело к дефициту топлива, который был ликвидирован только к ноябрю. Дефицит бензина произошел в этом году из-за головотяпства и упущения руководства ответственных органов, считает президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, полностью поддержавшего кадровые последствия этого вопроса. «В данном случае глубинных причин не было, это было полное головотяпство, и упущение соответствующих органов и людей, которые возглавляют. Мы нефтеперерабатывающие заводы ремонтируем ежегодно, останавливаем на ремонт – тоже надо разобраться, почему именно в это время — после уборки ждем и останавливаем. Ну, заранее к этому всегда готовились, в мае месяце принимали решение и накапливали ресурсы. Этого не сделано было. Вот и все. Потом восстановили», — заявил Назарбаев.

Но правительству громких заявлений было мало - и в мае оно пообещало рассмотреть запрет на ношение одежды, которая не соответствует традициям народа Казахстана, вместе с экспертами и специалистами, сообщил тогда официальный сайт кабинета министров страны. «Конечно, у нас сохраняется право каждого гражданина одеваться так, как ему угодно. Вместе с тем необходимо проводить разъяснительную работу с теми гражданами, которые следуют наставлениям, чуждым нашему народу», - сказал по этому поводу министр по делам религий и гражданского общества Нурлан Ермекбаев. И привел в пример страны Ближнего Востока, где установлены строгие требования к одежде как для своих граждан, так и для иностранных туристов. При этом даже люди с иным вероисповеданием, приезжая в эти страны, следуют принятым правилам в отношении внешнего вида. Тут весьма примечательно, что гипотетические запреты и касались как раз ближневосточной одежды, но да Бог с ним: главное, что к сентябрю стало известно, что в западных регионах страны родителей, которые не пускают своих детей в школу или не разрешают дочерям снимать там платки, обяжут заплатить штраф.

Об этом сообщил сайт «Ак Жайык»: в принципе, штраф в размере десяти МРП или более 22 тысяч тенге предусмотрен по административной статье 409 КоАП РК, часть 2 «Невыполнение или ненадлежащее выполнение обязанностей, предусмотренных законодательством РК в области образования, родителями или иными законными представителями».  По словам начальника отдела департамента по контролю в сфере образования Атырауской области Аманбая Хусынова, если школьница повторно нарушает требования по форме, ее родителям придется заплатить штраф вдвое больше согласно решению суда, куда обратятся уполномоченные органы. «В нашем департаменте такие факты пока не зарегистрированы», — цитирует «Ак Жайык» слова Хусынова. По словам же начальника областного управления по делам религий Атырауской области Кайроллы Кошкалиева, в результате разъяснительной работы, которая ведется с прошлого года, 96 родителей из 136 согласились со школьными требованиями, и их дочери сняли платки.

В общем, не вдаваясь в теологические подробности, стоит отметить, что в Казахстане власти все чаще предпочитают не вступать с обществом в диалоги, а добиваться своего штрафами и иным административным давлением. Тенденция более чем тревожная, потому что сегодня эти инструменты  апробируются в отношении носителей хиджабов, а завтра их начнут переносить на других, вполне светских «нарушителей». Которые, к примеру не понимают, почему загрязнять воздух на улице выхлопными газами автотранспорта и печного отопления можно, а курить и выбрасывать в воздух никотин - нельзя.

Да и с любителями религиозных одеяний не все так просто, как кажется нашим министерствам и ведомствам, на что еще в апреле указала глава Ассоциации центров исследования религии Юлия Денисенко: по ее мнению, запрет определенной религиозной одежды в Казахстане повлечет за собой конфликт с принципом свободы совести. «Ограничения законодательные могут распространяться не только на людей, которые исповедуют идеологию экстремизма и терроризма, но и на людей, абсолютно мирно следующим своей религии. И это не обязательно относится к исламу – это относится и к христианским, индуистским организациям, - отмечает эксперт. - Нужно смотреть не на то, что на голове, нужно смотреть на то, что в голове. То есть ни одного человека нельзя по внешним признакам дискриминировать. Здесь как раз противоречие. Ведь не только человек, находящийся в радикальной группе, считает общество чужим, зараженным шайтанами. Но и общество человека отвергает его тоже по внешним признакам. Вместо того, чтобы мы этого человека заняли чем-то другим, относились к нему нормально… люди шарахаются, как от прокаженных, от девушек в хиджабах, показывают пальцем, и, тем самым, даже способствуют их радикализации», - добавляет она.

Более того, отмечает Денисенко, можно повстречать «полуголую девушку», которая «будет нести радикальную идеологию в себе и готовиться к теракту». «Потому что есть такое понятие – «такийя»: я притворяюсь, чтобы никто не узнал, кто я, какие у меня в голове мысли. И здесь надо говорить не о снятии со всех мусульман платков, а о работе спецслужб, об ответственности самого населения гражданского за то, что происходит рядом с нами. Ведь многие перекладывают ответственность на государство. Но ответственность за то, что происходит с их близкими, они не готовы взять на себя, максимум могут обсуждать это на кухне», - добавляет она. Но мы как всегда идем тем же путем, что и в вопросе с конкуренцией с Россией по бензину: сначала что-то провозглашаем, а потом начинаем думать, как слово наше отзовется. Между тем, отозваться оно может весьма серьезно: сам факт введения каких-либо запретов на внешние религиозные атрибуты может быть использован теми самыми радикалами для соответствующего настроя новых своих единомышленников…

Ладно бы, наши власти маху давали во всяких тонких материях, вроде отношений с религиозными течениями, так мы и в отношениях с презренным металлом - сребром и златом - умудряемся наступать на одни и те же грабли. Инвестирование средств Единого накопительного пенсионного фонда, как выяснилось, было далеко от идеала: летом выяснилось, что более 71 миллиарда тенге нацбанк как управляющий ЕНПФ вбухал в Международный банк Азербайджана, а тот взял - и обанкротился. И ладно бы просто обанкротился в одночасье, в ходе раскрутки ситуации с этой «инвестицией» ЕНПФ СМИ и депутатами выяснились следующие интимные подробности - в то же самое время, когда Нацбанк вкладывался в азербайджанскую структуру, из нее, теряя тапки на ходу, бежали некоторые казахстанские частные структуры.

Несмотря на то, что это было сделано в бытность Кайратом Келимбетовым руководителем Нацбанка, в июне он был введен в совет директоров Единого накопительного пенсионного фонда в качестве главы международного финансового центра «Астана». На этом смутные сомнения казахстанцев насчет сохранности их пенсионных накоплений терзать не перестали: в конце 2016 года правоохранительные органы сообщили о расследовании в связи с масштабными хищениями средств в ЕНПФ. И в сентябре Келимбетову пришлось ответить на ряд неудобных вопросов. Однозначно он ответил только на один из них – про деньги Единого накопительного пенсионного фонда (ЕНПФ), инвестированные в обанкротившийся Международный банк Азербайджана.

«В течение трех месяцев, летом, шли переговоры по реструктуризации задолженности Международного банка Азербайджана перед ЕНПФ, — сказал Келимбетов. — Эти переговоры завершились заключением соглашения о реструктуризации, в рамках которой основная сумма долга – 250 миллионов долларов − сохранена». В общем, по словам Келимбетова, подтверждение было сделано на самом высоком уровне и поводов для беспокойства «больше быть не должно». Сумма в 250 миллионов долларов будет возвращена Казахстану в полном объеме, хотя и с более низкой процентной ставкой вознаграждения.

На два других вопроса глава МФЦА ответил уклончиво. В частности, про оффшорную зону на территории финансового центра Астана он ответил так: «У этого слова в некоторых кругах экспертов есть негативная коннотация, но есть разные типы офшоров. Лондонская сеть была первым мировым офшором. То есть это то направление, где международные площадки в целом взаимодействуют друг с другом. Больше нам нравится понятие «мидшор», — сказал Келимбетов. - Мы будем присоединяться ко всем инициативам. Казахстан поддерживает такую инициативу, как ФАТФ по борьбе с отмыванием денег, борьбе с терроризмом. Мы будем придерживаться позиции Сингапура, который говорит, что очень строгий регуляторный режим – это лучше, чем некие офшорные схемы, которые быстро появляются и быстро исчезают», - добавил он.

В общем, мы требуем выдать мошенника Аблязова - но сами не против того, чтобы на нашей территории осуществлялись некие финансовые операции, которые впоследствии кем-то могут быть приравнены к сомнительным. При такой позиции - «и вашим, и нашим» - стоит ли удивляться, что в конце года под заморозку в Европе подпали средства нашего нацфонда? На протяжении последних нескольких лет Казахстан оказался вовлечен в серию иностранных судебных процессов. Это было вызвано разбирательством, которое инициировал предприниматель из Молдовы Анатоли (Анатол) Стати и его сын Габриэль Стати, а также их компании. В рамках разбирательства банк Bank of New York Mellon в конце октября согласился "заморозить" средства, находящиеся у него на кастодиальном хранении, в интересах Нацбанка.

Официальная Астана подала в Высокий суд Англии ходатайство, не согласившись с «заморозкой» средств. В Минюсте отмечали, что риски Казахстана ограничиваются суммой арбитражного решения в размере почти 500 миллионов долларов (плюс проценты и судебные издержки), а замороженными оказались 22 миллиарда долларов. Нынешний председатель Национального банка Данияр Акишев пояснил журналистам, что Нацбанк, управляя Национальным фондом, размещает деньги фонда среди внешних управляющих. Средства размещаются в нескольких кастодианах, то есть банках, которые осуществляют учет и хранение финансовых инструментов, в которые инвестируется Нацфонд, а также производят расчеты по ним. Таких кастодианов может быть несколько. По информации Акишева, в одном из кастдодианов — Bank of New York Mellon — в настоящее время находится 22 миллиарда долларов, на которые наложено обременение в рамках иска.

«Очевидно, что сумма иска несопоставима с тем уровнем, который был заморожен, арестован. Мы опротестовывали решение о том, насколько это законно было сделано. Мы обратились в Высокий суд Лондона, суд отказал нам в этой претензии, однако у нас остается возможность для обжалования данного решения. Мы проводим работу по тому, что банк кастодиан неправомерно, на наш взгляд, поступил, обременив эти активы, видя, что сумма иска абсолютно несопоставима», — сказал Акишев. По его словам, проводится активная работа по разморозке средств Нацфонда. Основным органом, который защищает интересы правительства Казахстана является министерство юстиции. В свою очередь Нацбанк оказывает всю необходимую поддержку, в том числе, через наем юридических консультантов.

«Я не думаю, что здесь ситуация находится в какой-то критической фазе или речь идет о какой-то потере активов. Действительно, да, есть юридические споры. Я думаю, они, в конечном итоге найдут свое решение. Мы обладаем достаточно значительной квалификацией и наши консультанты, мы надеемся на них, что они проведут квалифицированную работу, и мы средства Нацфонда будем иметь в том объеме, как имели раньше», — заключил Акишев. По словам же министра юстиции Марата Бекетаева, арест средств означает, что в ближайшее время будет невозможно кому-то передать или продать эти активы. «Управляющий Нацфондом — Нацбанк — выдерживает взвешенную политику, стабильные активы вложены, эти активы остаются в собственности, приносят доходы. Риски ограничены суммой иска — это около 500 миллионов долларов. Никогда 22 миллиардов долларов никто не заберет», — сказал Бекетаев.

Он подчеркнул, что Казахстан не хочет отдавать даже оспариваемую сумму, так как считает, что арбитражное решение было получено мошенническим путем - по его словам, казахстанские власти в начале года представили в английский суд все необходимые документы и доказательства. «Английский суд нас поддержал и сказал, что, да, факты мошенничества присутствуют, и приказал это дело рассматривать в суде в Лондоне», — заключил Бекетаев. А несколько дней спустя директор департамента экспортных контрактов АО «НК «Продкорпорация» Нуржан Мухамеджанов объяснил пассивность своей компании на рынке тем, что у нее отсутствуют денежные средства на проведение закупа - и сообщил, что для исправления ситуации будут использованы средства Нацфонда.

В конце декабря правительство Казахстана на своем заседании приняло решение о выделении средств для закупа у казахстанских сельчан 2 миллионов тонн зерна по стоимости 42 тысячи за тонну. Это связано со стагнацией на зерновом рынке страны: осенью этого года производители не могли сбыть свое зерно по ряду причин — по цене оно не выдерживало конкуренции с российским, хлынувшим в Казахстан на фоне рекордного урожая у соседей. Одновременно с этим начались проблемы с наличием в свободном доступе зерновозов, хотя национальная компания «Казахстан Темир Жолы»  утверждает, что после сбора урожая казахстанским производителям вагонный парк был предоставлен в том же объеме, что и в прошлом году. Логистические проблемы привели к потере покупателей, поскольку зерно не поставлялось им вовремя.

Наконец, третьей составляющей проблем производителей зерна в Казахстане стала пассивная роль традиционного маркетмейкера казахстанского зернового рынка — Национальной компании «Продкорпорация». Которая уменьшила закуп зерна и, к тому же, снизила свою закупочную цену на него — с 42 тысяч за тонну в сентябре до 39 тысяч за тонну к настоящему времени. «Это случилось, поскольку отсутствовали денежные средства, в связи с чем осуществлялся закуп только для исполнения экспортных контрактов», - оправдывался Мухамеджанов на брифинге. Он признал, что все эти компоненты вкупе привели «к паническим настроениям на внутреннем рынке зерна, сокращению спроса и падению цены» на казахстанское зерно. Вместе с тем, по его мнению, нынешняя интервенция государства на зерновой рынок, которая, по словам представителя нацкомпании, будет осуществлена за счет выделения средств из резерва правительства и нацфонда, поможет стабилизировать рынок.

«Закуп будет осуществляться только у сельхозтоваропроизводителей, при этом необходимо будет предоставить минимальный пакет документов: заявка, выписка с лицевого счета по зерновой расписке, копия удостоверения личности и копия документов, подтверждающих право на землепользования земель сельхозназначения, статистическую отчетность о посеве и о сборе урожая», — пояснил Мухамеджанов. Это замечательно, что нефтяные средства помогут нашим фермерам, но до этого они же помогали нашим банкирам и стройкомпаниям - а изначально вроде как заявлялось, что эти деньги неприкосновенны вообще и будут сохраняться для будущих поколений. Теперь же ими затыкаются буквально все щели, которых становится все больше и больше, а часть денег еще и замораживается на иностранных счетах. В общем, многоэтажка в Шахане становится символом деятельности наших властей: пирамида громоздится и громоздится, а потом рушится на головы ничего не подозревающих граждан…

Андрей ЛОГИНОВ, Астана

Комментарии

Да уш. Веселится особых причин нет. Только упование.

Похмелятся надобно-ссс
Длиный какой-то год был 

В общем, многоэтажка в Шахане становится символом деятельности наших властей: пирамида громоздится и громоздится, а потом рушится на головы ничего не подозревающих граждан…

***

Лучше и не скажешь!!!!