Геополитика и Майдан

Оппозиция или власть: кто гонит нас по кругу?

Добро бы Храпунов вспомнил что-то существенное - нет, он приводит якобы сказанные ему (или в его присутствии) слова, которые как бы НАМЕКАЮТ... Виктор Вячеславович, где же вы раньше были? Да даже год назад эти откровения смотрелись бы свежей, читались бы интересней, веры было бы больше. Но после того, как все казахстанцы знают, что у экс-акима Алматы арестованы в Швейцарии счета и он фактически под угрозой экстрадиции в Казахстан, расписывать президента столь густыми черными красками - выдает интервьюируемого с головой: он сознательно произносит всякие "страшные" вещи, чтобы с чистой совестью потом говорить швейцарским прокурорам, что теперь Храпунову в Казахстан никак нельзя, экстрадировать его - все равно что подписать ему смертный приговор. То есть, это интервью сказано даже не столько для казахстанцев (вряд ли даже процент поверивших в это здесь отыщется), сколько для европейцев. Европейцам, точнее, британцам держать под рукой Храпунова, Аблязова, Алиева выгодно - на самом высоком уровне англосаксы дали понять, что наши игры в интеграцию их уже достали, поэтому нам сейчас будут устраивать неимоверно веселую жизнь, с блэкджеком и шлюхами...пардон, с митингами и революциями, гражданскими стычками и религиозными распрями. Короче, в ход пойдет любой ингредиент, способный расщепить наше и без того не шибко спаянное общество. Кстати, возможно, на англосаксов работает и кто-то из наших информационных кудесников - как-то слишком уж спустя рукава они относятся к своим обязанностям, фактически не исполняя их, саботируя процессы или подставляя президента.

На информационном ФРОНТЕ KZ большие перемены

Отныне судьба теневых кураторов СМИ будет зависеть от их лояльности государственному курсу. СМИ будут уводиться от привязки к банкам и ФПГ на эшелонированный госзаказ. С теми, кто априори с этим не согласен, уже разобрались - в частности, уничтожены аблязовские газеты и сайты, при¬становлена работа других независимых СМИ. Последние, скорее всего, будут вытеснены в интернет. Однако, учитывая существование реальной аудитории и довольно высокую степень доверия к этим ресурсам, власти попытаются пойти с ними на определенный компромисс. Отодвинутые на время «карантинных работ» СМИ и их коллективы могут интегрироваться во франшизы и унифицированные проекты, например, вовлечены в реваншистские межгосударственные проекты. Или же - отправлять насущную необходимость общества разоблачать и устранять препоны, которыми в пода¬вляющем большинстве случаев являются царьки местного значения, коррупционные временщики и медлительные ретрограды. Власть все же оценила особую роль СМИ -санитаров леса, поэтому весьма продуктивной будет роль «ассенизаторских СМИ». Осо¬бое внимание будет уделяться тому, чтобы эти СМИ не ушли в амплуа Доренко, а представляли перспективу по риторике депутата Госдумы РФ Хинштейна. Реализация этой концепции начнется борьбой с олигархами и царьками. Если раньше ни одно громкое дело не получало предварительной широкой артподготовки по¬средством СМИ (кроме по Храпунову, Алиеву, частично Аблязову), то теперь «находящиеся в разработке» будут планомерно представляться публике в их истинном виде через СМИ. Горьким примером послужила ситуация с Рыскалиевыми, разоблачение которых по факту не вышло, и образ «подлецов» прочно не приклеился. Однако некоторые заделы есть. По Храпунову СМИ прошлись хорошо. Типаж «Храпунов - вор» действительно приклеился к нему, поэтому его и Лейлы попытки собственной реабилитации в информпространстве оказались малоэффективными. Несколько иная ситуация с Аблязовым. Несмотря на массированный медийный артобстрел, у Аблязова уже существовали собственные артбатареи, которые минимизировали поте¬ри своего «генерала». Однако системная работа по Аблязо-ву в казахстанских СМИ дала некоторые результаты, заставившие публику колебаться. Теперь для властей стало очевидно, что работу по нивели-рованию зарывающихся персон должны начинать СМИ. Отныне будет так - журналисты раскопали, а прокуроры отреагировали, но не наоборот.

Распад «ОСДП-Азат» вскрыл невозможность существования умеренной оппозиции

Чем больше лидеры умеренного буржуазного лагеря обнимались с чиновниками и пытались кулуарно «договориться», тем меньше Ак-Орда всерьез воспринимала деятелей «объединенной» партии, под которой не было массовой социальной базы, а их сторонники расходились, недовольные умеренными заявлениями лидеров. Вспомним хотя бы комедийные шахановские «голодовки», проваленный «молодежный митинг» против Таможенного Союза и «возложения цветов» вместо протестных акций – и все станет ясно. А руководители «Азата» в итоге попали в ловушку, которую описывал в самом начале либеральный публицист Сергей Дуванов в своих статьях. Он предупреждал, что слияние двух буржуазных партий вовсе не означает их усиление, а как раз наоборот приведет к фактической ликвидации структур и актива «Нагыз Ак Жола» на местах и соответственно к потере регистрации. Еще более умеренный Туякбай сейчас будет еще больше эволюционировать в сторону сближения с властью, превратившись в ее тень, а Булат Абилов, потеряв партию, будет формировать альянс с национал-патриотами правого толка в лице Шаханова, Тайжана, Сарыма и К, инициируя очередные референдумы против Таможенного и Евразийского союзов. Это событие, безусловно, не повод для злорадства, а возможность сейчас проанализировать причину поражения и тупика либерально-буржуазной оппозиции, которая оказалась не способной сформировать действенную политическую партию и никогда не смогла бы не только переиграть правящую камарилью на ее поле, но и даже попасть в декоративный Парламент. Это еще раз показывает всем, насколько мало места для политического реформизма существует в Казахстане. Вернее сказать оно полностью отсутствует. И это касается не только партий, но и рабочего движения, где невозможно появление хотя бы даже разрешенных умеренных профсоюзов по типу КТР в России. Поэтому единственный возможный путь в Казахстане для самостоятельных движений и организаций это – политический радикализм. На этом фоне усиление роли революционных теорий и левой идеологии также неизбежно, как и активное участие социалистов и революционеров в уличной политике. Это означает помощь трудящимся массам прийти в политическую борьбу через классовые конфликты, через формирование своих низовых боевых профсоюзов, движений, объединений и в итоге рабочей партии, которая также может быть только революционной.
 

Бахтылы ТУМЕНОВА: НЕВОЗМОЖНО заставить людей НЕ ДУМАТЬ

19 декабря 2012 года в офисе «Аман-саулық», который находится в южной столице, произошло ЧП. Неизвестные, в отсутствии сотрудников фонда, обыскали занимаемые организацией помещения. Без предоставления уведомительных документов, без понятых, путем взлома было изъято имущество организации. Сама президент Фонда с сотрудниками в этот день находилась в деловой поездке в Астане. Следует заметить, офис Фонда располагается в том же здании, где находилась незарегистрированная партия «Алга». «Аман-саулық» является субарендатором. Соседство по жилплощади с народной партией, которую казахстанская Фемида, с подачи органов прокуратуры, признала экстремистской, кажется, вышло боком НПО, миссией которой является физическое и нравственное оздоровление общества, развитие общественного и научного диалогов между государственными органами, общественными организациями и представителями различных социальных слоев населения. Впрочем, ситуацию мы попытались прояснить с самой Бахыт Туменовой, как раз в эти дни прибывшей в Астану с очередным деловым визитом.

«Серый кардинал» в действии…

Обращает на себя внимание тот факт, что во время беспорядков в Жанаозене там уже были журналисты и операторы К+, и оперативно в Интернет сливались ролики, снятые на месте событий. А кто лично обучал сотрудников канала, в тех же заморских Дубаях обращению с техникой, технологии перегона сюжетов в Россию и далее (офисы К+)? Именно Муртабек. Продолжая же рассказ как информационно раскачивался Жанаозен,  давайте отдадим должное:  только начались волнения, как тут же появились заявления Аблязова, "Алги!", всякие экстренные выпуски, рассылки и так далее, нацеленные на раскачивание ситуации, на провоцирование недовольства власть, на поддержку запланированного переворота. Информация пошла очень быстро, буквально через час-полтора после начала событий.

На кого же ты нас оставил, кормилец…

Вопреки тщательно создаваемому образу большого демократа и борца за демократию, Козлов внутри своей группировки создал жесткую иерархическую систему, в которой занял место единственного и несменяемого лидера, держащего все ниточки и вожжи управления. Все алгинцы беспрекословно подчинялись ему, а тех, кто отважился не подчиняться, Козлов выгонял из партии, иногда со скандалами и оскорблениями. Но при этом сам Козлов был таким же исполнителем указаний беглого экс-банкира. Именно Козлов был в «Алга!» тем посредником, который передавал и исполнял решения «мозгового центра» Мухтара Аблязова, а также занимался распределением финансовых средств в региональные офисы. С одной стороны, так требовал Аблязов, который давал деньги и хотел, чтобы партией управлял один человек, без всякой там демократии, чем была исключена вероятность внутреннего мятежа и ухода "Алга!" из-под контроля. Но с другой стороны, это было очень удобного и самому Козлову, которому не требовалось с кем-то соперничать, соревноваться, доказывать свое право на лидерство.

«Арабской весне» не климатит в Казахстане…

В начале «арабской весны» лидеры незаконной партии «Алга!» через свои карманные СМИ активно предсказывали, что  будущее Казахстана и стран Центральной Азии, по аналогии с арабскими странами, также лежит в какой-нибудь "весне". Организаторы жанаозенских беспорядков, кинувшие на бойню людей, скорее всего, рассчитывали на хаос и полный коллапс, т.е. рассчитывали на слабость власти, на то, что она дрогнет под натиском толпы. И в чьем-то воспаленном воображении представилось, будто никто защищать жизни граждан и имущество не будет, хотя это прямое требование закона для полиции, поскольку толпа уже не поддавалась на увещевания и уговоры разойтись. На станции Шетпе толпа погромщиков пыталась поджечь пассажирский поезд вместе с пассажирами, но и здесь нападение было отбито, а погромщики рассеяны… Видно, не тот климат  в Казахстане для "арабской весны". Но кто теперь объяснит это погибшим и их семьям?! Наш соотечественник Мухтар  Аблязов? Юрист-провокаторша, другого слова не Наталья Соколова? Кто?

"Алга!" и "Национал-большевистская партия" – братья навек?

Можно сказать, что в Казахстане появился новый вид туризма – судебный. Теперь некоторые гости города приезжают вовсе не любоваться красотами Алматы и окружающих гор, а для того, чтобы посещать судебные процессы, на которых рассматриваются дела оппозиционеров. Посещают суды и других городов, например, большой наплыв такого рода туристов был в Актау во время процесса над фигурантами дела о погромах в Жанаозене. Это, безусловно, прогресс в развитии судебной системы Казахстана, поскольку мало какая страна может похвалиться подобной популярностью своих судов за границей и такого рода "судебным туризмом". Но мы сейчас говорим вовсе не о туризме, а о сотрудничестве двух незаконных партий: НБП и "Алга!". 30 ноября 2012 года должно было состоятся очередное заседание Бостандыкского районного суда г.Алматы, рассматривающего дело о запрещении трансляции на территории Казахстана аблязовского видеоблога, по недоразумению называемого телеканалом "К+". Однако, судебное заседание в этот день не состоялось и его перенесли на 14 декабря. Примечательным моментом этого несостоявшегося заседания было то, что на нем должен был присутствовать пресс-секретарь запрещенной российской экстремистской партии НБП (Национал-большевистская партия), ближайший соратник Эдуарда Лимонова Александр Аверин, который прибыл в Алматы по приглашению незарегистрированной партии "Алга!".

"Мегапопулярные" пропагандисты

Здесь интересно еще такое замечание: на суде в Актау, где одним из обвиняемых проходил лидер незарегистрированной "Алги" В. Козлов, выяснилось, что партия регулярно отправляла в Жанаозен оппозиционные газеты для бесплатной (!) раздачи их местному населению. Нам известны два случая, когда раскрученную газету раздают бесплатно: в первом случае это называется "сетевой маркетинг", во втором - "политическая агитация". Поскольку "Республика" и "Взгляд" казахстанцам ничего купить не предлагают, то вывод однозначен: данные издания есть лишь агитационные листки, пропагандистская литература.

То ли лыжи не едут, то ли я… Или как из Мухи сделать слона

Лондон и Женева – такие милые революционные названия, а Лейла и Виктор прямо как Ленин и… В общем, аналогии то наличествуют, но пахнут жутким гротеском. А ведь узнай прекрасная Лейла о таких «демократических поворотах» лет десять назад, наверное приобрела бы в собственность клинику на Каблукова.  Абсурдность начинания не смущает абсолютно никого. Видимо родственных уз четы Храпуновых и господина Аблязова оказалась недостаточно, теперь их объединяет борьба со здравым смыслом

Страницы

Подписка на RSS - Геополитика и Майдан