ФНБ и регулятор хотят и рыбку съесть, и косточки продать




Бахыт ДЖУМАБАЕВ, экс-акционер Альянс банка:

ЭКСПРОПРИАЦИЯ АКЦИЙ БАНКА ЯВЛЯЕТСЯ НЕЛЕГИТИМНОЙ И ПРОТИВОРЕЧИТ КОНСТИТУЦИИ РК

– Игорь Киндоп. Миноритарные акционеры АО «Альянс банк» возмущены проведенным 30 декабря принудительным выкупом акций банка. Они называют это экспроприацией их собственности. Принудительный выкуп акций банка является нелегитимным, а в действиях регулятора, фонда национального благосостояния «Самрук-Казына» и кредиторов банка явно присутствуют элементы сговора. О проведенной национализации и будущем казахстанского фондового рынка корреспондент КазТАГ поговорил с наиболее активным бывшим миноритарным акционером банка Бахытом Джумабаевым.

- Как вы прокомментируете новость о принудительном выкупе 100% акций Альянс банка?

- Миноритарии считают постановление АФН о принудительном выкупе нелегитимным по той простой причине, что оно вытекло из плана реструктуризации. Мы считаем, что действующий председатель правления АО «Альянс банк» по закону не имел права вести переговоры в отношении чужой собственности. Исходя из этого, сам план становится незаконным и, соответственно, вытекающее отсюда решение АФН тоже не соответствует законодательству.

Посмотрите, какая там была формулировка! АФН говорит, что крупным участникам банка указывалось на наличие отрицательного капитала и необходимость докапитализации фининститута. Но отрицательный капитал сформировался после того, как права и обязанности крупного акционера АО «Финансовая корпорация «Сеймар Альянс» перешли фонду «Самрук-Казына», то есть к государству. И кроме него крупных участников в банке нет – все остальные миноритарии владеют менее 5% акций. Получается, что государство само себе указывало на то, что необходимо докапитализировать банк. Кроме того, сами действия по реструктуризации долга банка, по сути, и были мероприятиями по устранению отрицательного капитала банка, то есть по приведению его в соответствие с пруденциальными нормативами.

- Получается, что государство в лице АФН в своем постановлении фактически обвинило государство в лице ФНБ в бездействии?

- Да! Как видите, они сами себе противоречат.

- Насколько адекватна заявленная сумма выкупа за 1 тенге?

- Неадекватен сам метод, которым нас лишают собственности, не говоря уже о сумме. Мы в стране строим рыночную экономику. А в университетах на экономических факультетах учат, что рынок регулируется спросом и предложением. А тут нас не спросили, и мы им ничего не предлагали. Фактически этот «1 тенге» можно сравнить с раскулачиванием, которое происходило в 30-х годах прошлого века.

У них не было оснований забирать эти акции. Посмотрите, совет директоров банка сформирован полностью из команды «Самрук-Казына», а решение о допэмиссии принимает именно совет директоров. Известно, что этот орган таких решений не принимал. Нам даже не предложили новой эмиссии.

Вот если бы реструктуризация прошла по такому сценарию: АФН сначала выявило отрицательный капитал, потом выкупил за 1 тенге, а затем провел реструктуризацию – это было бы более законно, понятно и логично. Но не теперь, когда проводятся мероприятия по устранению отрицательного капитала и приведение «в порядок самого капитала». Если вспомнить историю вхождения ФНБ в банки, то планировалось приобрести сначала пакет в 25% акций, потом Сеймар заложил ФНБ свои 76% за 100 тенге, а в итоге приобрели все 100%.

Кроме принудительного выкупа иных способов забрать 100% акций у акционеров, нет.

Председатель правления банка Максат Кабашев, который финансовым судом назначен единственным человеком, ответственным за реструктуризацию, в своем ответе мне пояснял ранее, что вновь выпущенные акции будут предложены нам в соответствии с законодательством. Получается, что его можно обвинить во лжи, так как он, как официальное лицо банка, дезинформировал меня, как акционера банка. Так как видимо, Кабашев знал, что произойдет именно принудительный выкуп.

А вообще, если мы фактически получаем за свои акции ноль, то это и означает аннулирование акций

Кроме того, решение АФН является частью плана реструктуризации. Действия АФН подрывают доверие к государству и его органам со стороны граждан и участников рынка ценных бумаг в целом. Одной из основных задач АФН, как регулятора, должна быть защита прав миноритариев от действий разного рода мошенников. В нашем случае нас «кинули» сначала мажоритарные акционеры, а теперь добивает государство. По сути дела, мы такие же дольщики, только наши доли не в строительном секторе, а в финансовом.

- Если бы план реструктуризации выставили на голосование собрания акционеров, то понятно, что ФНБ, как формальный акционер, за него бы проголосовал, и документ был бы все равно принят…

- ФНБ должен заниматься развитием экономики. Но сейчас этот фонд превратился в машину для зарабатывания денег. Они сейчас вкладывают в Альянс банк $860 млн, а продать собираются свою долю за $1 млрд. ФНБ оперирует деньгами, принадлежащими государству, обществу и народу. Но, оперируя деньгами налогоплательщиков, фонд не экономит их.

А ведь можно было бы сэкономить бюджетные средства, если бы нам дали возможность участвовать в капитале вместе с кредиторами и ФНБ. Мы бы 33% капитала отдали кредиторам, а остальное распределили между собой. Фонд получил бы меньше – не 67%, а 51%. Хотя не все воспользовались бы и правом преимущественной покупки. Получается, что ФНБ, не дав возможности миноритариям купить акции и участвовать в капитале банка, разбазаривает бюджетные деньги.

В начале 2009 года балансовая стоимость акций Альянс банка составляла 15 тыс. тенге. После того как менеджмент банка был сформирован фондом «Самрук-Казына» – правление, управляющие директора, председатель правления, совет директоров – у банка сформировался отрицательный капитал. От самого фонда и совета директоров банка зависело принятие решения о докапитализации банка, но таких решений не принималось.

Новое руководство сразу начало вести мероприятия по реструктуризации. Весь новостной фон говорил о том, что пройдет реструктуризация, банк будут спасать. Фининституты обычно спасают вместе с акционерами. Здесь же не переписывание долгов, а для одних - банкротство, а для других - реструктуризация.

Во всем мире реструктуризация - это изменение условий долга. А у нас получается, что, лишив собственности миноритариев, они уже зарабатывают на нас. Это называется не реструктуризация, а раскулачивание. В любом процессе реструктуризации акции делятся между кредиторами и акционерами. Акционеры одобряют подобные планы. В мировой практике такого опыта реструктуризации не было, и нет.

- Почему нельзя было провести принудительный выкуп, после того как был сформирован отрицательный капитал - не 30 декабря, а допустим, в апреле, когда GDR Альянса были сняты с листинга Лондонской фондовой биржи?

- Фишка в том, что если бы ФНБ забрал банк сразу, то основным акционером банка стало бы государство. И кредиторы уже не пошли бы на большие уступки государству. Поэтому «Самрук-Казына» сначала договорился о реструктуризации, а потом АФН уже провел принудительный выкуп. Все хотят «и рыбку съесть, и косточки продать».

- Каковы же ваши дальнейшие действия?

- Мы будем бороться за наши права всеми методами, которые предоставляет нам закон. Обратимся во все инстанции. Хотя во всех судах, в которые уже подавались иски, нам пока отказали. Наша претензия находится на рассмотрении в специальном экономическом суде. Мы подали апелляционную жалобу в Верховный суд на определение финансового суда. Также мы планируем обратиться в Конституционный совет с запросом о противоречии этой статьи о принудительном выкупе действующей Конституции.

По логике вещей, принудительно выкупить акции у нас должны по решению суда. А выкупив сейчас, они уже нарушают закон. Решением суда план еще не одобрен, а его уже претворяют в жизнь. Это тоже противоречие. Действия регулятора не логичны.

Можно предположить, что вся эта ситуация - это своего рода сговор. А согласно Гражданскому кодексу, сделки совершенные по сговору лиц, признаются не действительными. Однако я не могу прямо обвинять их в этом. Но логично предположить, что кредиторы, ФНБ и АФН сговорились с целью отнять собственность у миноритариев, что само по себе противоречит как Конституции, так и Гражданскому кодексу.

А ведь в начале они говорили, что сохранят собственность действующих акционеров.

Но, к сожалению, казахстанские законы противоречивы, в них нет ясности. Кто как хочет, тот так этот закон и трактует.

Честно говоря, сомневаюсь, что мы чего-то добьемся. Но своими действиями мы развиваем рынок. В следующий раз они уже подумают - делать так или нет. Ведь очень плохо для рынка, когда творится такой беспредел, тем более с участием государственных органов.

- Как вы думаете, что произойдет с акциями миноритариев БТА банка?

- Что касается миноритариев БТА, то логично предположить, что ситуация будет развиваться аналогично. В плане БТА банка есть пункт 85/15, в котором оговаривается деление простых акций по результатам реструктуризации в процентном соотношении между ФНБ и кредиторами. Миноритарии тут тоже не предусматриваются.

Если же фонд и регулятор поступят по другому сценарию, хотя у нас и не прецедентное право, то в их действиях не будет усматриваться никакой логики.

Возмущает, прежде всего, то, что все делается украдкой. Если АФН государственный орган, то он должен все делать открыто и прозрачно. Тем более правительство ратует за развитие фондового рынка, создают региональный финансовый центр, проводят программы повышения грамотности населения. Подобные же действия - не рыночный метод.

- Как все это скажется на привлекательности банковского сектора для инвестиций и фондового рынка в целом?

- Хороший вопрос. В числе миноритарных акционеров Альянс банка были и иностранные инвесторы. Мы все помним, что IPO Альянс банка проводилось на Лондонской фондовой бирже. Теперь люди на Западе, прежде чем вкладывать деньги в наши банки будут задумываться. У Казахстана уже появился страновой риск, и существуют негативные прецеденты.

Считаю, что регулятор является одним из основных виновников сложившейся ситуации. Ведь он мог регулировать риски беззалоговых займов, кредитов зарубежным компаниям, которых было выдано очень много. Также было много привлеченных из-за рубежа денег. Все это могло регулироваться. Постоянно проводились проверки - и как в АФН в таком случае могли прозевать, что из банка выводились активы?

Если коснуться $4,5 млрд провизий Альянс банка... Ладно, $1 млрд украли, но куда пошли еще $3,5 млрд? Убытки и провизии из чего сложились? Почему эти риски не выявила проверка АФН в 2008 году? Это все не понятно, и очень странно.

Фактически получается, что для акционеров банк обанкротился, а для кредиторов – стал новым процветающим банком. В случае банкротства мы готовы были потерять свои акции. А тут банкротства никакого не было – банку прощают долги, а мы все равно теряем акции. Подобный прецедент большой минус для нашего развивающегося фондового рынка.

Сейчас вообще нужно задуматься, а стоит ли вкладывать деньги в экономику Казахстана? Если фондовый рынок это, как учат в институтах, часть экономики, то надо было и фондовый рынок спасать. Там ведь пострадали не только мы, как физические лица. Сколько пенсионных фондов вложились в Альянс банк, не известно. Сколько у этих фондов вкладчиков, тоже не известно. Сколько людей потеряли на этом денег?

Все говорят о необходимости развивать фондовый рынок, а это на пути к развитию шаг назад. Вот и есть смысл задуматься стоит ли работать на этом рынке?
  КазТАГ

Комментарии

пассажирские перевозки: заказ автобуса, микроавтобуса