Индустриальное уравнение с рядом неизвестных

Программа форсированного индустриально-инновационного развития должна быть принята правительством и внесена на рассмотрение президента страны уже на этой неделе. Сейчас в нее вносятся отдельные штрихи, тем не менее, основы программы уже ясны, по крайней мере, в части результатов и способов, которыми страна намерена добиться этих результатов. Тем не менее, остается ряд вопросов, ответы на которые надо дать на берегу, до того, как корабль отправится в плавание. И от того, насколько ясными и четкими будут эти вопросы, зависит конечный успех программы.

 
Пятьдесят процентов ВВП
 
Подготовленный министерствами индустрии и торговли и министерством экономики и бюджетного планирования проект программы практически полностью совпадает с целями и задачами поставленными президентом страны Нурсултаном Назарбаевым в послании народу Казахстана. И послание, и проект предусматривают ускоренную диверсификацию и повышение конкурентоспособности национальной экономики, комплексный рост производительности труда за счет внедрения инноваций на производстве, создание новых рабочих мест и, как результат, увеличение ВВП до 2015 года на 7 триллионов тенге. То есть примерно на 50% от ВВП 2008 года.
 
При этом доля обрабатывающей промышленности в структуре ВВП составит не менее 12 %, а объем несырьевого экспорта казахстанской продукции должен возрасти до уровня не менее 43 % от совокупного производства обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства. Достижениям этой цели должно способствовать увеличение производительности труда в обрабатывающей промышленности не менее чем в 1,2 раза по сравнению с 2010 годом, а в сельском хозяйстве – не менее чем на 10 процентов по сравнению с этим же периодом. Планы более чем грандиозные, вопрос только за тем, как правительство намерено их осуществить.
 
Финансирование – не проблема?
 
Ясно, что первый вопрос, который встает при реализации любой программы – это наличие денежных средств, на которые она будет осуществляться. Но применительно к госпрограмме форсированного индустриально-инновационного развития, похоже, это не самый острый вопрос. Под реализацию программы, которая требует свыше 7 триллионов тенге инвестиций, уже заложены 508 миллиардов тенге из бюджета и 831 миллиард тенге из Нацфонда на ближайшие три года. А также привлечены внешние заимствования в объеме 16 миллиардов долларов из Китая и России.
 
При этом основной упор, похоже, делается на привлечение прямых иностранных инвестиций – буквально в этот понедельник председатель правления ФНБ «Самрук-Казына» Кайрат Келимбетов на заседании казахстанско-французского делового совета призвал французский бизнес и финансовый сектор «быть более активными» в части инвестирования в Казахстан. По его мнению, сам факт участия государства в реализации проектов программы является «надежной гарантией по последующим выплатам». Таким образом, процесс вовлечения иностранных вложений в программу не закрыт, но при этом возможный приход дополнительного иностранного капитала в программу будет, судя по всему, означать замещение какой-то части внутренних ресурсов, уже заложенных разработчиками.
 
Есть ли толк от СЭЗ?
 
Другой вопрос – какими механизмами намереваются соблазнять иностранный капитал в Казахстане? На коллегии минидустрии в январе глава этого ведомства Асет Исекешев заявлял, что программа может предоставлять различные способы поощрений – от беспошлинного ввоза в страну необходимого для проектов оборудования, до налоговых преференций. В связи с последними упоминался и процесс «реанимации свободных экономических зон и индустриальных парков», ассоциирующихся у казахстанского бизнеса, прежде всего, с нулевой ставкой налогообложения.
 
Что именно будут представлять из себя «реанимированные» СЭЗ и в чем будет их коренное отличие от СЭЗ прежнего, «нереанимированного» образца – большой вопрос не только для инвесторов, но и для заинтересованных госорганов. Так, глава Министерства финансов Болат Жамишев на коллегии своего ведомства в прошлый четверг заявил о необходимости «нетрадиционных подходов» к деятельности СЭЗ, поскольку «налоговые льготы в различных комбинациях», предоставляемые зонами до сих пор, большого прорыва не дали.
 
По сведениям министерства финансов, на сегодняшний день налоговые льготы в Казахстане предоставляются в четырех свободных экономических зонах, в которых на 1 января этого года было зарегистрировано 53 предприятия. «Из них в 2009 году имели нулевые результаты, то есть бездействовали, 35 компаний, активными оставались лишь 18, при этом их обороты не превысили 45 миллиардов тенге. Из них основная доля приходится на единичные зонообразующие, по сути – на два предприятия в СЭЗ «Морпорт Актау», - констатировал Жамишев. И добавил: продукция остальных предприятий, зарегистрированных в СЭЗ, просто «не находит должного спроса».
 
По мнению главы Минфина, эти факты свидетельствуют о том, что основной проблемой казахстанских предприятий является не уплата налогов, а нерешенность «комплекса других вопросов». «Среди них чаще всего сами руководители этих предприятий называют отсутствие сбыта готовой продукции», - подчеркнул Жамишев. Понятно, что с созданием Таможенного союза и открытием рынков России и Белоруссии появились новые возможности для продвижения продукции из Казахстана на новые рынки, но это продвижение может столкнуться с, мягко говоря, не совсем рыночным сопротивлением тамошних производителей. Поэтому государству не худо было бы на берегу договориться с инвестором, вкладывающим деньги в новое производство, какие меры оно может предпринять для его поддержки в том случае, если на рынках стран, входящих в Таможенный союз, ему начнут вставлять административные палки в колеса.
 
Это послужило бы дополнительной государственной гарантией для привлечения инвестиций с одной стороны. А с другой – сразу бы очертило ответственность сторон и исключило бы жалобы в последующем на то, что в завод вложились, а продавать его продукцию некуда, потому что государство рынки сбыта не ищет, хоть и манило Россией и Белоруссией. Пока, повторимся, новшества СЭЗ в рамках программы остаются за кадром и есть опасение, что все сведется к той же налоговой переразгрузке.
 
Все решают кадры и … энергетика
 
Еще одним «скользким» вопросом программы форсированного индустриально-инновационного развития остается кадровый вопрос. Не на уровне обеспечения будущих предприятий топ-менеджерами – этого добра, потребного на каждом предприятии в единичных экземплярах, на худой конец, и иностранцы могут привезти до появления собственных. Коль скоро речь идет об инновационном развитии, включающее в себя строительство новых и модернизацию существующих мощностей, оборудование на проектах будет устанавливаться новейшее. Требующее знаний, умений и навыков, отличных от тех, что сегодня в массе своей даются в колледжах и техникумах.
 
Финансово программой эта проблема вроде бы предусматривается - на подготовку конкурентоспособных профессиональных кадров в 2010-2012 годах из республиканского бюджета будет выделено 307,3 миллиардов тенге. Однако, помимо финансовой подпитки, она наверняка потребует и пересмотра учебных программ среднего и высшего технического образования, чем должно заниматься параллельно министерство образования и науки. Причем совместно с заказчиками – инвесторами и хозяевами предприятий, чтобы те могли четко определиться, чего именно они жаждут от отечественного образования в технической сфере и подсказать МОН, как этого добиться на практике.
 
Еще одной болевой точкой программы является энергетическая инфраструктура республики. Глава министерства энергетики и минеральных ресурсов Сауат Мынбаев на заре разработки госпрограммы неоднократно указывал на то, что строительство новых объектов имеет смысл только при условии их гарантированного бесперебойного энергоснабжения. Которое возможно только при том условии, если наращивание генерирующих мощностей будет опережать ввод новых производств. Понятно, что часть проектов программы (строительство Балхашской ТЭС, к примеру, или АЭС в Мангистауском регионе) направлена на это энергообеспечение. Однако пока никто, включая МЭМР, не озвучивал соотношение потребностей новых проектов с объемом производства электроэнергии в Казахстане. И вопрос – не станет ли программа причиной очередной угрозы энергодефицита – для обывателя, по крайней мере, не снят. Вполне возможно, что все эти вопросы найдут ответ уже на этой неделе, когда программа будет утверждаться правительством в окончательном варианте.
 
Андрей ЛОГИНОВ, Астана 

 

Комментарии

Our thesis service is really professional and we appreciate you for the really hot topic just like this good post. Hence, now some students know just about dissertation and buy paper.
You share a kind of good enough stuff! We guess, this would be compared with good sounding tamil ringtones in the phones ringtones providers.