На смену Хельсинки приходит Астана? Ч.2.

Рубрика: 

 

Безусловно, эффективная работа казахстанского агитпропа по продвижению идеи величия председательства Казахстана в ОБСЕ, заслуживает поддержки и поощрения, однако едва ли способствует решению системных, методологических вопросов, связанных с реформой ОБСЕ. Но я бы не торопился бросать камень в Ак Орду, поскольку это все равно, что обращать упреки в адрес врача которого пригласили лечить безнадежного больного и постоянно спрашивают: ну, что Вы вылечите его, наконец?
Крах Советской Империи и окончание холодной войны вовсе не привели к более справедливому и честному миру, основанному на доверии и взаимном понимании. Скорее, напротив, исчез важнейший сдерживающий фактор в лице СССР, ушли в прошлое неформальные правила игры для НАТО, Варшавского договора и стран третьего мира, а новые правила игры не были сформулированы, потому что психологически новые элиты все еще мыслили категориями прошлых десятилетий.
Особенно заметно это было на примере дискуссии вокруг ДОВСЕ, которые завершились введением моратория со стороны России на выполнение обязательств по первоначальному варианту договора в 2007 году. Косовский прецедент, о котором я писал в первой части статьи, является не просто «троянским конем» США под всю систему европейского консенсуса, но и отражает все ту же методологическую бессистемность подходов европейских элит, которые никогда и ни при каких обстоятельствах, не смогут дать убедительного ответа на вопрос, почему косовский прецедент работает только для Косово, а для Нагарного Карабаха, к примеру, он уже применен быть не может.
Поэтому когда российский эксперт Ю. Якушева пишет, что главным изъяном архитектуры безопасности является отсутствие взаимного доверия, мне кажется, что она не со всем права, поскольку «двойные стандарты» возникают в совершенно иных условиях. Когда, несмотря на хваленую многополярность, группа стран все равно диктует свои условия партнерам и абсолютно не собирается отказываться от своего права избирательно подходить к оценке: что такое хорошо, а что такое плохо в европейской политике.
Временами возникает ощущение, что даже если договор «Хельсинки - 2» или «Хельсинки+» будет подписан, то все равно он, по большому счету, не будет выполняться на практике, поскольку у одного из главных игроков в сфере безопасности, а именно США, нет ни малейшего желания углубляться в сферу прозрачных и честных отношений со своими партнерами. Все равно мы видим, что идет банальный размен Афганистана на Иран, Карабаха на Южную Осетию и т.д.
Причина все та же: элита психологически не готова принимать иные правила игры. Ей гораздо удобнее, чтобы в случае поражения на предстоящих выборах, новая республиканская администрация поимела бы массу проблем, связанных с реализацией новой внешнеполитической стратегии.
А потому резюмирую: внешнеполитические успехи Казахстана едва ли приведут к системному переформатированию деятельности ОБСЕ, ибо разруха, прежде всего, в головах, и отсутствие внятной и четкой идеологии реформирования архитектуры европейской безопасности - это тот глубокий изъян, который невозможно преодолеть даже самыми. Продуманными реформами.

Талгат Адилов