Итоги столичной недели: борьба с коррупцией по всем фронтам

Прошедшая неделя в Астане ознаменовалась несколькими громкими заявлениями, касающимися борьбы с коррупцией – так, в пятницу президент республики Нурсултан Назарбаев, принимая председателя Агентства по борьбе с экономической и коррупционной преступностью (финполиция) Кайрата Кожамжарова, порекомендовал тому не обращать внимание на «инсинуации в прессе» при задержании высокопоставленных чиновников. Столичное «сарафанное радио» тут же связало это с предстоящими арестами и задержаниями, пытаясь «вычислить» будущих арестантов и задержанных.


Между тем, глава государства во время встречи с главой анткоррупционного ведомства не сказал ничего из ряда вон выходящего. В том смысле, что вдохновитель борьбы с коррупцией должен всячески поддерживать своих соратников – особенно, если им вставляют палки в колеса, объясняя все задержания, произведенные финполом в последнее время, исключительно клановой борьбой и попытками свести счеты с конкурентами по влиянию на первое лицо государства. Первое лицо, между тем, во время встречи с Кожамжаровым, искренне (и вполне обоснованно) недоумевало, чего нужно прессе: сначала казахстанские СМИ обхаивали финполицию за то, что та занимается «мелкой рыбешкой». Но как только финпол занялся грехами министров, началось, по оценке Назарбаева, «жесткое противодействие, шельмование правоохранительных органов и защита коррупционеров».
«Мы не должны этому поддаваться, в своем заявлении, когда принимался закон «О коррупции», я предупреждал, что борьба будет жесткой. Мы должны ее довести до конца, не обращая внимания на всякие инсинуации и провокации, цель которых столкнуть правоохранительные органы между собой, вызвать недоверие к ним, - цитирует Назарбаева официальный сайт «Ак Орды». - Идет нормальная, жесткая работа правоохранительных органов, особенно по борьбе с коррупцией. Все должны понимать, что мы эту работу будем неуклонно проводить», - добавил он. Если кто и увидел в том обещания неизбежных будущих арестов, то разве тот, кто давно сидит на чемоданах в ожидании санкции на собственный арест…
Другое дело, что Кожамжаров в сильном одобрении особо нуждается – то, что было сказано ему президентом в пятницу, он фактически озвучил за день до этого, в четверг, на международной конференции «Успешное противодействие коррупции - важнейшее условие дальнейшего устойчивого развития и экономического процветания Казахстана», организованной народно-демократической партией «Нур Отан». Когда главу антикоррупционного ведомства спросили, не имеют ли экономические санкции в отношении лидера незарегистрированного движения «Алга» Владимира Козлова и уголовные дела в отношении ряда экс-министров политической подоплеки, председатель финпола ответил примерно то же, что ему сказал Назарбаев день спустя.
«Не первый год в этой системе работаю, работал и зампредом: раньше говорили, что мы привлекаем только рядовых должностных лиц, обвиняли, что мы не привлекаем высокопоставленных должностных лиц. Сейчас начали привлекать, вроде бы к этому привыкаем, но когда начинаешь привлекать к ответственности людей, которые совершают экономические и налоговые преступления, то сразу ищут другой подтекст – политический», - сказал Кожамжаров. И посоветовал Козлову воспользоваться теми путями возмещения ущерба, которые предполагает казахстанское законодательство для вывода из-под уголовной ответственности либо для смягчения этого наказания. Относительно Козлова и типографии «Комета S» судить достаточно сложно – уж больно там налоговые органы все замудрили, предъявив типографии санкции за газеты, вес каждой страницы которых весил, якобы, по 14 килограмм, что представить себе крайне затруднительно, хотя бы потому, что читать такую газету было бы довольно трудно. Но в целом с ходом мысли г-на Кожамжарова трудно не согласиться: вор должен сидеть в тюрьме, если, конечно, его вина доказана…
Ко всему глава финпола в четверг явил доказательства того, что его ведомство и своих сотрудников, попавшихся на коррупционных преступлениях, не щадит – в этом году за попытки вмешательства в дела предпринимателей сразу пять финполицейских на уровне начальников управлений и отделов стали фигурантами уголовных дел. И еще пятеро за те же грехи освобождены от занимаемых должностей – в их числе три начальника областных департаментов. Продемонстрировав, тем самым, что разницы для финпола – кого за коррупционные прегрешения укатывать – действительно нет. Что до причин коррупции, то истоки ее глава антикоррупционного Агентства видит, прежде всего, в несовершенстве деятельности государственных органов: по его сведениям, каждое пятое коррупционное преступление совершается в сфере госзакупок. «Все они связаны с хищением бюджетных средств, взяточничеством: анализ оперативной служебной деятельности показал, что коррупция, проявляющаяся в сфере государственных закупок, связана с наличием пробелов в действующем законодательстве, которое требует дальнейшего совершенствования с учетом мировой практики», - заявил Кожамжаров.
Эти законодательные пробелы в антикоррупционном законодательстве пытается устранить сейчас народно-демократическая партия «Нур Отан», председатель антикоррупционного комитета которой – Оралбай Абдыкаримов – в четверг предложил закрепить законодательно норму об обязательной отставке чиновников, чьи подчиненные попались на коррупционном преступлении. Помимо этого, «Нур Отан» предлагает закрепить в законе ответственность юридических лиц, получивших те или иные преимущества с помощью взяток, с конфискацией незаконно полученных ими доходов в результате совершения коррупционных преступлений. Правда, кое-какие устремления партии власти отдают прекраснодушием – например, высказывание того же Абдыкаримова о том, что «в сознании граждан коррупционные проявления должны ассоциироваться с нравственным уродством», а «лица, совершающие коррупционные действия, должны восприниматься как духовно ограниченные субъекты общества».
Учитывая то количество уголовных дел, которое в последнее время возбуждаются в республике по коррупционным статьям, впору в социальном заказе для вузов вводить статью по подготовке пластических хирургов для выправления массового «нравственного уродства». А во все госорганы принимать на работу имамов и батюшек – для духовного расширения кругозора служивого люда, у которого в глазах одни баксы. Не факт, правда, что коррупционные Квазимодо к ним в очередь будут выстраиваться, но у финполицейских появится железный аргумент в разговоре с оппонентами, которые их упрекают в отсутствии гуманизма – мол, был шанс у Иваныча покаяться на исповеди, которым он не воспользовался, потому место его – в кутузке. Впрочем, далеко не все предложения Абдыкаримова (читай – партии) оторваны от реальной жизни – так, сенатор предложил создать и обнародовать базу данных о карьерном росте близких родственников высокопоставленных должностных лиц – для «исключения протекционизма». Еще немного – и партия власти начнет настаивать на публикациях госзаказов, полученных бизнесменами, состоящих в родстве или еще какой близости с чиновниками из ведомств-заказчиков. И тогда печальная история Юрия Михайловича Лужкова имеет все шансы повториться и в Казахстане…
Наконец, правительству предстоит переварить предложение партии власти об утверждении перечня должностей с высоким риском подверженности коррупции, а также установить особые повышенные требования для поступления и прохождения службы в этих должностях, вплоть до проверки на детекторе лжи. «Лица, не выдержавшие такой проверки, будут вынуждены освободить свои должности», - считает Абдыкаримов. Кое-кто уже усмотрел в этом предложении сенатора стремление сократить госаппарат сильнее, чем в ходе нынешней административной реформы, поскольку в список «расстрельных» должностей усилиями наших чиновников можно смело вносить любую должность, а если сокращать всех, кто не прошел испытания полиграфом, работать на госслужбе будет решительно некому. Поэтому решать с помощью детектора лжи проблему «подмоченности репутации» казахстанской госслужбы означает подмочить ее гораздо сильнее…
Между тем, есть более действенный метод борьбы с коррупцией и иными способами нарушений законных прав и интересов граждан, именуемый в народе «клин клином вышибают». Суть его заключается в том, чтобы заставить чиновника, отправившего гражданина проходить все круги бюрократического ада или потребовавшего взятки за решение той или иной проблемы, испытать все «прелести» чиновничьего беспредела на своей собственной шкуре. Заставил таможенник собирать предпринимателя кучу бумажек о происхождении товара, завезенного с территории Российской Федерации, с которой у нас, вроде как, таможенного контроля больше нет – пусть докажет, что он не верблюд, взяв у медиков справку об отсутствии горба и плевательного рефлекса. Поставил чиновник в акимате многодетную мать в очередь на предоставление жилья после множества «блатных» бездетных граждан – пусть в очередь на повышение будет всегда крайним, пропуская вперед по карьерной лестнице своих более сердечных (и законопослушных) коллег. Выписали медработники преждевременно из психушки больного, который впоследствии «в силу неадекватности своих действий совершал противоправные действия» - подселить этого буйного в квартиру к этим же медикам.
Последний случай – из реальной жизни: по словам официального представителя Генпрокуратуры Жандоса Умиралиева, «пациентом костанайской областной психиатрической больницы, состоявшим на активном учете по шизофрении, в течение месяца со дня выписки совершено убийство матери и племянника». Выпущен был больной несмотря на то, что им ранее было совершено убийство собственного сына. В четверг официальный представитель генпрокуратуры сообщил также о гибели двух женщин в Акюбинской области, которые работали в школе уборщицами и были посланы руководством белить стены на верхних этажах школы: самое время послать на побелку стен директора и завучей этого учебного заведения...


Андрей ЛОГИНОВ, Астана

Комментарии

Взял за привычку читать эти отчеты. Порядок бьет класс!
что? по моему, отличная идея. ну, как хотите, в общем то