Сообщество неравнодушных людей… Мы такого пока, увы, не создали (размышления в День Независимости)

С сегодняшнего дня начинается важный этап нашей жизни: год, в течение которого было бы неплохо подвести итоги 19-летия независимой жизни. А для начала давайте поймем – что для нас значит эта независимость.


Сегодня принято для красного словца или для обоснования каких-то «понтов» притягивать декабрьские события 1986 года к состоявшемуся пять лет спустя развалу Советского Союза, намекая или даже утверждая прямо, что все «оттуда пошло».
Тем более, что Индепендент Дэй у нас совпадает по дате с декабрьскими событиями, оценка которых претерпела целую цепочку изменений – от «хулиганской выходки националистов» до «первой ласточки суверенитета».
Интерес к тем событиям обострился в этом году после явно неадекватной выходки пресловутых «героев Декабря», устроивших яичный дебош в алматинском офисе Национального пресс-клуба. Интерес, оговоримся сразу, почти исключительно медицинский – все ли в порядке с их головой, адекватны ли они в принципе? Или это действительно именно то, чего ждали от независимости желтоксановцы: «правильной» национальной принадлежности главы государства? Понятно и без лишних слов, что именно Владимир Козлов – это, безусловно, карикатурный персонаж в ипостаси «главы государства», хотя бы по той простой причине, что им открыто манипулируют из далекого города Лондона. Но, придет время и в Казахстане может случиться «обамовский» прецедент, т.е. некий Иван Иванович Иванов, нормальный русский человек и казахстанец, прекрасно изъясняющийся на государственном языке (а может еще на куче других, желательно мировых языках), окажется наиболее достойным членом казахстанского общества, гражданского общества, сиречь – президентом. Здесь ключевое слово-понятие «гражданское общество». Однако, когда происходят жумыртка (яйца по казахски)–метания вдруг отчетливо понимаешь – а с гражданским обществом то у нас швах. И ведь было бы глупо утверждать, что «Желтоксан» это кучка неадекватных граждан. В том все и дело, что их «идеи» разделяет не одна «кучка» людей. Не думаю что их, скажем, миллион, но тысячи то есть…
Говорят, что все сегменты «Желтоксана» (а таких организаций «героев Декабря» существует на самом деле несколько) так или иначе контролируются властями. Так это на самом деле или нет, не нам судить. Но похоже на то, что они плохо контролируются. И это плохо в целом. Далее. В структуре казахского населения очень много молодежи, она перевешивает предыдущие поколения. Это огромный потенциал. В основном нынешняя казахская молодежь – это выходцы их сельской местности. Они не помнят эпоху СССР. И именно в этой среде скорее всего и могут найтись новые адепты жумыртка-метаний. Они идут в тупик. Почему? Да потому что в их идеологии, с позволения сказать, нет ничего хорошего прежде всего для казахов, как государство-образующей нации, давших самоё название целой стране.
Ведь что получается в сухом остатке? Если опереться только на тезис-аксиому «желтоксановцев» по поводу того, что «руководителем Казахстана может быть только казах», получается, что некая социальная группа довольна независимостью и безо всяких сопутствующих обстоятельств типа благополучной жизни и нормального качества государственных услуг. Но если, грубо говоря, все дело только в том, чтобы вся властная пирамида по сути на 90% являлась казахской по сути, а там хоть трава не расти, то такому оптимизму и неприхотливости и такому пониманию суверенитета остаётся лишь позавидовать… Одна закавыка – такой оптимизм и неприхотливость разделяют далеко не все социальные группы казахстанского общества, и, слава Аллаху, отнюдь не все казахи. Причем, здесь же существует совершенно очевидная проблема, на которую косвенно указал в одном из своих последних интервью председатель Всемирного координационного совета российских соотечественников Алексей Лобанов, сказавший следующее: «Казахстан де-факто казахская страна. Все органы власти представлены казахами. И против этого мы ничего не имеем. Точнее, мы против принципа кадровой политики, но не против самого факта национального состава. Если же взять средний уровень русского, живущего в Казахстане, и казаха, я имею в виду средний уровень жизни, доходы, образование и степень устроенности, я полагаю, что у русских он выше. В Казахстане среди русских не так много олигархов, но и такой ужасающей нищеты, которую можно наблюдать в казахском ауле, тоже нет». Это убийственное для казахов свидетельство… И найдется ли хотя бы пара ответных, столь же убийственных аргументов, способных каким-то то образом сдемпфировать это наблюдение? А ведь Лобанов не до-рассказал о том, что казахи, в городах, тоже ведь в массе своей отнюдь не процветают. Кстати, эту армию социально уязвимых маргиналов тоже составляют вчерашние аулчане, постоянно набивающиеся в город, не имеющие ни постоянной работы, ни жилья… Эта социальная проблема усугубляется тем обстоятельством, что в целом, для всех казахстанцев, подчеркнем, простых казахстанцев, без национальных и прочих различий, жизнь даже в таком крупном городе как Алматы, говоря по простому, не является сахарной…
Основное недовольство независимостью проявляется при сравнении нынешней медицины, образования и правоохранительной системы с теми, что имелись при Союзе. Да, милиция (ГАИ, ОБХСС…) и тогда была коррумпирована, в школах присутствовал определенный процент преподавателей, которых категорически нельзя допускать к воспитанию детей (прибавьте к этому откровенный дефицит казахских школ), медицина…. Про советскую медицину сложно сказать что-то плохое, особенно если держать перед глазами современные примеры врачебных ошибок, непрофессионализма халатности или откровенного наплевательства на свои обязанности. Понятно, что была плановая, социалистическая экономика, но  многгие еще помнят, что коммунальные тарифы не напрягали даже самые бедные семьи, а наши глаза не видели опустившихся бродяг кормящихся из мусорных баков...
Короче говоря, если рассматривать независимость под таким углом зрения, ничего хорошего в ней вроде как и не случилось за первые 19 лет...
Разумеется, нельзя отрицать и очевидные успехи: экономические реформы, которые сейчас повторяют в той же России, когда время упущено. Мы произвели основные и болезненные пертурбации в финансовой сфере еще на волне кризиса крушения советской системы, посредством «шоковой терапии», когда больному обществу, по сути, было плевать на дополнительные нагрузки. Сегодня ничего подобного бы не прокатило.
Мы последовательно выстроили отношения с мировыми игроками. Многовекторность внешней политики, которая сегодня до кучи попадает под раздачу оппозиционной критики как показатель слабости, на самом деле помогла обозначить наш имидж – мы открыты к диалогу и сотрудничеству со всем миром, не только со старыми друзьями, но и с теми, кто желает стать таковыми. И этот имидж, эта визитная карточка – казахстанская толерантность – постепенно завоевывает признание у все большего числа участников мировой политики.
В человеческом вопросе и всем, что с ним связано, мы откровенно просели. Наше государство – не для человека и его проблем. Как и Советский Союз, наше государство является страной грандиозных планов и глобальных идей – мы, конечно, не пытаемся строить в Египте плотины или возводить на Кубе АЭС, однако надрываем пупок в сопоставимых инициативах, причем иногда и не наших.
И при этом конкретный человек, гражданин этой страны как основная единица, вокруг которой должна вращаться вся эта круговерть под названием государство, находится в положении непрерывного борца с обстоятельствами. Он выживает на грошовую зарплату (или живет на неплохую, но при этом трудится как папа Карло); он лечится у кучки маньяков-ветеринаров, выдающих себя за дипломированных врачей; он вынужден собирать по любому поводу тонны справок и подтверждений, причем все это явно для того, чтобы оправдать раздутые штаты всяких мелких госорганов и ЦОНов. Список можно продолжать бесконечно.
И при всем этом он не является хозяином не то что своей страны, но даже своего собственного двора, который между собой активно делят КСК и акимат.
Впрочем, и особого желания у граждан взять на себя ответственность хоть за что-то, происходящее вокруг, вне их семей и квартир, не наблюдается. Потому что ответственность – это и дополнительные обязанности, а у всех – «дела, дела…».
И получается замкнутый круг: мы не довольны (преимущественно) тем, как все сложилось за 19 лет суверенитета, но в том, что все это сложилось именно так, виноваты в какой-то мере мы сами. И выходить из положения надо самим: взять на себя ответственность хоть за что-то, хотя бы за организацию еженедельных субботников под своими окнами. Потому что с этого начинается гражданская активность и зарождается неравнодушное общество. С этого начинается настоящая демократия. А не с уроков заезжих лекторов, которые пилят гранты с местными «демократами», критикуют «местный колорит» и в итоге скорее извращают смыслы гражданского общества, а не способствуют его росту.
…А пока у нас нет даже самоуправления – краеугольного камня независимости. Прежде всего, личной независимости и ответственности. А уж потом и государственной независимости – как сообщества неравнодушных людей.


Макс ИВОЛГИН

Комментарии