Болотбек Марипов, Женишбек Байгуттиев: Кыргызстан перед лицом вызовов времени

Рубрика: 

 

РИСКИ и ВЫЗОВЫ:
 
1.1.1. Высокий  риск появления среди политических лидеров агентов влияния иностранных государств (компрадорство). Риск снижения суверенитета государства  и возможный его распад под воздействием внутренних и внешних сил.
Влияние на Кыргызстан со стороны не только близлежащих стран, но и крупных держав и региональных лидеров с годами не становится меньше. Это связано с тем, что у страны нет национальной идеологии, нет как таковой элиты в виде интеллектуальной составляющей, нет страновой стратегии развития, да и успехи в экономической сфере оставляют желать лучшего. 980 долларов США подушевого ВВП – самый низкий в регионе. В этой ситуации понятно стремление взять под контроль республику, её отдельные части такими странами как США, Россия, Китай, Казахстан, Турция.
Позиции Америки выражены в понимании важности КР не только как  ныне востребованного логистического хаба по обеспечению американских интересов в Афганистане, но и в качестве некоего плацдарма по сдерживанию роста влияния Китая (опоясывание (сперва буддистский и затем мусульманский) будущего мирового лидера в экономике посредством плацдармов – Афганистан, Тайвань, Южная Корея, Кыргызстан и т.д.). Эта же позиция востребована в отношении России.
Именно с территории Киргизии и Таджикистана (Афганистан в помощь) как стран, формирующих водные стоки, легче всего претворять в жизнь теорию управляемого хаоса, экспортируя и создавая очаги нестабильности в Казахстане и Узбекистане. Учитывая размытость и условность границ между Казахстаном и Россией, последствия подобной политики ощутит и Россия. Демографические проблемы одной седьмой части суши (Китаю и Японии стартовать, Узбекистану и Пакистану - приготовиться) подталкивает перенаселенные страны к тектоническим сдвигам. 2,2 млн. убывших по результатам последней переписи россиян с лихвой будут восполнены братскими и не очень мигрантами.
Потакая своему ближайшему в регионе партнеру по НАТО Турции в желании стать региональным лидером, США упорно продвигает модель вбитого клина в ЦА по примеру Израиля, окруженного арабскими странами. Собственно эта же роль – клина уготована и Турции в случае принятия ее в ЕС. В этой связи понятна реакция и России, активизировавшейся на пространстве ЦА. Так в рамках ТС экономически интегрирован Казахстан, под идеологическим патронажем прошли парламентские выборы в Кыргызстане. Неслучайно четыре из пяти прошедших в парламент фракций козыряли пуповинной близостью с Россией. Даже прозападная во всех отношениях г-жа Президент на период выборов не бравировала своей политической ориентацией, дабы не повредить своему молодому ставленнику из Республиканцев.
Однако справедливости ради отметим, что на деле не все обстоит так просто. Возродившийся с помощью России из пепла Ф. Кулов (партия «Ар-Намыс») сегодня больше уповает на помощь РК, выстраивая отношения с Астаной через  евразийца-миллиардера Машкевича, уроженца г.Фрунзе. Также преобладающе ощутимо влияние Астаны и на партию «Ата-Журт».
Отца последней Конституции Текебаева связывает с США не только авторство Основного закона и ее одобрение Венециаской комиссией, но и то, что именно партия «Ата-Мекен» стала приютом для «возвращенцев с Потомака» - Абдрахманова О., Байболова К. На щедрую руку Москвы в президентских выборах надеется опереться А. Атамбаев, единственный из кыргызских политиков добившийся аудиенций у ВВП. Козыряет близостью с Кремлем и первый вице-премьер О. Бабанов, сегодня, пожалуй, наиболее ненавистная для  кыргызской оппозиции фигура.
Именно опора на внешние ресурсы стала причиной того, что в парламент пробились партии, так и не дотянувшие до девятипроцентного барьера. Совокупный вес партий, прошедших в парламент, едва переваливает 36 процентов от числа избирателей. Стоит ли удивляться тому все более очевидному факту, что в обществе, в глубинке, где элита не способна сформулировать и озвучить национальные приоритеты, зреет и махровым образом цветет национализм. В условиях противоречивости интересов глобальных игроков, что явственно, а также российских и казахских интересов, что менее явственно, но оттого не менее болезненно, Кыргызстан оказался в сложном положении. Страна раздираема раздробленностью элиты - элиты, не чурающейся своей компрадорской сущности.  
 
1.1.2. Риск  криминализации властных структур.
Конфликты, возникающие между политическими силами, как и следовало ожидать, вылилось в противостояние между криминальными группировками. Последние, пользуясь сумятицей, ослаблением государственных институтов, делегировали своих представителей на все этажи государственной власти, через так  называемые пророссийские партии в парламенте. Рыспековские, Батукаевские и Кольбаевские – три наиболее влиятельные криминальные группировки сохраняют сильные позиции, причем вопреки объявленной войне с преступностью.
 
1.1.3. Риск  потери управления государством вследствие роста некомпетентности.
Риска полной потери управления на самом деле нет, потому, что, образно говоря, есть куда падать. Для страны, в которой родо-племенное правление было основой её существования, текущая деградация управления не кажется столь трагичной. Тем не менее, повсеместная некомпетентность, носящая к тому же воинственный характер, наносит стране огромный ущерб во всех отношениях. Достаточно сказать, что ни один из действующих политиков, находящихся на вершине властной пирамиды, не в состоянии написать какой-либо серьезной программы. Восприятие властной пирамиды исключительно как некоего президиума-вершины пищевой цепочки, с отрицанием какой-либо ответственности – наиболее характерная черта большинства успешных кыргызских политиков.
 
1.1.4. Риск  маргинализации (и люмпенизации) общества.
Размытость нравственных идеалов в кыргызском обществе, безнаказанность клептократов вкупе с беспросветной бедностью, пример - сбежавшие президенты - миллиардеры, отсутствие изменений к лучшему деморализовало на какое-то время созидательную часть элиты. Девальвация, как явление, затронула все сферы жизни: валюту, промышленность, права на собственность, образование, науку, идеологию, толерантность и т.д. Неэффективность социальных лифтов, неравномерность в распределении доходов, очевидность коррумпированности верхов (достаточно вспомнить ставшие достоянием общественности телефонгейты), повышает риск маргинализации общества.
 
1.1.5. Высокий  риск нестабильности вследствие частого проведения митингов, где за плату участвуют маргиналы и люмпены в интересах различных группировок.
Население страны, за исключением разве что столицы, весьма охоча до всякого рода митингов. Костяк таких митингов составляют безработные, готовые за сравнительно небольшую плату штурмовать даже резиденцию Правительства и Президента. Подобные мероприятия нередко сопровождаются беспорядками и парализуют движение в столице.  
Без решения вопросов занятости населения (неофициально до трети населения - безработные либо частично занятые), митинговые страсти будут еще долго сотрясать устои общества.
 
1.1.6. Риски  потери южных приграничных земель вследствие отсутствия полноценной политики территориального развития и вымывания приграничного населения.
Ситуация на границах с Узбекистаном и Таджикистаном медленно, но верно выходит из-под контроля. Ввиду отсутствия какой-либо государственной политики на приграничных территориях, где нет работы, нет условий для надлежащего возделывания земли (отсутствие справедливого механизма распределения поливной воды, с/х техники, возможности вырастить и продать урожай) население предпочитает мигрировать в Бишкек и Ош, либо далее в Казахстан и Россию. На местах остаются лишь немногие и старики, которым некуда податься.
Территории и дома опустевают, земли перестают возделываться и в возникшее разреженное пространство естественным образом проникают жители Узбекистана и Таджикистана, выдавливаемых со своих перенаселенных земель. Всеми правдами и неправдами они используют эти земли, вселяются в пустующие дома, строят новые (варианты: берут в длительную аренду, захватывают силой, честно покупают и т.д.). Иные главы наших сельских управ за деньги принимают участие в продаже кыргызстанских земель узбекам и таджикам. Даже пограничники сопредельных государств принимают участие в ползучей экспансии - периодически переносят свои пограничные пункты вглубь нашей территории. Кыргызстанские центральные, а за ними и местные власти слабо либо совсем не реагируют на все эти инциденты. Пограничная служба КР, занимающаяся охраной практически открытых границ и получающая весьма скудное финансирование, при всем своем желании не способна положить этому конец.
Ситуация в узбекских анклавах, через которые проходят дороги местного стратегического назначения (анклавы нельзя объехать), также традиционно далека от идеальной. Унизительные длительные досмотры кыргызских граждан на пограничных пунктах в анклавах узбекскими пограничниками, иногда переходящие в полное перекрытие – часто повторяющаяся картина на юге республики. Похоже, процесс приобретает необратимый характер.
 Продолжение следует.