Крест независимости (некоторые итоги года)

Рубрика: 

Завершается двадцатый год независимости Казахстана. Еще нет его точных экономических и прочих результатов, но подвести основные итоги и обозначить тенденции можно и сегодня. 
Это уже сделал, в частности, Евразийский банк развития (ЕАБР), выпустивший в свет очередной номер бюллетеня «Макромонитор СНГ» В нем отмечается, что вопреки продолжающемуся мировому кризису и мрачным прогнозам на обозримое будущее в 2011 году Содружество в целом ускорило темпы экономического роста, и Казахстан – среди лидеров этого процесса.


Рекордный урожай и безнадежные кредиты
По расчетам ЕАБР, рост ВВП страны за 10 месяцев составил 7,2%. Основными его двигателями послужили внешний спрос на казахстанское сырье, а также внутренний потребительский. Благодаря выгодной для Казахстана внешней конъюнктуре на сырьевых рынках, а также поддержки внутреннего потребительского спроса ЕАБР ожидает позитива в экономическом  развитии  Казахстана и в среднесрочной перспективе. По прогнозам правительства РК, рост ВВП страны за 2011 год составит 7%, а за 2012-й  –  6,9%. По прогнозам международных организаций, если их усреднить, рост ВВП Казахстана в 2011 году составит 6,5%, в 2012-м – 6%. Сам ЕАБР прогнозирует рост ВВП Казахстана в уходящем году более чем на 7%, в следующем году - на 8,6%.
Промпроизводство за 11 месяцев увеличилось в Казахстане на 4%, а внутренний товарооборот  – на 14,7%. При этом рост в обрабатывающей промышленности (6,9%) опережал увеличение в добывающем секторе (1,9%). Однако, несмотря на общий  подъем промышленности, она снизила темпы по сравнению с серединой  года. Это вызвано сокращением добычи нефти в июле-августе в связи с техническим обслуживанием на месторождении Тенгиз, а также забастовками рабочих на нескольких месторождениях на западе республики. Кроме того, в III квартале по сравнению со II наблюдался  ощутимый спад экспортных поступлений в связи со снижением мировых цен на нефть. Ее средняя стоимость упала с $117 за баррель во II  до $112 в III квартале. В то же время ускорение экономике Казахстана придал значительный рост сельскохозпродукции на 22,8%, чему помог рекордный урожай зерновых.
За 9 месяцев дефицит  госбюджета составил всего 0,7%  ВВП, улучшившись по сравнению с первым полугодием (-1,1% ВВП). В  III квартале доля налоговых поступлений выросла до 71,5% с 65,9% во  II квартале. При этом наилучших результатов в сборе налогов вновь добился Алматы, перешагнувший рубеж 1 триллиона тенге (плюс около 25% по сравнению с 2010-м), о чем объявил 25 декабря аким города Ахметжан Есимов. Аналитики ЕАБР также отмечают, что золотовалютные запасы Казахстана лишь за  полугодие 2012-го выросли почти на 13 млрд  долларов.
После пика инфляции в годовом исчислении на уровне 9% в августе, она чуть ослабла -  в ноябре аналогичный показатель составил 7,8%. Основной составляющей инфляции оказался рост стоимости продовольствия  на 10,2% и платных услуг на 7,2%. По прогнозам международных организаций, инфляция в Казахстане в текущем году в составит 8,7%, в 2012-м – 8.3%. ЕАБР также прогнозирует инфляцию на уровне 8,7%, а в 2012-м несколько ниже – 6%. 
В банковском секторе Казахстана по-прежнему противоречивые тенденции. С одной стороны, продолжается рост заимствования, а с другой стороны – остается сомнительным качество кредитного портфеля. Например, в  III квартале по сравнению со  II увеличение кредитования составило 6,2%, тогда как во  II  - лишь 3,5%. Но более трети (37,2 процента в октябре) ссудного портфеля банков составляют неработающие кредиты. Этот показатель является не только самым высоким среди стран СНГ, но и по мировым меркам.
Правительство Казахстана  пытается очистить балансы банков не первый год. В 2011 году планировалось  создание  Фонда стрессовых активов, куда банки смогли бы сбросить около 900 млрд тенге сомнительных кредитов, в основном обеспеченных недвижимостью. Но год на исходе, а фонд так и не родился. Предполагалась и отмена налога на списание проблемных кредитов, которая тоже видится шагом к оздоровлению банковской системы. Между тем, как надеялся в начале года Нацбанк РК, проблема неработающих и плохих кредитов могла бы быть решена в течение полутора-двух лет. Если дело будет продвигаться такими темпами, то в эти сроки не уложиться.
Не вполне оправдываются и надежды на общее оздоровление системообразующих банков. Это прежде всего касается БТА Банка. Уже объявлено, что его ждут вторая реструктуризация (читай – списание долгов), а также рэбрэндинг, что свидетельствует об очевидном падении авторитета этого учреждения в глазах клиентуры, будь то юридические или физические лица.


Всем программам программа
К позитивным итогам уходящего года следует отнести принятую и реализуемую с середины 2011 года в пилотном режиме государственную программу «Производительность-2020», значение которой трудно переоценить. Например, пять лет назад международная аналитическая компания McKinsey&Co рассчитала производительность труда россиян в основных отраслях экономики и сравнила ее с американским уровнем. Выяснилось, что в США в 2007 году один человек работал так, как четверо в России. То есть средняя отдача российского работника вчетверо ниже, чем у американца. Даже в розничном банковском бизнесе производительность в России составляла всего 23 процента от американского показателя. Аналогичных сопоставлений сегодняшней казахстанской производительности с ее уровнем в развитых странах в открытых источниках не наблюдается. Но если она и отличается от российской, то ненамного.
Любопытно, что выводы McKinsey&Co пятилетней давности совпадают с предложениями казахстанских экспертов, обнародованными в течение 2011 года.
«Для серьезного роста производительности труда в России свои усилия должны объединить и власть, и бизнес», - резюмировала результаты своего исследования McKinsey. А вот что говорил в июле 2011 года на онлайн-конференции в агентстве Bnews
президент Казахстанского института развития индустрии (КИРИ) Мейрам Кажыкен, призвавший изменить принципы финансирования «Производительности-2020». Он  заявил, что ставку следует сделать не на госбюджет, а на частные, прежде всего иностранные и международные, инвестиции. «В этом году на реализацию программы выделяется 34,9 миллиарда тенге, в том числе почти 20 миллиардов – из республиканского бюджета, - сообщил Кажыкен. – Но финансирование – узкое, я считаю, самое узкое место данной программы».
По оценкам главы КИРИ, для серьезного повышения производительности отечественных предприятий до конца 2014 года понадобится от 7 до 8 миллиардов долларов. «А те цифры, которые звучали раньше – где-то 200 миллионов долларов, занижены, средств требуется гораздо больше, в семь-восемь, может быть, даже в десять раз», - считает руководитель института. Он предлагает «создавать рыночную, финансовую инфраструктуру, обеспечивать финансирование проектов с помощью частных структур». «Надо отходить от бюджетного финансирования, надо говорить о создании институциональной инфраструктуры», - подчеркнул Кажыкен.
Его предложения заслуживает внимания уже потому, что «Производительность-2020» представляется важнейшей из всех действующих сегодня в Казахстане госпрограмм, без успешного выполнения которой не принесут должного эффекта ни Программа форсированного индустриально-инновационного развития (ПФИИР), ни все остальные.
Однако расчет президента КИРИ на то, что «Запад нам поможет», думается, из области романтизма. Ведь рост производительности труда – синоним повышения конкурентоспособности. Если Казахстан попросит у иностранных и международных денежных мешков 2-3 миллиарда долларов для повышения производительности на 10-20 процентов, то республика эти деньги наверняка получит. А если запросит $20-30 миллиардов на рост эффективности труда в пять-десять раз, то есть на прорыв, так нужный республике? Тут гарантирован отказ – кому на международном рынке нужен новый сильный конкурентоспособный игрок? Ведь даже международные финансовые структуры контролируются вполне определенными государствами, компаниями и персонами.  Им новая головная боль в виде экономически мощного Казахстана абсолютно не нужна.
Поэтому главную ставку в реализации «Производительности-2020» целесообразнее сделать все-таки на собственные силы бизнеса и государства. И здесь не обойтись без нестандартных, смелых решений. Пример в этом смысле подает, в частности, Япония. Как рассказала в июле текущего года газета «Майнити», правительство Страны восходящего солнца с 2012 года вводит дополнительный налог для покрытия расходов на восстановление страны после землетрясения и цунами 11 марта. Налог планируется ввести на пять лет с возможным продлением на такой же срок. Расходы на восстановление, которые понесут государство и местные бюджеты в первые пять лет после землетрясения, оцениваются в 19 триллионов иен (243,5 миллиарда долларов), а за десять лет сумма возрастет до 23 триллионов иен (около 295 миллиарда долларов). За счет этого чрезвычайного налога власти рассчитывают за первые пять лет собрать 10 триллионов иен (128 миллиардов долларов). Около 6 триллионов иен планируется выплатить из казны за счет уже принятых поправок в законодательство. Остальные 3 триллиона иен (38 миллиардов долларов) будут найдены за счет сокращения расходных статей госбюджета, а также поиска других источников. В частности, газета сообщила о вероятной продаже акций токийского метрополитена.

Урок Жанаозена
Как уже было сказано, забастовки нефтяников на западе Казахстана принесли ощутимые убытки экономике республики. Но несопоставимо больший урон нанесло стране с политической точки зрения следствие этих волнений – массовые беспорядки 16-17 декабря в городе Жанаозен и поселке Шетпе, обернувшиеся человеческими смертями. Об этом уже много сказано и написано. В этом обзоре обратим внимания лишь на один из горчайших уроков, преподанных событиями в Мангистауской области на 20-летие независимости Казахстана.
…В 1976 году уже убеленный сединами глава Adidas Адольф Дасслер смотрел у себя на родине в Германии телетрансляцию легкоатлетических соревнований летних Олимпийских игр из Монреаля. Во время показа квалификационных забегов мужчин на 400 метров старик Ади напрягся. Уже в те годы победу в длинном спринте (400 м) и даже на средних дистанциях (800 и 1500 м) иногда решали сотые доли секунды. А потому внимание Дасслера привлекла некая аномалия в движениях кубинского спортсмена Альберто Хуанторены. Он несся по овалу дорожки стадиона, как-то странно и вроде бы даже непроизвольно подгибая стопу. Альберто выиграл забег, но с учетом показанного времени вышел в следующий круг соревнований с трудом, как говорят спортсмены, на соплях. А бежал кубинец в «спайксах» - специально разработанных «Адидасом» к Олимпиаде, суперсовременных на тот период и, главное, подогнанных к ноге Хуанторены туфлях с регулируемыми съемными шипами.
Дасслер немедленно позвонил своему человеку в Монреале и приказал проверить шиповки кубинца. Оказалось, тот самовольно, по наитию и без консультаций с опекавшей его командой специалистов Adidas заменил буквально перед выходом на дорожку шипы на более длинные! Их размер и регулировку тут же восстановили, после чего Хуанторена  уверенно вышел в финал и в итоге завоевал золото в беге не только на 400, но и с мировым рекордом на 800 метров, став национальным героем Кубы. И дважды олимпийскому чемпиону было бы впору благодарить 76-летнего (!) Дасслера, который, сидя перед телевизором за тысячи километров от Монреаля, единственный заметил неладное и тут же вмешался в ситуацию.
Для темы нашего разговора выделим, что капиталист и прагматик до мозга костей  Дасслер продемонстрировал не только высочайший профессионализм, но и, главное, НЕРАВНОДУШИЕ как к спортсмену, между прочим, социалистической страны, так и к своему делу.
В этом проявлении Дасслер не одинок. Приведем лишь несколько из массы мудрых мыслей, высказанных дет 70-80 назад другим легендарным бизнесменом ХХ века – Генри Фордом-I:
«Иметь деньги совершенно необходимо. Но нельзя забывать, что цель денег - не безделье, а приумножение средств для служения людям»;
«Самый рискованный бизнес - делать дело ради чистой наживы. Это напоминает азартную игру, играть в которую редко удается больше, чем пару лет»;
«Вполне естественно работать в сознании, что счастье и благосостояние добываются только честной работой. Человеческие несчастья являются в значительной мере следствием попытки свернуть с этого естественного пути»;
«Я замечал, что многие деловые люди воспринимают своё дело, как бремя, которое нужно поскорее сбросить. Они мечтают поскорее выйти из борьбы, удалиться от дел и жить на свои ренты. Этого я никак не мог понять. Если мы хотим покрыться ржавчиной, то нам не остаётся ничего, как отдаться в объятия нашей лени. Если же наша цель - развитие, то нужно каждое утро пробуждаться снова и бодрствовать целый день. Жизнь, как я ее понимаю, не остановка, а путешествие. Все находится в движении, и с самого начала было предназначено к этому»;
«Если ты воодушевлён чем-то, то сможешь сделать всё, что угодно. Энтузиазм - основа любого прогресса».
Именно этого – неравнодушия, честности, энтузиазма – не оказалось …не у работодателей в Жанаозене, не у местного руководства, а именно у высокопоставленных правительственных чиновников Астане, из-за чего и стала возможна самая кровавая за все годы независимости Казахстана провокация на его территории. Если не сказать больше – что она очень похоже на то, ковалась как раз таки не на местах и не офисе Фонда «Самрук-Казына», а  в районе близлежащем к зданию Ак Орды (и частью в ней самой?)…
Говорят, у каждого человека свой крест, переложить который на чужие плечи при всем желании невозможно. То же самое касается и стран. Крест независимости, когда не на кого кивать и никто, кроме тебя самого, не решит твоих проблем, - нелегкий крест. Чтобы достойно нести его, мало голого прагматизма и умения делать деньги. Надо обладать кое-чем из разряда непреходящего. В этом – один из жестких уроков и Жанаозена, и уходящего года, и всей двадцатилетки суверенитета.

Аскар КАРАТАЕВ

Комментарии

Конечный абзац у статьи какой-то анагжирвоанный, а?

Да уш... Ваистину крест...