«Работа» Соколовой все еще аукается…


Соколовский хор у «Яра»
Был когда-то знаменит.
Соколовская гитара
До сих пор в ушах звенит.

Припев:

Всюду деньги, деньги, деньги,
Всюду деньги, господа,
А без денег жизнь плохая,
Не годится никуда.

Тройка мчится быстро к «Яру»,
Душа рвется на простор,
Чтоб забыться под гитару,
Услыхать цыганский хор.

Наталья Соколова бывший юрист «Каражанбасмуная», взбаламутившая весь нефтяной регион, с осени прошлого года отбывает шестилетний срок тюремного заключения. Она стала самой известной из тех, кого суд привлекал за разжигание социальной розни, и пожалуй, никогда еще закон не применялся так своевременно, пусть и сурово. Другое дело, что за кадром процесса остались многие нерешенные вопросы, а их в истории Соколовой просто тьма.

Оппозиция, немало сил положившая на то, чтобы помочь юристу взбунтовать рабочих в Жанаозене и Актау, создала вокруг Соколовой некий ореол мученицы. Пробиться сквозь него в поисках истины достаточно трудно. Скорее всего, весной, когда «защитница народа» только начинала плести паутину вранья, никто и не подозревал, к чему приведет ее бурная деятельность. Очередная забастовка с очередными за уши притянутыми требованиями вылилась в затяжное противостояние, а к декабрю достигла кровавого апогея – 17 смертей. Сегодня за скорбной датой уже мало кто в состоянии отследить истоки конфликта, а ведь началось все с более чем странных демаршей и призывов этой грамотной женщины. Все, кто близко знает г-жу Соколову, отзывались о ней, как о крайне подготовленном юристе, ранее приносящей нанимателям пользу. Этапы служебной биографии будущего вождя бастующих позволяют утверждать – в течение многих лет Соколова была абсолютно лояльна к работодателям. В «Каражанбасмунай» юрист устроилась в мае 2009 года и вплоть до первых призывов к забастовке весной 2011-го она не подвергала сомнению зарплату рабочих, и никаких претензий от их имени не высказывала. Более того, с китайскими инвесторами у нее также сложились отличные отношения. Как известно, она была принята на работу в АО «Каражанбасмунай» директором департамента по работе с персоналом, и именно тогдашний президент Цуй Бинь установил ей ежемесячную зарплату в пару миллионов тенге. Ранее Соколова трудилась юрисконсультом в компании «Бузачи Оперейтинг», где также отменно ладила с китайцами. Таким образом, г-же Соколовой ни разу не приходило в голову заявлять, что, дескать, всех рабочих «нефтянки» подло обманывают, недоплачивая им пресловутых коэффициентов 1.7. и 1.8.

Что же внезапно случилось с подкованным юристом, опытнейшим сотрудником нефтяной отрасли? Почему женщина, имеющая отличную работу, мужа, маленькую дочь и хороший дом, вдруг поставила на карту все, что составляло ее жизнь? Добавим, что в борьбе неизвестно за какие ценности, г-жа Соколова рискнула не только своей судьбой – заложниками ее интриг стали многие жители этого края, некоторые из которых поплатились за наивную веру в «юристку» работой, здоровьем, семьями и даже самой жизнью. Перечисление этапов биографии Соколовой отметает версию о внезапном правовом озарении. Много лет занимая ответственные посты, где предусматривается вдумчивое и детальное изучение законов и отраслевых нормативов, Соколова молчала. Никаких претензий, никаких споров. Оно и понятно: будучи грамотным специалистом, она не могла не понимать беспочвенность подобных заявлений. Остается лишь два варианта. Либо г-жа юрист внезапно сошла с ума, что не подтверждается данными следствия и впечатлениями знающих ее людей, либо… она попросту провокатор, сознательно разыгравший «громкую карту» и судьбы рабочих исключительно во благо самой себе.

Напомним, как развивались события до того, как оппозиция превратила Соколову в знамя. Еще зимой 2010 года совет директоров «Каражанбасмуная» поручил Соколовой разработать новые правила оплаты труда. Неизвестно, что при этом произошло с хорошим спецом, но правила юрист переделывала несколько раз, так их и не завершив. За проваленную работу над правилами ей был объявлен выговор – заметим, что никаких требований по увеличению зарплаты рабочих сей документ не содержал, он просто был ненадлежащего качества. Весной юрист попросила об отпуске, в котором остро нуждалась. Как выяснилось впоследствии, одновременно с должностью в КБМ она устроилась главным юрисконсультом «Каспиан Меруерт Оперейтинг Компани Б. В.» Вскоре юрист пожелала расстаться с одним из работодателей – вот тут-то впервые и всплыли пресловутые коэффициенты, которыми позже Соколова задурманила головы тех, кому всегда мало, и кто не желал прислушиваться к голосу разума. Когда ее контракт закончился по прекращению обязательств сторон, администрация КБМ получила от своего бывшего юриста претензию с требованием выплатить ей компенсацию в 86 миллионов тенге.

Опиралась Соколова в своих требованиях на коэффициенты 1.7 и 1.8. и пеняла администрации на то, что в ее офисе и служебном автомобиле не поддерживался оптимальный температурный режим, в результате чего суровые условия края и отрасли портили юристу здоровье. Заметим, что в требованиях речь шла лишь о ней одной – никакие интересы рабочих Соколову на тот период не колыхали. Разумеется, КБМ отказало юристу в бредовых претензиях, и Соколова начала затяжную войну. Государственные органы тщательно проверили все ее обвинения в нарушении трудового законодательства и установили, что все претензии в невыплате коэффициентов совершенно беспочвенны. Соколова обжаловала это решение в суде Актау, но и суд отказал в удовлетворении ее требований. А 31 мая 2011 года апелляционная коллегия Мангистауского областного суда вновь полностью «завернула» все пункты обвинений. Есть люди, прямо утверждающие, что потерпев поражение, Соколова пригрозила администрации КБМ социальным взрывом. Дескать, как вы запоете, когда коэффициенты начнут требовать все работники предприятия? Администрация на шантаж не повелась, а вот Соколова слово свое сдержала. Став официальным работником профсоюза, свалив в результате интриг прежнее руководство, она не только внушила свои дикие идеи большому числу работников, но и «отнесла» их на другие предприятия отрасли – в частности, на «Озенмунайгаз».

Регион забурлил, особенно усердствовали служащие хронически протестного ОМГ. На протяжении многих лет, обычно в мае там происходили забастовки (таких случаев было 6!).  И каждый раз так или иначе стороны приходили к консенсусу,  причем в пользу бастующих. И казалось бы май 2011 года не должен был повторить тенденцию. На одном из сайтов Казнета помнится даже была статья с похвалой в адрес местных властей, которым ставилось в похвалу, мол, май на излете, а традиционных забастовок нет. Хотя  вся социалка (целого города) держалась за счет основного работодателя. Как бы то ни было, в 2011 году беспочвенность новых требований раз за разом подтверждали государственные и судебные органы, арбитражные комиссии, независимые юристы, а также представители республиканских профсоюзов, но апелляции к разуму уже были бесполезны. Соколовой не откажешь и в проницательности: она отлично изучила определенную прослойку работников «нефтянки». Малообразованные, достаточно экзальтированные, склонные к агрессии, обремененные семьями и кредитами – некоторые представители люмпен-пролетариата весьма падки на сладкое слово «халява». А Соколова обещала им именно халяву, хотя прекрасно отдавала себе отчет в незаконности требований. Опытный юрист просто не могла так ошибаться. Будучи еще и кадровиком, Соколова прекрасно знала, что отраслевые и территориальные коэффициенты уже давно вложены в зарплаты рабочих – именно потому оклады нефтянки так высоки. Больше того, ей было известно, что коэффициенты начисляются по довольно сложной схеме, вовсе не предполагающей автоматическое умножение на два. Но именно это она и посулила своим подопытным кроликам в случае успеха забастовки – умножение их окладов на 1.7. и 1.8.

Примечательно, что свою «общественную деятельность» Соколова и одураченные ею люди начали не с массовых исков в суд и не с обращений в прокуратуру, но с показательной голодовки. Работодателя шантажировали расчетливо и упорно, выжимая из него 86 миллионов соколовской компенсации. Провокация удалась и с этого момента бывший юрист уже манипулировала не законами, а людьми. В забастовках приняло участие порядка 3 тысяч человек в КБМ и ОМГ, впоследствии ввиду полной незаконности их действий, они были уволены. Для Соколовой авантюра кончилась печально: шесть лет колонии, но для жанаозенцев все сложилось намного трагичней. Теперь же, в свете стараний оппозиции поднять Соколову на щит, сравнить ее чуть ли не с Зоей Космодемьянской или Анжелой Дэвис, провокационная роль ее вмешательства требует пристального внимания. Безусловно, в истории были женщины, не жалевшие жизни ради народа, но г-жа Соколова не из их числа. Сегодня даже алматинские «рупоры демократии»  не могут назвать ни одного примера реальной помощи «юристки» рабочим Мангистау. Она попросту завела тех, кого должна была защищать, в трясину. Ее истинные мотивы все еще остаются не до конца проясненными, и вопрос: не оплатил ли издержки провокатора некто из-за рубежа или внутри страны, все еще открыт.

Кстати, возвращаясь к ситуации с «местной властью», хотелось бы заметить. Бывший руководитель области имел определенные трения с РД «Казмунайгаз», но именно к 2011 году все разногласия были преодолены. Область успешно двигалась вперед… Теперь, помимо всего прочего, в регионе появилось мнение, включающее в число всех тех потерь, которые принесли известные события, и …сам факт смены руководства областью. Но назад, увы, теперь уже многие вещи не вернешь…  

Батыр АЛЕКПЕРОВ
 

Комментарии

Б...., настоящая "НАТАША", такую надо туркам в рабство на пару сезонов!!! не жалко...

<p>Еще одна якобы аргументрироанная, подхалимажная публикация. В народ тоже, Соколова стреляла что ли? С ума сошел ты, Батыр..</p>

В какой народ? В погромщиков, вандалов, поджигателей и убийц?

долбаебы вы все

Кто в контуре работет? огласите пожалуйста весь список. для истории.

Самое лучшее средство - опубликовать копию иска этой дамы. Тогда будет все понятно. А так интерпретировать можно как угодно и что угодно.,

8 мая до самой забастовки Наталья Соколова и другие активисты "Каражанбасмунай" подали все свои требования в Акимат, прокуратуру и нур отан. Кроме того, они возглавили профсоюз, где подавляющее число работников поддержали их. Косарханов обязан был отдать печать и уставные документы. Более того, они написали заявление в прокуратуру с просьбой выделить им сотрудника прокуратуры, чтобы вместе пойти и забрать документы. Они полдня потратили в прокуратуре и ровд, чтобы дождаться решения прокуратуры. В ответ решением прокуратуры и Ровд стал арест Натальи Соколовой, которой дают 8 суток, а затем не выпуская, повторно за те же действия обвинив в 164 статье закрывают на 6 лет. Судебный процесс прошел с грубыми нарушениями, которые пришлось формально исправлять при рассмотрении апелляционной жалобы а облсуда. Так что надо быть объективным, а процесс носил явно обвинительный характер, судья была несвободна в своем решении. Был явный политический заказ и о состязательности не было и речи. Если бы суд был самостоятельной ветвью власти, прошел открыто и доводы защиты Натальи заслушивались бы и принимались во внимание, то можно было бы говорить о какой то объективности.

Как бы там нибыло,не надо было доводить всё до кровопролития,умерших молодых парней жалко!ведь их не вернёшь(((.
Надо было своевременно всё останавливать путём переговоров,а не искать потом виновных!!!