По совокупности баллов. Анализ работы государственных чиновников может привести к весьма неожиданным результатам

В марте 2010 года,  увидел свет Указ Президента Назарбаева о ежегодной оценки эффективности деятельности центральных государственных и местных исполнительных органов. Согласно этому документу, была разработана многоуровневая шкала критериев оценки работы министерств, акиматов и различных агентств, куда входит и анализ качества выполненной ими  работы,  и действенность реализации поставленных задач,  и даже степень открытости, прозрачности и незабюрократизированности во взаимоотношениях с гражданами страны.
Ну а ровно год тому назад,  аналогичный раздел, касающийся оценки работы правительства, завел в своем блоге и премьер-министр Казахстана Карим Масимов.
- Сегодня я открываю на своем сайте специальный раздел, повышающий открытость и прозрачность работы Правительства. - написал премьер в апрельском анонсе новой рубрики. - Сейчас мы разрабатываем критерии оценки работы госорганов,  и я жду ваших предложений и замечаний..
В общем, дело действительно оказалось благое и нужное. Ведь,  несмотря на то, что эти оценочные рейтинги  носят достаточно условный характер, но согласно мировому опыту,  все же позволяют составить более объективную картину о работоспособности исследуемого объекта. Кстати, сам премьер-министр в Указе Главы государства не поминается вовсе (как, впрочем,  и судебные органы или некоторые силовые структуры). А значит, официального мониторинга эффективности их работы с последующим резюмированием,  как бы и не составляется. Однако, что собственно мешает нам, взяв за основу действующие методические рекомендации,  самим попробовать набросать небольшой анализ эффективности  работы ну, допустим того же Карима Масимова?   И воздержавшись от набивших оскомину эмоциональных характеристик  типа «премьер, так себе»,  или «замечательный премьер»  попробовать оперировать исключительно сухими фактами.
Итак,  для начала разберем методологию. По словам самого премьера: «…работа правительства, должна оцениваться не только по валовым показателям, но и, прежде всего, по структурным реформам - по тому, насколько снижены административные барьеры, улучшен экономический климат, созданы условия для роста производительности труда».
Так что, сходу оставим в покое отчетные доклады и «очки, метры, секунды», а так же,  бесконечно озвучиваемый процентаж.  А  уделим больше внимания таким заложенным  в приложении к Указу Президента критериям, как, например, правильность выбора  стратегических целей  и задач, эффективности принимаемых мер и оперативности решений, и самое главное - конечному результату тех или иных предпринятых шагов. Ну и заодно (как же без этого), прикинем степень прозрачности работы,   восприимчивость к критическим замечаниям и способность адекватно  реагировать на допущенные ошибки и просчеты.
Для пущей объективности и целостности полученной картины (ну и потому, что подобных исследований ранее не проводилось вовсе), начнем наш разбор  с самого начала пребывания Карима Масимова на посту главы правительства.
Обычно, биографы премьера указывают, что его назначение на должность совпало с началом мирового экономического кризиса, достаточно больно ударившим и по нашей стране.
Однако с хронологической точки зрения это будет немного не верно. Кризис был впереди, а пожалуй первое  с чем предстояло столкнуться новому главе правительства, так это  с непростой ситуацией сложившейся вокруг нефтяного месторождения Кашаган, а точнее, вокруг  всего Северо-Каспийского проекта.
Напомним, что в то время,  мировые цены на углеводороды приближались к своей рекордной отметке, но на этом фоне оператор проекта, итальянская компания «Аджип»,  неожиданно предложила отложить сроки ввода месторождения в эксплуатацию на несколько лет, что в свою очередь потребовало пересмотра условий Соглашения о разделе продукции (или сокращенно СРП).
Первоначальный смысл любого подобного Соглашения,  состоит в том, что  в процессе работы инвестор сначала возмещает собственные затраты, и лишь потом,  добытая продукция начинает делиться между ним и государством. Однако, как показала практика нескольких инвестиционных контрактов в других странах СНГ  (и в первую очередь в Российской Федерации), зачастую  иностранцы искусственно завышали размеры своих затрат путем увеличения нагрузки на поставку комплектующих  и сервисные мероприятия.  К тому же,  ряд фирм не столько разрабатывали само месторождение, сколько параллельно повышали  курс своих акций на международный биржах лишь тем, что декларировали   находящиеся в их ведении запасы сырья.
Именно такая ситуация сложилась к 2007 году и  на Кашагане. Однако  здесь произошел юридический «прокол»,  которым успешно воспользовались в правительстве нашей страны. Потребовав переноса сроков начала разработки объекта, кампания  «Аджип» довольно грубо нарушила условия лицензии. А это,  в свою очередь, позволило  правительству выдвинуть встречные требования о пересмотре условий СРП в более выгодную для страны сторону. Затяжные переговоры, которые в СМИ получили название «Битвы за Кашаган», велись при самом активном участии и самого премьера Карима Масимова. И уже через год (а точнее в  начале 2008 года)  переговоры завершились успехом для казахстанской стороны, а партнеры из «Аджипа» пошли на серьезные уступки. Отдача от этого важного шага пока не столь осязаема,  в связи с долгосрочностью самого Кашаганского проекта. Но то, что весомые дивиденды от принципиальной позиции кабинета Масимова  так или иначе материализуются в виде серьезных поступлений в  казну страны,   уже является свершившимся  юридическим фактом.
Параллельно с решением этого, без всякого преувеличения стратегического вопроса,  в стране  начались и некоторые внутренние преобразования. В частности,  стоит упомянуть административную реформу,  в ходе которой, помимо всего прочего началось массовое внедрение ЦОНов – центров обслуживания населения, работающих по принципу   «одного окна». Дело оказалось явно не простым,  и поначалу казалось, что все произошло по принципу «хотели как лучше, а получилось как всегда». Одно время ЦОНы стали  даже в чем-то синонимом неповоротливости и низкого качества оказываемых услуг, при этом постоянно  критикуемыми на всех уровнях. Но затем, после показательных выволочек устроенных на совещаниях у премьер-министра,  ситуация резко изменилась в лучшую сторону, и положа руку на сердце, можно признать, что  в настоящее время работа этих организаций  в общем то не вызывает особых нареканий практически ни у кого. Соответственно, в нашей виртуальной графе «умение довести начатую реформу до конца»,  в данном случае мы  тоже ставим вполне заслуженный  плюсик…
Но все это было лишь в будущем, а пока наступил 2008 год и вместе с ним пришел пресловутый экономический кризис.
Резко начала расти внешняя задолженность коммерческих банков, несмотря на все сдерживающие усилия со стороны Национального банка РК увеличилась инфляция. До середины года мировые цены на сырье также росли очень быстро, доходы от экспорта позволяли снимать напряженность, однако все это было лишь сдерживающим фактором, не позволяющим в полной мере решить все проблемы. Тогда, Карим Масимов немало удивлял политических и экономических наблюдателей да  простых  граждан  страны, демонстрируя  так называемый «официальный оптимизм», выражающийся в долгих успокоительных речах. В итоге, все чаще и чаще сначала  бытовых разговорах, а затем и в СМИ,  премьера начали подозревать в иллюзорности мироощущений и чуть ли не некомпетентности. Однако, как показало время (да и сам он, в последствии, признался об этом  в одном из своих интервью) - в правительстве прекрасно отдавали себе отчет о происходящем и авральными темпами  разрабатывали будущие варианты своих действий .
Здесь,  особо надо отметить, что кабинет Масимова по большему счету не нес персональной ответственности за создание кризисной ситуации. Все предпосылки к таковой были заложены еще ранее, когда в течение нескольких лет  надувался «строительный мыльный пузырь», а в стране началась слаженная работа довольно  вредоносного конгломерата из банков, ипотечных фирм и строительных компаний. Схема их работы в принципе прекрасно известна, и пересказывать ее детально нет никакой нужды. Банки брали за рубежом дешевые кредиты, затем выдавали их ипотечным компаниям, ну а те, в свою очередь, делили эти средства  со строителями. Самое прискорбное, что кредиты выдавались под еще не построенные площади, и росла своеобразная « строительно-воздушная пирамида»  из виртуальных квадратных метров, которые просто физически невозможно было построить и сдать в установленный  срок.
Ну а затем, неизбежно  наступил крах. Часть строительных и ипотечных компаний была обанкрочена, остальные без предупреждения остановили работы на объектах. А в стране набрала обороты новая до сей поры неизведанная проблема - проблема дольщиков, число которых по стране достигло без малого 60 тысяч человек.
Понятно, что с такой «протестной массой» надо было что то делать и одними отговорками (или того хлеще - с объяснениями про то что правительство им, дескать, ничего не обещало и гарантий не давало) ситуацию было не нормализовать.
И здесь, наверно, будут памятны поездки Масимова по стране для личных встреч с группами дольщиков, которых надо было как то успокаивать и обнадеживать (естественно при этом решая проблемы разорившихся строительных фирм). В итоге, после долгих консультаций  государство все-таки приняло участие в финансировании остановившихся строек - в том числе, и за счет прямого выкупа части площадей. С 2007 года на это было потрачено 185 миллиардов тенге,  и к 2011 году практически все объекты долевого долгостроя  в основном были завершены.
В принципе, антикризисные меры были предприняты абсолютно по всем направлениям. Получив от Президента Назарбаева  карт-бланш на  «реализацию программы стабилизации экономики и финансовой системы и широкие полномочия для принятия нестандартных решений» (кстати, один из наиболее важных критериев оценки любого менеджера), Карим Масимов для начала «распечатал» Национальный фонд, в который на протяжении нескольких лет перечислялись доходы казны от экспорта нефти и перебросил часть средств  на наиболее болезненные участки (в том числе и на упомянутое долевое строительство). А затем, начал реформу малого и среднего бизнеса с объявления моратория  на любые проверки, а затем и модификации некоторых положений Налогового и Бюджетного  Кодексов. В общем то, и здесь со стороны предпринимателей можно слышать только слова благодарности, так как при все желании объявить эти меры «формальными» было нельзя, и реальная польза для МСБ ощущается и в сегодняшние дни.
Не обошлось, правда  и без «ложки дегтя». Точнее, без сразу двух таких ложек. Имеются в ввиду две Государственные программы, первые этапы которых  которые были мягко говоря неудовлетворительно реализованные в регионах страны - «Дорожную карту» и  «Питьевые воды». Анализировать причины срывов можно очень долго, собственно такой анализ был произведен абсолютно на всех уровнях и доступен практически все желающим на официальных х сайтах соответствующих государственных структур. Однако ответственности за дороги, пришедшие в негодность уже на следующий сезон, за некачественно проложенные водопроводы и прочие художества местных властей и их подрядчиков, никто с себя так же не снимал. Премьер министр тогда нашел мужество признать допущенные ошибки и просчёты, а за тем начал чинить спрос буквально по всем позициям.
Конечно, после прошедших буквально на повышенных тонах «разборов полетов»,  второй этап обоих программ реализовывался не в пример лучше предыдущего. Однако, потраченных впустую (не везде конечно, но тем не менее…) средств, было уже не вернуть и здесь, очевидно, в нашей рейтинговой табличке стоит вывести минус - за недостаточно эффективно осуществляемый контроль, во время  реализации поставленных задач.
Но, даже несмотря на эти досадные неудачи, в конечном итоге Казахстан сумел выйти из кризиса, даже не допустив падения ВВП. В  2009-м году  экономика выросла на 1,1% ( чего, кстати, нельзя было сказать о соседях) , А уже в 2010 году она практически вышла на докризисные показатели.
В конце, того же 2009 года, благодаря политической воли Президента Назарбаева, наконец сдвинулась с мертвой точки работа по созданию Таможенного союза между Россией, Казахстаном и Белоруссией. В середине 2010 года, несмотря на скептические прогнозы некоторых экспертов, произошла окончательная ратификация всех документов, и ТС вступил в действие.
Назвать переговорный процесс легким, было по меньшей мере опрометчиво. Спорных моментов было достаточно много и помимо постоянно действующих комиссий, потребовались личные консультации на уровне премьер министров. Карим Масимов в то время постоянно встречался со своими российским и белорусским коллегами для урегулирования наиболее сложный нюансов, в результате чего многие наблюдатели отметили, что итоговые документы ТС оказались выгоды в первую очередь самому Казахстану.  И хоть сам идея Таможенного Союза  вызвала  в  республике ряд критических замечаний (в первую очередь, естественно от оппозиции, и прочих грантополучателей со стороны западных фондов), и некий скепсис со стороны местных предпринимательских кругов, опасавшихся слишком активной конкуренции, жизнь потихоньку все расставила на свои места. И  постоянно растущие объемы товарооборота между странами участницами ТС, теперь во многом способствую улучшению делового климата в целом.
После внеочередных президентских выборов,  в апреле 2011 года,  Карим Масимов  был переназначен на посту  премьер-министра страны. А двадцатого января этого года, перед обновленным составом мажилиса парламента,  Масимовым был поставлен вопрос о доверии возглавляемому им правительству. В итоге 92 голоса из 105 было отдано в поддержку действий нынешнего состава кабинета министров. Карим Масимов в очередной раз сохранил за собой премьерский пост, что впрочем уже не вызвало особых удивлений среди большинства экспертов и наблюдателей.

- На мой взгляд, Нурсултан Назарбаев, решая вопрос о новом премьер-министре, в этот раз оказался перед выбором между политиком и экономистом - считает директор Центра Московского государственного университета по изучению политических процессов в СНГ Алексей Власов. -  Можно было назначить политика, главу администрации президента Аслана Мусина. Однако же он отдал предпочтение экономисту, что в преддверии трудностей, с которыми скоро столкнется мировая экономика, выглядит вполне логично. Ведь у Масимова есть мощный опыт антикризисного управленца, он это доказал в период кризиса 2009 года. А очевидно, что новая волна мирового кризиса неизбежно вскоре затронет и Казахстан...
О возможном кризисе (как впрочем и о том какими способами стоит смягчить его последствия), сейчас впрочем охотно любит порассуждать и сам глава правительства. На фоне его демонстративного оптимизма во время начала предыдущего кризиса (впрочем, мы уже выяснили истинную подоплеку подобной реакции), сейчас премьер может выглядит разве что не паникером, хотя специалисты считают что и здесь заложен прагматический расчет, в конечном итоге повлияющий на психологическое состояние общества в плане подготовленности к новым вызовам. Ну а сам Масимов, судя по его выступлениям, демонстрирует уверенное понимание всей сложности стоящих перед ним задач и готов ими вплотную заниматься.
Впрочем, не будем гадать на кофейной гуще о делах грядущих, а опять обратимся к сегодняшнему дню.  В конце  февраля 2010 года, правительство приняло государственную программу форсированного индустриально-инновационного развития Казахстана (ФИИР), согласно которой к 2014 году ВВП страны должен вырасти на 50 процентов от уровня 2008 года. Согласно разработанным правительством «карт индустриализации», предполагается строительство 294 объектов на сумму  в восемь  триллионов тенге (свыше 50 миллиардов долларов США), что должен, создать гибкую диверсифицированную экономику Казахстана. Через некоторое время, правительство отрапортовало что уже завершены 72 проекта общей стоимостью 351,1 миллиарда тенге (чуть свыше двух миллиардов долларов США).
Однако сказать доподлинно какие из этих объектов четко попадали под программу, а какие шли по другим бюджетным линиям в общем то было нелегко и тут же раздались голоса скептиков указывающих на очередные «отчетно-валовые показатели».  Здесь подводить итоги пока еще так же будет рано, так как запущенные объекты должны пройти стадию освоения проектной мощности, стадию выхода на стабильную работу, а это безусловно требует определенного времени. Но тот азарт, с каким Карим Масимов взялся за реализацию ФИИР не может не импонировать. Вполне возможно, что в ней он видит и некоторое практическое воплощение своих собственных теоретических изысканий которые  профигурировали во время  защиты докторской диссертации в 1999 году в Москве по теме «Проблемы формирования промышленности Республики Казахстан и пути их решения (теория и практика)». В общем, как бы то ни было, но определенная теоретическая база у премьера действительно существует и даже , вроде как успешно  воплощается на практике.
Так,  известный  экономический обозреватель Канат Берентаев отметил, что одной из безусловно позитивных мер программы стало внедрение механизма принципов государственно-частного партнерства в некоторых проектах программы индустриализации. Здесь, согласно стратегии поддержки малого и среднего бизнеса правительство обещает оказывать не только финансовую поддержку в виде субсидирования процентной ставки и частичного гарантирования кредитов, но и снизить издержки предпринимателей путем инфраструктурного строительства за государственный счет.
А вот еще одно показательное  мнение, озвученное аналитический центром  «Prudent Solutions»: - Отличительная особенность Карима Масимова - уметь привлекать профессионалов как на постоянной, так и на временной основе. Он не старается всё делать сам, полностью доверяя это профессионалам. И по мере возможности не вмешивается в работу профессионалов, принимая только окончательное решение. Именно поэтому практически все новации Карима Масимова заканчивались достаточно успешно, поскольку весь фронт работ велся профессионалами и специалистами, получившими полную свободу действий.
Мы специально привел эти строки для того, чтобы отметить, что по большему счету премьер не пытается самолично прыгнуть выше своей головы в деле реализации поставленных задач, а  больше полагается на грамотно работающую команду. А это, пожалуй, наиболее весомый плюс по графе «организация внутреннего администрирования». В этой же сфере, вполне осязаемым и реализуемым компонентом стало внедрение так называемого электронного правительства. При этом лично Карим Масимов открыл персональный блог и обязал остальных министров и глав регионов последовать его примеру. В начале 2011 года блог премьер-министра сообщил, что туда поступило около 60 тысяч обращений граждан.
И как в свое время подсчитал  известный блогер Баглан Айдашов - с момента открытия персонального премьерского блога 16 февраля 2011 года, им было написано 584 твита (постоянными читателями которых в первую очередь стали и представители масс-медиа) а количество фолловеров (или попросту – подписчиков),  перевалило за шесть тысяч, что безусловно дат повод поставить заслуженный плюс по графе «прозрачность работы», «своевременное информирование общественности» и, наконец,  «интерактивность».
Ну и наконец, отвлечемся от дел общегосударственного масштаба и бегло рассмотрим некоторые любопытные частности, так же позволяющие  более объективно составить наш рейтинговый портрет.
Так, например,  нельзя не констатировать бесспорный факт неучастия Масимова в каких либо скандалах. Даже  публикации  на небезызвестном сайте «Викиликс» не смогли выявить ничего компрометирующего ни самого Масимова ни его семью. Всё, что могли обнаружить читатели сайта об облике премьер-министра, так это рассказ дипломатов о том, что он был замечен в ночном клубе Астаны во время вечеринки для узкого круга друзей и родственников,  танцующим в общем зале, а не в зоне для особо важных персон, что, по мнению экспертов и специалистов по имиджмейкерству, скорее больше сыграло на позитивный имидж премьера.
Кстати, то же самое можно сказать и про его супругу Дилярам,  которую  вообще миновала участь героини любой светской хроники, и которая, судя по всему,  в основном сосредоточена на воспитании трех детей.
Что же до инициатив премьера в гуманитарной сфере, то здесь  нельзя не отметить его активное участие в проекте реализации раздела  Википедии на казахском языке. Как рассказал непосредственно занимающейся созданием казахской «Вики»  руководитель фонда WikiBilim Рауан Кенжеханулы - во многом реализация этого сложного проекта стала возможна благодаря личному участию главы кабинета министров. В итоге, сегодня над казахской Википедией работают 230 человек, в рейтинге языков ресурс поднялся с 125-й позиции на 38-е место и стал одним из сорока, так называемых «зрелых» Википедий..
А примерно в то же время в своей беседе с академиком Сергеем Капицей Карим Масимов обозначил свои лингвистические приоритеты:
Так  как мы - казахи, мы должны говорить на казахском языке. Мы хотим преподносить и доносить свою культуру на казахском языке. Но также надо помнить, что и владение русским языком – это большое достояние. Через русский язык мы узнали мировую культуру. И третья задача – чтобы нация говорила на английском языке. Мы будем развивать русский язык в Казахстане, и Горького будем читать на русском. Но также мы приняли решение читать Шекспира на английском языке, а Абая – на  родном казахском. Бесспорно,  русский язык это богатство Казахстана", но казахский язык - сердце каждого казаха…
Так что,  здоровый прагматизм и даже определенная филологическая космополитичность вполне может уживаться в Кариме Масимове с уважением к традиционным языковым ценностям,  которые он хоть и не демонстрирует при каждом удобном случае, но зато,  как мы уже убедились, способствует развитию и популяризации того же казахского языка не только на словах, но и вполне конкретными делами…
Вот, пожалуй, и все, что можно было навскидку прикинуть и  оценить в нашем импровизированном рейтинг-обзоре. В заключение же,  хотелось бы высказать еще несколько возникших в этой связи мыслей. Мы так привыкли ругать нашу власть по поводу и без повода, что уже почти не замечаем ее хорошие начинания. И как в аналогии со  скорой помощью,  которую при случае  не   ругает   только   ленивый, но в критической ситуации все первым делом звонят  именно туда, мы хотим видеть в правительстве в целом и, в премьере в частности, некий защитный щит от всевозможных внешних и внутренних катаклизмов. Удалось ли  кабинету Карима Масимова стать таким щитом, решать, наверное, предстоит  каждому индивидуально. Хотя, безусловно, спор об эффективности правительства Масимова, думаю, еще возникнет не раз и не два, ведь само время иной раз проверяет на прочность принимаемые решения, а одна серьезная ошибка вполне может перечеркнуть или вообще свести на нет целый пласт ране безукоризненно выполненных проектов.  Хотя, уже должно быть вполне очевидна одна, пожалуй, самая главная вещь - тактику и стратегию своей самостоятельной работы премьер выстроить все-таки смог. И, несмотря на возникающие препятствия,  стремиться к достижению нужного результата. Так что, вполне возможно, что в случае если бы формальная оценка его работы все-таки существовала, то она бы была положительной без особых натяжек. Ведь здесь, в первую очередь, должен возобладать не принцип личных симпатий или антипатий,  и уж тем более не деление на «свой» и «чужой», как это практикуется некоторыми отечественными комментаторами,  а оценка  профессионализма,  и, в конечном итоге,  достигнутых позитивных перемен.

Батыр АЛЕКПЕРОВ

Комментарии

Во те раз? С какого перепугу Масимова  так хвалят?

А мне Масимов нравится! С праздником Карим Кажымканыч!

Остерегайся бабы с триппером и премьера с твиттером..