Почему Масимов рубль бережет

 

На одном из заседаний правительства премьер-министр Карим Масимов велел национальной компании «Казахстан темир жолы» все, что им необходимо, покупать за границей, приобретать исключительно за рубли. Не за доллары. Мало кто обратил внимание на это. Между тем это первый практический шаг к реализации идеи президента Казахстана о необходимости ввести региональную валюту на пространстве СНГ. Теоретически это будет новая расчетная единица. Практически это может быть только рубль.
 
Все-таки статья Нурсултана Назарбаева «Ключи от кризиса» была внимательно изучена и законспектирована. Процесс, как говорится, пошел.
 
Глава нашего государства, поднимая вопрос о создании законной международной валюты, говорил о том, что вырастет она, скорее всего, из региональных валют. И когда он писал эти строки, он рассуждал не теоретически, а опираясь на реальные факты. Потому что региональные валюты либо уже существуют, либо в ближайшее время будут созданы по всему миру.
 
Вот-вот в Азии появится новая валюта – акю (от Asian Currency Unit). Она будет введена в обращение по решению 13 стран Азиатского региона (включая Китай, Южную Корею и Японию). Первоначально она будет виртуальной. Курс ее будет зависеть от того, какую долю будут занимать валюты стран-участниц в международных расчетах. При этом будет учитываться размер ВВП и объем внешней торговли. Азиатские страны заговорили о единой валюте еще в 1998-м, во время того кризиса. Тогда валюту хотели назвать азианой. Теперь к этой идее вернулись вновь. Болезненная зависимость от доллара стала уже очевидна.
 
Тот же процесс идет сейчас в Латинской Америке. Организация под названием АЛБА, в которую входят Венесуэла, Куба, Боливия, Гондурас, Никарагуа и Доминика и даже Эквадор – в качестве наблюдателя – готовится к переходу на новую общую валюту – сукре. (Про Эквадор я написал «даже», потому что там доллар США вообще является официальной валютой страны.)
 
К этому страны Латинской Америки шли давно. В 60-80-е годы было создано несколько международных валютных организаций, однако с общей расчетной единицей ничего не получилось: государствам-членам не удалось унифицировать национальные валютные системы. Созданная совместная валюта – центральноамериканское песо – использовалась лишь для взаимного зачета требований. Жестко был привязан к доллару США карибский доллар – расчетная единица Карибского общего рынка.
 
Но теперь ситуация настолько серьезная, что отвязаться от доллара хотят и в Латинской Америке, преодолев все разногласия одним махом.
 
Даже Африка движется к единой валюте. Там уже были примеры валютных союзов – один существовал в Центральной Африке, другой – в Западной. Но расчетной единицей этих объединений являлся франк африканского сообщества, который был жестко привязан к французскому франку. Страны-участницы валютных союзов согласовывали валютную политику, определяли единые правила эмиссии единой денежной единицы, использования общих золотовалютных резервов, контроля над внешними расчетами, регламентирования деятельности банков. По существу, французский франк являлся для африканских стран параллельной валютой, используемой для внешних расчетов. Это был переходный период к единой валюте для почти всех стран континента – афро, который начинает свое шествие с территории восьми государств Западной Африки.
 
Наши доморощенные любители порассуждать о нереальности единой валюты для СНГ обычно приводят в пример историю евро. Действительно, к единой валюте страны Евросоюза шли довольно долго. И валютный союз в Европе был сформирован на базе экономического. Но, как показывают приведенные выше примеры, это не единственный вариант создания единого валютного пространства. Например, в Латинской Америке единое валютное пространство основано на внешней валюте. Сначала ее используют для внешних расчетов, а потом она постепенно вытесняет национальные деньги из внутреннего обращения. Единая валюта может быть также образована на базе валюты одного из государств, обычно выбирается самая крепкая. О возможности создания единого валютного пространства СНГ десять лет назад говорил Роберт Манделл – Нобелевский лауреат, автор теории, на основе которой был создан евро.
 
Что нужно, чтобы создать единое валютное пространство? Во-первых, политическая воля государств. Во-вторых, нужны условия, облегчающие переток товаров, услуг, капиталов, рабочей силы. В-третьих, национальные валюты должны обслуживать взаимные торгово-экономические связи.
 
Если с первым и вторым в СНГ все более или менее нормально, то про третье задумываться стали только теперь, когда началась изжога от доллара. Ведь национальные валюты стран СНГ конвертируются друг в друга только через доллар. К нему и курс привязывается. И торговля вся ведется в долларах США. Потому-то Нурсултан Назарбаев и предложил ввести ЕНРЕ – Единую наднациональную расчетную единицу. Заметьте – НАДнациональную. Фактически внешнюю валюту.
 
Идея правильная и опробованная экономикой в разное время. У ЕЭС была единая расчетная единица, потому трансформировавшаяся в экю. В 1970-х гг. Международным валютным фондом были введены специальные права заимствования — СДР, которые исчислялись на базе корзины из 16 валют. Да что там! Свою расчетную единицу — переводной рубль — имел Совет экономической взаимопомощи.
 
Вопрос в другом: как считать курс этого ЕНРЕ? Можно, конечно, попытаться создать корзину из разных валют, как это было с экю. Но валюты в СНГ все настолько разные – от весьма сильных, как рубль, до весьма слабых, как, например, манат. И россияне настаивают на идее за основу взять рубль. Недаром же Дмитрий Медведев призывает все российские товары продавать исключительно за рубли! Тут, правда, важен политический аспект – все должны признать, что рубль является сильнейшей валютой в СНГ. Скорее всего, признают курс. Кризис настолько серьезен, что времени на раскачку нет. Решение необходимо принимать быстро. Пока будут обсуждать, считать, разрабатывать законы, доллар рухнет и потянет за собой всех, кто не успел от него отвязаться.
 
В конце концов, выбор рубля в качестве основы ЕНРЕ не означает отказ от национальных валют. Наоборот, если все сделать правильно, все валюты укрепятся, поскольку перестанут зависеть от Америки, которая сама себя кредитует своими же зелеными бумажками. Так что, похоже, рубль все-таки займет свое место в системе межгосударственных расчетов. Что косвенно подтверждается указанием Масимова КТЖ. Вот только сдается, что это произойдет не в рамках СНГ, а скорее, в более узких границах ЕврАзЭС.
 
В любом случае необходимость в такой вот единой расчетной единице назрела. И постепенный переход к единой валюте тоже неизбежен. В этом смысле Нурсултан Назарбаев верен себе – о необходимости единой валюты для СНГ он говорит едва ли не с момента создания СНГ. И не потому, что хочет произвести впечатление на кого-то. А потому что понимает необходимость и неизбежность такого шага.
 
Полагаю, любой житель любой страны, входящей в СНГ, скажет вам то же самое – с единой валютой экономикам станет легче. Легче станет бизнесу, легче станет простым гражданам.
 
Это поймет любой дурак, простите за грубое словцо. Не понять это может только дура. Притом набитая – всякими амбициями и самомнением.
 
Данила ЮВАЧЁВ, «Мегаполис» (Алматы)
 

 

Комментарии

Кто такой Ювачев???
Что все таки есть в назерской идее. Определенно.