Парень из нашего города. Булат Абилов может стать образцом устойчивого движения вниз

Как известно, постаревшие и вышедшие "в тираж" лицедеи, рады любому проявленному к ним знаку внимания. Особенно те, кто и раньше в основном завоевывал интерес не талантом и профессионализмом, а эпатажем и дешевыми спецэффектами. В политическом театре примерно такие же законы и правила. Поэтому поведение некоторых героев вчерашних дней, всеми силами старающихся привлечь к своей персоне угасший интерес публики, не только объяснимо, но даже вполне предсказуемо.

Вот, например, экс-прима оппозиционных подмосток Булат Абилов. Сейчас за отсутствием какой-либо более толковой постановки изо всех сил рвется в герои судебной хроники. Даже спровоцировал очередное разбирательство по своей и без того потасканной в извилистых судебных коридорах персоне. А что делать? Балаган, с якобы инициируемым "группой товарищей" "всенародным референдумом" по выходу из ТС, пересмотру контрактов с иностранными инвесторами и прочими абсурдными условиями благополучно провалился из-за творческого бессилия самих режиссеров. Очередная труппа распалась. На хорошо оплачиваемые антрепризы никто не зовет. Остается лишь одно – подогревать интерес на месте, хотя предложенный набор шуток и фокусов оказался уже настолько безнадежно устаревшим и скучным, что вызывает у случайно обнаружившего представление зрителя лишь тоску и сожаление о потерянном времени, а у тех, кто чуть постарше и посентиментальней, – даже легкий вздох сочувствия: "А ведь каким когда-то он парнем был. Подающим надежды.."

Все вокруг казалось дивным, двадцать лет тому назад…

И ведь действительно, определенные надежды Булат Мукишевич, упорно предпочитавший свою детскую кличку "Бутя", подавать мог. Лет двадцать тому назад. Нет, конечно, о серьезном политическом поприще, речь не шла и в те далекие дни, как, впрочем, и о много чем другом. Надежды были несколько иного рода – например на то, что молодая и достаточно бесцеремонная поросль коммерсантов "первой волны" повзрослеет, остепенится и вдоволь наглотавшись воздуха свободы и шальных денег возьмется за ум и будет помогать строить экономику государства. Со многими, впрочем, так и случилось. Другие, уже не найдя в себе сил остановиться, продолжали судорожно заглатывать все, что попадается на глаза и рано или поздно кончали несварением, а третьи, типа того же Бути, не осилив то, что было ему явно не по зубам, почувствовали настолько острое чувство обиды на окружающую действительность, что окончательно потеряли другое чувство – реальности.

Впрочем, обо всем по порядку. Детально пересказывать сложный и извилистый путь Бути-Абилова, несостоявшегося бизнесмена и политика, честно говоря, нет никакого желания, да и объективной необходимости. Единственно, на чем мы будем останавливаться более подробно, это на тех нюансах, которые, как выяснилось, с течением времени несколько подзабылись и теперь достаточно вольно трактуются как самим Булатом Мукишевичем, так и его немногочисленными поклонниками.

Как уже говорилось, первое время новоявленный бизнесмен Бутя (и он, впрочем, не был здесь никаким исключением из правил) занимался всем, что попадается ему под руку. Точнее, перепродажей этого самого "всего". Утром товаром могли быть жевачки, в обед – телевизоры, а вечером обмывалась успешная продажа подержанной "иномарки". В принципе, так жил практически весь бизнес тех безумных лет и никого это особо не удивляло. Дела у фирмы с одноименным названием шли вроде неплохо, бизнес расширялся, арендовались павильоны на тогда еще республиканской ВДНХ, большие и малые торговые точки в центре Алма-Аты. Продавалось там, соответственно, тоже все подряд. От французских (или около того) вин до китайских кроссовок и ядовитого цвета пиджаков. А по вечерам, красуясь в таких же пиджаках, тогдашние топ-менеджеры фирмы во главе с самим Бутей охотно рассказывали с экранов коммерческих телеканалов о своей успешности и крутизне.

Через некоторое время этого было уже явно недостаточно. Да и денег от беспроигрышной в те годы "купи-продайки" уже поднакопилось весомое количество и от навязчивого желания удивить всех чем-нибудь "эдаким", буквально распирало изнутри. Тихой благотворительности в чистом виде Булат Абилов, в принципе, был чужд всегда. И дело тут даже не в крайней прижимистости, граничащей с банальной скаредностью, которую отмечают абсолютно все, кто сталкивался с ним по рабочим моментам, а скорей в переизбытке нарциссизма. Постоянного желания купаться в лучах софитов и слышать гром оваций. Меценатства в том понимании, какое бы его устраивало, в те годы (то есть, с широкой PR-кампанией), в общем-то не существовало, и в ход пошли другие приемы – на аукционах за двадцать тысяч долларов США (огромные по тем временам деньги) покупалась авторучка, которой ранее владел Президент Назарбаев, на обшивке запускаемой в космос ракеты аршинными буквами красовалось название фирмы "Бутя", популярная среди домохозяек передача "Поле чудес" указывала его в числе генеральных спонсоров, а приезжавшая в Казахстан Алла Пугачева млела от восточного гостеприимства и роскошных приемов, устраиваемых в ее честь лично боссом "самой успешной казахской фирмы".

Была и первая попытка поиграть в политику. В 1994 году было создано движение "Новое Поколение", куда помимо самого Абилова вошли практически все более-менее известные молодые бизнесмены. Особо ничем толковым, движение так и не запомнилось. Разве что, в декабре того же года в газете "Казахстанская правда" было опубликовано обращение с предложением общенационального референдума на котором предлагалось обсудить вопросы частной собственности на землю, ликвидации в паспортах графы "национальность" и придании русскому языку статуса государственного. Всевозможных идей и мнений тогда и без того было в избытке. Поэтому особой реакции на обращение "новопоколенцев" не последовало. Разве что казахскоязычная пресса привычно пошумела насчет "утраты "новыми казахами" чувства патриотизма" и классово заклеймила их "зазнавшимися буржуями".

Все вокруг колхозное, все вокруг мое

И вот тут-то и случилось то самое Большое Дело, которое впоследствии стало поворотным моментом в судьбе (увы, не в лучшую сторону). Речь идет о Карметкомбинате, который тогда испытывал не самые лучшие времена и находился в поиске толковых управленцев. И практически на самом верху решились на смелый по тем временам эксперимент – взять и попробовать доверить огромное производство молодым бизнесменам. Вроде, получилось наладить один бизнес, так чем черт не шутит – вдруг получиться с другим. Увы, но эксперимент оказался полностью провальным. Как выяснилось, банальная коммерция в чистом виде и производство все-таки принципиально разные вещи и, соответственно, подход здесь тоже должен быть разным. Что любопытно, в настоящее время сам Абилов про свою "карметовскую" эпопею рассказывает охотно, но абсолютно без деталей. То есть, крайне схематично и примерно следующим образом: "Дали в управление, мы начали плодотворно работать и вдруг забрали без всяких причин и объяснений" На деле все обстояло немного не так. И если за давностью лет у Булата Мукишевича поистерлись в памяти некоторые нюансы (кстати, выяснилось, что на богатых просторах Мировой Сети их тоже особо нет), то явно будет нелишним их напомнить. Итак были и веские причины расторжения договора и весьма любопытные подробности жизнедеятельности фирмы "Бутя", а точнее созданного под этот проект СП "Фест-Альпине Казахстан".

Придя на комбинат, новые управленцы первым делом нарушили сложившуюся схему обеспечения комбината сырьем, топливом, запчастями, услугами транспорта и энергетики из-за остановки отгрузки металлопроката в адрес поставщиков и партнеров. Были грубо нарушены условия практически всех действовавших на тот момент контрактов. А весь металл отгружался СП "Фест-Альпине" на адрес нового делового партнера… фирмы "Бутя" в лице одного из ее дочерних подразделений, причем в счет погашения каких-то старых долгов.

Как позже выразился Виталий Метте, бывший тогда вице-премьером и курировавший область промышленности и которого в те дни Абилов объявил своим главным оппонентом:

– Если господин Абилов считает, что именно я не давал ему инвестировать отечественное производство, то почему он этого не сделал после моего ухода из правительства? А что касается Карметкомбината, то главное, что сделала фирма этого бизнесмена, придя к управлению предприятием, – прочно "села" на склады готовой продукции, фактически расхищая их.

Не лучше обстояло дело и самим производством. Только за период с 26 мая по 8 июня 1995 года из-за отсутствия оплаты было недогружено более 73 тысяч тонн угля и, соответственно, недополучено 35,5 тысяч тонн чугуна, 30,7 тысячи тонн стали, 24,3 тонны проката. В итоге, Карметкомбинат мгновенно лишился прибыли на сумму боле 100 миллионов тенге. Начались задержки с выплатой заработной платы, что вызывало возмущение у трудового коллектива, о чем сообщил председатель профкома комбината Каиргелы Жумагельдиев, отчаявшийся добиться понимания у новых управленцев.

Параллельно с ростом кредиторской задолженности (перед всеми партнерами, кроме, естественно, ТОО "Бутя"), начались серьезные проблемы и технологического характера. Под угрозу попали уникальные коксовые батареи, без которых невозможно само функционирование комбината и, наконец, апофеозом деятельности Булата Абилова и его дружной команды стала приостановка одной карметовских печей, работа которых не замирала ни на минуту с 1950 года.

Все это крайне контрастировало многочисленными рекламными интервью самого Абилова, в которых он буквально до небес превозносил свои личные заслуги и расписывал блестящее будущее "казахстанской Магнитки" под его умелым руководством.

В общем, положение надо было спасать (в конце концов, дело тут уже было не столько в Абилове как таковом, сколько в действительном будущем Кармета) и постановлением правительства договор по управлению Карагандинского металлургического комбината был расторгнут. Раздосадованный Бутя поднял было шумиху в коммерческих СМИ о ущемлении своих прав и даже написал заявление в Генеральную прокуратуру, откуда ему поступил обстоятельный ответ за подписью тогдашнего заместителя Генерального прокурора Ильяса Бахтыбаева. В частности, Булату Абилову было разъяснено, что согласно условиям договора не допускался "односторонний отказ от исполнения взятых на себя обязательств и одностороннее изменение его условий" (то, чем фактически занимались новые управленцы с момента прихода на комбинат). Параллельно началась проверка коммерческой деятельности СП "Фест Альпине", после чего кипучая деятельность Бути по отстаиванию своих "попранных прав" сошла на нет и область интересов переместилась в урегулирование конфликта миром, дабы, что называется "разойтись краями". Тогда это в принципе удалось, тем более что у государства хватало своих забот, и Абилова оставили в покое, а он, как выяснилось через некоторое время, все это время тщательно холил и лелеял нанесенную ему тяжелую обиду. Кстати, именно тогда впервые его лицо стало приобретать столь знакомое многим скорбно-брюзгливое выражение, выдаваемое соратниками по борьбе за думы о судьбе народной.

 

Язык мой – враг мой

Конец 90-х прошел достаточно спокойно. Бутя даже пополнил своей персоной количество членов пропрезиденсткой партии "Отан" и продолжал возиться со своим холдингом, к тому времени присовокупившем к себе и водочное производство (правда, совсем уж полулегальное) и новые совместные коммерческие проекты вроде казахстанско-турецкого СП "Рам-Бутя" по созданию сети супермаркетов "Рамстор" (это не считая доставшихся в аренду и затем сдаваемых в соаренду сети магазинов "Зангар" в Алматы, Караганде и Шымкенте) и участия во всевозможных других проектах включая "Тойота Центр Жетысу". Заодно сглаживались последствия "пиковой приватизации", от которой пострадали и многочисленные вкладчики инвестиционного фонда "Бутя-Капитал", части из которых, постепенно выплачивались небольшие компенсации, что опять сопровождалось грандиозной рекламной кампанией в СМИ.

А на рубеже "нулевых" случился и апогей легальной политической карьеры Абилова – он, наконец, стал депутатом Мажилиса. Здесь, правда, память опять периодически отказывает Булату Мукишевичу, который в своих интервью заявляет что-то типа такого: "когда люди меня избрали депутатом…". Собственно, персонального избрания Б. Абилова в парламент толком и не было. Попадание в депутатский корпус произошло при достаточно печальных обстоятельствах – скоропостижно скончался бывший спикер мажилиса Марат Оспанов, и после отказа певицы Розы Рымбаевой от депутатского мандата следующим в списке оказался наш герой.

Пребывание в стенах парламента у Булата Абилова оказалось на редкость недолгим. Он запомнился целой кучей маловнятных заявлений на все темы, от международного положения до социальных нужд (причем, как выяснялось, он "плавает" практически во всех вопросах) и требованием от правительства предоставления ему различных международных договоров и контрактов для проведения собственной "экспертной оценки". Подобные требования попахивали блажью и, естественно, никто их в срочном порядке удовлетворять не спешил. И тогда Бутя выкинул и вовсе неожиданный финт. Очевидно не просчитав последствия (хотя вроде бы бизнесмен и должен уметь мыслить на ближайшую перспективу) он тоном капризного ребенка заявил о том, что выходит из членов партии "Отан" в связи с уходом в очередную олигархическую оппо-структуру. То, что лишение партийного билета автоматически означает и лишение депутатского мандата, похоже явилось для него громом среди ясного неба. Но деваться было уже некуда и оставалось лишь беспомощно пытаться "сохранить лицо", периодически утверждая, что и депутатские полномочия он сложил с себя совершенно добровольно.

Несмотря на "добровольный отказ" Булат Мукишевич упорно пытался избраться в Мажилис практически на всех возможных выборах, перевыборах и довыборах. В большинстве кампаний он не просто не доходил до финала, но и не выходил на стартовую черту. Избирательные комиссии, по его мнению, занимались исключительно подтасовкой голосов, сами избиратели – "каруселью", а уж когда дело доходило до прямых соперников, то там и вовсе включался буйный полет фантазии. Иногда это заканчивалась достаточно плачевно, как, например, в 2004 году, когда решением Бостандыкского суда он был приговорен к полутора годам условно за клевету в адрес своего соперника по округу, Мухтара Тиникеева. Выглядело это следующим образом – в интервью на одном из телеканалов, Бутя заявил о том, что Тиникеев заплатил за место в парламенте 100 тысяч долларов США. То же самое было повторено и в интервью, данном интернет-изданию. В свою очередь, Тиникеев высказал ответные претензии, потребовал опровержения и, не дождавшись никакой реакции и уж тем более извинений в течение месяца, подал в суд.

В ходе судебного процесса выяснились удивительные подробности получения Булатом Абиловым столь сенсационной и скандальной информации, о которой он старательно раструбил на всю страну: "По рассказам ребят, Мухтар Тиникеев бегал, искал 100 тысяч долларов США, чтобы 50 тысяч дать местной власти, а 50 отвезти в Астану". Рассказывали это "ребята" вдобавок во время застолья, и даже не самому Булату Абилову, а одному из его родственников. Проверять полученные во время гулянки сведения так и не установленных в ходе процесса "ребят", естественно, никто из команды Абилова не удосужился, но зато шансом ославить соперника сам Бутя воспользоваться не преминул.

В качестве невольных соответчиков (то есть, без вины виноватых) на скамье подсудимых с ним оказались и представители телеканала и интернет-издания, которые впоследствии были вынуждены публиковать опровержения и извинения в адрес Мухтара Тиникеева. К слову, это был уже не первый случай, когда из-за Абиловских высказываний на скамье подсудимых оказывались или чуть было не оказывались журналисты. Например, в 2000-м году в еще одном своем интервью, данном популярному республиканскому еженедельнику, Булат Мукишевич обвинил тренеров футбольной команды в организации договорных матчей. Тогда ситуация была еще интереснее – когда разгневанные тренеры обратились в редакцию, а та, в свою очередь, попросила автора слов предоставить необходимые доказательства, Бутя сделал всем ручкой и, сообщив примерно то же самое, что и в случае с Тиникеевым, "мне рассказывали", прикрылся депутатским иммунитетом. В итоге редакция осталась с тренерами один на один, и дело удалось решить миром лишь путем сложных переговоров и принесением извинений.

Забегая чуть вперед, замечу, что, как выяснилось, жизнь Булата Абилова так ничему и не научила. На полюбившееся грабли с клеветой он наступает с завидной регулярностью и уже в эти дни в Алматы вовсю идет судебный процесс по очередному обвинению гражданина Абилова в распространении сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию вице-министра нефти и газа Толумбаева.

В подробности дела мы сейчас вдаваться особо не будем, тем более судебный процесс еще не завершен. Но его суть вкратце состоит в том, что согласно заявлению, размещенному на блоге председателя Агентства по делам государственной службы, в 2005 году Толумбаев приобрел у Абилова часть долевого участия в АО "Тойота Цусе Бутя" (бывшее "Тойота Центр Жетысу"). И при этом, вроде как существовала устная договоренность, что часть приобретенной доли новый владелец передаст еще одному из участников сделки, чье имя не было официально обозначено в договоре. Свое обещание покупатель якобы не выполнил. В связи с этим автор заявления требовал привлечь вице-министра к строгой ответственности. В свою очередь, Берик Толумбаев подал исковое заявление в суд о защите своей деловой репутации, посчитав все приведенные выше сведения, банальной клеветой. Собственно говоря, знающие люди говорят, что обязанности перед третьей стороной (директором автоцентра) не выполнил сам Абилов, а "наезд в блогах" запустил для "перевода стрелок".

Казалось бы, здесь стоит дождаться результатов судебного разбирательства и естественно, представить суду веские доказательства своей правоты, однако Абилов шумно выступил на очередной интернет-конференции, в ходе которой наоскорблял Толумбаева, а "предъявленные судебные претензии Толумбаева Б.З. характеризуются Абиловым Б.М. как политически мотивированные, направленные на оказание давления в связи с оппозиционной деятельностью Абилова".

В общем, все оказалось старо как мир. Опять начались испытанные приемы перевода банального дела о клевете в политическую плоскость, выставления себя "мучеником за идею" и прочие, уже изрядно набившие оскомину трюки, которые за последние пять-шесть лет стали буквально визитной карточкой некогда успешного бизнесмена и чуть ли не "баловня судьбы", коим представал в глазах простого обывателя, Бутя, образца 90-х годов.

А между и тем на "везунчика поймавшего удачу за хвост" с каждым годом он походил все меньше и меньше. Бизнес постепенно пришел в полный упадок (ну, действительно, когда им было заниматься при такой бурной социальной активности деятельности), а сама, так сказать "политическая стезя", то же оказалась какой-то неоднозначной, и уж тем более, непостоянной.

Начиная с 2001 года Булат Мукишевич перебывал практически во всех мало-мальски заметных оппозиционных объединениях, либо плавно перетекая из одного в другое, либо наоборот, сопровождая расколы шумным хлопаньем дверями и решительным размежеванием с бывшими "соратниками по борьбе". Здесь достаточно будет вспомнить движение ДВК, от которой отделилась партия "Ак Жол", от которой в свою очередь откололась партия с креативным названием "Нагыз Ак Жол", которая потом было переименована в "Азат", которое, в свою очередь, пыталось объединиться с ОСДП, а не так давно и этот конгломерат раскололся на конфликтующие лагеря. В общем, есть от чего пойти кругом любой не искушенной в таких тонкостях голове. Кстати, везде Булат Абилов занимал если не руководящую, то одну из наиболее значимых ролей, и по странному стечению обстоятельств, все расколы и распады, как правило, совпадали с его очередными амбициями на место главного "рулевого".

Вообще, с амбициями как таковыми у Булата Абилова всегда все было в полном порядке, но когда в политике это начинает граничить с самым настоящим бонапартизмом, тут впору задуматься о проявлении каких-то тревожных клинических симптомов.

В 2005 году в самый разгар эйфории от "цветных революций" кокетливо обвязанный оранжевым шарфом Абилов вдохновенно вещал внимавшей его публике:

– Если сегодня начинать новую экономическую политику, нужно поменять не только депутатов, но и правительство. И если после победы демократических сил наше общество посчитает, что мы достойны работать в правительстве, то я готов пойти работать в правительство и даже возглавить его...

К 2009-му году амбиции уже стали на порядок выше. Либо самым главным оппозиционером, либо не меньше, чем президентом страны:

– Если люди призовут меня стать лидером объединенной оппозиции, я не откажусь. Дело не в амбициях, а в ответственности, и я готов взять на себя такую ответственность, хотя и понимаю, что это тяжелая, неблагодарная ноша. Если встанет вопрос о необходимости стать кандидатом в президенты – я тоже готов. Глупо заниматься политикой и говорить, что я не готов стать президентом, возглавить страну...

На роль Манделы или кого-то подобного Булат тянул с большой натяжкой. Уж больно мелковато было то, что происходило как вокруг него, так и с его непосредственным участием. Карикатурные микро-митинги-пародии, сценарии которых были словно под копирку слизаны с акций российских "несогласных", разве что в сильно уменьшенном вид. Заведенные административные дела за участие в подобных акциях напрочь перемешались головах обывателей с прошлыми уголовными делами по целому ряду подразделений холдинга "Бутя", обвиняемых в финансовых махинациях и поэтому, уразуметь за что его вызвали в суд на этот раз, мог далеко не каждый. А отсидки в спецприемнике за мелкие административные правонарушения и вовсе вошли в систему и уже давно у ворот его не встречала восторженная толпа поклонников с цветами и журналисты с телекамерами – попривыкли.

Короче говоря, надо что-то было срочно предпринимать. И помимо установления в общем то довольно странных по своей сути контактов с национал-патриотическими организациями (ну на самом деле какой из Абилова "нагыз казах"?) он решил учиться национал-патриотизму на стороне. Для этого, больше всего, конечно же, подходила Москва, где-то и дело происходили всевозможные протестные акции самого разного толка. И вот уже на страницах СМИ красуется замечательная фотография, на которой новоиспеченный казахский национал-патриот Булат Абилов разве что не под ручку идет в одном строю с известным русским националистом Александром Беловым (Поткиным), помимо маниакальной азиатофобии, известного еще и любовью к любым денежным вливаниям, причем, неважно из какого источника они поступают...

А в последнее время, видимо несколько утомившись от национального патриотизма, Булат Мукишевич снова вспомнил о "традиционных демократических ценностях", и вовсю стал себя ассоциировать с Алексеем Навальным. Здесь, правда, общего будет действительно побольше, нежели с приверженцами "глубоких корневых традиций". Ведь, как известно, в настоящее время в России начался судебный процесс над Навальным, которого обвиняют в махинациях с лесом в Кировской области. И тут-то Булат Мукишевич без всякого преувеличения почувствовал родственную душу, настолько, что в длиннющем послании опубликованному на страницах Facebook достаточно подробно пересказал основные вехи своей деловой и политической биографии (то есть, примерно то, что изложено в этой статье, только без "излишних" подробностей), а затем занялся любимым проведением параллелей о "коварных властях", не дающим им обоим (Буте и Навальному) полноценно участвовать в политической борьбе.

Ну, то, что насчет "борьбы", Бутя, уже давно выдает желаемое за действительное, поняли даже его самые близкие соратники, как и некогда партнеры по бизнесу, попросту предпочевшие иметь дело с кем-нибудь другим, более надежным и вразумительным. А вот то, что единственным способом привлечь к себе внимание, похоже, остается лишь судебная хроника, это уже хуже. И посоветовать здесь можно только одно – попробовать поискать себя в чем-то еще более безопасном с точки зрения норм закона, но попадающим в сферу интересов СМИ (без этого, он уже похоже просто не может жить). В сфере искусства, например, организации досуга граждан или каких ни будь детских утренников. Все лучше, чем просто бесславно сгинуть на свалке истории, запомнившись как яркий, но курьезный случай постоянных метаморфоз с перманентным ухудшением качества.

Талгат ИБРАЕВ

Nomad.su

Регион: 

Комментарии

Правильно все. И печально все.
Такие кадры у нас в бизнесе, в политике, в оппозиции. Где нормальные патриоты страны, а не клоуны и воры?

Вы были когда-то в ДВК.Сдулись,как воздушный шар,неплотно завязанный. Я глазам своим не поверила , вы ли зто  с дифирамбом  блюдолиза? Случайно увидела в сети. Господи, что делает с человеком .... Право, и слова не могу подобрать столь молниеносной мимикрии!  А, может, ваш ДВК был просто болезнью отрока? Простите, я не политик.  И рада..    

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Докажите, что вы не спам-робот.
Fill in the blank.