Айткожа ФАЗЫЛОВ: Я ПОЛЮБЛЮ ЕЛБАСЫ, если он не подпишет закон

Этот диалог с человеком, известным в Караганде и стране прежде всего своей активной и принципиальной гражданской позицией, в прошлом доцентом, проректором Карагандинского государственного технического института (бывший политех), кандидатом технических наук Айткожой Фазыловым состоялся в не совсем обычной обстановке.

14 мая в Астану он и другая гражданская активистка из Караганды Валентина Махотина приехали, чтобы сдать в канцелярии администрации президента и сената РК подписные листы с 30 тысячами автографов – жителей региона, протестующих против законопроекта о пенсионной реформе, в целом, и повышения пенсионного возраста женщин, в частности. Карагандинцы вновь (в который уже раз!) сказали стране: нельзя молчать там, где молчание не просто не уместно, а вредно. И не просто сказали. 30 тысяч подписей – это серьезная заявка на вотум недоверия власти. И сбор подписей в регионе шахтеров и металлургов продолжается. Так что 30 тысяч – это аванс.

– Айткожа Фазылович, насколько мне известно, ваше выступление на встрече с министром труда и социальной защиты населения РК Сериком Абденовым произвел настоящий фурор. Вам аплодировали чуть ли не стоя. Что вы сказали такое?

– Во-первых, я поблагодарил министра, что он приехал в Караганду по такому «расстрельному» вопросу. Сегодня казахстанское правительство нам вешает лапшу на уши, что наши женщины после пенсии живут 21 год. По всем данным – всего 9 лет.

Во-вторых, правительство утверждает, что очередная пенсионная реформа ничего, кроме блага, народу не принесет. Все нуротановцы за повышение пенсионного возраста женщин, что народ якобы тоже просто задыхается в экстазе и голосует за то, чтобы пенсионный возраст подняли до 63 лет. Если все это добро, тогда что такое зло?

Во время экстренной встречи депутатов парламента с избирателями мои знакомые были на встречах с избирателями депутатов от КНПК по Карагандинской области. Сразу скажу: я не поклонник КНПК, если не критик, но надо сказать: ни один человек на этих встречах не сказал, что предстоящая пенсионная реформа – это добро. Нуротановцы же проводили в Караганде встречи с так называемыми представителями трудовых коллективов в закрытом режиме. И все там были «за».

Я обратился к министру: при среднем возрасте 67 лет пенсионный возраст женщин увеличат еще на 5 лет. Вы что, решили убить женщин на работе?

Сейчас глашатаи от власти в лице членов правительства и депутатов парламента утверждают, что за пять предстоящих лет пенсионные накопления женщин увеличатся. Это бред сивой кобылы. В Караганде средняя зарплата женщин – 50 тыс. тенге. Умножаем их пенсионные отчисления на 60 месяцев, получаем 300 тыс. тенге. Неужели цена этого вопроса для карагандинок 300 тыс. тенге – всего-то 2 тыс. долларов США? Пять лет они должны горбатиться за эти несчастные 300 тыс. тенге? Разве это не кощунство?

На встрече с министром в присутствии акима города я спросил: почему дефицит бюджета должен восполняться за счет женщин?

В этом году на ремонт дорог Караганды выделено                2 млрд. 700 млн. тенге. Хотя они были отремонтированы два года назад. Отремонтированы так, что, отворотясь, не наплюешься: после первой же весны – сплошные колдобины. Причем ремонтируют только дороги на центральных проспектах, по которым у нас часто сменяющиеся акимы области проезжают, или там, где они изволят жить. Почему дефицит бюджета не восполняется за счет казнокрадов? Вы только подумайте: аким Атырауской области, которого назначал Назарбаев, украл весь годовой бюджет области!

Мы добываем 80 млн. тонн нефти. Если от одного барреля нефти поступает в бюджет всего 50 долларов, мы должны иметь 23 млрд. долларов в год. И при этом латать бюджетные дыры за счет женщин – это не просто не серьезно, это аморально, это бесчеловечно. Это геноцид в отношении женщин – в конце концов, матери, которая родила тебя.

 

– Тем не менее мажилис парламента в обоих чтениях принял законопроект о пенсионной реформе и сопутствующие к нему законопроекты о внесении поправок и дополнений в Трудовой кодекс и т.д. По-видимому, процесс неотвратим. А тут накануне обсуждения законопроекта в сенате в Астану являетесь вы с автографами протеста. Что, надежда умирает последней?

– Безусловно. Но хочу сказать вам одну вещь. Они (правительство, мажилис – Ред.) сделали для нас очень доброе дело. Народ до этого спал. Он терпел унижения, оскорбления, терпел, когда их голоса на выборах присваивали. А когда власть пошла на штурм его жизни, народ проснулся. Те, кто подписал это обращение к главе государства и депутатам сената, – это простые люди. Мы не собирали их подписи, не ходили по квартирам, не устраивали какие-то шумные акции. Люди сами обращались к нам, приходили, сами собирали подписи. Если наша власть попытается еще каких-то два подобных тупых закона протолкнуть, я лично скажу ей больше спасибо, потому что народ тогда спать не будет.

Что же касается нынешнего законопроекта о пенсионной реформе, то проблема в том, что власть так и не сумела объяснить своим гражданам, в чем суть закона. Я Абденова ни в чем не обвиняю, потому что такой тупой и глупый законопроект нельзя объяснить нормальными, умными, доходчивыми для простых людей словами. Поэтому Абденов был вынужден говорить: если вы в 50 лет начнете думать, что в 55 уйдете на пенсию, вы скорее умрете. Глупее этого не бывает. Они (правительство – Ред.) бросили этого парня (С. Абденова – Ред.) в огонь, а он не сумел народу объяснить, что к чему.

Нам сейчас говорят: с принятием закона появится возможность уйти женщинам на пенсию и в 50 лет, но если они накопят на своих счетах в пенсионном фонде 3,1 млн. тенге. Но при нынешней зарплате в 40 тыс. тенге женщине надо работать до пенсии все 55 лет. То есть, чтобы женщина вышла на пенсию в 63 года, она не должна учиться после школы, не рожать детей и т.д.

Ссылки разработчиков законопроекта на то, что в странах Евросоюза пенсионный возраст женщин уже выравнивается с пенсионным возрастом мужчин, вообще не выдерживает критики. Например, в самой проблемной стране Евросоюза – Греции – после урезания пенсий, заработной платы и социальных выплат средний размер пенсий составляет 580 евро, или почти 115 тыс. тенге.. Но ведь, повышая пенсионный возраст казахстанских женщин, наше правительство не учитывает разницу в средней продолжительности жизни и не берет на себя обязательств по увеличению размера пенсий до среднеевропейской величины. Вот ведь в чем обман власти!

Конечно, мы понимаем, откуда растут ноги. Если бы не было указания сверху, по-холуйски, по-холопски правительство и парламент не приняли бы законопроект в течение одного дня.

Поэтому наш премьер Серик Ахметов и был вынужден говорить голословно: это, мол, играет на развитие Казахстана, на положение женщин в обществе. Какого черта закон «играет», если женщина, едва выйдя из роддома, будет вынуждена возвращаться на работу.

Если ее еще там примут. Ведь за время ее нахождения в декретном отпуске, потом в отпуске по уходу за ребенком пенсионные отчисления не будут «капать» на ее пенсионный счет.

Теперь пошел слух, что законопроект отзовут, президент якобы его отсрочит. Нашим женщинам этого не надо. Надо, чтобы разговоров о повышении их пенсионного возраста вообще не было. Это жестоко и аморально в отношении женщин. Я считаю: как был их возраст – 58 лет, он должен оставаться. А еще лучше вернуться к старому цензу – 55 лет.

Я считаю, сенат должен вернуть законопроект в правительство с соответствующим заключением. В любом случае президент должен отправить его в Конституционный совет. В случае, если последний посчитает его неконституционным, то президент должен наложить вето на законопроект и выразить вотум недоверия парламенту.

Затем – соответствующие Конституции процедуры: указ о досрочном роспуске парламента и объявление новых выборов.

Я думаю, президент должен распустить этот парламент, потому что он действует в нарушение Конституции РК. Ни один закон не должен ущемлять права граждан, ухудшать их положение. Так написано в нашей Конституции.

Поэтому я думаю, этому парламенту в связи с этим законопроектом осталось недолго жить. Такой парламент не имеет права говорить от имени всего казахстанского народа. Поэтому президент просто обязан дать пинка ему по одному известному месту.

Кстати, подписи только из Караганды?

– Нет. Тут у нас Жезказган, города-спутники: Темиртау, Абай, Шахтинск, Сарань, поселок Долинка, некоторые сельские районы. Но мы привезли то, что успели собрать и что нам успели доставить из регионов и предприятий. Сбор подписей продолжается, нам сообщили, что подписи собирают в шахтерских коллективах.

– Ваши требования к власти?

– Чтобы этот антинародный закон не был принят. Любое государство, провозглашающее себя светским, правовым и демократическим, не позволяет себе такие вещи, особенно в отношении женщин. И сбор подписей – это абсолютно гражданская инициатива. Я сейчас ни в какой политической партии не состою, просто гражданский активист.

Вы придете сюда 16 мая, когда сенат будет рассматривать законопроект в первом чтении?

– Не вижу смысла, потому что, думаю, сенат, если он устыдится прослыть в глазах народа окончательно антинародным, вернет законопроект. Всему Казахстану уже известно, что у государства очень тяжелое финансово-экономическое положение. Но я повторяю: я не понимаю, почему власть, которая показала себя неэффективным менеджером, хочет провести работу над собственными ошибками на горбу женщин?

Так что передайте нашему президенту от меня: признаюсь честно, раньше я его не очень-то любил, но если он не подпишет этот драконовский закон, то после этого я буду его любить. Очень.

– Спасибо за доверие. Но, конечно, если елбасы захочет услышать «ДАТ»…

Жумабике ЖУНУСОВА,

«D»

Комментарии

Агашка жутко пролетел и теперь никто. И н еможет с этим смириться...

Обиды у всех есть/ Не только у этгго чела