Кызылординские миражи. Стоят ли семеро акимов области одного секретаря обкома?

Взяться за эти заметки побудила статья, размещенная накануне нового года на нескольких интернет-ресурсах, в том числе довольно серьезных. Заинтриговали сам заголовок “Кызылорда может вытянуть экономику Казахстана” (!?) и ссылка на первоисточник – некое Немецкое агентство внешнеэкономической деятельности и маркетинга.

Новые песни о старом…

Впрочем, при более близком знакомстве с текстом обнаружилось, что это банальный пиар-материал, состряпанный, скорее всего, по заказу областного акимата не очень грамотным человеком. Например, чего стоит уже первая фраза: “90 процентов промышленного производства нефти и урана приходится на Кызылорду”. Хотя следовало написать так: “В Кызылорде 90 процентов промышленного производства приходятся на нефть и уран” (это иллюстрирует и таблица, сопровождающая статью). Слова те же, но в другом порядке, который кардинально меняет смысл.

Однако это детали, а главное в другом. Более 40 лет моей жизни связаны с Кызылординской областью, там по сей день живут мои близкие и друзья, а потому мне далеко не безразлично, что происходит в этом регионе, какое будущее его ждет. Но, к сожалению, судя по упомянутой публикации, да и по рассказам моих земляков, местные власти продолжают, как и двадцать лет назад, рисовать радужные перспективы, которые на поверку оказываются миражами в пустыне.

За годы независимости на должности акима области перебывало семь человек – Сеилбек Шаухаманов, Бердыбек Сапарбаев, Серикбай Нургисаев, Икрам Адыр­беков, Мухтар Кул-Мухаммед, Болатбек Куандыков и, наконец, Крымбек Кушербаев. Тут тебе политические “тяжеловесы” и “мухачи”, пришлые и местные, возрастные и относительно молодые… Все они, за исключением, может быть, Шаухаманова (он известен тем, что в целях экономии топлива предлагал пересесть с автомобилей на лошадей и массово заняться заготовкой кизяка – высушенного навоза), говорили о необходимости ухода от сырьевой зависимости, о диверсификации экономики, о создании реальных производств.

И каков главный итог за 20 лет? А тот, что если в середине 1990-х на добывающие отрасли приходилось примерно 70 процентов промышленного производства, то сегодня эта цифра возросла до 93,4 процента. Интересно, на что бы сейчас жил регион, если бы в середине 1980-х тогдашний первый секретарь обкома партии Еркин Ауельбеков вместе с председателем облисполкома Идрисом Калиевым не добились передачи нефтеносных территорий Жезказганской области в ведение Кызылординской? Кстати, возможно, именно это обстоятельство в свое время позволило Кызылорде избежать участи Жезказгана и Семипалатинска (то есть потери статуса областного центра), а области – ликвидации. Ведь если бы не нефть, то ее экономический потенциал был бы сведен к минимуму, и в таком случае логичной выглядела бы передача западных, так называемых “акудайских”, районов в подчинение Актюбинска, к которому они исторически тяготеют, а остальной территории – в состав ЮКО, как это имело место до образования Кызылординской области.

Край вечных меморандумов

Сегодня за счет поступлений от нефти в регионе поддерживается уровень жизни и покупательной способности, близкий к среднереспубликанскому. Благодаря этому неплохо, по казахстанским меркам, обстоит дело с малым и средним бизнесом в сфере торговли, оказания услуг. Вот там-то плюс в бюджетных учреждениях и, разумеется, в добывающих компаниях и обслуживающих их предприятиях занято большинство людей. Но даже это относительное благополучие находится под угрозой – ведь, по официальным данным, запасов нефти в области осталось всего на 10-12 лет. Помнится, в конце 1990-х на фоне обвала мировых цен (стоимость барреля упала с 23-х до 9 долларов) руководство “Харрикейн Кумколь Мунай”, позже переименованного в “ПетроКазахстан”, решило оптимизировать численность персонала и вывести из структуры компании сервисные предприятия – и тысячи людей взбунтовались. Так вот, это покажется мелкими цветочками по сравнению с тем, что может произойти через 10-12 лет. Ведь прекращение либо резкое сокращение нефтедобычи и поступлений от нее прямо или косвенно ударит по всем сферам, в которых занято население, по доходной части местного бюджета и соответственно по всей “социалке”. А ничего взамен за двадцать лет не предложено – других производств, по сути, так и не появилось.

В советский период в Кызылорде работали целлюлозно-картонный завод (ЦКЗ), фабрика нетканых материалов (ФНМ), завод по производству рисовых жаток “Рисмаш”, обувная фабрика и ряд других относительно крупных предприятий, выпускавших готовую продукцию; что-то было в Аральске. После распада Союза все они приказали долго жить. Конечно, нечто подобное происходило и в других регионах Казахстана, но там хоть что-то удалось сохранить, плюс остались или позже появились предприятия по производству продуктов питания, товаров народного потребления (например, мебели, моющих средств и проч.). А в Кызылорде даже они безвозвратно исчезли – имею в виду птицефабрику, молочный завод, мясокомбинат, макаронную и кондитерские фабрики и т.д. Пройдитесь по магазинам области – вы там не увидите практически ничего местного, кроме риса, который к тому же проигрывает конкуренцию импортному. Даже бутилированная вода завозится в основном из соседних областей.

Еще в начале 1990-х на моих глазах был подписан протокол о намерениях с китайцами, которые собирались создать предприятие по производству соков и джемов из дынь (кызылординские дыни очень вкусные), арбузов и прочих даров низовий Сырдарьи. Затем приехали турки, предлагавшие наладить производство по пошиву дубленок (местное кожсырье отдавалось за бесценок перекупщикам). Примерно тогда же заговорили о выпуске топливных брикетов и стройматериалов из рисовых отходов. И пошло – поехало… За эти двадцать с лишним лет при разных акимах было подписано бессчетное количество протоколов о намерениях и меморандумов, которым сегодня можно было бы посвятить целую экспозицию в областном историко-краеведческом музее, назвав ее “летописью показухи и пускания пыли в глаза”. Практически ни один из них так и не был доведен до практической реализации.

Например, очень показательна эпопея с проектом строительства стекольного завода. Разговоры о нем начались еще в начале “нулевых” при акиме Нургисаеве. В 2005-м, уже при Адырбекове, был подписан меморандум с английской компанией, причем произошло это в присутствии президента страны, приехавшего в область с рабочим визитом. Спустя два года, при Кул-Мухаммеде, был заложен камень под фундамент будущего объекта. При этом аким заявил: “Регион стоит у истоков грандиозного инвестиционного прорыва. Мы должны разработать прорывные макропроекты, способные изменить структуру промышленности”. Но строительство так и не началось даже в период почти пятилетнего правления Куандыкова. Теперь о стекольном заводе часто говорит Кушербаев, а в качестве возможного партнера называется уже китайская компания. Не удивлюсь, если этот проект как своеобразная эстафетная палочка перейдет и к следующему акиму…

Пиар на весь мир

Вообще, в программе, инициированной нынешним главой региона, хватает масштабных и даже попмезных проектов. Да и названа она, может, безыскусно, но с претензией – “Стратегия- 2020″, что сразу же вызывает ассоциации с “судьбоносным” документом, вышедшим из недр президентской администрации. Вдобавок она освящена именем известного в перестроечные годы (был советником Михаила Горбачева), а сегодня подзабытого экономиста 81-летнего Абеля Аганбегяна, который вроде бы участвовал в ее разработке. Понятно, что к 2020 году “либо ишак сдохнет, либо падишах помрет”: во всяком случае, самого Кушербаева к тому времени в Кызылорде наверняка уже не будет, и соответственно отвечать за реализацию программы ему вряд ли придется. А потому он и его команда почти ничем не рискуют, обещая светлое индустриальное будущее региона.

Помимо “сказки про белого бычка”, то бишь проекта стекольного завода, в “Стратегии-2020″ можно прочитать про металлургический кластер (ванадиевое производство, горно-металлургический комбинат на базе Шалкиинского месторождения цинка и свинца), про строительство крупного цементного завода и т.д. Суммарная стоимость инвестиций в эти проекты, судя по написанному, перевалит за миллиард долларов США (!). А еще авторы программы грозятся создать рисовый и рыбный кластеры, привлечь в регион полчища туристов.

Видимо, в расчете на последних решено взяться и за местный аэропорт. Вот небольшая цитата из публикации четырехмесячной давности, которая посвящена приезду в область президента страны: “Воздушная гавань Кызылорды получит статус международной. В планах построить здесь новый аэропорт и открыть прямые рейсы в мировые столицы. Макет будущего мегапроекта сегодня представили главе государства. Площадь нового аэропорта – 12 тысяч кв. метров. Пропускная способность – миллион пассажиров в год”.

Перед глазами так и возникает картина: в кызылординском аэропорту один за другим приземляются лайнеры “Люфтганзы”, “Американ Эйрлайнс” и прочих крупнейших авиакомпаний, которые ежедневно доставляют сюда тысячи людей со всего мира, жаждущих увидеть туристический рай и регион фантастических возможностей. Ну чем не Нью-Васюки?

На всякий случай информация: сегодня из Кызылорды ежедневно вылетают лишь два самолета – в Астану и Алматы, и два раза в неделю осуществляются рейсы в Актау и Караганду. Это в среднем триста пассажиров ежесуточно, да и то при условии, что на бортах не остается свободных мест. Откуда авторы проекта хотят взять миллион пассажиров ежегодно, или примерно три тысячи в день, одному богу известно.

К слову, вдоль дороги из аэропорта в город, проходящей через поселок Тасбугет, стоят старые двухэтажные дома, служащие напоминанием о лихих 1990-х, – еще в середине “нулевых” я, бывая в этом районе, искренне удивлялся тому, как там вообще живут люди. В прошлом году местные власти решили “облагородить” эти жилые строения (все-таки мимо них проезжают гости, в том числе самые высокие): по их заданию строители отштукатурили и покрасили стены, выходящие на дорогу, заменили кровлю, но с тыловой стороны и во дворах оставили все как есть, то есть в состоянии разрухи. Настоящая “потемкинская деревня”. Сюжет об этом показали по КТК на всю республику…

Показуха и здравый смысл

Возможно, это субъективное мнение, но я прихожу к выводу, что бывший первый секретарь обкома партии Еркин Ауельбеков за четыре с половиной года принес Кызылординской области больше пользы, чем все вместе взятые акимы почти за четверть века. Именно он фактически сделал этот регион нефтяным, тем самым обеспечив его относительное благополучие на десятки лет вперед, при нем на полную мощь заработали Шалкиинский рудник (цинк, свинец) и Шиелийское рудоуправление №6 (уран). Он “пробил” для всего населения области коэффициент к заработной плате за пустынность и безводность, был одним из главных “лоббистов” памятного постановления ЦК КПСС и Совета министров СССР по проблемам Арала. А еще он первым в Казахстане осадил генералов с Байконура, дав им понять, что космос космосом, оборонка оборонкой, но интересы местного населения тоже необходимо учитывать. Даже футбольная команда Кызылорды при нем добилась своего наивысшего успеха, добравшись до 1/16 финала Кубка СССР, где дала настоящий бой клубу высшей лиги – харьковскому “Металлисту”, который годом ранее завоевал этот почетнейший трофей. Я уже не говорю о том, что Ауельбеков был, наверное, единственным из руководителей области, при котором кызылординцы почувствовали, что слова “социальная справедливость” – далеко не пустой звук.

В советские времена показухи было не меньше, чем сейчас. Более того, именно у своих старших товарищей-коммунистов учились пускать пыль в глаза комсомольские функционеры, которые впоследствии, уже в период независимости, заняли высокие посты во власти (нынешний аким Кызылординской области тоже из их числа). Но применительно к Ауельбекову я могу вспомнить два факта совершенно противоположного свойства. Правда, они касаются не промышленности, а сельского хозяйства, освещением проблем которого я тогда занимался как журналист областной газеты.

Факт первый. Ауельбеков появился в Кызылорде в начале 1984-го, а уже летом того же года он инициировал проверки на предмет выявления “лишних” гектаров риса. Дело в том, что до этого на протяжении многих лет ради достижения высоких показателей валовых сборов совхозы и колхозы показывали в отчетах одни площади, а фактически засевали намного больше. Благодаря этому их директора и председатели, бригадиры, звеньевые, а заодно и руководители районов, области получали ордена и медали, становились Героями труда, депутатами, делегатами… Фактически это был экстенсивный метод земледелия, который вел к огромным дополнительным затратам, в том числе поливной воды (кстати, рис потребляет ее в разы больше, чем хлопок, и именно эти две культуры в свое время, образно говоря, “выпили” Аральское море). По итогам проверок были возбуждены уголовные дела, ряд лиц, в том числе орденоносцев, получил либо реальные сроки, либо взыскания по партийной линии, чтобы другим неповадно было.

Факт второй. Овцеводство, не менее важная тогда для области отрасль сельского хозяйства, имело каракульскую направленность. До прихода Ауельбекова в нем массово использовался препарат СЖК (сыворотка жеребой кобылы – название говорит само за себя). В результате чабаны и их руководители получали рекордные приплоды, а с ними и всевозможные награды, почести, большие премии. Зато потомство рождалось мелким (каким оно еще может быть, если вследствие применения СЖК овца давала до четырех-пяти ягнят?), соответственно резко упали качество каракульских шкурок и закупочные цены на них, а главное – под угрозу был поставлен генофонд общественного поголовья. И уже в конце 1984-го Ауельбеков добился того, чтобы Минсельхоз издал приказ, категорически запрещающий использование СЖК в овцеводстве.

Заметьте, все это происходило еще до начала перестройки. То есть уже тогда Ауельбеков давал всем понять, что красивые цифры в отчетах – ничто по сравнению с экономической целесообразностью, здравым смыслом и реальной заботой о том, что мы оставим после себя будущим поколениям. Вот как раз таки понимание этого, к огромному сожалению, напрочь отсутствует у многих нынешних акимов, да и у других руководящих чиновников…

Комментарий эксперта

- Действительно, почти полностью потеряв обрабатывающую промышленность, созданную в области за годы советской власти, мы так и не создали практически ничего нового. Сегодня к промышленности я могу отнести лишь три небольших предприятия в Кызылорде (кустарные производства не в счет). Это ТОО “Куат” (выпуск полимерных труб), ТОО “Озык” (пошив спецодежды) и ТОО “Курылыс” (производство железобетонных изделий). На них работают по 100-150 человек, они более-менее стабильно выпускают продукцию, пользующуюся спросом.

Но, обратите внимание, спросом не в Кызылорде. Например, трубы “Куата” покупают подразделения “Волковгеологии”, дочернего предприятия НАК “Казатомпром”, некоторые российские компании. То есть это более чем конкурентоспособная продукция. А вот внутри области на строительстве водоводов и на работах по газификации, где тоже нужны такие трубы, они почему-то не востребованы. Или возьмите ТОО “Озык”. Оно выживает благодаря заказам из Байконура. А что, предприятия и учреждения Кызылординской области не закупают спецодежду? Если бы “Озык” получил шанс участвовать в честных тендерах и хотя бы треть местных заказов, то он мог бы дополнительно трудоустроить до сотни человек. И никакой программы “Занятость-2020″, никаких денег из бюджета ему не нужно.

То есть даже эти три реально работающих предприятия обделены вниманием со стороны местных властей. А остальные бизнесмены смотрят на них и думают: а оно нам надо – открывать производства? Проще заниматься куплей-продажей. И как акимат собирается создавать крупные предприятия, если не может создать условия даже для мелких и средних?

Ну, хорошо, допустим, построим мы этот стекольный завод, металлургические комбинаты. А кто на них будет работать? Ведь за 20 лет практически полного отсутствия обрабатывающей промышленности инженеры в Кызылординской области вымерли как класс (только в нефтянке остались, но они оттуда не уйдут). И базы для подготовки новых в нашем регионе нет. То же самое касается рабочих-”технарей”, способных работать на современном оборудовании.

Я не говорю, что надо вообще отказаться от таких крупных проектов. Но к ним надо еще подойти. То есть необходимо действовать по принципу “от малого к большому, от простого к сложному, снизу вверх”. Так было во всем мире. Начните с трех названных предприятий. Поддержите их, обеспечьте местными заказами, продемонстрируйте это другим бизнесменам – и они тоже потянутся. Ориентируйте их поначалу на закрытие потребностей местного рынка в продуктах питания, товарах народного потребления, качественных стройматериалов и т.д., тем более что с этой точки зрения Кызылорда и область представляют собой непаханое поле. Создав 30-40 таких предприятий (от 80 до 200 человек в каждом), вы, во-первых, трудоустроите гораздо больше людей, чем за счет того же металлургического кластера. Потому что меткомбинату придется конкурировать уже не на местном, а на мировом рынке, для чего требуется обеспечить высокую производительность труда, а значит содержать минимум рабочих, но очень высокой квалификации. Во-вторых, этот конгломерат из 30-40 предприятий станет основой для выхода на другую, уже более высокую ступень. В том числе и в плане формирования корпуса инженеров, технологов, маркетологов, квалифицированных рабочих. То есть нам надо вначале дотянуться хотя бы до уровня других регионов Казахстана, от которых мы значительно отстаем.

А сегодня, в нынешних условиях, попытки создать в области металлургический кластер напоминают мне то, как Хрущев в свое время насаждал здесь ЦКЗ. Но у него были рычаги – командная экономика и партийная воля (дисциплина), позволявшие перекинуть сюда из России, Украины тысячи специалистов и огромные материальные ресурсы, создать практически на голом месте инфраструктуру. А сейчас таких административных рычагов нет. И времена, и экономика совершенно другие…

 Женис  БАЙХОЖА (ДАРМЕНОВ)

http://camonitor.com/archives/10676

 

Комментарии

Звэрский статья, просто звэрский...

А дороги вроде при Крыме строятся и город стал презентабельнее.

Роскошный материал

Когда каждый раз приезжаю в родные края то я искренне удивляюсь их жителям. С неба капают гептил, по земле пронизыващий соляной ветер, ужасающая экология, никаких перспектив, а народ живут, радуются. Меня поражают их оптимизм. Они настоящие патриоты своей земли. Это особый народ, в характере сказывается что они из непростой земли. Думаю там от такой природы крысы дохнут, а народ живут . За это Вам низкий поклон мои Кзылординцы!!!

СУПЕР СТАТЬЯ!!!! РЕСПЕКТ!!!!

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Докажите, что вы не спам-робот.
Fill in the blank.