Утембаев остается в заключении, поведение потерпевшей стороны вызвало вопросы…

Сегодня завершился судебный процесс, на котором была пересмотрена роль бывшего руководителя аппарата Сената Парламента Ержана Утембаева в деле об убийстве лидера партии «Ак жол» Алтынбека Сарсенбаева и его помощников.


         Процесс был необычным, выпадал из общей системы устоявшихся представлений о власти. Она в лице правоохранительных органов фактически посыпала голову пеплом, раскаиваясь в судебной ошибке восьмилетней давности. Что для власти нетипично. Но лучше поздно, чем никогда.
         В свою очередь, так называемая «потерпевшая сторона», к которой причислила себя практически вся мало-мальски оппозиционная общественность, от такой картины буквально впала в ступор. Ища и не находя подвоха, она только и могла что бормотать «а ещё у вас молоко убежало».
         Следует признать, что процесс прошёл в полном соответствии с законодательством. Он был хорошо организован, открыт для представителей общественности и средств массовой информации. Практически всё, что говорилось на суде, незамедлительно «он-лайн» появлялось в электронных и печатных СМИ.
         Было заметно, что органы прокуратуры не напрасно больше года потратили на расследование вновь открывшихся обстоятельств – видимо, опасались очередной ошибки и досконально проверяли все полученные сведения. В итоге на суд были представлены исчерпывающие доказательства виновности Утембаева в пособничестве тройному убийству.
         Показания Ибрагимова, Абикенова, Макашова, Мирошникова и Утембаева отличались полнотой и достоверностью. Несмотря на попытки потерпевшей стороны их запутать, ни судья, ни адвокаты, ни независимые наблюдатели не нашли противоречий в их показаниях.
         Определённую роль сыграло участие в расследовании представителей ФБР США, которые выступили своеобразным гарантом достоверности представленных на суд сведений.
         Судя по всему, власть приняла решение стереть все белые пятна в этом деле, несмотря на очевидные риски подрыва собственного имиджа за ошибки следствия в 2006 году.
         Напомню, как, согласно показаниям свидетелей и фигурантов дела, развивались события восьмилетней давности.
         Утембаев, посчитав, что Сарсенбаев его оскорбил, когда предал огласке его привычку выпивать в рабочее время (а как же, он же не последний человек в стране, и тут такое!), поручил Ибрагимову провести экзекуцию своего «обидчика». Узнав об этом через Макашова, которому горе-экзекутор рассказал о «заказе» Утембаева, Алиев и Мусаев незамедлительно воспользовались ситуацией и «заказали» Ибрагимову убийство Сарсенбаева.
         Алиеву и компании, которым Сарсенбаев мешал в реализации планов по захвату власти, действительно «подфартило», ведь при таком раскладе вполне реально «и рыбку съесть, и…». Да ещё за чужие деньги.
         Ибрагимов, в свою очередь, не раскрывая истинных причин, сообщил Утембаеву, что будет вынужден убить Сарсенбаева. Вот с этого момента Утембаев и становится не заказчиком нанесения телесных повреждений, а пособником убийства, т.к. не предпринял никаких мер, чтобы предотвратить преступление. Уголовный кодекс трактует его действия именно так и никак иначе.
         Однако представители потерпевшей стороны, состоящие в основном из профессиональных оппозиционеров, в связи с отсутствием в их рядах грамотных юристов и в силу привычки в любой ситуации оппонировать власти, пытались высказывать недоверие любым заявлениям как стороны обвинения, так и показаниям свидетелей и обвиняемых.
         Поначалу они шумели, что процесс проводится только для того, чтобы увести от ответственности Утембаева. Но убедившись, что обвинение просит дать ему 15 лет лишения свободы, тут же развернулись на все 180 и потребовали освободить его в зале суда. Утембаеву, как ни удивительно, в заключительном слове даже пришлось самому доказывать потерпевшей стороне собственную виновность.
         Во всей этой истории наибольший интерес лично у меня вызвали действия на процессе потерпевшей стороны. Они отличались сумбурностью и крайним юридическим непрофессионализмом.
         Казалось бы, именно они должны быть заинтересованы в скорейшем выяснении истины и наказании реальных виновных. Однако процесс они начали с отвода судьи по откровенно надуманному предлогу – якобы судья приходится дальним родственником первой жены Рыспека Сарсенбаева. Позже они попытались отвести и второго судью, но их ходатайство не было поддержано.
         Затем перед самым началом первого судебного заседания потерпевшая сторона без объяснения причин сменила своих адвокатов, в связи с чем процесс был перенесён. Всё бы ничего, но в качестве защитников они привлекли Маржан Аспандиярову, к юриспруденции имеющей достаточно далёкое отношение. Я очень уважаю Маржан, но не хотел бы видеть её своим адвокатом на суде. Вот если я пожелаю провести митинг или какую-нибудь забастовку, то тогда конечно в качестве организатора приглашу её.
         Исходя из этих телодвижений представителей потерпевшей стороны, возникает резонный вопрос: какую цель на процессе они ставили перед собой?
         Тщательную проработку показаний свидетелей и обвиняемых им мог обеспечить именно адвокат Данияр Канафин, в 2009 году признанный лучшим адвокатом Казахстана, от которого они отказались в последний момент. Аспандиярова же могла только одно – превратить судебный процесс в площадку для оглашения политических лозунгов и заявлений, направленных на дискредитацию власти.
         Именно так в итоге всё и произошло. Надо отдать должное Маржан – она отработала свою роль на все сто.
         По ходу процесса она сыпала безосновательными, нелогичными и противоречивыми ходатайствами – то о проведении слушаний в военном суде, то о переносе места слушаний, то о вызове на допрос совершенно не имеющих отношения к делу лиц. Всё это – на грани истерики, невнятных выкриков, вперемешку с заявлениями о нарушении её прав.
         Нередко Аспандиярову не могли понять ни судья, ни другие участники процесса. Адвокат Утембаева – Анжелика Ажигулова часто просила её более внятно уточнить суть своих высказываний.
         Но задачу свою она выполнила – у неискушённого и слабо разбирающегося в судопроизводстве наблюдателя создавалось ложное впечатление, что судья игнорирует требования стороны потерпевших.
         Аспандияровой вторили другие представители стороны потерпевших, то напрямую оскорбляя подсудимых, в том числе на национальной почве, то обвиняя пытающегося их урезонить судью в предвзятости и ангажированности.
         К примеру, Рыспек Сарсенбаев заявил Ибрагимову, что преступление он совершил потому, что является уйгуром, и банду сколотил сплошь из уйгуров. На замечание судьи о необходимости задавать вопросы по существу, он отреагировал обвинением, что судья ущемляет его права, а суд проходит по заранее разработанному сценарию.
         Но по какому сценарию? Они согласились с выводом, что заказчиком убийства является не Утембаев, а Алиев и Мусаев. Даже требовали освобождения Утембаева. Тогда зачем весь этот балаган? Громкие заявления? Требования вызвать на допрос всех – начиная от Президента, заканчивая старшим помощником младшего дворника МВД?
         Казалось бы, именно Рыспек, Маржан и другие представители стороны потерпевших больше всего заинтересованы в том, чтобы досконально разобраться в этом запутанном деле, но они заседание за заседанием максимально затягивали судебный процесс и откровенно превращали его в балаган. Причём, не побоюсь этого слова, намеренно.
         Выходит, им неважно – восторжествует или нет справедливость. Им важнее воспользоваться случаем, чтобы обвинить власть хоть в чём-нибудь, создать для этого хоть какой-нибудь информационный повод.
         Ситуация, до этого процесса складывавшаяся вокруг убийства Алтынбека Сарсенбаева, им была удобна – сколько людей сделали себе политическое имя, заявляя, что власть выгораживает зятя Президента. Но сегодня им власть показала, что не намерена ничего скрывать, готова открыто говорить о своих ошибках. Это, конечно же, их не устраивает. У них выбита почва из-под ног и они пытаются вернуть её на место. Любым способом, даже невольно выступая в интересах Алиева, который любые заявления оппонентов власти в суде использует для укрепления своего имиджа оппозиционного политика.
         А может быть, действия представителей потерпевшей стороны на процессе были срежиссированы Алиевым и Мусаевым? Вот о чём нужно задуматься Рыспеку Сарсенбаеву и иже с ним, а не пытаться использовать имя покойного брата для самопиара. Тем более, что, всем изначально было понятно, что виновные в совершённом преступлении названы, доказательств достаточно и говорить об этом нет никакого смысла.

Максим ИВОЛГИН

Комментарии

Заголовок точный. А Утембаева все равно жалко

Странные наезды на терпил. Их понять как раз можно.

Нельзя. Они выглядели жалко, даже хуже чем попавший в оборот Ержан Абулхаирович