Так что сказал Мусаев? Ничего…

Не успели еще высохнуть чернила под новым приговором суда по пересмотру дела Ержана Утембаева, как в расследовании дела об убийстве Алтынбека Сарсенбаева появился новый поворот. Заговорил теперь один из обвиняемых в организации похищения оппозиционного политика, бывший глава КНБ РК Альнур Мусаев - также, как и Р. Алиев, давно находящийся зарубежом в бегах.   С ним связалась известная     журналистка, лауреат премии Союза Журналистов РК; Фонда им. А.Сарсенбаева Дилярам АРКИН (см. один из последних номеров "Общественной позиции" (проект "DAT").

...А еще говорят, что в Казахстане нет свободы слова и демократии. В какой еще стране мира бывший глава спецслужбы, осужденный за попытку государственного переворота на несколько десятков лет лишения свободы и сбежавший за границу, может вот так свободно дать интервью и высказать свою позицию?

Вообще, это довольно странное интервью. С одной стороны, оно такое гладкое, что Мусаева ни за какой бок не ухватишь. Видимо, сказывается большой опыт работы в спецслужбах и умение не сказать лишнего (как говорится, бывших «каэнбешников» не бывает). Альнур Мусаев лишь дает намеки, что он знает, кто был истинным заказчиком убийства Сарсенбаева, но отказывается называть имена. Хотя, казалось бы, его обвиняют в соучастии в этом убийстве и в его интересах отвести от себя любые подозрения, выложив все, что он знает на эту тему. Тем более, что в другом интервью, данном в августе 2009 года радио "Азаттык", когда расследовалось дело о пропаже менеджеров "Нур-Банка" и когда его тоже обвиняли в соучастии в этом похищении, он говорил, что отправил в Казахстан свое заявление по этому делу и попросил объективно рассмотреть это дело. Что же он сейчас так не сделал? Мусаев мог назвать имена заказчиков убийства в интервью, или отправить свое заявление, или даже воспользоваться конституционной нормой, что каждый имеет право быть выслушанным в суде, дал бы свои показания суду через Интернет. "При этом я хотел бы отметить, что исходя из всей информации, которая существует об этом убийстве, вы прекрасно понимаете, кто реально заказал это убийство. Я не буду называть никаких фамилий. Я готов обсуждать эту тему, но называть имен не буду", - говорит в интервью Мусаев. Хорошо, но тогда зачем вообще выступать на эту тему, если нет готовности назвать имена?

Далее, из его гладкого интервью можно понять, что Мусаев утверждает, что в убийстве Сарсенбаева не был виноват ни президент, ни Алиев: "Я могу сказать, что Алиев был осведомлен обо всем, что связано с убийством Сарсенбаева. В его руках также были материалы аудиозаписи переговоров между руководством КНБ и руководством страны, которые фиксировали все, что творилось вокруг Алтеке. Кроме этих данных, Алиев располагал информацией от президента, поскольку он тогда был одним из руководителей Министерства иностранных дел, а главное был старшим зятем, насколько я помню", - сказал Мусаев. Из сказанного можно понять, что они следили за ситуацией вокруг Сарсенбаева с целью не допустить убийства.

Версия Мусаева, конечно, радикально противоречит версии следствия, обвиняющей Рахата Алиева и его, Альнура Мусаева, в организации убийства. Однако, в гладких словах бывшего главы КНБ, ныне находящегося в бегах (что весьма странно; если он такой государственник и патриот, как говорит, и если он способен доказать свою непричастность ко всему, в чем его обвиняли до сих и пор и теперь, то почему он не докажет свою невиновность и не добьется оправдания?), есть моменты, которые, прямо говорят за то, что его версия несколько расходится с …фактами. Во-первых, Мусаев сказал: "Рустама Ибрагимова и сотрудников «Арыстана» КНБ, убивших Алтынбека, я не знаю и никогда с ними не встречался". Надо понимать, что это его главное доказательство невиновности - не знал, не встречал, следовательно и убийство заказать не мог. Однако, этого недостаточно. Мусаев должен был опровергнуть все, что о нем говорил на суде Рустам Ибрагимов. Во-вторых, если всерьез принимать его рассказ о том, что ситуация вокруг Сарсенбаева контролировалась, то надо было ответить на вопрос, почему же убийство все-таки произошло? Отсутствие ответа на этот вопрос весьма красноречиво. В-третьих, Мусаев рассказал занятную историю: "Последний раз мы с ним общались в 2005 году. Мне врезалась в память встреча с Алтеке в декабре 2005 года, примерно за 2—3 месяца до убийства. Он пришел встревоженный. До этого мы встречались, но очень редко. В основном в кафе или других уединенных местах. Но на этот раз он приехал ко мне в офис. Был очень обеспокоенным, при этом держал себя в руках. С улыбкой говорил обо всех этих наружных наблюдениях и о том, что его пытаются спровоцировать на какие-то противоправные действия. Я дал ему послушать телефонные разговоры между Дутбаевым и Нурбековым (начальником Алматинского ДКНБ) в части его касающейся". Все это весьма интересно, особенно в свете того, что Мусаев не говорит, кем он был в этот момент и чем занимался. Однако, это установить не так трудно. Последняя государственная должность Альнура Мусаева - руководитель службы охраны президента, с которой он ушел в феврале 2002 года. После своей отставки с поста главы КНБ, Мусаев стал членом наблюдательного совета телеканала КТК, тогда подконтрольного Рахату Алиеву, и был на этом посту до закрытия телеканала в июне 2007 года. То есть, он был "телевизионщиком", но при этом у него были сведения, которые он законно иметь не мог, упомянутые им же прослушки телефонных разговоров руководителей КНБ. Он не только явно незаконно получил доступ к этим прослушкам, но и знакомил, если верить его словам, Алтынбека Сарсенбаева.

Именно в этом месте версия Мусаева стыкуется с тем, что говорил в суде Рустам Ибрагимов: он во время первого процесса получил через своего адвоката Нурлана Устемирова письмо, в котором от него требовалось, чтобы он назвал заказчиками Нартая Дутбаева и Нуртая Абыкаева. Показания Ибрагимова подтвердил и адвокат, выступавший в качестве свидететеля. Он заявил, что от Рахата Алиева получил указание передать Ибрагимову, чтобы тот сказал Утембаеву, чтобы тот показал на Дутбаева, Абыкаева и Владимира Божко, а также сказал, что лично получил от Алиева тот самый конверт с письмом Ибрагимову, который и передал подсудимому. И вот теперь сам Мусаев рассказал о прослушках разговора Дутбаева.

По всей видимости, этим интервью Мусаев должен был отвести подозрения от Рахата Алиева и от себя лично, туманно намекая на то, что знает "истинных заказчиков", но похоже, так можно судить, невольно подтвердил версию следствия. Из его слов, с учетом показаний на суде, можно сделать предположение, что изначально был запланирован спектакль с целью впутывания в это дело Дутбаева и Абыкаева. Возможно, Алиев и Мусаев рассчитывали, что Сарсенбаев сам сделает какие-то шаги или заявления против Дутбаева (иначе зачем было ему давать прослушки?), чтобы после убийства можно было говорить о "мотиве" и "истинных заказчиках". Однако, план провалился, заявлений не последовало, вот и пришлось проворачивать операцию с передачей конверта с письмом и распространением слухов о причастности Дутбаева к этому убийству. Все это, конечно, пока только предположения, окончательную истину должен выяснить суд.

Мурат АТАЛЫК

Комментарии

Альнур личность. Несостоявшийся диктатор. И он прав. когда гворит что он никогда не был подручным Алиева. Так и сказал, типа еще неизвестно кто чьим подручным был: ))))

Убивец он. Даром что детство в алма-ате провел...

А что он мог сказать...

Умница. Но перериграл самого себя... А может он засланный казачок в стан тупицы Рахата?