В Минске внимательно следят за Центральной Азией, ибо если взорвется там, то отзовется и в Белоруссии

Эксклюзивное интервью для Caspian Bridge белорусского эксперта, директора Центра проблем европейской интеграции Юрия Шевцова.

Caspian Bridge: Каково отношение в Белоруссии к западным санкциям в отношении РФ в контексте интеграции в ТС и ЕАЭС? Какие есть опасения для РБ, какие видятся решения?

Юрий Шевцов: В принципе, отношение к санкциям отрицательное: Белоруссия находится на границе ЕАЭС и ЕС, ЕАЭС и НАТО, Беларусь имеет более чем 1000 км границы с Украиной. Поэтому всякое обострение отношений в Европе чревато для Беларуси очень большими политическими рисками.

Но в краткосрочной перспективе Белоруссия от этого обострения пока получает в основном позитивные бонусы.

Во-первых, в Белоруссию ушли значительные заказы по линии ВПК, которые ранее получала Украина. Обычно речь идет о примерно 1500 позициях в новом российском заказе. Иногда говорят про 3-4 тысячи позиций. Дмитрий Рогозин же заявил, что Беларусь будет превращаться по своему значению для ВПК России в то, чем раньше была Украина. Для сравнения: по данным SIPRI в прошлом году Белоруссия вошла в двадцатку мировых экспортеров вооружений. Сейчас речь идет про возможное удвоение уровня ВПК 2013 года в течение нескольких лет.

Во-вторых, Белоруссия получила часть других товарных ниш, которые занимала в России Украина. Пока сложно сказать о том, что будет в этом плане реально. Но речь идет о значительных объемах. Прежде всего, в промышленности.

В-третьих, санкции, которые ввела Россия против ЕС по поставкам продовольственных товаров вызвали значительный интерес к белорусским продуктам на рынке России, а также — к российским инвестиционным проектам в сельское хозяйство Беларуси. По этому поводу в Минск прилетал со срочным визитом министр сельского хозяйства Польши. Вероятно, рост белорусского продовольственного экспорта в Россию будет значительным.

Следующее: Белоруссия заняла относительно нейтральную позицию в украинском кризисе. Это привело к резкому улучшению отношений между Беларусью и ЕС. Это еще не нормализация отношений, но уже нечто близкое к тому. Однако надо помнить, что, будучи союзником России, Белоруссия запросила у России дополнительные военные самолеты в связи с наращиванием войск НАТО в регионе. И провела крупные совместные учения с РФ в ответ на военные учения НАТО у своих границ. Никакого раскола в союзе РФ и РБ нет. Есть просто более осторожная позиция Белоруссии относительно кризиса в Украине.

Caspian Bridge: В целом, как смотрятся интеграционные процессы в ТС и ЕАЭС из Минска, что есть общее, и что особенное для РК и РБ?

Юрий Шевцов: Общее для Белоруссии и Казахстана, на мой взгляд: совместный рынок с Россией создал однотипные как плюсы, так и минусы.

Белоруссия получила беспошлинную нефть из РФ, дешевый газ, резко расширились возможности для присутствия белорусских товаров в России. Нечто в этом же духе получил Казахстан, но одна из важнейших задач Казахстана — получение особого доступа к транзитным нефтегазопроводам — пока, если я правильно понимаю, не решена.

Белоруссия и Казахстан вынуждены ограничить себя в некоторых формах сотрудничества с соседями, не входящими в ТС. Для Белоруссии таким вызовом является, прежде всего, Украина, а также ЕС. Для Казахстана, если я правильно понимаю — КНР, особенно в части транзита китайских потребительских товаров в Россию.

Белоруссия и Казахстан вынуждены выдерживать более жесткую конкуренцию с российскими производителями, открывая свой рынок для них. Для наших сравнительно небольших стран это временами чревато конфликтами с крупными российскими корпорациями. В Беларуси наиболее острым конфликтом такого рода был распад картеля с «Уралкалием».

Территория Белоруссии приобрела просто невообразимую ранее привлекательность для внешних инвесторов. После возникновения ТС в Белоруссии началось строительство АЭС и возник самый крупный инвестиционный проект во всей восточной Европе — китайско-белорусский индустриальный парк.

Различия между Белоруссией и Казахстаном в формате ЕАЭС связаны с разной структурой экономики двух стран. Белоруссия имеет в основе своей экономики крупное индустриальное производство, Казахстан — добычу сырья. Потому для Белоруссии была сложна адаптация к более жесткой конкурентной среде. В России больше свободного капитала для инвестирования в конкурентные производства, в России действует множество иностранных конкурентов белорусским производителям. Адаптация была и остается сложной, временами драматичной.

Caspian Bridge: Какова белорусская позиция по вопросу вероятной политизации ЕАЭС, есть ли готовность к политической интеграции?

Юрий Шевцов: Есть понимание того, что рано или поздно ЕЭАС должен будет развивать политическую надстройку. Но это не является для Белоруссии заметной проблемой. Ведь у Белоруссии с Россией есть еще одна интеграционная форма — Союзное государство. Пока в ЕАЭС политическая интеграция достигнет уровня этой двусторонней интеграции, много лет пройдет.

Caspian Bridge: Насколько Минск волнуют проблемы безопасности внутри ЕАЭС на азиатском направлении, на казахстанском, в частности, по линии ОДКБ?

Юрий Шевцов: Волнуют эти проблемы, можно сказать, что сильно, но при этом косвенно… Все-таки у Белоруссии давно определена специализация в рамках ОДКБ: «держать строй» в Европе относительно НАТО. Создана объединенная воинская группировка России и Белоруссии, где ведущая роль в сухопутном компоненте принадлежит белорусской армии. Есть объединенная система ПВО. В общем, у Белоруссии хватает задач в Европе. Но внимание к событиям в Центральной Азии есть, ибо если взорвется там, то отзовется и в Беларуси.

Caspian Bridge: Что такое ОДКБ для РБ — форма военного сотрудничества с РФ, или что-то большее?

Юрий Шевцов: Это больше, чем просто военный союз. Это — основа военной безопасности Белоруссии. Тем более это важно в условиях очень сложных, временами конфликтных отношений между Белоруссией и США, Белоруссией и ЕС. Напомню, что в Белоруссии нет посла США, есть лишь временный поверенный. Были высланы несколько лет тому назад около 40 американских дипломатов, осталось лишь человек пять. В мире немного стран, которые имеют настолько плохие отношения с ведущей военно-политической силой на планете.

Caspian Bridge: Есть ли ощущение, что после Украины Белоруссия может стать объектом давления Запада, раскачки внутренних оппозиционных сил, цветных сценариев и т.п.?

Юрий Шевцов: Да. Такое ощущение есть. Оно и определяет поведение Белоруссии относительно украинского кризиса: максимально способствовать его локализации и наступлению мира в Украине.

Caspian Bridge: Возобновление напряженности и угроза эскалации конфликта в Карабахе — как это повлияет на вступление Армении в ЕАЭС? В целом, хочет ли Минск видеть Ереван в союзе?

Юрий Шевцов: Белоруссия далека от этого конфликта и поддерживает тесные экономические отношения с Азербайджаном и достаточно плотные с Арменией. Понятно, что членство Армении в ЕАЭС прибавит проблем этому союзу. Но выбор Арменией своего курса на союз с Россией, Белоруссией и Казахстаном является внутренним цивилизационным выбором Армении. Надо просто к нему адаптироваться.

Caspian Bridge: Есть мнение, что возобновление активной фазы конфликта — дело рук противников евразийской интеграции Армении, а как на ваш взгляд?

Юрий Шевцов: Наверное, не без того. Было бы очень хорошо найти хоть какое-то позитивное решение этого конфликта через евразийскую интеграцию. Пока такого решения не будет, внешние силы будут вполне эффективно время от времени этот конфликт, как и другие, обыгрывать.

Комментарии

Нравятся мне белорусские эксперты. Они какие-то более конкретные. чем российские.  Это не этот, к слову, аналитик сказал, что у казахов менталитет "набеговой экономики"?-)))))

Похмелье революции. Западенцы подозревают, что майдан принес больше вреда, чем пользы

Вторник, 19 Август 2014      Администратор
Похмелье революции. Западенцы подозревают, что майдан принес больше вреда, чем пользы

После эйфории революции приходит жесткое похмелье. Доказано историей. Жители Западной Украины через полгода, кажется тоже начинают трезветь. С сопутствующими последствиями.

Во Львове у меня есть подруга, русская, между прочим. В свое время работала в партии Виктора Медведчука СДПУ(о), потом сотрудничала с Партией Регионов. Сейчас на пенсии, ей 60, но, как говорится, живет регулярной политической жизнью.

Дочь ее, Лена, с первых дней переворота - в рядах самообороны львовского Майдана, патрулировала улицы вместе с зашуганными ментами. Чтоб вы понимали: дочка - «мэнагер» в компьютерной кампании, так что «оборонитель» из нее, как из фекалий пуля.

В окаянные февральские дни я им часто звонила, узнать как дела, и слушала рассказы о том, что в городе Льва, где подожгли здания СБУ и МВД, разграбили военные арсеналы - все спокойно, культурно, по европейски, а в трамваях появились даже контролеры в жилетах самообороны и все львовяне с радостью оплачивают проезд.

Спрашиваю: чего поддерживаете Майдан? Получила в ответ: «вот моя коллега из Налоговой получает пенсию 18 тысяч гривен ( 2.5 тысяч долларов по «старому» курсу), а я - пенсионную минималку, 900 гривен. Надоело так жить при проклятом Януковиче, который ворует из наших карманов. Хотим справедливости, долой донецких кровососов. Украина- цэ Европа!»

Дальше - больше. Пришло лето, и надо было организовать отдых пятилетней внучке Юлечке. Традиционно их семья ездила на море, в Евпаторию, снимала за копейки какой-то сарайчик и тихо радовалась жизни: море теплое, фрукты дешевые, ребенок здоров. Но в этом году, конечно же: никаких поездок в оккупированный Крым, национальная гордость не велит. Вместо солнечного ЮБК бабушка с внучкой потащились в какой-то захудалый карпатский городок, где поселились в частном мини- отеле.

Подруга с восторгом описывала мне первые дни пребывания. Дескать, деткам там надувают бассейн и наполняют теплой водой, посуда на кухне бельгийская, во дворе есть качели. Ну просто рай, а не отдых, никакого Крыма не надо, а природа и воздух еще лучше, чем «на оккупированной территории». И денег меньше.
Правда, одно неудобство: под боком военный санаторий, куда каждый день привозят раненых и искалеченных бойцов АТО, под воротами санатория все время снуют плачущие мамки и жены, в общем, портят отдых своими непатриотическими воплями и криками «проклятая война».

Но если уйти подальше в карпатские горы или углубиться в лес, то стонов почти и не слышно...

Потом наша связь прервалась, и тут снова она мне звонит, уже в августе. Голос грустный, тональность разговора поменялась: «сидим опять в горах, внучка или плачет или спит, бассейн не радует, играть не с кем. Скууучно. Моря нет. Вместо фруктов- лесная ежевика и белые грибы. Но самое главное – вражеское окружение. Кругом одни рагули. Домов трехэтажных понастроили, а налогов никто не платит. Работают в Европе, привозят деньги, строят отели и мини-пансионаты, а с государством не делятся. Как наполнять бюджет, если все Закарпатье утаивает прибыль?! Почему мы должны платить налог на войну ( 1.5% с 1 июля по новому закону), а они скрывают свои доходы?!

Оказалось, что и на ее мизерную пенсию (которую никто индексировать не собирается, хотя курс доллара вырос вдвое, а инфляция достигла 20%) и на дочкину весьма приличную зарплату, наложен военный оброк. Хочешь не хочешь, а плати. Как говорится, « все для фронта, все для победы». Продукты дорожают, тарифы выросли, бизнес сворачивается. Знаменитые закарпатские курорты опустели, раньше ездили русские, поляки, немцы.

Теперь все базы отдыха забиты беженцами и переселенцами, спа-отели типа «Женевы» в Трускавце загружены едва ли на четверть – у украинцев нет денег на элитный отдых, а иностранные туристы едут в места поспокойней. Львовяне чуть ли не каждую неделю устраивают «дни русского языка» и этнические фестивали, пытаясь привлечь гостей, но все напрасно...

И теперь моя подруга больше не славит Евромайдан, а проклинает. С тоской вспоминает, свою «маленькую, но хорошую пенсию», курс доллара по 8 гривен, стабильную жизнь и крымское оздоровление для маленькой внучки. Сказала мне задумчиво так: «а знаешь, скоро всех кто стоял на майдане, будут бить и гнать отовсюду».

Эйфория проходит. Начинается возвращение к реалиям.

"Набеговая экономика/" - уха-ха-)))))))))))))))))

Неизвестный автор

Как работает «пятая колонна»

 

Многие обороты у нас используются бездумно, когда люди просто не знают, откуда и почему произошло то или иное выражение. На вершине списка таких устойчивых штампов и фразеологизмов выражение «Пятая колонна». Вот о ней и поговорим. 

Для начала, как водится, историческая справка. Принято считать, что выражение «Пятая колонна» пошло после выступления по радио (осень 1936 года) испанского генерала Эмилио Мола, который в годы гражданской войны в Испании (1936—1939) возглавлял наступление мятежников-франкистов на республиканский Мадрид. В нем он сказал, обращаясь с угрозами в адрес жителей республиканского Мадрида, что, помимо имеющихся в его распоряжении четырех армейских колонн, идущих на Мадрид, есть еще и пятая — в самом городе. Это тайные сторонники Франко, которые ударят республиканцам в спину, когда начнется решительное наступление на город.
Подругой версии, эти слова Мола произнес в своей штаб-квартире во время встречи с иностранными журналистами.
Есть и третья версия происхождения этого оборота: английский журналист лорд Сент-Освальд утверждал, что выражение «пятая колонна» впервые появилось в его телеграмме из Мадрида, посланной в редакцию британской газеты «Дейли телеграф» в сентябре 1936 г.
Но как бы то ни было, еще в годы гражданской войны в Испании понятие «пятая колонна» стало связываться с именем генерала Мола. Так, Долорес Ибаррури (для которой лучше стоя, чем на коленях) в статье «Защита Мадрида — защита Испании» (газета «Мундо обреро» от 3 октября 1936 г.) писала: «Предатель Мола сказал, что он бросит на Мадрид «четыре колонны», но только «пятая» начнет наступление. (...) «Пятая колонна» находится внутри Мадрида, и в первую очередь надо разгромить ее».
Популярности выражения способствовала пьеса Эрнеста Хемингуэя 1938 года, которая так и называлась - «Пятая колонна».

В настоящий момент, если кто не понял, Третья мировая война (а если считать Холодную тоже мировой, то нынешняя — уже Четвертая) началась. И дело даже не в боевых действиях на Украине и Ближнем Востоке, где непонятная группировка ИГИЛ конструирует Халифат (исламский вариант Третьего рейха Гитлера), а в том, что «пятая колонна» на территории Евразии начала действовать. Евразия сначала в образе Российской империи, потом — ее социалистического преемника СССР неизменно является целью мировых войн. Обширные территории, полные полезных ископаемых и невообразимых в тесной Европе пространств, вот уже более ста лет манят к себе взоры военных авантюристов Запада.

Все более очевидна нынешняя стратегия западных стран, в первую очередь США и Британии (государства ЕС здесь — всего лишь пешки), по организации нового вторжения в Евразию. Украинский бардак своей целью преследует втягивание России в гражданскую войну, ответом на которое будет ввод войск НАТО. «Пятая колонна» должна обеспечить раскол среди союзников России, и нежелание народа воевать в самой России. Вот яркий пример обеспечения этого.

Примерно неделю назад США и Великобритания предостерегли Россию от использования оказания гуманитарной помощи на востоке Украины как повода для ввода войск.

Любое подобное действие «совершенно недопустимо и будет рассматриваться как вторжение на Украину», — заявила официальный представитель США в ООН Саманта Пауэр.

«Я настоятельно призываю Россию воздержаться от любых провокативных действий», — подчеркнул министр иностранных дел Великобритании Филип Хаммонд.

Он также выразил серьезную озабоченность сообщениями о том, что на Украину с российской территории якобы поставляется тяжелое вооружение, в то время как российские войска проводят учения по сценарию «гуманитарной интервенции».

«Условия для проведения подобного вторжения на востоке Украины явно отсутствуют. В такой ситуации вторжение будет неоправданным и незаконным», — говорится в заявлении, опубликованном на британском правительственном сайте.

«Любая индивидуальная интервенция России на украинскую территорию, в том числе под видом обеспечения гуманитарной помощи, будет абсолютно неприемлемой и тревожной. И будет считаться вторжением на Украину», — сказала, в свою очередь, Саманта Пауэр.

При этом Россия имеет мандат ООН на проведение на территории СНГ миротворческих операций, что в августе 2008 года, после пары недель информационных истерик заставило заткнуться западные СМИ и официальных представителей США и Британии на тему «вторжения России в Грузию».

Впрочем, приведенные выше цитаты — это только затравка. Смотрите, как мгновенно отреагировала «пятая колонна» в России и Казахстане.

Экс-советник президента России Андрей Илларионов в интервью украинскому сетевому изданию «Гордон» говорит следующее: «...То, что сейчас пытается сделать Путин, на языке международного права называется легализацией агрессии. Ввод так называемого «гуманитарного конвоя», «миротворческих войск», «подразделений МЧС» — один из этапов отработанной российскими властями методологии по захвату чужих территорий. Сначала на чужой земле начинают орудовать диверсанты и террористы, потом становится ясно, что противостоять вооруженным силам страны, где они действуют, они не могут, - и на помощь к ним спешат так называемые «миротворческие войска», «гуманитарные миссии», «конвои МЧС», настоящая цель которых — легализация сепаратизма, терроризма и аннексий. Этот сценарий хорошо известен, эту методологию агрессор применял неоднократно — в Абхазии, Южной Осетии, Приднестровье...».

Когда человек свою же собственную страну называет агрессором — это ли не показатель, что он работает на кого угодно, но только не на нее?

В Казахстане откликнулся на сообщение о гуманитарном конвое никто иной как Сергей Дуванов, опубликовавший на аблязовском портале «Республика» статью под заголовком «Грабли приготовлены. Кто желает наступить?». В ней он совершает, как говорят в Интернете, феерическую расстановку точек: «...На самом деле проблема не в гуманитарной помощи и даже не в том, что она попадет в руки сепаратистов. Это не принципиально и уже не способно изменить ситуацию. Дело в том, что вместе с сахаром и детским питанием идут так называемые миротворцы. Это хорошо подготовленные подразделения российских войск, которые уже самим фактом вхождения в Восточную Украину парализуют наступление украинских войск. Не могут же украинские военные стрелять в «миротворцев»! А они будут везде.

Гибель даже двух-трех «миротворцев» это отличный повод для ввода российских войск. И это будет подано как соответствие нормам ООН, чего, собственно говоря, и добиваются инициаторы гуманитарной помощи.

Появление в Донбассе гуманитарного конвоя в составе 280 машин с гуманитарной помощью и ограниченного войскового контингента российских миротворцев вынудит украинских военных остановить все боевые операции. А это означает прекращение антитеррористической операции в Донбассе...».

Обратите внимание на последнее предложение в процитированном отрывке текста — прекращение АТО означает, что больше никто не будет стрелять «Градами» по домам, жилым комплексам, соответственно, будет остановлена гибель ни в чем не повинных людей. Но для Дуванова это означает нечто совершенно иное, поскольку уже в следующих предложениях он пишет: «...Что, собственно говоря, и является главной целью Путина и его команды, для которых главное — не позволить потушить очаг напряженности и противостояния в Украине. Для них важно, чтобы эта горячая точка сохранялась, что не позволит Киеву сосредоточиться на политических и социально-экономических вопросах...». Но ведь Киев сам создал эту горячую точку! Жители непризнанных республик ДНР и ЛНР лишь хотели независимости от Украины и не вторгались в другие регионы республики, не стреляли по мирным гражданам, не разрушали дома и не повреждали коммуникации. Все это делают войска, посланные Киевом. Таким образом, если Киеву не дать возможность продолжать АТО, «горячая точка» потухнет сама собой.

Как видим, «пятая колонна» действует, правда, пока совершенно бездарно, и вряд ли эту бездарность хоть что-то уже способно исправить.

Радик Мурзагалеев: «В Центральной Азии насаждается идеологема экспансионистского характера внешней политики России»

«I» / 4-09-2014 • 11:35 / Просмотров: 90 / Комментариев:0
 

KN5K1672

По мнению российского эксперта, казахские национал-патриоты представляют собой неотъемлемый элемент западной «soft power» в регионе и через них действуют западные акторы

Эхо украинских событий прокатилось по постсоветскому пространству, внеся коррективы как во внешнеполитические, так и во внутриполитические процессы стран региона. Безусловно, их отрицательный заряд не мог не сказаться на общественном восприятии евразийских интеграционных процессов. Особенно отчетливо эта проблема обозначилась в странах Центрально-Азиатского региона, где влияние «майдана» накладывается на собственные внутренние противоречия. Влияние украинского кризиса на умы и общество в странах, входящих  в очерчиваемые евразийским проектом контуры, стало предметом анализа Центра геополитических исследований «Берлек-Единство» (Башкортостан, Россия). Доклад Центра «Постмайданные контуры евразийской интеграции: трансформация ограничителей и перспектив» вызвал широкий резонанс в экспертных кругах России и Казахстана. В частности коллеги башкирских ученых отметили, что это первый системный и многофакторный анализ последствий «майдана» для евразийского пространства. Мы побеседовали с руководителем Центра и одним из авторов доклада Радиком МУРЗАГАЛЕЕВЫМ:

фото

- Радик Ишкалиевич, в докладе Вашего Центра «Постмайданные контуры евразийской интеграции: трансформация ограничителей и перспектив» говорится, что украинский кризис породил в общественном сознании республик Центральной Азии целый каскад идеологем и фобий, представляющие угрозу евразийским интеграционным инициативам. Какие из этих идеологем и фобий, на Ваш взгляд, наиболее разрушительны и способны отразиться на темпах и качествах евразийской интеграции?

- Прежде всего, следует говорить об идеологеме экспансионистского характера внешней политики России. Тем самым, западные идеологи недвусмысленно намекают на Крым. Причем, манипуляторы общественного мнения совершенно не вникают в особенности ситуации по поводу Крыма. Например, то, что случилось, это, прежде всего, результат референдума среди населения Крыма. Не учитывается история вопроса: в частности обстоятельства, при которых полуостров отошел к Украинской ССР. Тогда это было сугубо внутригосударственным делом Советского Союза, и, разумеется, чудачествам Никиты Хрущева, подарившего по своей прихоти Крым Украине. И этому никто особого значения не придал. Воссоединение России и Крыма – это восстановление исторической справедливости, которое, впрочем, было спровоцировано деструктивными процессами в самой Украине. Если бы Украина имела возможность развивать евразийскую интеграцию этого бы, несомненно, не произошло.

Также угрозу евразийской интеграции представляют идеологемы националистического толка, которые сегодня активно транслируются в Казахстане и Кыргызстане.

- В вышеуказанном докладе отмечается, что США стремится к нивелированию границ между Центральной Азией и Афганистаном, провоцируя, по сути, создание единого пояса нестабильности в регионе. Какую альтернативу странам ЦА может предоставить Россия?

- Россия предлагает системный, фундаментальный проект интеграции, включающий в себя коллективную безопасность, альтернатив которым не может на сегодняшний день предложить ни Запад, ни Турция, ни тем более арабские страны. В отдаленной перспективе такой проект может появиться у Китая, однако неприятие элитами республик Центральной Азии китайского влияния настолько сильно, что вряд ли этот проект будет реализован. Китай своим массировным проникновением в Центральной Азии может поглотить не только экономику республик региона, но и сделать невозможным сам факт их суверенного существования.

- Вы также акцентируют внимание на усилении позиций национал-патриотов в Казахстане, которые являются последовательными противниками евразийской интеграции. Как Вы считаете, представляют ли они реальную политическую силу, способную транслировать свои идеи на уровень принятия решений, или речь все-таки идет о своеобразной политической эксцентрике?

- Как самостоятельные акторы – нет. Проблема в том, что через них действуют западные акторы. Казахские националисты чаще всего – неотъемлемый элемент западной «soft power» в регионе.

- Сегодня Евразийский экономический союз продолжает расширяться. Наиболее вероятными кандидатами на вступлению в Союз является Кыргызстан и Армения. Каково Ваше мнение, не найдутся ли в этих двух странах силы, способные дестабилизировать внутриполитическую ситуацию и реализовать украинский дезинтеграционный сценарий?

- По Армении вопрос, на мой взгляд, так не стоит. А вот по Кыргызстану, как говорится, возможны варианты. Попытки дестабилизировать ситуацию в этой республике идут перманентно. В том числе и посредством идеологем, о которых мы говорим. Однако тенденция укрепления власти президента Атамбаева в Кыргызстане скорее всего не позволит проявиться деструктивным силам в стране в ближайшее время.

- Расскажите, пожалуйста, о работе возглавляемого Вами Центра.

- Наш Центр создан полтора года назад. Вот уже год как функционирует сайт. У нас в команде работают молодые и перспективные эксперты. В основном мы освещаем проблематику евразийской интеграции, однако также проводим мониторинг внутриполитической ситуации в республиках Центральной Азии. Мы исходим из вполне понятного и очевидного посыла о преимуществах и исторической обусловленности евразийской интеграции для России и республик Центральной Азии.

«Мясной гигант»

Так страшновато называлась в советское время корпоративная газета Семипалатинского мясокомбината, который работал круглосуточно, в три смены перерабатывая идущий нескончаемым потоком скот из Монголии (в самом Семипалатинске, впрочем, мяса в свободной продаже не было, и на проходной завода то и дело ловили работников, пытавшихся пронести мясопродукты под одеждой). Пару лет назад правительство Казахстана поставило перед собой амбициозную задачу вновь превратиться из импортера в экспортера мяса. Первенец этого проекта – казахско-американское СП «КазБиф», созданное при долевом участии «КазАгро» и ранчо из Северной Дакоты. Сейчас это целиком частная казахстанская компания, имеющая стадо в 9 тыс. голов КРС, основу которого составляют североамериканские ангусы и герефорды, дающие нежнейшее мраморное мясо премиум-класса.

Директор компании Бейбут Ерубаев не в силах скрыть переполняющей его радости: «Такой шанс выпадает раз в жизни, это бинго!» Спрос на мясо увеличился многократно, акмолинских скотопромышленников осаждают российские перекупщики, готовые забирать продукт на условиях продавца и в любом количестве. 

фото: Дмитрий Хавылов

«В России ведь практически нет производителей мяса премиум, только две компании, которые теперь забиты заказами на годы вперед, – объясняет Ерубаев. – Если без санкций я продавал бы туда 3–5 тонн мяса, то теперь ограничен лишь своими производственными мощностями. Дело в том, что Аргентина и Уругвай не могут заменить Австралию и США: в Южной Америке не зерновой откорм, другие погодные условия, поэтому мясо по вкусу значительно хуже, клиентам стейк-хаусов не нравится». На максимуме мощностей сейчас «КазБиф» может довести производство до 15 тонн в месяц, через полгода – до 30 тонн, но спрос в разы больше.

Никаких минусов для своего хозяйства Ерубаев в сложившейся ситуации не видит: «90% техники и оборудования у меня уже закуплено, 70% себестоимости составляют корма, а они местные, так что я не ожидаю никаких неприятностей. Еще и девальвация помогла, снизив кредитную нагрузку сразу на 25% – покупали-то мы за доллары по старому курсу, а возвращаем в тенге. А видели, как скот подорожал? Я завозил по $4750, а теперь голова стоит $7000!».

Как подчеркивает директор «КазБифа», главное – грамотно этот шанс использовать: хорошо заработать на росте цены и занять место на российском рынке. Не боится ли он, что через год Россия санкции снимет и место придется освободить? «О нет, – смеется Ерубаев. – Это как в детстве – встал, место потерял. У меня достаточно большое поле для маневра по цене, а транспортное плечо короче, чем из Австралии везти». 

Он, кстати, сомневается, что российские санкции нанесут вред западным производителям мяса. «В позапрошлом году была засуха, и в США ранчо распродали значительную часть скота, – объясняет он. – А в прошлом году Дакота потеряла 100 тыс. поголовья. Так что США у себя мяса не хватает, они будут покрывать свой спрос. А Австралия переориентируется на быстрорастущий китайский рынок, тот все съест». 

Минсельхоз, конечно, не мог предвидеть три года назад войны санкций, но, надо сказать, со своей программой развития мясного и молочного животноводства попал настолько в яблочко, что, возможно, скоро мы увидим крупные товарные хозяйства с многомиллионными оборотами в этой сфере. «Дополнительным плюсом для сельхозпроизводителей будет то, что и Казахстане и в России наверняка правительства выделят дополнительное финансирование на увеличение производственных мощностей, чтобы заместить выпадающий импорт», – комментирует Ошакбаев.