Время компромиссов

2014 год войдет в постсоветскую историю под особым знаком. Хотя мало кто из нас до конца осознал, что после него личное ощущение и общее восприятие истории изменилось настолько, что для понимания этого, скорее всего, потребуется не меньше времени, чем уже прожитый отрезок постсоветской жизни. И хотя формально распад Советского Союза произошел почти бескровно, некоторые заговорили о том, что по-настоящему он начинается только теперь.

И то, что еще вчера казалось химерой и ушедшей окончательно натурой, вдруг, в одночасье оказалось нашим сегодня. Действительно, кто еще год назад мог представить, что очередной украинский Майдан практически молниеносно трансформируется в кошмарную братоубийственную войну между главными сегментами славянского мира - Украиной и Россией? Недоброй памяти Аллен Даллес наверняка с ухмылкой потирает руки на том свете. Поскольку все его людоедские планы по стравливанию и разъединению народов столь ненавистного ему СССР, которые он неоднократно декларировал в разного рода директивах руководимого им ЦРУ, воплощаются в жизни один в один. Поражает не столько то, что это все-таки произошло, сколько то, когда и как это случилось. Словно разум неожиданно покинул всех, кто когда-то жил в некогда единой стране. Одни так не смогли преодолеть застаревший великодержавный синдром, другие не сумели подняться выше местечкового самолюбия. В итоге получилось то, что получилось. И только одному богу, а может, дьяволу, известно, когда и чем все это закончится.

Семена ненависти, изрядно сдобренные ядом государственной пропаганды, дали всходы в виде зубьев дракона. Выкорчевать их в обозримой перспективе представляется весьма проблематичным, а вот насчет их урожайности сомневаться почти не приходится. Хотя бы потому, что уровень взаимного неприятия, граничащий с ненавистью, нарастал не по дням, а по часам. Наблюдая за всем этим, в очередной раз приходишь к выводу: какое счастье, что божье провидение или что-то еще хранит, хранило и, будем надеяться, сохранит нас и нашу землю. Когда вспоминаешь события четвертьвековой давности, когда незримо и неощутимо для большинства из нас происходили процессы распада великой империи, на ум невольно приходит то, как медлительно и, как тогда казалось нам, молодым, нерешительно вел себя тогдашний руководитель Казахстана. У всех везде все кипело и бурлило, политические страсти зашкаливали, и только у нас все шло почти без всплесков и особых эмоций. А если что и вырывалось в виде отдельных протуберанцев, то исключительно в формате экономических требований о повышении зарплат и иных сугубо экономических преференций.

Как это ни странно, но даже акт провозглашения независимости Казахстана состоялся уже после того, как распался Советский Союз. Многие тогда искренне недоумевали, зачем надо было так тянуть с, казалось бы, более чем очевидным шагом. Потом была всеобщая эйфория, но даже тогда из Казахстана не прозвучало ни одного опрометчивого заявления или призыва. Республика и ее молодой и энергичный лидер демонстрировали выдержку и спокойное понимание складывающейся ситуации, не впадая в горячку "самостийности". Хотя ситуация была более чем непростая. Особенно в плане доставшегося наследства и груза проблем, ему сопутствующих.

Это сегодня все мнят себя стратегами, которые все предвидели и которым было понятно, что и как следует делать в той сложной ситуации. А тогда просто голова шла кругом. У одних - от неожиданно свалившейся суверенности, а у других - от того, что надо было предпринимать быстрые и точные шаги, чтобы избежать неминуемого падения в пропасть хаоса и неразберихи. А в том, что это было именно так, можно почти не сомневаться. Отсутствие устойчивых и непрерывных традиций государственного строительства, укоренившийся в абсолютном большинстве общества патернализм, многонациональный и поликонфессиональный состав населения, который на тот момент больше походил на мину замедленного действия, утеря идеологических приоритетов и так далее по списку.

Потом был долгий и непростой путь проб и ошибок. Ведь не ошибается только тот, кто ничего не делает. А нам предстояло сделать очень много и настолько быстро, насколько это возможно. Потому что иначе было нельзя. Слишком многое лежало на чаше весов истории. Либо мы должны были доказать себе и всему миру, что мы чего-то стоим, либо нам бы доказали обратное. Да, именно так и не иначе стоял тогда вопрос. Кто хоть на йоту сомневается в этом, пусть посмотрит на Украину и происходящее с ней. Нет, это не злорадство. Это простая констатация того непреложного факта, что мы не зря потратили эти 23 года своей суверенной истории.

Да, в чем-то мы ошибались, где-то забегали вперед, но при этом мы сумели избежать основной ошибки - не позволили втянуть себя в какие-то крайности. Касалось ли это строительства основ новой государственности, проведения языковой политики или же выстраивания формата межэтнических отношений. Промахи текущего характера были. Некоторая поспешность тоже присутствовала. Но мы смогли избежать соблазна решить все свои проблемы методом разрубания гордиева узла. А желающие пойти именно таким путем у нас были и пока есть. Но мы не дали втянуть себя в необольшевизм, когда разрушая одно, сразу же пытаются созидать другое. Это не наш путь. И 23 года зримого поступательного развития дают нам право на такую оценку. И вот теперь обстоятельства могут сложиться таким образом, что одним из мест, где будет определяться будущее украинской государственности, может стать Астана. На первый взгляд, это выглядит несколько неожиданно, но с другой стороны, в этом есть какая-то символическая закономерность. Ведь все эти годы Казахстан и его лидер демонстрировали последовательность своего внешнеполитического курса на всех направлениях. Касалось ли это перспектив интеграции на постсоветском пространстве, расширения сотрудничества с Европой или углубления доверия на азиатском континенте.

Однако именно украинский кризис стал своеобразным моментом истины для настоящего понимания сути внешней политики Казахстана, который с самого начала суверенитета проявил себя как государство, всегда нацеленное на поиск компромисса по любой сложной или спорной проблеме. Особенно выпукло это было продемонстрировано во время декабрьского визита в Астану президента Франции Франсуа Олланда. Тогда лидер Казахстана напомнил одному из рулевых объединенной Европы, что стремление жестко загнать друг друга в угол - не самый рациональный путь в большой политике. А потому надо смотреть на складывающуюся ситуацию шире и стараться найти возможности для компромиссов. Судя по всему, позиция самого авторитетного на постсоветском пространстве политика была услышана и правильно понята. Не зря же спустя всего несколько часов французский президент совершил незапланированный блиц-визит в Москву, где накоротке встретился с Владимиром Путиным. На тот момент многие явно не до конца поняли и оценили роль лидера нашей страны в этом прорыве. А он в это время совершил вояж в Киев, где провел переговоры с украинским руководством. После чего в ключевых европейских столицах на самом высоком уровне заговорили о значении, которое там придается встрече в нормандском формате, планируемой в Астане. Другой вопрос, насколько эффективно смогут воспользоваться предоставляемой возможностью все заинтересованные стороны, так или иначе задействованные в украинском кризисе и вокруг него. Ситуация далеко не простая, о чем свидетельствуют плотность делаемых по этому поводу заявлений и порой их взаимоисключающий характер. Но это в общем-то вполне логичный процесс "игры на нер¬вах", который предваряет любые переговоры такого формата. Любому дипломатическому сражению предшествует соответствующая дипломатическая артподготовка, когда стороны прощупывают друг друга. Гораздо важнее, что процесс все-таки пошел. В пользу этого говорит оставшаяся незамеченной та часть известного заявления президента Украины Петра Порошенко о том, что "идет подготовка проектов решений на этот саммит".

Думается, что выбор Астаны местом для диалога был далеко не случайным. Скорее всего, тут сыграла роль совокупность факторов - как геополитического, так и внутреннего свойства. Во-первых, площадка в Астане является относительно нейтральной как для Кремля, так и для европейцев. Хотя бы потому, что с самого начала украинских событий "Ак-Орда" демонстрировала взвешенный и почти равноудаленный подход. Во-вторых, казахстанская столица выглядит комфортно для президента Украины П.Порошенко. В том смысле, что учитывая его специфические отношения с западными лидерами, в Астане вряд ли кто-то сможет откровенно давить на него или заниматься выкручиванием рук. В-третьих, не секрет, что и сами западные лидеры наверняка пришли к пониманию того, что ресурс давления на Путина практически исчерпан, и именно на фоне Нурсултана Назарбаева как базового партнера по евразийской интеграции он может согласиться продемонстрировать склонность к компромиссу. Сохранив тем самым лицо, что весьма немаловажно в текущей ситуации. Причем не только для него. Путина можно хулить или хвалить, но в любом случае Западу в обозримой перспективе придется иметь дело именно с ним, и от этого никуда не деться. А значит, пришло время поиска взаимоприемлемых решений по украинской проблеме, в которых нуждаются все - и Украина, и Россия, и Европа, и остальной мир.

В конце концов, это не только политическое, но и нравственное требование времени.

http://camonitor.com/14709-mesto-vstrechi-astana.html

Комментарии

Хорошо Монитор лизнул. Высший пелотаж:-))))

Вполне Себе правильная и точная, с хорошей доказательной основой статья.

Без Назера Казахстана нет. С его уходом Казахстан поетряет самые примитивные характеристики "суверенного" государства. Ставка будет в Москве. Коротким была история т.н. Казахского ханства, а история Независмого Казахстана видимо не составит и  тех десятилетий!