Заявление ОСДП: «О ПОЛИТИЧЕСКОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ»

 Атмосфера и итоги состоявшихся досрочных президентских выборов, мотивировка их проведения необходимостью ответа на нарастающие кризисные вызовы, подчеркнуто вспомогательный характер «соперников» по выборам и их программ оборачиваются для переизбранного президента, как никогда, большим грузом его личной ответственности за реализацию провозглашенных им планов развития Казахстана.

      При этом с каждым подобным перевыборным циклом становится все более очевидно, что практически ни одна из декларируемых носителем верховной власти задач по модернизации не может быть решена в рамках прежней парадигмы «сначала экономика, потом политика». В частности,  реальная демократизация политической системы является прямым и безальтернативным средством формирования прозрачной и эффективной модели государственной службы, обеспечения независимости судебной системы, искоренения коррупции, создания транспарентного и подотчетного государства. Только демократические реформы, обеспечивая контроль общества над экономикой, способны создать условия для ее всесторонней модернизации и переориентации на национальные интересы, заложить экономические основы социального государства.      

    Наконец, исключительно в том случае, если государство представляет собой совокупность устойчивых демократических институтов, выражающих волю и интересы народа, есть смысл говорить об укреплении национального единства, о гражданской идентичности казахстанцев, неразрывно связанной с  понятием политической нации.

     Соответственно, несмотря на тщательное избегание понятия «демократия» в выступлениях президента, только демократизация политической системы, создание ее институциональных опор способны дать адекватный ответ на встающие перед Казахстаном глобальные вызовы, обеспечить по-настоящему легитимную преемственность власти, стабильность, безопасность, сохранить и укрепить всю полноту государственной независимости в сложных внешних условиях.  

В противном случае любой наследующий президентскую власть при существующих политических условиях, будет являться уже не надклановой, а внутриклановой фигурой, постоянно натыкающейся на соперничество и сопротивление других аналогичных группировок. Между тем, в такой ситуации и в условиях ЕАЭС представляется неизбежным, что роль гаранта устойчивости «президентской вертикали» и поддержания в ней традиционных «сдержек и противовесов» будет примерять на себя уже Москва – со всеми, без преувеличения, роковыми последствиями для национального суверенитета. 

Исходя из всего сказанного, наша партия заявляет следующее. 

Мы убеждены - вопреки официальным заявлениям, причиной перманентной кризисной ситуации в Казахстане лишь отчасти являются внешние экономические причины. Весь опыт развития показывает, что в нашей стране проявления глобальных кризисов значительно усугубляются, прежде всего, тремя внутренними факторами. Это:

- коррумпированность и бесконтрольностью сросшейся с собственностью авторитарной правящей верхушки и ее «вертикали», чей метод управления заключается в ситуативном принятии решений с приоритетом собственных бизнес-интересов;

- крайний сырьевой и заемный характер экономики, как средство ускоренного обогащения властно-экономической олигархии;

-  антисоциальная политика власти, рассматривающей нуждающихся в заботе граждан и соответствующую инфраструктуру в качестве обузы или «непрофильного актива».             

Именно эти три слагаемых завели страну в сегодняшний тупик, и все они имеют в своей основе политическую природу. Как следствие, выход из сложившейся ситуации лежит в области политики – на пути демократии. 

При этом наивно было бы ожидать, что в условиях авторитарной власти в эволюционном порядке приобретут необходимую силу и значение структуры гражданского общества, НПО, независимые профсоюзы, политические партии, сами по себе выкристаллизуются общепринятые во всем мире функции парламента – а значит, в случае дальнейшего следования принципу «сначала экономика, потом политика» страна обречена оставаться  уязвимой перед лицом грозящих ей опасностей и вызовов.

Таким образом, во имя будущего Казахстана осуществление демократических реформ становится безотлагательным и неизбежным.

 Столь же безальтернативно основное содержание этих преобразований:

- обеспечение всей полноты политических прав граждан – на свободу слова, собраний, объединений;

-  равное представительство политических партий в избиркомах и другие меры по обеспечению честных конкурентных выборов;

- придание парламенту, сформированному на конкурентной основе,   полномочий по формированию правительства;

-  создание полномочной системы местного самоуправления.

Метод реализации реформ – внесение изменений в Конституцию, четкое приведение в соответствие с буквой и духом Конституции соответствующих законов и подзаконных актов. 

 Мы убеждены, что только такой способ предоставляет переизбранному президенту реальный шанс выполнить свои обещания по всесторонней модернизации, кардинально повысить благосостояние граждан, вписать в историю Казахстана страницы, свидетельствующие о преодолении властью соблазнов обманчивой «стабильности» во имя реального процветания и развития страны.   

 Осуществление демократической политической модернизации должно являться первым, исходным пунктом любых институциональных реформ. Иного пути не существует.                                                                         

                                                                              

г. Алматы, 6 мая 2015 г.

Комментарии

Очнулись?

Вумные-преумные, аки... социал-демократы...-))))

В Средней Азии США снова делают ставку на диктаторов ("The Washington Post", США)
Редакционная статья

© blogs.state.gov

04/05/2015 Казахстан боится стать следующей Украиной ("The Washington Post", США)
24/04/2015 Украинский сценарий для Казахстана ("Haqqin.az", Азербайджан)
31/01/2015 Миф об эффективности «стратегической терпеливости» США в отношении Узбекистана ("EurasiaNet", США)
Комментарии:22

16/05/2015

В 1989 году члены Политбюро ЦК КПСС выбрали новых лидеров двух среднеазиатских республик Советского Союза. 26 лет спустя Нурсултан Назарбаев и Ислам Каримов все еще стоят во главе Казахстана и Узбекистана соответственно. Они пережили распад Советского Союза, войны в Афганистане и соседних странах, подъем Китая и распространение исламистского терроризма благодаря смеси репрессий, кланового капитализма, коррупции и поощрения конкурирующих сил. Теперь, подобно лидерам других евразийских стран, они задаются вопросом, смогут ли они пережить возрождение империализма России Владимира Путина.

В прошлом году г-н Назарбаев и г-н Каримов наблюдали за тем, как г-н Путин вторгся на Украину и столкнулся с резким падением курса рубля в связи с введением западных санкций и снижением цен на нефть. Все это нанесло двойной удар по Казахстану и Узбекистану, чьи экономики и валюты серьезно пострадали и чье политическое руководство начало опасаться, что г-н Путин может угрожать их суверенитету. У г-на Назарбаева были особенно веские причины для опасений: примерно одна пятая населения Казахстана — это этнические русские, а г-н Путин однажды заметил, что на территории, которой сейчас управляет этот 74-летний президент, «никогда государства не было».

Оба правителя этих среднеазиатских государств решили воспользоваться старой хитростью: они провели выборы. В марте 77-летний г-н Каримов был переизбран на новый президентский срок 90% голосов. Чтобы не отставать от своего коллеги, г-н Назарбаев тоже провел выборы в апреле, хотя срок его полномочий еще не закончился, и одержал решительную победу, набрав 97,7% голосов при явке в 95%. «Я извиняюсь, что для супердемократических государств эти цифры неприемлемы, но я ничего не мог сделать», — сказал он в ходе пресс-конференции, состоявшейся после объявления результатов выборов.

На самом деле западные демократии не стали подвергать сомнению результаты выборов: президент Барак Обама поспешил поздравить г-на Назарбаева с его «победой». На волнения этих среднеазиатских государств по поводу России администрация США отреагировала укреплением сотрудничества в сфере экономики и безопасности. В феврале она дала согласие на поставку в Узбекистан 300 бронемашин, проигнорировав тот факт, что г-н Каримов нередко подавлял недовольство внутри страны при помощи военных. Заместитель госсекретаря США Энтони Блинкен (Antony Blinken) недавно подчеркнул, что политика США в отношении Средней Азии подразумевает «укрепление партнерства в целях повышения взаимной безопасности» и «налаживание более тесных экономических связей», добавив, что «действия России у ее границ… угрожают самой основе международного порядка».

Г-н Блинкен также подчеркнул, что «ключевой аспект» взаимодействия США с этими государствами Средней Азии заключается в «настойчивом требовании улучшить ситуацию с защитой прав человека, укрепить позиции гражданского общества и предоставить большую свободу вероисповеданий». Однако, если администрация действительно преследует эти цели, пока ей не удалось добиться никаких видимых результатов. Это должно вызывать тревогу, потому что авторитарная тактика г-на Назарбаева и г-на Каримова снижает вероятность того, что их страны смогут устоять под давлением г-на Путина. Оба эти лидера пока не выбрали себе преемников, которые не были бы членами их семьи. Большинство способных политиков в Казахстане и Узбекистане либо попадают в тюрьму, либо оказываются вынужденными покинуть страну. Независимых СМИ там попросту нет.

Главной задачей политики, направленной на сохранение суверенитета Средней Азии, должна стать защита реформаторов и модернизаторов, а также создание прочных политических институтов. Между тем, администрация Обамы — подобно советскому Политбюро — снова делает ставку на авторитарных правителей.

Оригинал публикации: Sticking with the strongmen in Central Asia

Опубликовано: 16/05/2015

Читать далее: http://inosmi.ru/usa/20150516/228068072.html#ixzz3aMnv6MYg
Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook

 
Казахстан после Назарбаева: четыре варианта 0 1 2 3 4 5 Сегодня, 09:03 / Комментариев нет Автор : azattyq.org На японском сайте The Diplomat в статье «Есть ли «Казахстан» без Назарбаева?» анализируют новый посвященный Казахстанудоклад Международной кризисной группы, в котором Нурсултану Назарбаеву предлагают прояснить, что произойдет в Казахстане после его ухода. В статье проводят параллели между Казахстаном и Украиной и упоминают выступления президента России Владимира Путина, в которых он говорил о защите интересов русскоязычного населения в Украине, а также роли Нурсултана Назарбаева в создании «государства на территории, где государственности не было никогда». «Недавнее переизбрание Нурсултана Назарбаева с подавляющим большинством показывает его абсолютное центральное положение для политической стабильности в стране и может стать «серьезной уязвимостью», - пишут в The Diplomat. В британской газете Financial Times в статье «Центральная Азия: после твердой руки» сравнивают ситуацию в Казахстане и Узбекистане и анализируют возможные варианты развития событий после ухода Нурсултана Назарбаева и президента Узбекистана Ислама Каримова. По мнению экспертов, смена власти является «вопросом самого большого политического риска» для иностранных инвесторов в Казахстане. Президент Узбекистана Ислам Каримов и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. «Президентов в Центральной Азии часто критикуют как авторитарных, коррумпированных и репрессивных. Тем не менее перспектива их ухода приводит в ужас как многих иностранцев, так и местных жителей», - пишут в Financial Times. В газете пишут, что как в Казахстане, так и в Узбекистане, еще не было прецедентов перехода власти, поскольку действующие президенты находятся у власти с момента обретения независимости, что делает их «лидерами, дольше всего находящимися у власти в мире». Однако нарастают признаки того, что в обеих странах готовятся к перемене руководства, пишут в статье, указывая на то, что состояние здоровья как 74-летнего Нурсултана Назарбаева, так и 77-летнего Ислама Каримова не является «очень крепким». ЧЕТЫРЕ ВАРИАНТА РАЗВИТИЯ По мнению ученых и официальных лиц, события могут развиваться по четырем возможным сценариям, пишут в Financial Times. В первом из них власть переходит к члену семьи, как произошло в 2003 году в Азербайджане, где Гейдара Алиева сменил его сын Ильхам Алиев. Однако ни в Казахстане, ни в Узбекистане нет четких семейных наследников на должность президента. Примером второго сценария является Россия, где в 1999 году слабеющий Борис Ельцин публично представил как своего преемника выходца из КГБ Владимира Путина, который, как и предполагалось, впоследствии одержал победу на выборах. Этот вариант «управляемого перехода» называют наиболее вероятным в Казахстане. Председатель сената Казахстана Касымжомарт Токаев. «Растущий консенсус между должностными лицами и аналитиками указывает на то, что господин Назарбаев может уйти в сторону во время этого пятилетнего срока, передав президентство подопечной личности, которая бы уравновесила интересы бизнеса и политических элит, а также России и Китая. Одной из таких личностей является председатель сената Касымжомарт Токаев, к которому по конституции переходят полномочия в случае смерти или недееспособности президента», - пишут в Financial Times. Третьим вариантом развития событий может стать туркменский сценарий, когда после внезапной смерти Сапармурата Ниязова в декабре 2006 года, без какого-либо очевидного плана передачи власти, политическая элита страны выдвинула в президенты малоизвестного ранее Гурбангулы Бердымухаммедова. В статье считают, что этот сценарий может быть наиболее вероятным в Узбекистане. По мнению наблюдателей, новым лидером может стать кто-то из трех: руководитель службы национальной безопасности Рустам Иноятов, премьер-министр Шавкат Мирзиёев или министр финансов Рустам Азимов. Наиболее плачевным стал бы четвертый вариант: неуправляемый хаос или «украинский сценарий», пишут в Financial Times. В Казахстане возможным фактором риска для такого развития может стать русскоязычное меньшинство в северных районах страны, в случае если новый лидер возьмет националистический курс. В Узбекистане же, однако, больше опасности представляет радикальный ислам. Один европейский дипломат даже высказал свои опасения, что «Узбекистан может стать следующим Афганистаном», - пишут в газете Financial Times.

Источник: http://camonitor.com/16406-kazahstan-posle-nazarbaeva-chetyre-varianta.html
© www.Camonitor.com

 
Майдан в Македонии требует отставки правительства
17.05.2015 16:23
Facebook
37
Вконтакте
5
Twitter
31
Класс
2
Google+
2
источник: rian.com.ua

В столице Македонии проходит многотысячный митинг оппозиции с требованием отставки правительства, передает «Радио Свобода».

Инициатором протестов в Скопье выступил Социал-демократический союз Македонии. Организаторы, доставившие людей на центральную площадь столицы, хотят, чтобы демонстранты оставались в правительственном квартале до тех пор, пока премьер-министр Никола Груевски и члены его кабинета не подадут в отставку.

В свою очередь, Груевски отказался подавать в отставку или соглашаться на создание переходного правительства. Завтра, 18 мая, в столице Македонии пройдут проправительственные демонстрации.

Напомним, что митинги протеста в Македония нередко переходят в вооруженную борьбу с органами правопорядка. Неделю назад во время перестрелке в городе Куманово погибли восемь полицейских и 14 боевиков, которые, предположительно являлись этническими албанцами из Косова. Задержаны около 30 предполагаемых преступников. «Полиция в различных точках страны предотвратила скоординированную террористическую атаку, которая могла бы привести к серьезной дестабилизации обстановки, хаосу и панике», — цитирует президента страны Герге Иванова газета Deutcshe Welle.
ЛентаИнформ
"Расстрелянный" министр обороны КНДР появился на телевидении
С 18 мая Эстония прекращает железнодорожное сообщение с Россией
РФ не присоединится к Международному договору о торговле оружием

В последнее время Македония привлекает внимание отечественных и зарубежных экспертов, занимающихся геоэкономикой. Отмечается, что интерес западных спецслужб к Скопье обусловлен позитивным настроен правительства страны в отношении строительства «Турецкого потока». Вот как оценивает сложившуюся ситуацию министр иностранных дел России Сергей Лавров: «Не могу судить с окончательной определенностью, но так объективно получается, что эти события в Македонии развиваются на фоне отказа македонского правительства присоединиться к политике санкций против России и на фоне активной поддержки, которую Скопье проявил в отношении планов строительства газопровода „Турецкий поток“, против чего выступают многие в Брюсселе и за океаном. Так что мы тоже не можем избавиться от этого ощущения, что здесь есть какая-то связь».
|
|
Постоянный адрес новости: www.regnum.ru/news/polit/1924994.html
Опубликовано 17.05.2015 в 16:23

Подробности: http://www.regnum.ru/news/polit/1924994.html#ixzz3aPNW0G2B
Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM

 
Система дала сбой. О выборах, которые возмутили Великобританию
           Премьер-министр Великобритании и лидер Консервативной партии Дэвид Кэмерон выступает с обращением к нации. Фото: EPA / ANDY RAIN
             11 мая, 17:13 
 27 025 просмотров  
Тоня Самсонова  Журналист, основатель сервиса theQuestion.ru
В первый выходной день после выборов, 8 мая, несколько тысяч британцев вышли на Даунинг-стрит, 10 с плакатами «Кэмерон, уходи!». После столкновений с полицией задержали семнадцать протестующих, улица опустела, на памятнике женщинам, работавшим в тылу во время Второй мировой войны, расположенном в правительственном квартале, один из противников власти оставил матерную надпись, сделанную баллончиком с красной краской.
                Представитель офиса премьер-министра Дэвида Кэмерона назвал произошедшее недопустимым актом вандализма в день, когда весь мир празднует годовщину победы коалиции над фашистами. Противники Кэмерона и его консерваторов ответствовали, что вандализмом и неуважением к памяти погибших за Великобританию и процветание страны является нынешняя политика тори, которые по итогам голосования 7 мая получили право делать с Великобританией все, что угодно, хотя за них проголосовали только 36,8% населения страны.
               На 20 июня назначена всеобщая акция протеста против правительства консерваторов, утверждается, что в ней готовы принять участие сотни тысяч человек
         «Вы нас даже не представляете» –
 лозунг, знакомый российским оппозиционерам,
начали писать перед всеобщими выборами на плакатах те,
кто считает, что политическая система Великобритании перестала быть демократической. На этих плакатах были в том числе фотографии лидера лейбористов (232 места в новом парламенте) Эдварда Милибэнда, лидера либерал-демократов (8 мест) Ника Клегга и лидера радикальной партии UKIP Найджела Фараджа (1 место). Восьмого мая после оглашения официальных результатов выборов, в течение 52 минут, которые потрясли Великобританию, Клегг, Милибэнд, Фарадж подали в отставку,
 признав личную ответственность за провал своих партий на выборах.
Теперь у их последователей есть шанс избрать новых лидеров,
 которые будут эффективнее представлять интересы избирателей,
 проведут реформирование партий и
переосмыслят свою роль в политической жизни страны.
         На 20 июня назначена всеобщая акция протеста против правительства консерваторов - утверждается, что в ней готовы принять участие сотни тысяч человек (на сегодня записалось 40 тысяч человек), – сторонников поигравших политиков.
Таким образом британское электоральное большинство (63%) протестует против политики парламентского большинства тори (331 из 650 депутатских мандатов).
Эта политика (получившая название austerity – аскетизм)
предполагает, что для того, чтобы справиться с бюджетным дефицитом, возникшим после кризиса 2008 года, и выйти на докризисный уровень ВВП на душу населения и экономический рост, необходимо сокращать государственные расходы, в первую очередь за счет уменьшения выплат по безработице, пособий, расходов на бесплатную систему здравоохранения.
 
 
Лидер Лейбористской партии Эд Милибэнд
 
Фото: REUTERS / Paul Hackett
 
Нобелевский лауреат по экономике Пол Кругман в предвыборной статье, опубликованной в газете The Guardian, пишет о том, что политика austerity вообще контрпродуктивна для Великобритании. По его мнению, вместо сокращения госрасходов следует увеличивать денежную массу, наращивая потребление, инфляцию и стимулируя инвестиции, потому что страна, которая берет деньги в долг в национальной валюте, всегда сможет допечатать фунтов, а разрыв в бюджете покрыть за счет экономического роста. В то же время в Великобритании нет ни одной партии, которая бы поддерживала идеи Кругмана, хотя с ними согласно большинство избирателей.
 
И все-таки как так получилось, что в стране с самыми старыми традициями парламентаризма, конкурентной политикой, работающей демократией, высоким уровнем жизни, независимой прессой после выборов замышляются массовые акции протеста? Почему система, которая ранее всех вроде бы устраивала,
 теперь стала объектом жесткой критики?
 
Есть четыре универсальных ответа на этот вопрос:
во всем виноват избирком,
во всем виноваты социологи,
во всем виноваты журналисты,
во всем виноваты жирные коты и правящая элита.
Все четыре ответа так или иначе справедливы для Великобритании.
 
1.
Во всем виноват избирком
Британский писатель Крис Броснахан написал в твиттер после выборов: «За партию зеленых проголосовало миллион человек, и они получили один депутатский мандат в парламенте, за партию консерваторов проголосовало 10 миллионов человек, и они получили 325 мест. И наша избирательная система не сломана?»
             Фараджу, который считает одним из самых ловких политиков современности Владимира Путина, тому, который предлагает очистить Британию от мигрантов, лидеру партии, перед съездами которой либералы стоят с плакатами «Расисты!», должно быть еще обиднее, чем зеленым.
За его партию проголосовало 12% избирателей,
3,5 млн человек (всего в три раза меньше, чем за консерваторов);
тем не менее у UKIP – одно место в парламенте
(в 331 раз меньше, чем у консерваторов).
Если бы в Британии была пропорциональная система выборов,
Фарадж был бы третьим по влиятельности политиком в стране,
но он подал в отставку,
так как не смог победить в своем избирательном округе.
 
 Для партий, которые находятся у власти, нет абсолютно никаких стимулов менять избирательную систему
          Смысл британской избирательной системы не в том, чтобы идеально отразить мнение избирателей, она плохо справляется с этой задачей, в отличие от пропорциональных выборов, смысл только в том, чтобы сформировать правительство, способное принимать решения.
             «Мы же не хотим, чтобы Найджел Фарадж принимал важные политические решения, правда?» – говорит нам британская избирательная традиция. Нет, неправда, отвечает Крис Броснахан, который собирается принять участие в митинге протеста 20 июня. «Да, у нас слишком архаичная избирательная система, в которой слишком много зависит не от того, как ты голосуешь,
 а от того, где ты живешь,
– считает Броснахан. – У нас есть правительство,
у которого есть большинство в парламенте,
но за эту партию проголосовало всего чуть больше трети электората.
Я согласен с тем, что они действительно самая большая партия,
но я не согласен с тем,
 что теперь у них абсолютное большинство мандатов».
                По мнению Броснахана, изменение избирательной системы в стране – процесс длительный и невозможен без широкого обсуждения в обществе.
«Главная проблема в том, – говорит он, –
 что для партий, которые находятся у власти
и в конце концов будут голосовать за это в парламенте,
 нет абсолютно никаких стимулов менять избирательную систему,
потому что для них она хорошо работает».
 Подходящей для Великобритании писатель считает пропорциональную систему, пусть даже она и позволит проникнуть в парламент большему числу радикалов.
Лидер UKIP Найджел Фарадж
Фото UKIP
«Лично я не поддерживаю UKIP по всем пунктам, – подчеркивает Броснахан. – Тем не менее я считаю, что избирательная система должна отражать не мои личные взгляды, а взгляды всего населения. Если это означает, что такая партия, как UKIP, должна быть шире представлена в парламенте, что ж, мне лично это совершенно не нравится, но за нее проголосовали три с половиной миллиона человек, и я не могу теперь не сказать: эти люди заслуживают большего представительства, чем у них есть сейчас, – одно место».
            Броснахан считает, что принцип демократии важнее, чем его личное мнение, и если народ готов выбрать популиста, радикала, Найджела Фараджа, коммуниста, то нет ни одного морального аргумента, который бы оправдывал осведомленное либеральное большинство в его манипуляциях с избирательной системой.
         Анархист из Ливерпуля, попросивший меня не называть его реальное имя, говорит, что избирательную систему менять не нужно, он был бы согласен, чтобы страну возглавил лидер партии, набравшей только 10% голосов:
«Мне бы хотелось, чтобы в парламент проходило много маленьких партий,
пусть их будет десять, пусть относительное большинство будет у одной,
 набравшей 12%,
остальные мнения составят ей продуктивную для обсуждения решений, конкуренцию.
Так выборы будут адекватно представлять мнения избирателей».
Однако, возможно, Великобритания еще проживет не одно столетие с нынешней избирательной системой, потому что проблема не в том, как они выбирают, а в том, как проходит избирательная кампания. И тут мы переходим ко второму институту политики, который принято обвинять в том, что выборы прошли неправильно.
 
2.
Во всем виноваты социологи
 
За неделю до выборов в британской прессе сформировался консенсус: правительство будет коалиционным. Это означало, что, судя по предвыборным прогнозам, которые публиковали десятки разных исследовательских агентств, ни одна партия не набирала большинства. «Консерваторы и лейбористы идут нос к носу», «Лейбористы войдут в коалицию с шотландскими националистами и сформируют большинство в парламенте», «После выборов нам придется подождать еще несколько дней, чтобы понять, кто станет премьером», – писали британские газеты.
 Результат этих выборов – провал агентств,
делавших опросы общественного мнения
          Через пять минут после закрытия избирательных участков стали известны предварительные результаты голосования. Получалось, что лейбористы провалились, шотландские националисты показали настолько высокий результат (56 мандатов), что их лидер Никола Стерджен написала в твиттере: «Это, конечно, круто, но я в это пока не верю». Милибэнд молчал до утра, консерваторы тихо праздновали.
            Опросы действительно показывали, что лейбористы и консерваторы довольно близки друг к другу. Наутро после голосования Financial Times написала: «Результат этих выборов – провал агентств, делавших опросы общественного мнения». Консорциум исследовательских агентств признал свой провал, но все-таки заметил, что вина журналистов, которые освещали выборы, в сложившейся ситуации тоже есть.
Технология, по которой опросы общественного мнения
превращаются в прогнозы, совершенно одинакова во всем мире.
По ней работает и фонд «Общественного мнение»,
 и «Левада-центр»,
и британский YouGov,
и аналитики партии консерваторов, и
 профессора Лондонской школы экономики.
При этом социологи предпочитают ориентироваться друг на друга, поскольку среди них преобладает мнение, что «лучше мы все дружно предскажем одинаково
 и ошибемся все вместе,
чем кто-то один предскажет не так,
как все, и угадает».
 Так устроен этот бизнес, нужно показывать стабильные результаты предсказаний
на длинных промежутках,
а значит, не брать на себя риски и
говорить хором.
Но журналисты ведь могли понять этот трюк?
Нет, не смогли или не захотели.
 
3.
Во всем виноваты журналисты
«Я думаю, что газеты писали о том, что парламент будет подвешенным и ни одна из партий не получит большинства, не потому, что они искренне в это верили, а потому, что это было выгодно консерваторам. Я не имею в виду, что каждый, кто писал об этом, делал это в угоду консерваторам, но достаточно было нескольких статей в серьезных изданиях, чтобы сформировать консенсус», – говорит мне один из сотрудников BBC.
80% медиа принадлежат Руперту Мердоку и другим магнатам, которые поддерживают консерваторов: Daily Mail, The Sun, The Times, Sky News
За две недели до выборов глава избирательной кампании консерваторов, известный австралийский политтехнолог Линтон Косби, проведя несколько фокус-групп со сторонниками конкурентов, советует Кэмерону использовать аргумент «коалиция SNP и лейбористов приведет к тому, что шотландцы будут править островом». Популярная теперь теория заговора заключается в том, что консерваторы намеренно не говорили избирателям, что одержат победу. При этом у них появилась возможность пугать избирателей тем, что Милибэнду придется идти на поводу у шотландцев.
Но нам, в конце концов, не столь важны тактические шаги британских политтехнологов, сколько важно разобраться в утверждении «британские медиа не являются независимыми и могут в угоду политическому классу заниматься пропагандой».
«Вы наверняка знаете, что 80% медиа принадлежат Руперту Мердоку и другим магнатам, которые поддерживают консерваторов: Daily Mail, The Sun, The Times, Sky News – у них громкий голос и они влияют на результаты выборов. Наш голос может быть громче, если мы выйдем на улицу», – говорит один из участников акции протеста на Даунинг-стрит. В ответ на вопрос, какие медиа отражают конкретно его взгляды, противник консерваторов начинает размышлять: «Сложно сказать, мы живем во времена постмодерна, и я могу придерживаться очень левых взглядов по одним вопросам и одновременно крайне правых по другим. Так что только социальные медиа действительно представляют мои интересы адекватно, когда я сам для себя выбираю, что мне читать, на кого подписываться и чем делиться».
Несмотря на то что большинство участников акции протеста на Даунинг-стрит считают, что британские медиа непропорционально и необъективно освещают антиправительственные настроения, в пропаганде журналистов все-таки обвинять нельзя.
 Британская пресса позволяет себе занимать определенную сторону и публиковать накануне выборов колонки «от редакции» с советами читателям, за кого голосовать. Можно согласиться, что в этот раз водораздел между мнением редакции и объективным освещением новостей проходил не достаточно четко, но журналисты подвержены групповой динамике, и если несколько изданий со ссылкой на исследователей написали, что «на выборах ни у одной из партий не будет большинства», противостоять мейнстриму довольно сложно.
\
4.
Во всем виноваты элиты, правящий класс и богачи
Почему из Эда Милибэнда плохой лидер Лейбористской партии? Потому что он не умеет есть сэндвичи. Дэвид Кэмерон вообще ест гамбургеры вилкой и ножом, а министр финансов консерваторов Джордж Осборн делает вид, что ест гамбургеры по ночам, когда засиживается и работает над документами, но на самом деле эти гамбургеры делают в шикарном ресторане и стоят они по сорок фунтов. В общем, страшно далеки они от народа.
 
По итогам выборов в 1979 году из 619 членов нижней палаты парламета 98 были рабочими (15 процентов от общего числа депутатов), в том числе мандаты получил 21 шахтер. В парламенте прошлого созыва (2010 год) было только 4% «синих воротничков» - депутатов, имеющих какое-либо отношение к рабочему классу.
 
 Правительство Великобритании скорее ограничит миграцию,
 снизит пособия по безработице,
сократит расходы на систему здравоохранения,
чем повысит налоги для богатых
 
Сейчас кажется очевидным, что в парламенте должны сидеть образованные люди, закончившие хорошие университеты, профессиональные политики.
 Но так было далеко не всегда,
идея демократии, с помощью которой люди избирают своих представителей в законодательных органах власти, подразумевала,
что в Палате Общин депутаты лейбористов – это шахтеры, фермеры, врачи, учителя и прочие. Однако в сложившейся модели британского общества такой расклад представляется маловероятным.
             Проблема в том, пишет экономист Томас Пикетти, что поскольку отдача на капитал всегда была выше, чем отдача на труд, то политический класс неизбежно склонен представлять интересы богатых, а не среднего класса. И именно поэтому правительство Великобритании скорее ограничит миграцию, снизит пособия по безработице, сократит расходы на систему здравоохранения, чем повысит налоги для богатых и запретит в том числе русским олигархам становиться налоговыми резидентами Великобритании, прятать деньги в офшорах и так далее.
 
 
 
ВОЙНА и МИР
Польские президентские выборы: сенсации и паника властей
12.05.15 11:58           Европейский Союз: тенденции
    Сенсационно закончился прошедший вчера, в воскресенье 10 мая, первый тур президентских выборов в Польше. Нынешний президент Бронислав Коморовски потерпел совершенно неожиданное, шокирующее прежде всего для него самого и его окружения, поражение, а польский истеблишмент получил от избирателей, говоря футбольным языком, желтую карточку, причем очень интенсивного, граничащего с красным, оттенка.
 
Вотум недоверия поляков по отношению к системе власти проявился не только в результатах голосования, но прежде всего в том, что более половины избирателей вообще отказалась от участия в выборах (явка, по новейшим, но все еще предварительным данным, была рекордно низкой: составила всего лишь 46,87%).
 
Путь к победе и поражению
Победителем этого тура выборов стал кандидат от главной оппозиционной силы, партии "Право и справедливость", Анджей Дуда, который получил — по самым последним данным — 36,66% голосов. В отличие от Коморовского ему удалось в ходе предвыборной кампании привести к постоянному росту симпатий и поддержки своей кандидатуры со стороны избирателей, хотя ее начало для этого молодого политика (ему 41 год) не было легким. Он не из группы известных партийных деятелей, это политик даже не второго, а третьего эшелона своей партии. Его главным достижением было близкое сотрудничество с президентом Лехом Качиньским (погибшим в катастрофе под Смоленском 10 апреля 2010 года) в его канцелярии. Затем он отдалился от польской политики, когда был выбран депутатом Европарламента.
              Президент Коморовски получил 31,9% голосов.
За свою спесь и высокомерие, в том числе также по отношению к противникам (он, в частности, отказался от участия в предвыборной телевизионной дискуссии с участием всех кандидатов), был избирателями сурово наказан. На этапе объявления кандидатов в президенты уровень его поддержки, по итогам опросов общественного мнения, регулярно солидно превышал 60%, поэтому он и его соратники свысока посматривали на "мышиную возню" других кандидатов и с широкими улыбками на лицах демонстрировали уверенность в том, что никакого второго тура выборов не будет: Коморовски выиграет в первом туре.
               Однако антихаризматический стиль Коморовского привел к тому, что в ходе его кампании действовал принцип: чем больше он показывался на публике, тем больше падала поддержка его кандидатуры в опросах. Кульминацией его кампании должно было стать альтернативное по отношению к московским торжествам празднование 8 мая Дня Победы в Гданьске и Вестерплатте. При всем абсурде таких "альтернативных" торжеств — проведения их там, где Вторая мировая война началась, хотя, как известно, ее начало победоносным для Польши и антигитлеровской коалиции трудно назвать — советники Коморовского рассчитывали на их "всемирный" характер и возможность представления польского президента в качестве "лидера всемирного формата". Однако этот "всемирный" характер не очень удался: в Гданьск приехала группа лидеров стран Восточной Европы — как специально, как раз тех стран, которые во время войны были союзниками Гитлера.
              Последствия этих торжеств для Коморовского оказались прямо противоположными от ожидаемых его политическими советниками. На его голову обрушились громы и молнии сокрушительной критики со стороны возмущенных поляков, лейтмотивом которой было утверждение, что "такие торжества — это гитлеровский праздник и предательство". Последний перед предвыборной тишиной опрос общественного мнения, проведенный 8 мая, показал,
что уровень его поддержки впервые в ходе всей предвыборной кампании опустился к 40%.
Правда, ни о какой победе Коморовского в первом туре не могло быть и речи, но "самый благосклонный" для Дуды опрос говорил о ничейном результате первого тура (36/36% голосов), а ни один из опросов не показывал его в роли фаворита первого тура. Какой же шок пережил Коморовский и его окружение, когда оказалось, что он этот тур проиграл!
 
Антисистемный герой
              Однако главным героем выборов, даже независимо от результатов их второго тура, который пройдет 24 мая, стал занявший третье место антисистемный кандидат, рок-певец Павел Кукиз.
Он покорил поляков и
 критикой мафийно-партийной системы,
 действующей в стране, и
пониманием проблем простых людей, и
 своим настоящим желанием перемен.
Именно яркая личность и
 независимость позволила ему с группой энтузиастов,
 без огромных партийных бюджетов и
партийных карьеристов,
успешно провести кампанию и представить свои идеи.
 Опросы показывали, что мог он рассчитывать на 12-13% голосов.
В действительности его успех достиг 20,97%!
Этим поляки выразили свой вотум недоверия по отношению именно к "мафийно-партийной системе", которую резко осуждал этот кандидат. Еще более отчетливо свой вотум недоверия по отношению к политикам и политической системе поляки показали, вообще игнорируя президентские выборы,
хотя всегда они вызывают больший интерес,
 чем выборы парламентские,
в которых избиратели голосуют по партийным спискам,
а не напрямую за конкретных кандидатов. Однако политики настолько концентрируются на числе голосов, что абсолютно игнорируют факт: в первом туре выборов участвовало меньше половины поляков!
                 Особенно антисистемна была молодежь: 41,1% избирателей в возрасте 18-29 лет проголосовали за антисистемного Павла Кукиза. Дуда выиграл среди социальных групп, о которых власти чаще всего "забывают", а именно среди крестьян, рабочих, пенсионеров и безработных. Зато Коморовского поддержали те, кто "хорошо устроился" в бизнесе или раздутой польской бюрократии, — это владельцы собственных фирм и руководящий персонал администрации.
            Остальные восемь кандидатов не пересекли рубежа 3,5% голосов.
 Что характерно, в эту группу попали и
 кандидаты от богатых парламентских партий,
располагающих миллионными бюджетами,
и энтузиасты, пытавшиеся реализовать в этих выборах свои идеалы.
 Например, кандидат от входящей в правящую коалицию Крестьянской партии, который хотел обеспечивать безопасность Польши путем размещения баз НАТО на ее территории, может "похвалиться" такой же поддержкой избирателей,
 как и мало известный режиссер,
предлагавший провести коронацию Иисуса Христа в качестве короля Польши.
 
"Шок, кошмар, хочется выть"
"СМИ режима пренебрегали нами и плевали на нас, но мы идем вперед, за Польшу для наших детей и внуков, чтобы они могли вернуться из Англии и Ирландии. Я клянусь, что никогда вас не предам. Я клянусь, что меня никто и никогда не сможет купить. Такой возможности нет!" — с такими эмоциональными словами обратился к своим сторонникам Кукиз после объявления первых результатов голосования.
                 Окружение Коморовского было шокировано такими итогами первого тура. Сам президент понял, что такие итоги — "это серьезное предупреждение для всего широко понимаемого лагеря власти" и что во втором туре "необходима будет мобилизация всех сил рациональной Польши". Однако в "лагере власти" началась паника. "Шок, кошмар, хочется выть", — такие реакции членов избирательного штаба Коморовского просочились на страницы печати.
          Премьер Ева Копач по-матерински успокаивала своего кандидата:
"Нужно собрать силы. Я гарантирую, что через две недели мы выиграем". Гжегож Схетына, не очень умелый министр иностранных дел, который во время своей короткой дипломатической карьеры уже успел несколько раз привести к росту напряженности на линии Варшава — Москва, но умелый и влиятельный партийный функционер правящей "Гражданской платформы", уже в воскресенье вечером, после объявления предварительных результатов первого тура, советовал Коморовскому "отсечься" от правительства. Такой шаг, по его мнению, — это единственная возможность выиграть во втором туре.
                     Однако Коморовскому трудно будет сейчас вдруг отделиться от правительства. Оппозиция уже начала твердо напоминать ему о том, что никакой самостоятельной линии он не реализовал, концентрировался на представительских функциях (отсюда его ироническая кличка "Стражник люстры в президентском дворце") и подписывал подряд все законы, которые проводило через парламент правительство (отсюда очередная кличка "Нотариус").
                В свою очередь поляки вряд ли забудут то, что президент Коморовски проигнорировал миллион подписей граждан под требованием проведения общенационального референдума по такому невралгическому вопросу, как повышение пенсионного возраста (напомним: правительство "Гражданской платформы" повысило этот возраст для мужчин с 65 до 67 лет, а женщинам — с 60 также до 67 лет).
              Пока президент в спешке, уже с самого утра в понедельник, подхватил главную идею Павла Кукиза о том, чтобы парламентские выборы проходили в одномандатных округах, где избиратели голосовали бы за конкретного кандидата, а не за партийные списки, что в свою очередь означало бы возвращение от партократии к демократии. Он объявил, что организует референдум по этому вопросу. Если, конечно, поляки проголосуют за его кандидатуру во втором туре. Однако этот шаг президента скорее напоминает о том, что утопающий хватается за соломинку.
Тем более что сам Кукиз ответил: "
Не верьте им,
это только болтовня и
 попытка выиграть время!"
 
Испорченное трудно испортить
Сейчас в Польше начинаются первые рассуждения о том, за кого голосовать во втором туре. Публицисты, зная стремление Коморовского к прямо-таки навязыванию польской дружбы Украине и
 его лозунг "безопасность для Польши",
который означает военные расходы,
составляющие миллиарды долларов,
призывают, чтобы также Дуда объявил свою позицию.
В частности, чтобы он определился, планирует ли он "перекачивать деньги польского налогоплательщика в бюджет Украины, в которой правят олигархи вместе с командой Порошенко и Яценюка". Как он оценивает "помахивание сабелькой" в сторону Востока и возможность отправки туда польских солдат и оружия? Как он смотрит на пассивность польских властей на проявления глорификации на Украине бандитов из ОУН и УПА? Для Анджея Дуды это трудные вопросы: партия "Право и справедливость" известна своей русофобией, в ней действует и влиятельная "смоленская секта", которая верит в покушение на президента Леха Качиньского, погибшего под Смоленском, и в "руку Москвы" в этом злодеянии, и фракция, симпатизирующая украинским националистам.
Однако мало что может на нынешнем этапе двусторонних контактов ухудшить отношения на линии Варшава — Москва: эти отношения так испорчены, как никогда раньше в течение последних десятилетий.
Александр Шторм специально для ИА REGNUM из Варшавы
 Источник: ИА REGNUM  Редактор: Аяврик
 
 

 
Армия и ВПК История Общество Политика Экология Экономика

Новые евразийцы ("The Times Literary Supplement", Великобритания)
Лесли Чемберлен (Lesley Chamberlain)

© РИА Новости

06/10/2014Цена евразийства — потеря суверенитета ("Lragir", Армения)
11/09/2014Глупость русского евразийства ("Aktualne.cz", Чехия)
03/10/2013Евразийство ("Аравот", Армения)
Комментарии:19

17/05/2015

Запад уже привык задаваться вопросом о том, что у Владимира Путина на уме, точно так же, как Запад привык считать Россию «загадкой, завернутой в тайну и помещенной внутрь головоломки». В основе нынешних устремлений России, очевидно, лежит глубоко консервативный империализм, который не является ни индивидуализированным в соответствии с личностью лидера, стоящего во главе государства, ни особенно загадочным. Всем нам хорошо известно, что сила, которая правит Россией — это традиция. Это было наглядно продемонстрировано в ходе трех крупнейших революций, произошедших за последние 225 лет. Первой из них была Французская революция, которая внушала страх правителям в Санкт-Петербурге в течение 50 лет после своего окончания. Вторая революция завершилась свержением царя в 1917 году. А третья обернулась распадом Советского Союза в 1991 году. И во всех трех случаях революционная ситуация — или ее угроза — неизбежно приводила к националистической реакции.

Консервативная реакция на казнь Людовика XVI заключалась в том, что Россия приняла беглых французских священников, а Екатерина Великая заявила, что Россия займет место Франции в качестве центра аристократии. Уклон в сторону идеологии либерализма, характерный для начального периода правления Александра I, после 1817 года сменился более репрессивным курсом. В частности, поскольку вся философия ассоциировалась с Просвещением, а Французское просвещение — с секуляризмом и революцией, те немногие университетские факультеты философии, которые открылись незадолго до этого, были ликвидированы в рамках знаменитой ревизии 1819-1822 годов. Когда в 1833 году министром народного просвещения был назначен аристократ и энциклопедист Сергей Уваров, он ясно дал понять, что подразумевается под русским консерватизмом: «Православие, самодержавие, народность». Эти термины образовали трехсоставный лозунг, ставший антитезисом знаменитого лозунга только что появившегося на свет свободного мира: «Свобода, равенство, братство». России необходимы абсолютистский режим, поддерживаемый Церковью, которая обеспечивает религиозное обоснование его существования и соответствующие ритуалы, и податливость народа.

Если государственную идеологию принято назвать Теорией официальной народности, стоит напомнить о том, что включал в себя «народный» компонент автократического российского правительства начиная с периода правления Николая I. Это был своеобразный призыв принять то, что, по мнению государства, а также квази-независимых писателей и журналистов, исповедовавших славянофильские взгляды, значила принадлежность к русскому народу. Этот термин был достаточно гибким, чтобы вмещать в себя — не отрицая — те пришедшие с Запада популярные либерационистские импульсы, которые привели к падению французского абсолютизма и угрожали стабильности соседней Австрийской империи. Ретроспективно народность можно назвать управляемым национализмом. Во-вторых, народность означала патриотизм. Она подразумевала поддержание статус-кво и статуса великой державы, которым обладала Россией. В-третьих, этот термин выражал гордость за русскую философию, богословие, фольклор и историю, указывая на истинную русскость всего того, что составляло общественную, политическую и религиозную жизнь России. Выбор этого термина, как 30 лет назад написала биограф Уварова Синтия Уиттакер (Cynthia Whittaker), «свидетельствовал об умелой тактике» министра народного просвещения — а также, как мы можем с сожалением констатировать, о его проницательности и дальновидности. Этот трехсоставный лозунг до сих пор остается ключом к пониманию тех исторических периодов, через которые Россия прошла уже после смерти Уварова в 1855 году.

Разумеется, эта консервативная царистская мантра была вовсе не тем, что большевики, по их собственным заверениям, пытались увековечить. Однако все мы знаем, что революционеры, построившие советскую Россию, никогда не были — даже на бумаге — защитниками индивидуальной свободы, готовыми ради нее пожертвовать целостностью государства. Освобождение от угнетения со стороны не-марксистско-ленинских форм политической организации, несомненно, приобрело статус символа веры, однако речь шла вовсе не о свободе в том виде, в котором ее понимали большинство англо-американских политических философов. Та граница между положительной и отрицательной свободой, которую в 1958 году провел Исайя Берлин (Isaiah Berlin), помогла прояснить различия, главным образом, между советской Россией и Западом. Это стало его личным вкладом в процесс самопознания Запада в период холодной войны.

У русской традиции есть и другие отличительные черты, в рамках которых политическая составляющая либо тесно переплеталась с религиозными мотивами, либо сливалась с принципом долга перед отечеством. В данном случае философия либо становилась на сторону своеобразного индивидуализма, граничащего с западным принципом ответственности только перед богом (это было в основном характерно для философии эмигрантов в период холодной войны), либо она признавала моральный долг перед страной, которая всегда тяготела к раскольничеству. Русская философия, политика, религия, культура — все они должны сохранять целостность страны. Со временем эти независимые сферы изысканий, творчества и нравственных обязательств стали все больше сближаться друг с другом, как это когда-то произошло с тремя терминами, предложенными Уваровым. Все они так или иначе подразумевали друг друга, все они действовали в тесной взаимосвязи и с одинаковой силой.

Если задуматься над тем, как зрелому советскому коммунизму удавалось реализовывать в сущности консервативную программу, несмотря на восхваление технического прогресса и интернационального характера марксистской идеологии, в советской России можно обнаружить ту же самую основанную на тройке принципов политику, что и в царской России Николая I. Официальная идеология, Партия и Народ сохраняли целостность этого политического образования. Это была абсолютистская структура, которой миллионы людей из этого самого Народа более или менее верно служили, вдохновляемые замаскированным национализмом, который постепенно становился все более заметным после Великой отечественной войны 1941-1945 годов.

Если после революций 1792 и 1917 годов в течение 20 лет в стране устанавливался абсолютизм — со своим собственным лицом — тогда стоит ли нам удивляться, что после 1991 года произошло то же самое? Вопрос лишь в том, какую именно форму может принять абсолютизм теперь, когда царизм и коммунизм остались далеко в прошлом.

Многие эксперты сходятся во мнении, что это должна быть некая разновидность «евразийства». Когда в октябре 2011 года Путин предложил создать «Евразийский союз… как неотъемлемую часть Большой Европы, объединенной едиными ценностями свободы, демократии и рыночных законов», политологи начали рассматривать поворот России на восток как малопонятный зигзаг экономических и национальных интересов, единственная цель которого — гарантировать, что глобализация будет проходить не только на условиях Запада. Со временем этот шаг стал приобретать более антизападный и идеологический характер, чем его члены, такие как Белоруссия и Казахстан, когда-либо предполагали. Хотя в этой связи прозвучало множество имен различных теоретиков, Путин, по всей видимости, не испытал на себе влияния ни одного из них и сам тоже не был теоретиком. Концепция евразийства – и Евразийского союза в его первоначальном варианте — тоже довольно гибкая. Вероятнее всего, основу этой концепции составляет идея отличия России от того образа Запада, который у нее со временем сформировался. В некотором смысле это можно назвать возвращением в параллельный мир: создание альтернативной версии современного христианского или постхристианского мира, соприкасающегося с Западом, но при этом обособленного.

Концепция евразийства была разработана в 1920-е годы в качестве альтернативы российской действительности консервативными русскими мыслителями, которые были высланы из страны по причинам классового порядка. То, что они были представителями неблагонадежного социального класса, привело к их конфликту с новой марксистско-ленинской диктатурой, однако не разрушило их патриотизм. Они очень сожалели о том, что им пришлось уехать за границу. Единственное, что их вдохновляло, это мысль о том, что большевизм не сможет просуществовать долго. Поэтому в своих фантазиях и мечтах они начали выстраивать альтернативный образ сильной России 20 века – так и появилась концепция евразийства.

Это течение зародилось в Праге в 1921 году, когда Николай Савицкий отреагировал на идеи, выдвинутые князем Николаем Трубецким, который тоже был вынужден эмигрировать. Аристократ Трубецкой, который преподавал русскую литературу в столице Болгарии, Софии, искренне любил русский язык и традиции Русской православной церкви. Савицкий и Трубецкой написали несколько статей, которые затем вошли в сборник, получивший название «Исход к востоку».

Концепция евразийства предполагает, что по своей сути Россия — это не западное государство и что она занимает уникальное геополитическое положение. Но обратите внимание на название сборника Савицкого–Трубецкова — «Исход к востоку». Кажется, своеобразная сила притяжения подталкивает Россию в восточном направлении, прочь от скучного и немощного либерального Запада. География предложенной Евразии примерно совпадала с географией Российской империи до 1914 года, включая в себя Прибалтику на западе и Среднюю Азию на востоке. Основой культурного единства должна была стать вовсе не раса — русская или даже панславянская — а восприятие Евразии как уникального и экономически самодостаточного континента во главе с Россией. С уверенностью, основанной на славной истории Российской империи, Савицкий писал в 1921 году о том, что правоверные мусульмане и правоверные буддисты тоже должны играть важную роль в рамках Евразийского целого (это сразу наводит на мысль о том, какое место государства Средней Азии занимали в Советском союзе). А Трубецкой внес в концепцию евразийства мощный идеологический аргумент против евроцентризма, который, с его точки зрения, был главным врагом.

Одной из самых интересных черт евразийства было антизападничество. Стремление отправить Запад в лице Европы в архивы истории было очень сильным на протяжении всего 19 века, предрешив ощущение упадка, испытываемое Западом в начале 20 столетия. Поэтому, когда оно возродилось в новом обличии в 1920-е годы, русское антизападничество было пропитано «Закатом Европы» Шпенглера. Подобно Шпенглеру, евразийцы рассматривали изменившийся баланс сил в мире. Они предсказали, что именно Россия и Америка, а вовсе не Европа, будут играть ключевую роль в мировом порядке 20 века. Теперь, пережив события 1991 года, мы точно так же можем увидеть возрождающуюся консервативную Россию, отчаянно пытающуюся избежать культурного реваншизма постмодернистского и более не просвещенного Запада. Ограничения прав сексуальных меньшинств и восстановление контроля над СМИ свидетельствуют о том, что путинская Россия старается возродить собственные нормы перед лицом западного декаданса и испытывает гордость за это свое достижение.

Евразийство подразумевало, что Россия должна выработать собственную, незападную концепцию самой себя, которая была бы необходимой предпосылкой ее величия в 20 веке. Она должна была отказаться от «романо-германской этноцентричности» и отвергнуть право Запада говорить от лица всего человечества. Эта концепция, уходящая своими корнями в средневековый образ Москвы как «Третьего Рима», должна была продвигать идею незападной цивилизации, центром которой является Россия.

Антизападное движение евразийства рассматривало марксистский проект интернациональной революции как катастрофу. Трубецкой называл 1917 год моментом саморазрушения России, на которое она пошла, поддавшись тлетворному влиянию Запада, и которое предшествует евразийскому возрождению. По его мнению, склонность России оценивать себя в сравнении с Европой всегда причиняла ей только вред и порождала идею отсталости России. Переосмысление достижений России в рамках евразийства позволит увидеть ее уникальность и силу. Поскольку евразийство должно было изменить баланс сил в мире, по мнению Савицкого, Русская революция стала событием не только русской истории и не только европейской истории, но моментом глобального сдвига. «После Большевистской революции Россия в определенном смысле становится идеологическим средоточием мира», — написал он.

Николай Бердяев, который также был вынужден уехать за границу, писал, что евразийство 1920-х годов было всего лишь постреволюционным движением интеллектуалов, возникшим в среде эмигрантов. К нему присоединились многие эмигранты и изгнанники, однако со временем, по мере роста экстремистских настроений, многие из них покинули это движение. Среди них оказался его основатель, князь Трубецкой, а также его друг, искренний патриот и филолог Роман Якобсон, также оказавшийся в изгнании за границей.

Очевидной проблемой евразийства с самого его зарождения было то, что оно поощряло политический экстремизм. Либералы называли его фашистским движением, тогда как, по словам Бердяева, евразийство лишь подтверждало его предположение о том, что Россия навеки обречена лавировать между Красным (коммунизмом) и Черным (фашизмом). Хотя Бердяев не был консерватором, он предупреждал, что евразийство может переродиться в русский фашизм. На практике это движение сумело продемонстрировать еще одну исконную слабость, даже не успев приблизиться к власти. Парижские левые евразийцы выступали против правых евразийцев из Праги, а молодая советская власть раздувала разногласия между ними. Сторонники политического абсолютизма и философы на протяжении двух столетий совершенно справедливо утверждали, что первое, с чем нужно бороться, это риск того, что страна и ее институты могут в одночасье рухнуть, если русским людям предоставить слишком много свободы. Русские люди неспособны придерживаться центра по собственной воле. Это стало одним из вариантов формулировки идеи Бердяева о Красном и Черном.

Подобно нацизму, евразийство стало продуктом нескольких лет непосредственно после Первой мировой войны, к которой в России добавились революция и гражданская война, а в Германии — поражение, конец империи и ее собственная неудавшаяся попытка провести коммунистическую революцию. О Германии после 1918 года Голо Манн (Golo Mann) писал, что «своим собственным существованием Берлин ставил вопрос о том, как должно жить непослушное общество, оторванное от своего собственного прошлого». Тот же самый вопрос мучил русских патриотов, которые отвергли «красный», марксистско-ленинистский ответ.

Пока всемирно известная Тамара Карсавина танцевала на сцене лондонского театра балета, ее брат Лев, вынужденный покинуть родину и поселиться в Париже — он был одним из 70 несогласных, которых Ленин депортировал на знаменитых «философских пароходах» — стал номинальным главой евразийцев. Будучи религиозным философом, Лев Карсавин сосредоточился на духовном образе России, и после миграции евразийства из Праги в Париж его парижский дом стал штаб-квартирой этого движения. Представители течения, образовавшегося вокруг Карсавина, считали себя выше политики. Они выражали свои взгляды в журнале, финансируемом бывшим английским чиновником Генри Норманом Сполдингом (Henry Norman Spalding) (1877–1953), который между двумя мировыми войнами вместе со своей женой основал Кафедру по изучению восточного христианства, а также Кафедру восточных религий и этики в Оксфордском университете. Само существование Сполдинга напоминает нам о том, что западные обозреватели, наблюдающие за Россией, как и сами русские, тоже могут искренне увлечься идеями величия и авторитаризма.

Основные принципы евразийства были коротко сформулированы Николаем Алексеевым, одним из коллег Карсавина, в 1927 году в журнале «Путь»: «Будущее принадлежит православному правовому государству, которое сумеет сочетать твердую власть (начало диктатуры) с народоправством (начало вольницы) и со служением социальной правде». И в этом определении снова появляется трехсоставное решение, поразительно схожее с той формулировкой, которую за 100 лет до Алексеева предложил Уваров. В ней подчеркивалась легитимность автократического режима, получившего власть от Бога, что позволяет народу следовать идее национального предназначения. Именно этого нам стоит ожидать от России теперь, когда она в третий раз вступила в период восстановления после хаоса за последние два столетия. Вероятно, жителям Запада сложнее всего понять как раз то зерно свободы, которое, кажется, заложено в понятии «народа» — Русского народа, его страны.

Комментируя нынешний российский режим, Дмитрий Тренин, директор Московского центра Карнеги, отметил, что в данном случае речь идет о неоцаризме, в рамках которого «власть индивидуализирована как при монархии, но ее легитимность проистекает не от Бога, как в традиционном царизме, а скорее из согласия большинства управляемых» (цитата взята из статьи Тренина «Drivers of Russia’s Foreign Policy» («Движущие силы внешней политики России»), опубликованной в сборнике Европейского совета по международным отношениям (European Council on Foreign Relations) под редакцией Кадри Лиик (Kadri Liik) в мае 2014 года). Это большинство и есть современный «народ». 80% этого народа не имеют заграничных паспортов, никогда не были за границей и не собираются туда ехать, как утверждает политолог Павел Салин. Они чрезвычайно консервативны.

Нам стоит вспомнить о понятии свободы, оспариваемом западным индивидуализмом все то время, которое он существовал, а именно об Общей воле Руссо. В своем идеализме Гегель во многом опирался на идеи Руссо. Марксизм превратил гегельянство в социалистический прогрессивизм. С точки зрения Исайи Берлина, они были врагами «негативной свободы» — и не в последнюю очередь потому, что они предполагали согласие там, где его почти никто активно не выражал по причине боязни, невежества или апатии. Теперь, когда в России многие имена из прошлого оказались дискредитированными, старый образ положительной свободы, поддерживающей целостность страны, которой в противном случае угрожала бы опасность, снова начинает принимать некую форму евразийства.

Возможно, Берлин недооценил угрозу раскола как главной движущей силы российской политики. Однако он все же сделал шаг в этом направлении в 1960 году, когда в своем эссе «Русское народничество» он объяснил, как Руссо заставил даже либерального Герцена поверить в «естественный социализм крестьянского мира» (в «свободную ассоциацию крестьян», как писал Берлин, «которая периодически перераспределяла сельскохозяйственные земли для обработки»). Вероятно, возникали такие моменты, когда даже Берлин, подобно Герцену, считал русскую исключительность неизбежной.

Давайте еще раз сравним доктрину евразийства с консерватизмом царей и идеологией Советского Союза. В конце 18 и в начале 20 веков России приходилось заново искать себя в результате кризиса порядка и идентичности. В 1833 году, когда Уваров обозначил цели России в лозунге «Православие, самодержавие, народность», угроза Французской революции все еще нависала над русским абсолютизмом. А спустя столетие консерваторы столкнулись с революцией, которая лишила их дома и угрожала разрушить смысл их жизни. Поэтому России необходимо восстановить свою Церковь, вернуть Диктатуру и возродить культ Народа. На самом деле, если цели евразийцев совместить с тем, что советскому правительству удалось создать в России, а именно с режимом Партии, Диктатуры и Народа, может оказаться, что столетие назад антизападная, анти-евроцентричная, нелиберальная Россия вполне могла возникнуть и без внешней оболочки марксизма. Там где людей контролировала Партия, Церковь с таким же успехом могла их вдохновлять и подавлять — или объединять — при поддержке сильного государства.

Этот мнимый образ идеологии — а вовсе не только его привлекательность — стал одной из причин того, что евразийство заняло место марксизма-ленинизма в 21 веке. Оно несло в себе экстремизм, присущий стране, склонной к беззаконию, но одновременно с этим поддерживало и укрепляло принцип самовозвеличивания. Концепция «управляемой демократии», возникшая в эпоху Путина, имеет под собой прочное историческое и философское основание. Политологи глубоко заблуждались, пытаясь разглядеть в постсоветской России признаки перехода к демократии западного образца после распада Советского Союза в 1991 году, когда Россия, подобно Германии 1918 года, превратилась в «непослушное общество, оторванное от своего собственного прошлого». Россия всегда чувствовала себя неуютно со «свободой, равенством и братством», и нынешние российские власти сейчас наблюдают за тем, как их страна восстанавливается после такого же кризиса, который заставил их предшественников отвернуться от Запада сначала в 1833 году, а позже — если говорить о евразийцах — в 1917 году. Однако это ставит Запад перед необходимостью понять чуждую ему идеологию, которая сумела возродиться в бурные 1920-е годы и которая переживает мощный расцвет сейчас.

Оригинал публикации: New Eurasians

Опубликовано: 13/05/2015

Читать далее: http://inosmi.ru/russia/20150517/228078744.html#ixzz3aPWwatTo
Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook

 
Май 18, 2015 1287
Мысли с утра
Сапа Мекебаев

Депутаты страх потеряли - нашедшего просят вернуть
Май 15, 2015 5930
Азиопия
Геннадий Бендицкий

Куда ни кинь – везде Есимов
Май 15, 2015 11789
Расследования
Анна Калашникова

Арендаторы «Адема» идут по следу
Май 15, 2015 2701
Все авторы
Обратный отсчет
Почему особый путь Казахстана ведет в никуда

Марат АСИПОВ

В этом году паводки и дожди показали, насколько мы слабо подготовлены к природным катаклизмам. Затопило Карагандинскую область, пригороды столицы. После субботнего дождя улицы Астаны превратились в реки, в которых тонули автомобили. Чиновники разводят руками и апеллируют к небесам, отверзшим хляби.

В Алматы обрушился строящийся мост, в Павлодаре на недавно отремонтированном мосту обвалилось дорожное покрытие. В общем-то, не авария ракетоносителя «Протон», но внятного ответа, почему рушатся мосты, до сих пор нет.

До сих пор неясно, почему сгорел павильон торгового центра «Адем». При этом несчастных арендаторов вынуждают подписывать протокол об ознакомлении с результатами пожарно-технической экспертизы, которой еще никто не видел, и, допускаю, что она вообще еще не написана.

Больше половины предприятий, запущенных в рамках программы форсированного индустриально-инновационного развития, так не вышли на проектную мощность. Это только по официальным данным. Но даже при этом выходит, что каждый второй проект, согласованный и одобренный государственными служащими и топ-менеджерами квазигосударственных институтов, - мимо кассы.

Лопнувший трубопровод на Кашаганском месторождении, падающие самолеты, фонтаны из теплосетей – это только навскидку.

Кто-то скажет, что это случайные совпадения. Но случайность – это невыявленная закономерность.

На самом деле приоритет не в том, чтобы качественно построить завод, который будет приносить прибыль. Дорогу, которая не превратится в речку и не покроется через полгода ухабами. Здание, которое не будет осыпаться и гореть, как зажигалка. Иными словами, любой объект, созидаемый в стране при участии государства, создается совсем не для того, чтобы выполнять предназначенные ему функции.

В чем же смысл? Очень просто – все, что нам нужно, это показать, что деньги освоены. То есть мы создаем фикцию, а единственная реальность – это откат, получаемый чиновниками, принимающими решение.

Можно торжественно запускать предприятия, вручать квартиры новоселам, снимать детишек в новой школе. Это мы научились делать очень хорошо. Никого не интересует обратная сторона медали – предприятие простаивает, дом разваливается, а дети справляют нужду на дырку в уличном сортире.

Это замкнутая система. Процесс выглядит примерно так: под некий проект выделяются государственные деньги, затем они благополучно «распиливаются». Публике предъявляется некий результат – статьи оплачиваются в рамках госзаказа. Затем проводятся заказные соцопросы с заранее известным результатом, которые показывают, как население радуется новым предприятиям, социальным объектам и хорошим дорогам. На каждом шаге нужные люди получают свое вознаграждение.

В силу того, что мы создаем фикцию, специалисты нам не нужны. Достаточно посмотреть на алматинские развязки или проехать по суперсовременным проспектам столицы во время дождя – несложно понять, что участие в госпроектах профессионалов, разбирающихся в деле, было минимальным.

Жизнь в стране становится очень опасной. Врачи диагностируют беременность у юноши, массово заражают детей ВИЧ-инфекцией, от прививок начинаются судороги. Учебники пестрят ошибками, и министерство вынуждено зазывать учащихся и родителей к себе на сайт, чтобы те сообщали о многочисленных ляпах в книжках, поскольку сами они с этим справиться не могут. Умные люди советуют селиться в домах, построенных до 90-х годов прошлого века, не лечиться у врачей, моложе 45 лет, искать в букинистических магазинах советские учебники по математике, физике и химии и обучать детей самостоятельно. Но от всего не убережешься.

Когда в стране роль специалистов сводится только к подписи, одобряющей право начальства на законный откат, происходит стремительная деградация. Специалисту, лишенному права голоса, своего мнения, грозит тюрьма, поскольку его всегда могут сделать крайним в случае аварии. Полковник Николай ОРАКЕЕВ, рискнувший выступить против начальства АО «Казахвзрывпром», получил реальный срок – его обвинили в гибели людей, хотя именно он выступал против нарушения технологии утилизации снарядов, раскрыл, по каким ценам продавался цветной металл, и обнаружил недостачу взрывчатки. Его начальник, в бытность которого произошли смертельные взрывы, благополучно пересел в другое кресло.

Не хочется быть Кассандрой, но число аварий, как и масштабы ущерба от стихийных бедствий, будут увеличиваться. Да, мы безнадежно отстаем в технологиях, но скоро даже импортные инновации нам будут недоступны. Нажимать кнопки – это еще не все, что нужно для результата. Нужно хотя бы понимать, к каким результатам приводит нажатие кнопки, и почему так происходит.

А для этого нужны специалисты.

Но штука в том, что стране они не нужны. Сильно мешают заниматься привычным делом – пилить и осваивать, требуют свободы слова, справедливого суда и прочих неприятных заморочек.

У нас свой особый путь.

Фото взято с Facebook.com

 
8 часов назад
Выборы в Испании: правящая партия теряет популярность

Предварительные данные результатов выборов в местные и провинциальные органы власти говорят об успехах новых антикоррупционных движений в ущерб традиционным партиям.

Правящая Народная партия, судя по всему, получила большую часть голосов, но впервые за 20 лет может потерять контроль над городским советом Мадрида.

Ключевая для избирателей проблема - экономика страны.

Многие испанцы разгневаны сообщениями о коррупции и мерах жесткой экономии Народной партии и Социалистической партии до нее.

 
Мир и регионы / В мире
Испания: партии-новички хотят бросить вызов двухпартийной системе

Новые партии делают ставку на разочарованную молодежь
Распечатать
Комментарии
Поделиться

Служба новостей «Голоса Америки»

24.05.2015 14:46

В воскресенье в Испании проходят региональные и местные выборы, которые могут изменить политический ландшафт страны.

Партии, находящие поддержку среди противников мер жесткой экономии, стремятся бросить вызов сложившейся в стране двухпартийной системе и ослабить позиции премьер-министра Мариано Рахоя, надеющегося на избрание на второй срок в ходе выборов, которые должны состояться в этом году. Народная партия Рахоя и ее оппонент – Испанская социалистическая рабочая партия – доминируют в политике Испании со времен падения диктатуры Франко в 1970-х годах.

Новые партии «Мы можем» (Podemos) и «Граждане» (Ciudadanos) стремятся внести в испанскую политику новые элементы прозрачности и подотчетности, пытаясь найти отклик у избирателей, возмущенных коррупцией и экономическим кризисом в стране.

Согласно прогнозам, явка на выборах ожидается высокая, в значительной мере – за счет разочарованной молодежи. Избрать предстоит руководителей и должностных лиц в 13 регионах и тысячах больших и малых городов по всей стране.

 
Иностранная пресса о России и не толькоPress digest
25 мая 2015 г.

25 мая 2015 г.
Сергей Гуриев и Дэниел Трейсмен | The New York Times
Новые диктаторы правят "кулаками в бархатных перчатках"

В последние десятилетия появился новый тип авторитарных правительств, лучше приспособленных к современной эпохе, пишут в своей статье в The International New York Times экономист Сергей Гуриев и политолог Дэниэл Трейсмен.

"Мягкие" диктаторы "почти без применения насилия концентрируют власть в своих руках, душат оппозицию и ликвидируют сдержки и противовесы", продолжают авторы. Они перечисляют имена: экс-президент Перу Альберто Фухимори, действующие лидеры Владимир Путин, Виктор Орбан, Реджеп Тайип Эрдоган, экс-премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад, покойный президент Венесуэлы Уго Чавес.

По мнению авторов, эти иллиберальные лидеры способны переделать мировой порядок по своему образу и подобию.

Новые автократы часто приходят к власти на вполне честных выборах, пишут авторы.

Они "путем пропаганды, цензуры и других уловок с информацией завышают свой рейтинг и убеждают граждан в своем превосходстве над существующими альтернативами. Они играют на смутном недовольстве Западом", говорится в статье.

Когда экономика успешна, подобные лидеры завлекают потенциальных критиков, предлагая им материальное вознаграждение. В трудные времена их инструмент - цензура.

Господство в интернете достигается путем блокировки независимых сайтов, найма интернет-троллей и хакеров.

Очаги демократической оппозиции сохраняются, чтобы была видимость политического соперничества.

Новые автократы применяют насилие по минимуму, и в этом их ключевое новаторство, пишут авторы. Они способны подавлять сепаратистов или бить дубинками безоружных демонстрантов. "Но насилие обнажает подлинную натуру режима и восстанавливает против него его же сторонников", - говорится в статье.

Вместо применения насилия эти правители "парализуют политических противников путем бесконечных судебных процессов, допросов и других юридических формальностей", говорится в статье.

Авторы советуют Западу: "Лоббирование интересов диктаторов должно считаться серьезным нарушением деловой этики. Западные демократии должны наладить объективное новостное вещание на языках соответствующих стран, в противовес пропаганде и цензуре. И, поскольку диктатуры на информационной основе уязвимы перед модернизацией и неизбежными экономическими провалами, нам нужно запастись терпением".

Источник: The New York Times

 
Регистрация / Вход

ВОЙНА и МИР
Сюжет дня

WSJ:США умерили свои амбиции в Ираке
Иракский премьер приехал в Россию за оружием
В Ираке убит родственник Саддама Хусейна, боевик исламистов
ИРИ и Ирак договорились о расширении сотрудничества в сфере обороны и безопасности
Главная страница » Репортажи » Просмотр
Версия для печати
«Великая чистка» председателя Си
20.05.15 12:25 ШОС и ситуация в Азии

Под руководством председателя КНР Си Цзиньпина в стране идет "Великая чистка", по масштабам вполне сравнимая со временами Мао Цзэдуна. Партийные и государственные чиновники надеялись, что война с коррупцией, которую новое поколение руководства Китая проводит под лозунгом "борьбы с перерождением КПК" - лишь очередная кампания. И что все это было затеяно лишь для устранения наиболее влиятельных кланов, оппозиционных руководству страны. Надежды эти не оправдались.

Арест по обвинению в коррупции и вынесенный в 2013 приговор к пожизненному заключению могущественному секретарю чуньцинского горкома партии Бо Силаю оказался не концом чисток, а их началом. Вслед за этим чистки затронули политбюро – был арестован куратор всех силовых ведомств страны Чжоу Юнкан. Перекинулись на святая святых китайской политики – армию и госбезопасность. А сегодня, постепенно расширяясь, охватили практически все госкорпорации, правительственные учреждения и идеологические структуры – министерство культуры и центральное телевидение.

Политическая составляющая в делах о коррупции – устранение соперников и лиц, лояльных еще недавно могущественным кланам, замена их на "своих людей", преданных Си Цзиньпину и "пятому поколению руководителей" - разумеется, присутствует. Но она все больше сходит на нет. Поскольку главной задачей "великой чистки", затеянной председателем Си, является - хоть кому-то и трудно в это поверить - отнюдь не укрепление собственной власти, а избавление страны от разложившихся чиновников, которые в угоду собственной корысти тормозят развитие Китая и, тем самым, препятствуют его превращению в великую державу.

Причины нынешних беспощадности и масштабности в борьбе с коррупцией, которую ведут Си Цзиньпин и люди из его команды, достаточно просты.

До определенного времени руководство китайской компартии лишь "осаживало" наиболее ретивых казнокрадов и коррупционеров, вполне справедливо полагая, что это неизбежное зло, непременный спутник реформ.

Главным для чиновников и партийных функционеров здесь были два правила – не зарываться и оставаться лояльными режиму, точнее, политбюро и председателю КНР.

Сегодня находятся эксперты, которые утверждают: размах взяточничества не имеет аналогов ни в истории Китая, ни в мировой практике. При явном преувеличении определенная доля истины в этом есть, но главный мотив нынешней беспощадной борьбы заключается в том, что, во-первых, казнокрадство и взяточничество стали реальной угрозой социально-экономическому развитию, препятствием для реформ и успешности китайской экономики, причем – во всем мире. А, во-вторых, возникла реальная угроза перерождения КПК, появилась прослойка партийцев и чиновников, которые свое будущее связывают с Западом. И это – уже реальная опасность не только для компартии, но и для всей страны.

Но сначала – немного о скучной экономике, точнее, о том, как коррупция эту экономику гробит в совершенно неожиданной сфере – доверии местного потребителя и всего остального мира к качеству китайских товаров.

Как минимум 30 процентов китайской экономики, прямо или косвенно, находится в руках подконтрольных государству организаций. По некоторым оценкам, этот показатель составляет даже более 50 процентов. Значительная часть числящихся в списке Китайской фондовой биржи фирм находится в собственности государства, большое их число является монополиями. С одной стороны, это ведет к тому, что контролируемые государством банки по распоряжению местных властей дают кредиты на развитие бизнеса только "своим" - подконтрольным государству компаниям, чьи руководители зачастую родственники тем же самым правительственным чиновникам на местах. А для "чужих", не состоящих в кровосмесительной связи власти и бизнеса, мало того, что никаких льгот, но еще, вдобавок, взятки и поборы.

В итоге коррупция со стороны властей не только душит малый и средний бизнес, но и приводит к тому, что предприниматели, стремясь увеличить прибыль, ведут себя недобросовестно.

"Если тебя обворовывает государство, почему ты сам не можешь обмануть клиента?", - рассуждает китайский бизнесмен.

Вот как описывает такого рода настроения писатель Мужун Сюэцунь: "Не существует четкой границы между законным и незаконным. Практически каждая фирма идет на обман при уплате налогов, и почти все хотя бы в чем-то нарушают законы… Возьмем, к примеру, владельца небольшого магазинчика. В стремлении нагреть руки на его бизнесе чуть ли не каждая государственная организация, будь то отдел торговли, налоговая инспекция, полицейское управление, пожарная инспекция или отдел здравоохранения может пригрозить ему закрытием магазина. Если он рискнет не выполнить требования этих организаций, ему и его семье будет угрожать полное разорение. Вследствие вызванной таким положением незащищенности большинство граждан не предпринимает долговременных проектов, а сосредоточивается на бизнесе, приносящем быструю прибыль. Слишком много людей в правительстве, бизнесе и в частной жизни ничуть не озабочено этической стороной своих действий и печется только о деньгах".

Цитата длинная, зато исчерпывающе объясняет ситуацию. Ведь китайский предприниматель не просто так думает, он и действовать начинает соответствующим образом, поэтому скандалы с пресловутым "китайским качеством" потрясают и страну, и мир. Вот лишь несколько наиболее ярких примеров, причем – только в одной сфере, пищевой промышленности. Руководители предприятий этой отрасли теперь всемирно известны тем, что в погоне за удешевлением себестоимости добавляют в свою продукцию опасные для здоровья химикаты. В 2007 году корм для животных китайского производства стал причиной гибели сотен собак в Америке. Смерть большого количества людей, случившуюся в Панаме в том же году, связали с найденной в произведенной в Китае микстуре от кашля химической добавкой. В марте 2013 года на поверхности реки, вода из которой снабжает водопроводную систему Шанхая, были обнаружены сотни тысяч зараженных свиных туш. Их происхождение так и осталось невыясненным, однако есть основания предполагать, что перед нами - сбой в системе незаконного, но широко распространенного в стране сбыта больных животных производителям мясной продукции, который заставил фермеров выбросить свиней в реку.

Самый же крупный скандал произошел в 2008 году, когда выяснилось, что производитель детской молочной смеси популярной китайской торговой марки с целью удешевления продукта добавлял в него химикат под названием меламин.

В результате употребления этого продукта в стране заболело около 300 тысяч младенцев, 860 из них были госпитализированы и шестеро погибли. Теперь матери-китаянки стараются по мере возможности покупать импортное детское питание.

И в основе всех этих преступлений – коррупция и взятки чиновникам. Еще раз подчеркну: это примеры только по одной отрасли и за сравнительно небольшой промежуток времени. О каком доверии к китайским товарам после таких историй может идти речь? О каком выполнении решений коммунистической партии и правительства КНР о расширении экспорта и экспансии местных товаров на мировые рынки? Тут свое бы население убедить в необходимости "поддержать отечественного производителя".

Но, помимо "экономического измерения", коррупция, как угроза государственной безопасности Китая, имеет также измерение "политическое". Ли Ши, руководитель Исследовательского центра распределения доходов при Пекинском педагогическом университете, подсчитал, что разница между доходами 10 процентов самых богатых жителей страны и 10 процентов самых бедных граждан возросла с 7,3 в 1988 году до 23 в 2007 году. Однако Сунь Липин, профессор кафедры социологии Университета Цинхуа, обнародовал еще более шокирующие данные: сегодня этот показатель вырос до 65. Причем, по словам профессора, наибольшая часть капитала сосредоточена в руках людей из монопольного государственного сектора. Налицо – формирование класса "красных олигархов", чьи интересы прямо противоположны интересам страны.

Именно поэтому председатель Си в своих выступлениях объявил "коррупцию и перерождение руководителей-коммунистов" наиболее серьезной угрозой для КНР в целом и КПК в частности.

Как это выглядит на практике, в "сухих цифрах"? По данным Китайской академии общественных наук - ведущем научном учреждении компартии - с середины девяностых годов и до сегодняшнего дня из Китая сбежало за границу или же пропало без вести от 16 до 18 тысяч партийных функционеров, а также чиновников органов безопасности, юстиции, государственных предприятий и китайских ведомств, расположенных за границей. В общей сложности они вывезли из страны около 800 миллиардов юаней - 127 миллиардов долларов.

В 2010 году, во время очередной весенней парламентской сессии, член Всекитайского собрания народных представителей, профессор центральной партийной школы Линь Чжэ сообщил, что в период с 1995 по 2005 годы за границей на постоянной основе поселились 1,18 миллиона детей и супругов китайских чиновников. "Эта цифра говорит о том, что в каждой китайской провинции в среднем работает около 40 тысяч "голых чиновников", - объяснил он. Термин насчет "голых чиновников" в КНР употребляют в отношении госслужащих, семьи и личное состояние которых находятся за границей.

Согласно данным внутреннего документа, подготовленного для руководства компартии, положение дел на март 2012 года, то есть к моменту прихода к власти "пятого поколения руководителей" во главе с Си Цзиньпином, выглядело так:

- у 187 из 204 членов Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК 17-го созыва есть ближайшие родственники, которые имеют вид на жительство или же гражданство США и стран Европы, что составляет 91 процент;

- у 142 из 167 членов, вошедших в Политбюро после 17-го съезда (85 процентов), и у 113 из 127 членов центральной комиссии по проверке дисциплины (89 процентов) есть прямые родственники, проживающие за границей.

Примечательно, что когда в 2012 году партийное руководство предложило ввести в стране систему обнародования информации о личном состоянии чиновников и контроля объективности этих данных, то против такого решения проголосовало 98,7 процента - почти все… - делегатов Всекитайского собрания народных представителей. Вот такими были "исходные данные" к моменту, когда председатель Си встал во главе Китая. Масштабность угрозы требовала масштабного же ответа, и он не заставил себя ждать.

Сначала прогремело дело уже упоминавшегося Бо Силая. Чуть позже зачистили город Нанкин, которому суждено было стать первой провинциальной столицей, в которой и мэр, и глава горкома попали под антикоррупционное расследование. Градоначальник, Цзи Цзянь-е – представитель поколения "наследных принцев", и своей карьерой, и постом главы одного из крупнейших городов обязан своему тестю, Гао Дэчжэну, влиятельному партийному функционеру.

Его "напарник" по управлению городом, секретарь горкома Ян Вэйцзэ, после ареста мэра попытался от него откреститься, публично сравнив смещение Цзи с операцией по удалению раковой опухоли: "Это больно, но тело выздоровеет". Не помогло, спустя год "пришли" и за ним. Следствие еще продолжается, впереди у Яна длительный срок, и эта новость, пожалуй, несколько скрасит для Цзи Цзянь-е 15-летнее пребывание в заключении, к которому он приговорен.

Но главное было впереди.

В декабре 2014 года произошло куда как более важное событие. После длительного пребывания под домашним арестом был официально предан органам правосудия Чжоу Юнкан (на фото), китайский политический тяжеловес, фигура масштабнейшая, если не сказать – эпическая.

Решение об аресте было принято после бурного обсуждения на специальном заседании Политбюро ЦК КПК, поскольку эта процедура означала отмену негласного запрета на судебное преследование обитателей "вершины власти". Для осознания масштаба данного шага – немного о том, кто такой Чжоу Юнкан. В девяностые годы руководил парткомом провинции Сычуань, Китайской национальной нефтегазовой корпорацией. После этого последовательно занимал посты министра общественной безопасности, секретаря Политико-юридической комиссии ЦК КПК, курировавшей органы безопасности, суды и прокуратуру, входил в состав высшего и самого закрытого органа власти в стране - Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК.

"Его поведение серьезно подорвало репутацию партии, принесло заметный вред делу партии и народа и сопровождалось серьезными последствиями", - говорилось в специальном сообщении агентства Синьхуа, приоткрывшем завесу секретности над делом бывшего "хозяина спецслужб" страны. Сообщалось, что Чжоу Юнкан обвиняется в нарушении "политической, организационной и конфиденциальной дисциплины", разглашении государственной тайны, использовании занимаемых постов в интересах других лиц, получении взяток. В докладе, представленном членам политбюро, выносившем решение о его аресте, говорилось, что чиновник "пользовался своим положением, чтобы помогать родственникам, любовницам и друзьям в бизнесе, в результате чего государственной казне был нанесен серьезный ущерб". Однако существуют косвенные доказательства того, что в докладе упоминались и более тяжкие преступления Чжоу Юнкана - в частности, убийство своей бывшей жены и подготовка государственного переворота.

После ареста фигуры такого масштаба стало ясно: без внимания следователей не останется и "святая святых", Народно-освободительная армия Китая (НОАК) и госбезопасность.

Последние крупные отставки в спецслужбах страны были в 1999 году: выяснилось, что генерал Цзи Щэндэ, отвечавший за агентурную разведку в китайской армии, во время, свободное от служебной деятельности, оказывал различные услуги "контрабандисту века" Лай Чансину, действовавшему в южно-китайском городе Сямэнь. С тех пор спецслужбы считались "очищенными от предателей и перерожденцев". Вплоть до прихода к власти Си Цзиньпина.

В рамках дела Чжоу Юнкана был арестован заместитель министра госбезопасности Ма Цзянь. Осенью 2014 года под следствие попала еще одна важная фигура – начальник Управления безопасности (контрразведка в армии) генерал-майор Юй Шаньцзюнь. Начато расследование в отношении бывшего начальника уникальной китайской разведслужбы - Управления внешних связей Главного политического управления НОАК, специализирующегося на "операциях влияния" и скрытой пропаганде в иностранных государствах - генерал-майора Синь Юньмина.

Поставив армейские судебные органы - которые ранее курировало Главное политическое управление НОАК - под прямой контроль Центрального военного совета, ЦВС, починенного непосредственно Си Цзиньпину, нынешнее руководство КНР занялось чисткой вооруженных сил. Началом кампании послужило дело в отношении генерал-полковника Сюй Цайхоу, второго человека в военно-политической элите страны, заместителя главы ЦВС - китайского аналога Совета безопасности. "Партийные следователи", сотрудники Центральной комиссии КПК по проверке дисциплины, "взяли" генерала прямо из госпиталя, где тот лечился от рака.

Во время обыска в его пекинской резиденции наличные деньги и нефрит, к которому генерал имел страсть, не пересчитывали, а взвешивали, для вывоза ценностей понадобилось десять грузовиков.

"Когда генералу предъявили опись изъятого и потребовали назвать источник богатства, он склонил голову и признал свое поражение", - поэтично описало ситуацию британское агентство "Рейтер".

Но он не просто "признал поражение", но и до своей скорой смерти от рака активно сотрудничал со следствием.

Помимо стандартного "джентльменского набора" - признания во взятках, в том числе и за продвижение по службе - генерал успел рассказать немало интересного о коррупционерах в армии. В результате на сегодняшний день под стражу взяты бывший заместитель начальника главного управления логистики НОАК, бывший заместитель командующего Чэндуского военного округа, бывший заместитель начальника Главного управления тыла, а всего – 16 генералов и более 40 старших офицеров.

"Как могло случиться, что столько жадных парней оказалось на таком верху? - задает вопрос отставной генерал майор Ло Юань в беспрецедентной по откровенности статье, пропущенной китайской цензурой. - Способны ли они командовать армиями в сражениях?". И добавляет: "Боеспособность армии понизится из-за того, что солдаты не захотят драться за своих продажных командиров, они не признают командиров, получивших свои посты за взятки". В этом, в угрозе боеспособности – главная причина нынешних чисток в армии, а не в "политике", как пытаются порой представить дело.

Выездные группы Центральной комиссии партии по проверке дисциплины, по-китайски называющейся "Цзивэй", работают сегодня в головных офисах 26 ведущих государственных корпораций. Такой интенсивности и масштаба не ожидал никто, поскольку за прошедшие с прихода к власти председателя Си два с половиной года бригады "партийных следователей" обследовали лишь 14 подобных структур. Впрочем, с весьма существенным результатом: 70 уволенных с должности и тут же преданных суду высших руководителей госкомпаний. С учетом охвата в нынешнем году урожай "посадок" будет куда богаче.

Массовой проверке подверглись учреждения, появление в которых инспекторов раньше и представить было трудно.

В китайской прессе было неожиданно опубликовано решение Центрального комитета КПК о создании 7 групп для проверки аппарата ЦК и правительства, в частности – парламента, консультативного совета, администрации правительства Китая, оргбюро и секретариата партии.

Власти организуют чиновникам экскурсии в тюрьмы - "в воспитательных целях", как это произошло, например, в Госкомитете КНР по развитию и реформам. Девятнадцать сотрудников этой организации в течение года были арестованы и осуждены, а оставшихся в ходе экскурсии ознакомили с условиями содержания. С намеком, так сказать.

Городской комитет партии Шанхая, после проведенного совещания с участием председателя Си, принял постановление, согласно которому, во-первых, супругам и детям руководителей Шанхая запрещено заниматься бизнесом в пределах города. А, во-вторых, детям руководителей органов общественной безопасности, юстиции и судов запрещено заниматься бизнесом в районах, где работают их родители. Такой вот, получающий все большее распространение инструмент, которым центральные власти Китая пытаются остановить сращивание госаппарата и бизнеса.

Но это – инструмент не единственный, и далеко не главный. Основной упор Си Цзиньпин и его команда делают на сочетании государственного и общественного контроля, привлечении к борьбе с коррупцией всего населения страны.

С одной стороны - расширение и укрепление отделов правоохранительных и контролирующих партийных органов, занятых в борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями, введение системы обнародования информации о личном состоянии чиновников и контроля объективности этой информации.

С другой - поощрение сигналов от населения в отношении коррумпированных чиновников. Так, 15 октября прошлого года агентство Синьхуа сообщило, что с октября 2007 года по июнь 2012 года органы надзора и проверки дисциплины по всей стране приняли более 6 миллионов 606 тысяч жалоб на коррупцию чиновников. По которым было возбуждено более 643 тысячи дел, из них было завершено 639 тысяч и наказано более 668 тысяч партийных чиновников.

Нет никаких сомнений, что в ходе нынешнего этапа борьбы с коррупцией, которую председатель Си начал два с половиной года назад, эти цифры будут с лихвой перекрыты. Ничего личного, как говорится, борьба с "красными олигархами" за безопасность и процветание Китая, "великая чистка" ради будущего страны.

Игорь Панкратенко

Специально для "Столетия"

Источник: Столетие Редактор: Аяврик

Турция - курс на выборы, - Хайдар Чакмак
14:08 07.06.2015

Роль выборов в цивилизованных и демократических странах ясна. Как правило, это предпочтение, связанное с тем, как определить власть и с ее помощью решить свои проблемы, проблемы своей страны, какие права получат ее граждане. Когда речь идет о смене власти, выборы приобретают более важное значение. Выборы, исход которых предопределен заранее, не создают ажиотаж. Если власть сохраняется, это означает, что в стране нет каких-либо серьезных проблем, власть успешно справляется со своими обязанностями, и поэтому народ ее снова вознаграждает. Но, судя по всему, не в этот раз.

Народ пресытился правлением Партии справедливости и развития (ПСР). И, похоже, мы избавимся от ее тирании. На протяжении 13 лет правления ПСР ее корабль, в отличие от предыдущих властей Турции, ходил в бурных и опасных водах. ПСР представляла это неким особым искусством. Она всегда скрывала свои истинные цели. Все значимые для страны ценности она уподобила никому не нужному хламу и промотала их до нитки. Кто бы что ни пожелал, она обещала это и давала. Националисты, кемалисты, республиканцы, представляющие ум и совесть 80% страны, стали ее мишенью. Она объявила нацией бессознательные массы, заставив их противостоять турецкому народу и истинным патриотам. Власть, ответственная за единство нации, умышленно разделила ее.

Примитивные речи

Ее трюк с "расширением свобод" обеспечил лишь свободу атаки на идентичность и ценности турецкой нации. Мелкая кучка религиозных фанатиков обогатилась, но в целом по стране распространилась бедность. Кого только нет на ее стороне: малоимущие, немощные, верующие, меньшинства, слабые и паразитарные левые, корыстные либералы и еще целое множество спонтанно формирующихся масс. Всю эту с ее точки зрения пригодную к применению толпу она использовала против страны и тех, кто поистине любит свою родину. Но море кончилось, и корабль врезался в берег. Возникло беспокойство, смешанное со страхом, и они мобилизовали все имеющиеся у них ресурсы.

Не пренебрегая ни одним средством, ПСР делает все возможное, чтобы остаться у власти.
Ради победы она игнорирует все нормы республики (включая нарушение конституции), демократии, справедливости, совесть, разум. ПСР ведет бой не на жизнь, а на смерть. Она увидела, что есть опасность поражения. Ее охватила паника. На этот раз Партия националистического движения (ПНД) и Республиканская народная партия (РНП) поработали на славу. Избиратели, которые действительно хотят добраться до сути, получили очень точную оценку ПСР. Как, собственно, и остальные. Но они продолжают не понимать, поскольку им так выгодно. Это не идеологическое или политическое единство с ПСР, это союз интересов. И именно эти массы несут ответственность за то, к чему сегодня пришла страна. И виноваты они не меньше ПСР. Никогда еще турецкий народ не питал столько ненависти к какой-либо партии или кадровому составу. Сейчас все встало с ног на голову. Ресурсы страны разграблены. Создается ощущение, что Турцию колонизировала и разорила какая-то вражеская армия. Такая ситуация складывается впервые. В беседе с прессой премьер-министр заявляет, что ПНД не знает суру "Аль-Фатиха". При этом какой-то житель Сакарьи обращается к Кемалю Кылычдароглу (Kemal Kılıçdaroğlu) (лидер Республиканской народной партии Турции, - прим. перев.) со словами: "Я отдам свой голос за тебя, если прочитаешь "Аль-Фатиху"". Произнесение таких речей в XXI веке, в современной и демократической стране, как минимум, постыдно и неактуально.

Оппозиция не попала в ловко расставленные сети

Выборы - это не экзамен по богословию, это платформа, на которой обсуждаются проблемы страны и ее граждан. Чтобы исказить цель выборов, Эрдоган делает все возможное, чтобы переключить всеобщее внимание на вопросы религии, веры, ношения мусульманского платка. Но сейчас оппозиция обошла эту западню и продолжила говорить о проблемах экономики и коррупции. В этот раз ПСР не посещает районы трущоб, а первые леди не заходят в каждый дом; теперь на улицах – имамы, шейхи джамаатов и тарикатов. Тем не менее, трюки с религией и хиджабами больше не действуют. Особенно если речь не идет о союзе интересов с ПСР. Серьезный удар по ПСР наносит коалиция в составе Партии великого единства (ПВЕ) и Партии счастья (ПС).
"Джамаат Гюлена" изменил свою такт ику. Заметив некоторую утрату своего веса, они не стали ударять по ПСР напрямую и предпочли тайно поддерживать тех, кто способен на такой удар. В Центральной Анатолии, где сильны их позиции, они поддерживают коалицию ПС-ПВЕ; в других районах Анатолии, прежде всего на юго-востоке, где в основном проживают курды - Народно-демократическую партию (НДП). ПСР и ее лидерам нужно не только уйти из власти, в стране не должно быть даже их духа. Это несовместимость крови с турецкой нацией и государством.
Эпоха ПСР дала такие же результаты,

что и период Османского междуцарствия.
С надеждой на спасение на этих выборах.

Оригинал публикации: Seçimin seyri

Опубликовано: 04/06/2015

Хайдар Чакмак (Haydar Çakmak)
Источник - inosmi.ru
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1433675280