Шейхи против халифата?

С момента начала кампании против ИГИЛ активную роль в бомбардировках позиций исламистов играют Объединенные Арабские Эмираты.  Кроме того, ОАЭ оказывают активную помощь режиму аль-Сиси в Египте, и их самолеты наносят авиаудары по радикалам в Ливии.

Почему страна, которая считается оазисом стабильности в политическом хаосе региона, поддерживавшая все это время революционную борьбу с режимом Асада в Сирии, теперь играет одну из первых ролей в антиисламистской борьбе?

Действительно, с самого начала гражданской войны в Сирии Эмираты весьма неприкрыто поддерживали и финансами, и оружием антиправительственные группировки. В 2011 году представители эмиратского МИДа открыто признавали, что их заинтересованность в свержении Асада объясняется отнюдь не поддержкой демократических свобод (что было бы откровенным лицемерием с их стороны), но продвижением суннитских интересов в стране — для Эмиратов Асад был и остается протеже Ирана, регионального гегемона, политического, этнического и религиозного противника, который для ОАЭ представляет территориальную и экономическую угрозу.

 В интересах Эмиратов разрушение тактической связки Дамаск—Багдад—Тегеран, однако в их планы не входило установление радикальных суннитских государств.

В ситуации с Египтом позиция ОАЭ в 2011 году была не сразу ясной и определенной.  Официальный Абу-Даби поддерживал хорошие отношения с Мубараком, с другой стороны, многие либеральные эмиратские активисты, в частности популярный на Западе журналист и блогер Султан Аль-Кассеми, отнеслись к египетской революции с воодушевлением, заметив позитивный сигнал к изменению политических реформ на всем Ближнем Востоке, включая монархии Залива.

Однако в случае с Египтом оптимизм и восточных, и западных либералов был преждевременным:  если в начале революции протест действительно включал в себя много светских и даже христианских участников, то после свержения Мубарака политическое пространство было монополизировано «Братьями-мусульманами».

Как потом высказался тот же блогер Аль-Кассеми: в бизнесе не бывает слияний — бывают только поглощения.  Политические исламисты активно использовали альянсы с либералами для достижения публичности, однако при получении политического капитала они сразу «кидали» секулярных попутчиков. 

Наблюдая за стремительной исламизацией Египта, правители Эмиратов активизировали борьбу с «Братьями-мусульманами». Приверженцы последних находились в ОАЭ еще со времен гонений в Египте президента Насера в шестидесятых годах.  Понимая, что из общества никуда не делось желание политических реформ, даже несмотря на впечатляющие экономические показатели, шейхи увидели реальную политическую угрозу в «Братьях», которые, по египетскому сценарию, с помощью либералов могли добиться достаточного политического веса, чтобы затем перейти к радикальным действиям и в конце концов превратить страну в руины.

 С тех пор Эмираты периодически громят ячейки «Братьев» у себя в стране и финансируют борьбу с ними в Египте и Ливии.

 

 Если говорить об ИГИЛ, то прежде всего нужно отметить, что эта террористическая организация является ультрарадикальным продолжением «Братьев-мусульман». Только, в отличие от последних, Исламское государство не пытается идти на компромиссы с неисламистскими группами — насилие служит им лучшим аргументом. Поэтому для ОАЭ ИГИЛ является как внутренней, так и внешней угрозой.

 В соседней Саудовской Аравии с традиционно популярными радикальными салафитскими настроениями и большой безработицей среди молодежи для исламистов существует солидная база, да и в самом «оазисе» стабильности в регионе обитают и сторонники радикального ислама, и его потенциальные спонсоры (ОАЭ в течение многих лет не выдает людей, обвиняемых в терроризме у себя на родине).

 Однако несмотря на очевидные внутренние причины борьбы против ИГИЛ и против исламизма вообще, все равно остается вопрос, почему Эмираты стараются стать лидером в этой борьбе, несмотря на традиционное вовлечение США?

 Можно ответить так: с одной стороны, власти Эмиратов опасаются дальнейшего усиления Ирана и его союзников: Сирии и «Хезболлы».  Активное участие всех трех сил в борьбе с ИГИЛ сдвигает общественное мнение на Западе в пользу союза с шиитскими силами, что неблагоприятно для Абу-Даби.

 Сейчас все сильнее раздаются призывы к Западу объединить усилия с Асадом для борьбы с исламистами. Они звучат как со стороны арабских политологов, так и со стороны некоторых американских экспертов. Поэтому ОАЭ необходимо перехватить инициативу, пока динамика событий окончательно не обернулась против них.

Помимо этого борьба с исламистами — это и борьба с катарским влиянием за доминирование в регионе.  Шейхи Катара активно поддерживают как «Братьев-мусульман», так и радикалов в Сирии и Ливии.  ОАЭ противопоставляют себя соседям по Заливу с их антиисламистской внешней политикой.  Хотя и Катар также присоединился к военной кампании против ИГИЛ, поддержка этим государством других исламистов оказывает крайне деструктивное влияние на регион. Так что здесь Эмираты пытаются играть на ошибках своего регионального соперника.

Однако главная причина в столь активном вовлечении ОАЭ — это неуверенные действия США.  Крупнейший эмиратский политический аналитик Абдулхалек Абдалла отмечает, что уверенность в американских силах слабая. Политолог подчеркивает, что лидеры стран Залива не уверены, есть ли у американцев определенная стратегия по наведению порядка в регионе, или же они действуют под давлением западной общественности, или вообще преследуют какие-то собственные интересы.  Представитель одной из самых влиятельных семей в Абу-Даби Хамел Аль-Кубаиси отметил в интервью, что решение ОАЭ действовать самостоятельно отражает беспокоящую психологическую перспективу: США больше нельзя доверять как агрессивному игроку в регионе.

Кроме того, утверждает Аль-Кубаиси, политика пустых слов и бездействия США и ЕС в политическом кризисе на Украине убедила монархии Залива в том, что обещания Запада их защитить не имеют под собой сильного фундамента.

Сколько бы США и монархии Залива ни объясняли, что поддерживают лишь «умеренную» оппозицию  (политолог из Университета Оксфорда, палестинский интеллектуал Ахмад Халиди в своей недавней статье в NY Times отмечал размытость границ между умеренной и неумеренной оппозицией), оружие и финансы так или иначе оказывались в руках исламистов, которые теперь вышли из-под контроля.

Однако теперь Эмираты предпочитают полагаться на себя, нежели надеяться на Запад, поскольку тот не оправдывает надежд по защите своих партнеров.

http://izvestia.ru/news/577614#ixzz3c1LFi65n

 

Комментарии

Шейхи всегда были недружны меж собйо и чужаками

Смотрю - крутовастые ваши шейхи.

 

I can appreciate the uphill battle 2017 rolex replica startups face getting their name out into the market, even when they make a great product. I actually prefer to increase my replica watches rather than my depth, so with the new Stranger on my wrist, I took off to climb a few quick day hike mountains. The lugs angle down and do a good job of hugging the wrist. Weight is lighter than one would expect for a watch of this size, but rolex replica uk still feels indestructible and solid. The dual crowns have super grippy machined ridges and screw into the case very snug. I am still trying to figure out what the seemingly faux screwed in replica watches is on the right side of the case between the crowns. It seems to balance the replica watches sale and add visual appeal, even if the practical side of me hates replica watches decoration.