Партии-невидимки: "элитным группам легче просто купить подходящую партию ближе к выборам" – говорит известный казахстанский эксперт Максим Казначеев

Если накануне предстоящих парламентских выборов провести масштабное исследование на предмет узнаваемости партий среди населения, то результаты его будут весьма плачевными - социологи столкнутся с очень слабым интересом казахстанцев к партийной жизни. Для потенциального электората она закрыта, незаметна, неизвестна…

Сегодня у нас в гостях политолог Максим Казначеев, с которым мы поговорим о том, зачем и кому нужны "партии-невидимки" и можно ли как-то с ними бороться.

- Максим, какие, на ваш взгляд, партии в Казахстане можно назвать невидимками?

- В силу особенностей политического процесса в стране к числу таких партий могут быть отнесены те, которые не представлены в мажилисе. Наличие парламентской трибуны, фракции стимулирует партийную активность. У непарламентских партий таких возможностей нет, а потому и интерес со стороны потенциальных спонсоров становится эпизодическим - только в период избирательных кампаний в мажилис или в маслихаты. Все остальное время эти партии находятся в анабиозе, поддерживая лишь самые необходимые потребности своих центральных органов и региональных филиалов. В целом формат принятия решений в партийном пространстве продолжает носить кулуарный, закрытый характер, а также напрямую связан с обеспечением интересов собственников и спонсоров партий, а не целевых групп электората. В таких условиях партийно-политические процессы зачастую вырождаются в форму закулисного политического торга владельцев и кураторов партий с центральными и местными властями.

- Денег от государства они не получают, на членские взносы им рассчитывать вряд ли приходится, доверием среди населения они не пользуются. Соответственно, шансы пройти в парламент у них минимальные. Возникает вопрос: какова же цель их существования?

- Вопрос прохождения в парламент не связан с получением госфинансирования, членских взносов, да и доверия населения. Этот вопрос находится в компетенции элит, определяющих конфигурацию будущего мажилиса. Когда консенсус будет найден - появятся и финансирование, и "народное доверие". Данная ситуация очень ярко демонстрирует "вторичность" казахстанских партий с точки зрения процесса принятия политических решений - партии и их лидеры, по сути, просто озвучивают инициативы спонсоров и кураторов. Реалии властно-политических отношений в Казахстане таковы, что пока нецелесообразно придавать чрезмерное значение парламенту как государственному институту. Функционирование партийного поля, выборы, парламентские дискуссии и другие сопутствующие процессы интересны только лишь тем, что проходят в публичном пространстве. А следовательно, позволяют оценивать шаги кураторов и собственников партий, остающихся "за ширмой" и, как правило, влияющих на процессы принятия политических решений. Мне представляется, что те партии, которые мы обозначили как "невидимки", просто ждут своего часа. Например, партия "Ак жол" на выборах 2012-го получила 7,47% голосов, тогда как на выборах 2007-го - всего 3,09%. Изменилась внутриполитическая конъюнктура - изменились и перспективы партии. Нельзя исключать, что парламентские выборы, пусть даже не в этом, а в следующем избирательном цикле, вдохнут новую жизнь в партии второго эшелона. При оценке возможного состава мажилиса, активизации тех или иных партий второго уровня вопрос сроков проведения выборов является ключевым. Депутатский состав будет определяться исходя из складывающегося статус-кво ведущих внутриэлитных групп. Сейчас наибольшие возможности в плане преодоления проходного барьера имеют партии, уже представленные в парламенте. Данный список может быть расширен в случае длительного подготовительного периода к избирательной кампании. Тогда может активизироваться партийный рынок, непарламентские политические партии смогут получить ресурсы от заинтересованных внутриэлитных групп. В то же время надо отметить, что в Казахстане гораздо более важными являются неформальные контакты представителей партий с акиматами и избирательными комиссиями. Сейчас, в условиях полного господства "административного ресурса", проходной барьер не имеет решающего значения - у власти есть возможность "нарисовать" любой результат для "нужных" партий.

- Нужно ли бороться с "партиями-невидимками"?

- Ранее Ак Орда проводила процессы слияния партий, сейчас же достаточно на время прекратить финансирование, и они отходят на второй план. На мой взгляд, проблема несколько шире. Сложность заключается в том, что власть сама не представляет, какой вектор эволюции партийного пространства был бы предпочтительнее. А поскольку нет ответа на этот более общий вопрос, то нет ответа и на частные вопросы, в том числе такой: что делать с партиями "второго эшелона"? В идеологическом отношении все партии отличаются эклектизмом, а партии второго уровня - еще и социал-популизмом. Все это указывает на то, что партийная система Казахстана еще находится в состоянии формирования. Постоянная работа с электоратом в таких условиях рассматривается руководством партий как нецелесообразная и сводится к применению различных политтехнологических приемов. Интерес к простым гражданам появляется только накануне и во время избирательных кампаний, когда необходимо мобилизовать массовку. С прагматической точки зрения это вполне объяснимо: партии власти этого не надо, поскольку за нее голосует "административный ресурс", а у оппозиционных партий (в широком смысле слова - как парламентских, так и не представленных в парламенте) нет достаточного количества ресурсов для поддержания активности в межэлекторальный период.

- Почему наши власти не хотят идти на снижение минимального порога количества членов политических партий, как, например, в России, где пару лет назад приняли закон, согласно которому для регистрации партии достаточно 500 членов? Вероятно, в этих условиях в Казахстане начали бы создаваться реальные партии и конкуренция между ними сама собой отсеяла бы несостоятельных игроков? Или это только усугубит ситуацию, поскольку появится слишком много партий, что еще больше запутает избирателей и обернется бесконтрольностью?

- Предлагаемое вами сокращение количества членов для регистрации не гарантирует того, что новые партии будут отличаться от уже имеющихся. Просто расширится партийный рынок, политтехнологам легче будет создавать "партии под ключ" и продавать их заинтересованным олигархическим кланам. К слову, реформа партийного пространства в России еще не доказала своей состоятельности. Ее оценка может быть более полной только после следующих выборов в Госдуму. Пока в экспертном сообществе нет однозначных трактовок: с одной стороны, упрощение регистрации партийных структур - это шаг навстречу демократии, с другой, появление сотни партий, претендующих на один и тот же протестный электорат, приведет к тому, что ни одна из них не преодолеет пороговый барьер и не попадет в парламент. То есть в данной модели партии власти достаточно просто не "размывать" своих избирателей. В силу этого существующие в Казахстане требования к регистрации партий можно признать рациональными. Они выступают своеобразным тестом на серьезность намерений инициаторов - готовность работать на привлечение сорока тысяч членов, готовность создавать региональные представительства и т.п. Все это - большие затраты времени и ресурсов, которые сложно просто так "выбросить на ветер".

- Стоит ли в этой ситуации ожидать создания новых партийных структур? Какие вообще партии, по-вашему, сегодня нужны Казахстану?

- В управлении пространством элит назревает патовая ситуация, когда власти не имеют возможности преодолеть существующие негативные тенденции, поскольку это может привести к вскрытию (выходу на поверхность) всех тлеющих внутриэлитных конфликтов, а соответственно - и к росту числа контрэлитных группировок (на борьбу с которыми просто не хватит ресурсов). Но и консервировать текущую ситуацию - это значит лишь получить отсрочку дестабилизационных процессов в элите. Определенную "разрядку" накопившегося напряжения могло бы дать развитие партийного пространства. В информационном поле периодически появляются факты, свидетельствующие о стремлении отдельных политических кланов и групп влияния оформиться в партии. Если учесть, что в стране имеется около 20 крупных олигархических групп, а политических партий всего 8, то нельзя исключать появления новых партийных структур, новых брендов. Однако пока, поскольку имеется значительное количество неактивных партий, элитным группам легче просто "купить" подходящую партию ближе к выборам и провести ее ребрендинг. В целом необходимо отметить, что потенциал существующих партий очень ограничен. Должную активность и влиятельность сохраняет лишь партия власти "Нур Отан", функционирование которой жестко регламентируется администрацией президента. Другие пока не смогли достичь уровня общегражданских политических структур, они рассматриваются населением и элитами преимущественно как лоббистские группы. Вследствие этого уровень доверия к партиям, уровень поддержки партийных программ, уровень узнаваемости их лидеров остаются критически низкими. Власти также должны быть заинтересованы в развитии партийного поля: обществу, с одной стороны, нужны новые каналы для "утилизации протестности", но, с другой, эти каналы не должны приводить к потере управляемости внутриполитическими процессами. Потому не следует исключать появления новых партийных структур, нацеленных на работу с "проблемными" для власти сегментами электората.

Сауле ИСАБАЕВА

http://camonitor.com/16981-maksim-kaznacheev-elitnym-gruppam-legche-prosto-kupit-podhodyaschuyu-partiyu-blizhe-k-vyboram.html

Комментарии

Верно все сказал квелый: - )

Партийная жизнь есть в Казахстане. Но она не в офисах партий, а на сходах агашек, в родоплеменных раскладах.

I have to swiss replica watches admit I am somewhat surprised that Chanel is about to release a new watch collection called the "Boy.Friend." Not "Boyfriend," but rather, "Boy," period, "Friend." There is a marketer somewhere in Europe who probably thinks the name is brilliant, but I am not sure I totally get what it means. In fact, I have almost no idea what it means. Perhaps I am too American with my lack of perceiving the finer subtleties of French luxury emotion, but consider me a bit lost. I understand that Chanel is playing on the concept of the "boyfriend watch," which is a masculine timepiece a woman decides to "borrow" for herself and wear (ideally, successfully). That concept makes a lot of sense, but it really doesn't apply to a watch that is very much feminine in appearance and inspired by the bottle cap of the famous Chanel No. 5 perfume. After polling a few close colleagues and fellow professional watch writers, we've come to the conclusion that the "Boy.Friend" title of Chanel's new women's collection was perhaps a decision which, in hindsight, was not ideal. Let's not blame our good friends at luxury brands for not always coming up with the best names. At least Chanel is trying. Their last major hit was the Chanel "J12″ that, while ambiguously named, at the very least was not confusing. Let's, instead, focus on the concept and genesis of the Chanel Boy.Friend. It all began with the Chanel Premiere which, as far as I know, was the first timepiece from the brand to use this Chanel No. 5 bottle cap shape design. The shape actually originated from the aerial view of the Place Vendome in Paris – which is now a high-end shopping district. The emotion of Paris, romance, shopping, smelling good, and luxury made for a beautifully poetic shape and timepiece that only a Parisian company could dream up. In 2013, when writing about the Chanel Premiere with the new chain-style bracelet, I mentioned that it was easily one of replica tag heuer the top women's watches of the year, and do this day, I consider the Premiere watch collection family to be among the finest women's watches around.

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Докажите, что вы не спам-робот.
Fill in the blank.