Нурсултан Назарбаев и клановый вопрос. Который для него не вопрос.

«Клин вышибают клином, а клан – кланом».

Татьяна Верно

Критики политического режима в Казахстане с прошлого века пишут и заявляют, будто властно-финансовые кланы погубят страну и лично Нурсултана Назарбаева, который не находит на них управы. Однако ситуация с находящимися под судебным преследованием премьер-министрами и акимами (если не повезло убежать как Виктору Храпунову или Бергею Рыскалиеву) свидетельствует, что все под контролем и слухи о могуществе кланов явно преувеличены.

Когда речь заходит о кланах в политической и экономической жизни Казахстана, то в ходу такой образ. Набрал президент в свое время поросят и подпустил их к большому корыту. Поросята выросли в огромных свирепых кабанов, хозяина больше не слушаются (хотя всем ему обязаны), клыки у них мощные и могут запросто стать смертельно опасными. При определенной доле правды, все-таки надо учитывать, что Нурсултан Назарбаев работает с подобными вызовами системно и выстроенные им механизмы сдержек и противовесов функционируют эффективно.

Выходящие из-под контроля властно-финансовые группировки либо возвращаются в лоно установленных правил игры, либо примерно наказываются в воспитательных целях. Фигуры средней руки вроде Болата Абилова, финансово выросшего в период «экономики племянников», получают урок даже как-то походя. А вот со структурами Рахата Алиева и Мухтара Аблязова приходится повозиться. Но даже за границей их лишают и собственности, и свободы. В случае с самоубийством Алиева-Шораза медийная молва многое приписывает руке Ак орды, но с точки зрения имиджа это работает на пользу власти. Получается, что она сильна, руки у нее длинные, а потому надо долго и мучительно думать, прежде чем не послушать главу государства.

Разумеется, жизнь не стоит на месте. Правила политического поведения в тучные и голодные годы существенно меняются, даже вес властных институтов претерпевает существенные изменения. Заметно упали авторитет и влияние такого государственного органа, как Администрация президента. Главная причина в том, что вроде бы ключевое для жизнедеятельности власти ведомство превратилось в кадровый «проходной двор». Кто только здесь не поработал там за последние годы: от «я долго учился и поэтому задержался в развитии» до «голова болит, значит она все-таки есть». Лишь назначение Нурлана Нигматуллина на это данное хозяйство, хоть как-то придало весомость этому органу на текущий момент...   

Но тем не менее, результаты такого положения вещей проявились. Когда из АП звонят в регионы, там для вида «пугаются», но реально ничего не делают. По формальной отчетности отправляют наверх какую-нибудь «писульку» и продолжают в режиме «поработал на совесть – поработай на себя». А чего им бояться? Исполнительская дисциплина расшатана до уровня учительского стула в малокомплектной сельской школе – никто не приедет с реальной проверкой и не накажет по полной программе. Вот на такой случай и кладут на алтарь политического процесса фигуры вроде Серика Ахметова, чтобы помнили о своем месте в иерархии и функциональных обязанностях.

Уязвимым местом выстроенной конструкции принято считать то, что она заточена исключительно под фигуру Нурсултана Назарбаева. Слишком разные люди скреплены президентом как стержнем. Даже столичный бюрократический класс не является единым и однородным. Начиная с того, что одни чиновники ходят на пятничный намаз, а другие нет и заканчивая языком общения. Планы на будущее у них не совпадают, ценности отличаются, часто они противоположные. То есть какого-либо направления на будущее, которое воспринимается чиновничеством в качестве главного и по которому существует консенсус – не видно. Может быть поэтому глава государства и производит постоянную ротацию кадров на важных позициях, чтобы в своей совокупности составляющих конструкция двигалась туда, куда надо.

О вреде кланов обычно повествуется на примере Таджикистана, где враждующие региональные бароны унесли на тот свет больше людей, чем погибло выходцев из республики на полях сражений Великой Отечественной войны. В Кыргызстане клановый вопрос стоит более чем злободневно, особенно когда линия противостояния закручивается на Север – Юг. Туркменистан страна закрытая, однако просачивается информация, что территория районов, которые не контролирует центральная власть, планомерно расширяется. Казахстан находится в стороне от такого регионально мейн-стрима все годы независимости. Значит, есть что-то или кто-то, работающее в таком направлении на системном уровне.

В последнее время эксперты все чаще ошибаются в своих прогнозах по Казахстану, но кроме как к узкому кругу засвеченных в СМИ лиц тем же журналистам фактически больше не к кому обратиться. Получается замкнутый порочный круг. Как назло, в социальных науках нет ни одного закона неотвратимого действия, из-за чего практически с равным успехом можно полагаться как на академические выкладки, так и на собственную интуицию.

Одни эксперты утверждают, будто Ак орда сильна и крепка как никогда, другие – что она доживает последние дни. Никакого прибора, на шкале которого можно отмерить верность тех или иных утверждений, не существует, а потому приходится ждать, чтобы увидеть как все осуществится на практике. Однако к специалистам как раз для того и обращаются, чтобы они расставили акценты и прорисовали тренд, ибо ставки порой бывают чрезмерно высоки. Одних беспокоят проблемы бизнеса, других вопросы личной безопасности, но так или иначе всем нужны внятность и точность, а их практически нет. Потому что когда прогнозы диаметрально противоположные, это почти то же самое, будто их нет.

Специалисты не могут прочертить границу, где заканчиваются субъективные личностные установки и начинаются объективные исторические процессы. Отсюда трудно отличить прихоти отдельных фигур от спонтанных общественных подвижек. Тем более что часто серия субъективных решений отдельных личностей потом выстраивается в стройную политическую тенденцию. Есть проблемы с тенге, бензином, системой образования, но даже в такой ситуации разнузданности властно-финансовых кланов не наблюдается. Наоборот, когда папу Максата Усенова отстранили от занимаемой должности, примерно наказали злодеев в «деле Алиби», социум получил ясный сигнал, что беспредел на данном историческом этапе не только не приветствуется, но и наказывается. 

На фоне сокращения и утончения линий жизни, пустеет на столах и в холодильниках обывателей. В условиях социально-экономического нужно срочно наводить порядок в государственном аппарате, усиливать прозрачность и персональную ответственность. В таких ужесточающихся для чиновников условиях раздолья для властно-финансовых группировок не наблюдается. Как бы функционер ни любил своего патрона и был ему лично предан, но угроза тюрьмы и других видов наказания заставляет играть по тем правилам, которые устанавливает государство.

Кланам уже пришлось поужаться, когда государство взяло курс на возврат стратегических объектов под свой контроль. Тем не менее, все прошло без серьезных эксцессов. По крайней мере, людей на улицу никто не выводил и показательных терактов не устраивал. Даже в так называемом «ручном управлении» олигархи и региональные бароны точно знают красную черту, движение за которую обойдется им очень дорого. Как это будет функционировать после Назарбаева, сегодня сказать трудно. Но здесь и сейчас президент на месте и держит весовых игроков в узде. Вместе с тем, межклановое, мягко говоря, напряжение сегодня, как и в начале нулевых, достаточно высокое и где-то даже искрит…

Алишер САГАДИЕВ, специально для Contur.kz

Комментарии

По ходу назначение Даши это и есть управление кланами? Посредством своего?

Все гениальное просто: - )

Этот вопрос вечно злободневный и кагда-нибудь Папна просто ослабит хватку, не доглядит. И все рухнет.

А так, конечно, схему он придумал для казахских бастыков весьма эффективную

Увидемся в постназарбаевском режиме друзья!!!

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Докажите, что вы не спам-робот.
Fill in the blank.