Как подозрения без фактов можно раздуть в уголовное дело о покушении

...Нередко следователи, которым не удается свести в деле дебет с кредитом, тасуют факты, как карточную колоду, и раскладывают пасьянсы, загадывая, сойдется или нет. В этом деле все сошлось, но в итоге превратилось в детективный роман, не отдающий реалистичностью.

Главный герой – Олжас Мукажанов. Зимой прошлого года на него было совершено нападение – выпущено шесть пуль из травматического пистолета. Сначала он подозревал, что просто оказался не в том месте не в тот час, а потом, вспомнив, что занимается бизнесом и имеет мельничный комплекс, стоимостью 13  миллионов тенге, прозрел и понял, что из-за него-то он чуть и не был отправлен к праотцам.

«Чуть», конечно, сказано громко. Как заявляли полицейские, потерпевший даже к медикам не обращался после нападения, да и первоначально проведенная экспертиза говорила о том, что ему был причинен легкий вред здоровью. Тот факт, что «киллер» решил воспользоваться травматикой, вовсе рождал большие сомнения в умысле убить Мукажанова. Зато мистер Х, стоявший, по мнению потерпевшего, за пальбой, обнаружился быстро: им стал Ерлан Анарбек – бывший учредитель ТОО, на балансе которого была злополучная мельница. И не важно, что свою долю в предприятии Анарбек передал Мукажанову по договору дарения еще задолго до приобретения последним мельничного комплекса, и даже после смерти Мукажанова никак не мог ею завладеть, так как не являлся его наследником. Но кого и когда смущали такие мелочи?

На свет появилось резонансное дело о сорвавшемся покушении. И никого не волновало, что задержанный «стрелок» – Камиль Ибишев ни о чем подобном и не помышлял, а испытывая неприязнь к Мукажанову, просто захотел покуражиться, о чем и сообщил следственным органам. Но те повели себя нетрадиционно. Решив принять за чистую монету не показания Ибишева, а подозрения Мукажанова, они переквалифицировали дело, первоначально заведенное по статье «хулиганство» на попытку предумышленного убийства в сговоре с неустановленными лицами, и выделили из него еще одно производство. В рамках нового уголовного дела следствие начало разрабатывать не только Анарбека, но и его двоюродного брата – Мурата Садырова, у которого Ибишев работал водителем. Еще одним подозреваемым стал Ильдус Даутов – охраник Садырова и знакомый Ибишева, случайно ставший свидетелем попытки Ибишева попугать недруга. В итоге оба эти дела превратились в череду странностей.

На сегодняшний день ситуация такова. В отношении Ибишева материалы дела переданы в суд. Но специализированный суд по уголовным дела Есильского района Астаны отказался назначать главное судебное разбирательство. Причины – отсутствие доказательств. Суд так и не понял, в чем, по версии следствия, выразилось покушение на убийство, в результате каких обстоятельств оно не было доведено до конца, из каких корыстных побуждений совершено данное преступление, а также в чем выразился найм – кто организатор и исполнитель данного преступления. Фактически, на этом должна была быть поставлена жирная точка, так как в двух уголовных делах речь идет об одном эпизоде нападения. Но парадокс в том, что дело Ибишева направлено на доследование и он определен как свидетель, а дело Садырова и Даутова следствие вот-вот передаст в суд. Адвокаты попытались убедить объединить эти два дела в одно, однако их попытки пока оказались тщетными.

Адвокаты и родственники обвиняемых недоумевают, как такое может быть, и требуют справедливости и досконального следования букве Закона, который в этом деле нарушается на каждом шагу. На прошлой неделе адвокат Садырова Таир Назханов обратился в прокуратуру по поводу оказываемого на его подзащитного давления в СИЗО. Немногим ранее аналогичным образом поступил адвокат Даутова: следствие лишает его права видеться со своим клиентом и знакомиться с материалами дела.

по эл.почте

P.S. Имеются все необходимые документы по данному делу

 

Комментарии

Какое то запутанное дело... Или написано непоянтно ?

Такие непонятные дела самый морок. Из мухи сотворят слона, из конфетки сделают... говно.

история  как дурной сон

Дурнее некуда! Хуле ж... это же казахи