Срок пошел... Серика Ахметова арестовали в зале суда

Судья Карагандинского областного суда Исламхан Есенбаев приказал взять бывшего премьер-министра Казахстана Серика Ахметова под стражу в зале суда. На громкий и ставший несколько привычным в стране в последние годы суд по громкому делу о коррупции, обвиняемыми по которому проходят 21 человек, а это бывшие высокопоставленные чиновники и бизнесмены Карагандинской области, Серик Ахметов приезжал под охраной из-под домашнего ареста. Ахметов признан виновным в хищении бюджетных средств, злоупотреблении должностными полномочиями и незаконном участии в предпринимательской деятельности.
 
Бывшего акима Карагандинской области Бауржана Абдишева приговорили к пяти годам лишения свободы с конфискацией имущества и лишением права занимать государственные должности в течение пяти лет. Большая часть подсудимых, за исключением шести человек, отвергли предъявленные обвинения.
 
Десятки людей ожидали на улице начала оглашения приговора по делу Серика Ахметова, назначенного на 16 часов дня, но начавшегося едва ли в 20 часов вечера в пятницу. Когда Ахметова доставляли в здание суда, на балконе входа в здание суда случилась давка, были сломаны перила балкона и несколько человек упали с некоторой высоты на землю. Одну женщину увезла в больницу скорая помощь. Уже в начале оглашения приговора было видно по встревоженным, а у многих даже исхудавшим лицам подсудимых, что они нервничают. Накануне оглашения приговора многие подсудимые говорили, что надеются на лучшее, в том числе и на степень наказания, не связанного с лишением свободы.
 
СЛОВА ПРОЩЕНИЯ У НАЗАРБАЕВА НЕ ПОМОГЛИ
 
Бывший премьер-министр страны Серик Ахметов и бывший аким Карагандинской области Бауржан Абдишев — как главные фигуранты в этом коррупционном деле — вину свою ни в чем не признали и при этом в своем последнем слове просили прощения у президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. 
 
— Я искренне прошу прощения у Нурсултана Абишевича Назарбаева за то, что не оправдал его доверие. Я понимаю, что несу моральную ответственность за то, что в том числе из-за меня в Карагандинской области создана такая атмосфера и главе государства приходится об этом думать и переживать, — сказал Серик Ахметов в своем последнем слове.
 
Накануне приговора Ахметов еще раз заявил, что «никаких преступлений не совершал». Поблагодарил своих адвокатов, которые, по его словам, сделали всё, что могли, и просил суд извинить их, если с их стороны в ходе суда были какие-то выпады. Также Серик Ахметов сказал, что, оказавшись в такой ситуации, он стал более подкованным в юридических вопросах.
 
— Раньше мы часто говорили о юридической неграмотности среди населения, о правовом нигилизме. А теперь я понимаю, что правовой нигилизм относится и ко мне. Просто когда следствие показало мне письмо о замене опор освещения, подписанное якобы мною, я сказал, что, возможно, там стоит моя подпись, я не знаю, она очень была похожа на мою. Это потом мы уже обратили внимание, что это копия письма и непонятно, как составлено. Это сейчас я уже стал более юридически грамотным, — сказал Серик Ахметов.
 
Серик Ахметов также благодарил государственного обвинителя за исключение статьи о взятке в особо крупном размере из обвинения за недоказанностью фактов. Все четыре адвоката Ахметова просили судью оправдать Ахметова по всем статьям и эпизодам. Сам же Ахметов заявил, что ни в чем не виноват и что его оговорили некоторые из подсудимых по этому же делу и свидетелей со стороны гособвинения.
 
Суд решил иначе. Приговор Серику Ахметову: 10 лет тюрьмы. Впервые в истории новейшего Казахстана в тюрьму садят такого высокопоставленного чиновника, как бывший премьер-министр, хотя его последней по времени до ареста должностью была должность министра обороны. Ахметову вменяют преступления, которые, по версии суда, начали совершаться им в бытность акимом Карагандинской области, когда он еще не начал карьеру в Астане.
 
«СОЛДАТ ПРЕЗИДЕНТА» АБДИШЕВ: ПЯТЬ ЛЕТ ТЮРЬМЫ
 
Бывший аким Карагандинской области Бауржан Абдишев тоже в своем последнем слове обратился к президенту Назарбаеву. Добавив, что вырос в многодетной семье, где главной ценностью был честный труд и что благодаря президенту и своему честному труду удостоился огромной чести занимать высокие государственные должности. Абдишев заявил, что он оказался на скамье подсудимых по причине сговора против него. Таким образом он отверг все уголовные обвинения в свой адрес.
 
— Кому-то, может быть, не понравился, перешел дорогу. Считаю, что стал жертвой обстоятельств тех невероятных обвинений, которые мне сегодня приписывают. Обидно и горько за то, что невольно бросил тень на главу государства. Хочу попросить у Нурсултана Абишевича прощения. Моя совесть перед жителями города, области и перед президентом страны чиста. И мне не стыдно за ту проведенную мною работу в рамках закона за короткий период. Преступления я не совершал, — сказал в своем последнем слове Бауржан Абдишев.
 
Такие же нотки несогласия с обвинениями в свой адрес звучали в речах у многих подсудимых по этому делу. В основном они говорили, что преступлений никаких не совершали и что им жаль свою трудовую карьеру, которую они строили честно долгие годы и которая теперь под угрозой.
 
— Я работал на самых тяжелых должностях. До сих пор не нажил богатств. А теперь меня обвиняют в тяжелых преступлениях — в растрате вверенного мне имущества и нанесении огромного ущерба. При этом я не получал никаких денег. Никогда не искал для себя выгоды, хотя, как вы знаете, многие обогатились в то время. Никаких преступлений я не совершал. И никогда не признаю предъявленные мне обвинения, — сказал в своем последнем слове подсудимый Анатолий Ессе.
 
Подсудимый Айдар Тельгарин, находящийся под стражей, просил прощения у своих родственников, добавив, что не все близкие разделяли его работу на государственной должности, постоянно высказывая опасения за него. Некоторые подсудимые ограничились лишь словами, что вину не признают и просят суд вынести оправдательный приговор.
 
НЕСКОЛЬКО ЧЕЛОВЕК ПРИЗНАЛИ ВИНУ
 
На оправдательный приговор или хотя бы на наказание, не связанное с лишением свободы, рассчитывали и те подсудимые, которые признали свою вину полностью либо частично. Таких оказалось шестеро. Четверо из них — Альжан Акмолдаев, Гумар Рахимжанов, Думан Нурбаев и Мухтар Адамбеков, — согласившись со всеми обвинениями в свой адрес, заявили о раскаянии.
 
— Я виновен. В содеянном раскаиваюсь. Никаких оправданий мне нет, — сказал в своем последнем слове Альжан Акмолдаев.
 
— Учитывая мои показания и искреннее раскаяние, прошу не назначать мне наказание в виде лишения свободы, — сказал накануне вынесения приговора Мухтар Адамбеков.
 
— Я полностью признаю свою вину. Искренне раскаиваюсь. Прошу принять во внимание все смягчающие обстоятельства, и если поддержите позицию прокуратуры, то я буду благодарен, — сказал Думан Нурбаев.
 
— Я считаю себя виновным, в чем раскаиваюсь. Больше нечего добавить, — говорил в своем последнем слове Гумар Рахимжанов.
 
Суд по этому громкому делу в Караганде начался в августе и продлился четыре месяца. 
 
Елена ВЕБЕР
http://rus.azattyq.org/content/serik-akmetov-bauyrzhan-abdishev-prigovor/27421386.html
 
 
Регион: 

Комментарии

Закатали... Целого пермьер-министра. Не того человека называли Кажегельдиным

Вор должен сидеть в тюрьме, а он - тоже вор, не лучше остальных! А все эти пустые разговоры, что он воровал мало, а почему других не сажают? - и вообще он пал жервтою загоовра - не стоят и тиынки. Потому что вор должен сидеть в тюрьме!!!! А что до остатальных и тех, допустим, кто его сажал. времая подойдет. Все они ДОЛЖНЫ отсидеть!!!! Начиная от Кима до Утемуратов и до самых низов!!!!

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Докажите, что вы не спам-робот.
Fill in the blank.