...Сознались в клевете на Казком


Источник: Радиоточка
Иллюстрация: Радиоточка
 
Из СИЗО выпустили Рафаэля Балгина, журналиста, в прошлом преподавателя профильного факультета КазНУ имени аль-Фараби. Сегодня, 12 января, он с товарищем, как сам его назвал, Махамбетом Ауезовым (главным редактором издания «Деловая неделя») дал пресс-конференцию.
 
Чтобы был понятен смысл всего того, что они говорили, в чём признавались сегодня в Нацпрессклубе, следует с самого начала напомнить, почему Рафаэль Балгин оказался в изоляторе.
 
18 декабря появилась информация, что к журналистам пришла полиция с обысками. К Балгину и сотрудникам интернет-проекта «Накануне.kz» Юлии КозловойГузяль Байдалиновой
 
Конечно, общественность всполошилась. Когда дело касается преследования работников СМИ – за профессиональную деятельность – это всегда социально важный вопрос. Усугубляли его те факты, что Рафаэль Балгин давно писал как независимый журналист (то есть не в штате какой-то редакции, а как автор. – Ред.), а Юлия Козлова и Гуляль Байдалинова до своего независимого онлайн-издания работали в таких газетах, как «Республика», «Ассанди-Таймс» и «Голос республики» (про которые наверняка никому ничего не нужно объяснять).
 
ДВД Алматы в этот же момент распространил информацию, что оперативные мероприятия инициированы в связи с публикациями на интернет-ресурсах «Республика» и «Накануне.kz», которые «распространяли заведомо ложную информацию о деятельности АО «Казкоммерцбанк», создавая опасность нарушения общественного порядка и причиняя ущерб банку – общая сумма 144 235 000 тенге». Что по этому факту (ст. 274 ч.3 УК РК) начато досудебное расследование. Что установлены заказчик публикаций и лица, оказывающие содействие в организации размещения статей.
 
«Материалы носили явно заказной характер и содержали заведомо ложные, нередко провокационные данные, не подкрепленные конкретными фактами. Известно, что действия указанных СМИ заказчик оплачивал наличными, обеспечив теневой канал финансирования СМИ», – говорилось в пресс-релизе полиции.
 
В итоге Балгин и Байдалинова были арестованы, а у Юлии Козловой «нашли наркотики».
 
В этот же день обыски проводились и в редакции сайта «Накануне.kz», созданного бывшими журналистами газеты «Республика». «Радиоточка» выезжала на место – полицейские заблокировали двери подъездного отсека, который вёл в офис журналистов. Из всех сотрудников этого СМИ там была только редактор Оксана Макушина, которая никак не могла взять в толк о какой полусотне «заказных» статей против «Казкома» идёт речь. «Мы не писали столько», – успела сказать она перед началом следственных действий. Но в постановлении на обыск значилось именно такое количество.
 

Балгин и Ауезов сознались в клевете на «Казком»

На фото: сотрудники полиции во время обыска в редакции «Накануне.kz»

 
«Радиоточка» посчитала необходимым поинтересоваться позицией самого финансового института по этому поводу и в тот же день направила запрос в «Казком». Ответ пришёл от начальника отдела департамента общественных связей Сергея Чикина:
 
«Казкоммерцбанк» сообщает, что ранее решением суда были признаны заведомо ложными публикации о деятельности банка, размещённые на сайтах информационно-аналитического портала «Республика» и «Накануне.kz». Банку был нанесён репутационный ущерб. В настоящее время банком подано заявление в правоохранительные органы с просьбой поиска и привлечения к ответственности лиц, виновных в организации и распространении недостоверной информации. Ничего более сообщить не могу».
 
Речь идёт о судебном разбирательстве между банком и интернет-проектом журналистов «Накануне.kz». 15 октября 2014 года на сайте была опубликована статья «Новые па в марлезонском балете «Казкома», в которой цитировалось письмо читателя о нарушениях на стройках, финансируемых «Казкомом» на бюджетные деньги, передавал портал 365info.kz. По мнению автора письма, при многочисленных нарушениях строительных норм такие дома не могли быть приняты в эксплуатацию акиматом иначе как за взятку. В мае 2015 года банк обратился в суд с иском, обвинив издание в причинении ущерба деловой репутации и потребовав с журналиста Гузяль Байдалиновой 25 миллионов тенге.
 
19 июня суд вынес решение: публикацию удалить, а с владельца доменного имени взыскать 20 миллионов тенге. На этом история, казалось бы, закончилась.
 
Сегодня спикеры пресс-конференции рассказали, что нет.
 
«Эта история началась давно, – начал первым Махамбет Ауезов. – Со знакомства с бизнесменом. Его зовут Таир Калдыбаев. Именно он является заказчиком. Это для следствия не секрет – всё, что я сейчас скажу. Я тоже являюсь фигурантом этого следствия. 18-го числа ко мне тоже пришли с обыском. Этого человека тоже задержали. Он находится в изоляторе. Собственно, он и предложил размещать материалы, посвящённые банку – материалы негативного характера, критического характера. Где-то, может быть, даже провокационного. Площадкой он выбрал сайт «Республики».
 
Поскольку сам я с сайтом не был связан, обратился к своему другу (Рафаэлю Балгину. – Ред.). Он вышел на руководство сайта. И соответствующее предложение передал. Было получено согласие. Была организована передача материалов, передача денег. Материалы редактировались мною, журналистами и размещались на самом сайте обычно как письма читателей анонимные. После этого некоторые из них руководством сайта – госпожой Петрушовой – перепечатывались на сайтах-зеркалах, связанных площадках. В обмен передавались денежные суммы – 5-10 тысяч долларов». 
 
Чего-чего, а такого журналисты, приехавшие на встречу, не ожидали. Недоуменно переглядывались. Вчитывались в пресс-релиз. Он был составлен как будто от третьего лица, будто не о себе.
 

Балгин и Ауезов сознались в клевете на «Казком»

Но ньюсмейкеры вот они. Подтверждают, мол, написано собственноручно. Рафаэль Балгин, выглядящий подавленным и уставшим, добавил: «Сразу хотел бы пояснить, что ни меня, ни Махамбета никто не заставлял приходить сюда. Мы пришли по своей воле.
 
Наша цель – довести объективную информацию и сообщить реальную картину, какой бы неприятной она нам ни казалась. Я никогда не работал на информационном портале «Республика». Но все знают, что найти выход на руководство портала просто. Что я и сделал. Когда Махамбет предложил заработать, организовав публикацию серии статей, я согласился. Меня, если честно, не заботили особо никакие вопросы, нужно было решать свои финансовые проблемы. Я знал, что статьи нам заказывает какой-то предприниматель, который оплатил это крупными средствами. Сам заказчик выбрал именно информационный портал «Республика» в качестве места размещения своих материалов о «Казкоммерцбанке». Его интересовала именно целевая аудитория этого портала.
 
Я связался с Ириной Петрушовой (главным редактором газеты «Республика». – Ред.), которая сейчас живёт за границей (в Лондоне. – Ред.), и предложил заработать на серии публикаций. Сразу оговорюсь, меня не интересовало содержание статей и надёжность источника информации. Такую острую информацию следовало бы проверять. Но эта стороны меня особо, – в этом месте Балгин запнулся, словно бы подбирая слова, – не интересовала, не беспокоила».
 
У него пересохло во рту. Он сделал глоток воды и продолжил: «Заказчик заплатил хорошие деньги. Поэтому заниматься сбором достоверных сведений и обеспечивать объективность мы не собирались. Это был чистой воды коммерческий проект. Петрушова также знала от меня о характере сделки, поэтому, выполняя свою роль, в этой цепочке, просто размещала статьи, иногда привнося в содержание правки. Насколько мне известно, нередко правки в наших текстах она поручала своей редакции. Если заказчик просил о перепечатке статей, это обеспечивалось дополнительными оплатами. Я передавал стоимость заказа Махамбету Ауезову. Он получал деньги от заказчика, я передавал их редакции. Также мне было известно, что часть денег оставалась в алматинской редакции, а часть уходила Петрушовой. Таким образом мы опубликовали несколько десятков статей. Сколько точно, я не помню. Я их не считал».
 
Про человека, которого назвали заказчиком статей, рассказали, что он малоизвестен, но очень состоятелен. Его бизнес, по данным Ауезова, связан с недвижимостью и месторождениями, с его же слов, у этого предпринимателя был конфликт с руководством «Казкоммерцбанка» – то есть двигала заказчиком личная обида.
 

Нельзя не заметить, что имя Ирины Петрушовой, главного редактора «Республики», бывшего начальника Юлии Козловой и Гузяль Байдалиновой, выступающие упоминали снова и снова. Стоит отметить, что с того момента, как события завертелись, она по несколько раз в день писала посты в «Фейсбуке» о происходящем с её бывшими коллегами и подругами из «Накануне.kz». Но комментируя это, делала упор на том, что преследуют независимую прессу, но никогда не упоминала Рафаэля Балгина и ничего о самих статьях про «Казком».
 
«Радиоточка» попросила её высказаться по тем фактам, которые были озвучены сегодня, но на момент публикации материала ответа не получила. Позже Ирина Петрушова вышла на связь и сказала, что пока воздержится от комментариев. Просила отнестись к этому с пониманием: она опасается, что её слова могут «навредить Юлии и Гузяль».
 
А Рафаэль Балгин сказал: «Меня покоробило отношение Ирины Петрушовой после нашего задержания. Я, конечно, знал принцип её работы, который заключается в следующем: чем хуже, тем лучше. Тем более, за это платили хорошие деньги. Но её опубликованные в «Фейсбуке» заметки о том, что мы сами должны были решать свою судьбу, не сопротивляться аресту, мне просто непонятны. Моё мнение: с нами нехорошо обошлись. Со стороны «Республики». С нашими коллегами по цеху – в частности, с Гузяль Байдалиновой. В завершении я хотел бы принести официальные извинения банку и всем людям, которых мы ОК-ЛЕ-ВЕ-ТА-ЛИ». Последнее слово он так и произнёс, нажимая на него, по слогам.
 
Балгин сказал, что его отпустили под залог. Родственники Байдалиновой тоже просили изменить ей меру пресечения при таких же условиях, и суд был готов пойти навстречу, учитывая состояние её здоровья, но прокуроры внесли протест. И вот она уже почти 20 дней в изоляторе. На днях изменили и статус Юлии Козловой в этом деле со «свидетеля» на «подозреваемую».
 

Балгин и Ауезов сознались в клевете на «Казком»

Гузяль Байдалинову привезли из СИЗО в суд. Автор фото – Казис Тогузбаев, источник – «Радио «Азаттык»

 
Махамбет Ауезов тоже говорил о них, приносил извинения и объяснялся: «Товар-деньги-товар» – эта схема действовала на протяжении всего этого времени. Почему схема возникла мы, наверное, понимаем все. Потому что рынок СМИ в Казахстане в кризисе, денег недостаточно, ни у кого нет. Сложно назвать средства информации, которые не имеют за собой олигархов или государство, но при этом могут нормально функционировать. И в этой связи мы, журналисты, конечно, берёмся за то, что называется «джинса» – заказные материалы, скрытые. Мы вынуждены периодически этим заниматься, чтобы выполнять и свою основную функцию, чтобы информировать людей, чтобы ставить неудобные вопросы, чтобы какое-то мнение общества наверх доносить.
 
Я хотел сказать от лица всех журналистов, которые оказались в этой ситуации, особенно от тех, кого не отпустили: мы хотим принести банку извинения, просим этот финансовый институт проявить свойственный западным стандартам, на которые он ориентируется, гуманизм. Чтобы каким-то образом он повлиял на следствие, чтобы журналистов, особенно женщин, которые оказались заложниками войны олигархов, отпустили домой. К детям, семьям.
 
К нашим коллегам, которые ещё не отпущены, я обращаюсь: прошу их задуматься о своих семьях, сделать всё, чтобы вернуться домой.
 
Я надеюсь, с вашей поддержкой мы сможем рассчитывать, что мы все как-то выйдем из этой ситуации без тюремных сроков, без наказания за то, в чём они, по большому счёту, оказались случайно замешанными».
 
Спикеры сказали, что не могут говорить долго и попросили коллег ограничиться парой-тройкой вопросов. Они, конечно, возникли у Оксаны Макушиной, редактора того самого сайта «Накануне.kz» – она тоже пришла. «Я Рафаэля ни разу не видела в нашей редакции. Как схема осуществлялась? Вы говорили, что передавали деньги в редакцию алматинского офиса «Республики». Вы считаете, что здесь есть офис «Республики»? Для меня это шоковая ситуация», – спрашивала Оксана, волнуясь, что все подумают, будто деньги передавали им – коллективу «Накануне.kz».
 
«Может быть, вы чего-то не знаете. Может быть, вы в какие-то внутренние вопросы не посвящены, –  ответил ей Балгин. – Я имею в виду другое. Вы меня не понимаете. Просто пытаетесь поймать сейчас за язык. «Алматинский офис «Республики» значит, что есть люди, которые конкретно передавали от меня деньги в вашу редакцию. Те, которые связаны с Петрушовой».
 
После этого спикеры сразу ушли.
 

Балгин и Ауезов сознались в клевете на «Казком»

На фото: Тамара Калеева

 
Тут же была и президент международного фонда защиты свободы слова «Адил соз» Тамара Калеева. Тоже озадаченная. «Они не сказали, что сделали это по зову сердца. Я предполагаю, что это было одно из условий освобождения Балгина и нелишения свободы Ауезова. Чтобы в таких вещах добровольно признаваться, надо глубоко раскаяться. А я этого раскаяния сегодня не услышала. Всё это очень грустно. Это показывает уровень наших этических стандартов. Они втёмную использовали бывших сотрудников «Республики» (сейчас авторов сайта «Накануне.kz». – Ред.). И то, что Гюзаль Байдалинова за решёткой, то, что против Юли возбуждено дело – это следствие такого цинизма», – прокомментировала Калеева.
 
Безусловно, этот случай давно уже вышел за рамки проблемы «свободы слова» в стране. Но, тем не менее, президент фонда «Адил соз» считает, что с избранием методов преследования и пресечения по этому делу явно перегнули: в этом случае можно было добиваться правды, не сажая в изолятор журналистов, а устроив публичное разбирательство и полемику. И Калеева поддерживает эти просьбы о гуманизме. Их фонд подготовил соответствующее обращение к банку, правоохранительным органам и собирают подписи.
 

Балгин и Ауезов сознались в клевете на «Казком»


Автор: Марина Михтаева

 

Комментарии

Что и требовалось доказать. Журналистика опасный вид бизнеса, он грязный как и весь казахский, так называемый бизнес, казахская "рыночная экномика". И тут не Балгин или Ауэзов проигравшие - реябта действовали в рамках правил, сложившихся правил игры. Не они первые и не они последнпие.  Отвратительно выглядит наигранное и идотское удивление Макушиной, и то, как сливала Балгина та же Петрушова.

Бэкграунд Петрушовой начинает  отсвечивать какими-то совершенно жуткими аморальными красками. 

Хороший рэп. Причем автор явно не потеряла каких-то романтиченских чуйств относительно реальностей своего же ремесла.... Ужасается, это понятно по подаче...  Если бы сделала бы посуше, чуть отсраненнней это был не просто хороший, а выдающийся рэп: - )

Палево покатило что то в журналистской среде. а ведь год только начался

Раскололись до жопы

Колумнисты / Выпуск № 4 от 18 января 2016
44 681 Алексей Тарасов Обозреватель
Мужчины и не очень
Культура политического диалога в России
стремительно заменяется законом джунглей.
Как сложилось общение депутата Сенченко
с главой Чечни Кадыровым
18.01.2016 Теги: кадыров
Константин Сенченко. Фото: rusnovosti.ru
Короткая, но яркая история публичного общения депутата красноярского горсовета Константина Сенченко с главой Чечни Рамзаном Кадыровым — это одновременно триллер и комедия абсурда. Взрослого мужчину, крупного, по красноярским меркам, бизнесмена, отца семейства после нескольких слов, сказанных в адрес Кадырова, за считаные часы нагибают — и это на глазах у всей страны. Финал комичен,
поскольку мужчины —
отвечают,
а извиняются — дети.
Публичные извинения законодательство РФ рассматривает лишь как одну из принудительных мер воспитательного воздействия, применяемых к несовершеннолетним,
впервые совершившим преступление небольшой
или средней тяжести
(наряду с возложением обязанности загладить причиненный вред).

Культура политического диалога в России
стремительно движется к родоплеменным формам,
закону джунглей.

И к детской комнате полиции.
Они всегда друг другу сопутствуют:
культ сытой неправовой силы
и отношение ко всем внизу как к неразумным детям.
За нас решают,
что нам читать и смотреть,
с кем ложиться в постель,
куда ездить за границу…

Теперь множится практика публичных извинений.

Нас действительно всех превращают в детей.
И вряд ли можно придумать унижение изощренней.

Напомню фабулу и проясню, кто был тот загадочный влиятельный чеченец, что «повлиял» на Сенченко.
Итак, муниципальный депутат Константин Сенченко размашисто ответил в фейсбуке Рамзану Кадырову:
тот назвал несистемную оппозицию
«врагами народа»
и «предателями»,
пляшущими под дудку западных спецслужб
, а Сенченко, приняв это на свой счет — прежде он возглавлял региональное отделение «Гражданской платформы»,
а теперь беспартийный и внесистемный,
но пытается заниматься политикой, —
обозвал главу Чечни, академика и Героя России «позором России».
« […] Я помню те времена, когда мы здесь, в Красноярске, собирали помощь нашим парням, которые ехали воевать в Чечню. Ты тогда бегал по горам и убивал наших ребят. Они теперь лежат в земле, а ты Герой России. […] Чечня на 90% живет на дотации из Москвы, а Москва забирает эти деньги у нас, сибиряков. И нам не жалко, когда эти деньги идут на зарплаты учителям и врачам. Но когда ты отбираешь у бюджетников деньги и строишь себе дворцы, то это уже за гранью добра и зла. Так что иди ты подальше, академик и герой, и не мешай нормальным, честным, работящим людям обустраивать свою любимую Россию».
Следующий пост от Сенченко: « […] Вчера поздно вечером у меня был разговор с одним очень известным не только в Красноярском крае, но и в России человеком. Имя называть я не буду. […] Это был мужской разговор, по итогам которого мы сошлись во мнении, что в любом случае и при любых разногласиях необходимо пытаться найти компромисс […]».
Далее последовало опубликованное Кадыровым в инстаграме видео с глубокими извинениями перед ним Сенченко, перешедшего в обращении к главе Чечни уже на «Вы» и по имени-отчеству. И кадыровское «Я принимаю» со смайликом.
Детали, касающиеся участия в истории ЧГТРК «Грозный», «Лайфньюс», пранкеров, опущу. Они сути дела не меняют, хотя заметно усиливают эффект абсурда. Скажу лишь, что, по нашей информации, на решение Сенченко извиниться и снести унижение — вот этот смайлик — повлияла позиция Бувайсара Сайтиева, борца вольного стиля и трехкратного олимпийского чемпиона, почетного гражданина Красноярска, ныне переехавшего в Чечню и являющегося советником Кадырова. В интервью ЧГТРК «Грозный» Сайтиев, в частности, сказал: «Мне очень стыдно перед ними («командой Кадырова». — А. Т.). Я не для этого в Красноярске прожил 20 с лишним лет, не для этого трудился. […] Я разговаривал с руководителем данной фракции, в которой, до исключения, состоял данный товарищ (Сенченко. — А. Т.). Но он считает себя, видимо, политиком. Этот человек уже извинился, он понял, что его заявления были неправильными, что это было с его стороны необдуманно, он раскаивается в содеянном. […] В Красноярске существует организация «Вайнах», которая объединяет всех чеченцев, ингушей, которые проживают в Красноярске. Они, как только услышали, увидели это сообщение, они на самом деле очень обеспокоились этой ситуацией».
Читайте также:
В неоплатном долгу у Рамзана: смысл федерального скандала с участием красноярского депутата и главы Чечни
Очевидно, столкнулись разные культуры диалога.
В России мало кто обращает внимания на то,
что пишется в соцсетях.
И Сенченко с чего-то решил подойти с этой меркой и к фигуре Кадырова.
То есть сунуть рогатину в берлогу и поворошить там. Ведь его пост — прямое обращение к Кадырову, на «ты». Возможно, рассчитывал, когда появился медведь, сыграть с ним в шахматы. Но мишка даже в Чапая с ним играть был не намерен. Разговор пошел по «понятиям». Не вкладываю в это слово какой-то криминальный смысл. По ветхозаветным, если угодно, законам. И даже дорелигиозным, которые нам здесь, в мире гаджетов и йогуртов вроде и не нужны уже, но от них не избавиться. Эти понятия подобны начальной пуповине, они констатируют порядок вещей на этом свете, на них все подвешено, как на законах Ньютона, они всякий раз проявляются, воспроизводятся, это функция жизни. Дайте еще два тысячелетия христианства, еще века торжества ислама, как было — так и будет:
око за око,
патриа о муэрте.
И — сильный всегда прав.

Понятия эти «братков» или правила поведения в детсаду, они просты:
мой руки и ноги,
отвечай за слова,
бери на себя столько,
сколько можешь унести.
И исходя из этих понятий не Сенченко, конечно, судить Кадырова и чеченцев. Они завоевали и отстояли с оружием в руках свое привилегированное положение в России, заплатив за это кровью. Они — победители. И их не судят. Еще раз: так было, есть и будет, несмотря на все общецивилизационные тренды вроде гуманизации, смягчения нравов и т. д. В России сегодня рулит право силы.
А экономические проблемы России, Сибири и Красноярска, упоминаемые Сенченко в оправдание своей резкости, не имеют никакого отношения к Кадырову и чеченцам, это проблемы России, Сибири и Красноярска.

Второе.
О запугивании Сенченко и угрозах.
Обязать половозрелого гражданина законными методами принести публичные извинения нельзя — закон это не регулирует.
Липкий страх,
который наваливается на критиков Кадырова,
это проблема опять же не его, а субъекта, высказывающегося в адрес чеченского главы. Не берусь судить собственно Сенченко, он вообще не обязан быть ни героем, ни мужчиной. Просто напомню, что Памфилова, тоже резко отозвавшаяся о последнем заявлении Кадырова, извиняться — а ей это тоже предложили — отказалась.
Вообще, страх и все, что с ним связано, — это интимно.
Вот Памфилова и
Милашина не боятся.
Не боялись убитые Политковская,
Эстемирова,
Немцов.
А Сенченко испугался. Это нормально, все люди разные.

Просто аксиома такова:

кто боится, тот всегда проигрывает.
Чем волк виноват перед овцой?

И третье.
Если слаб в коленках — не выходи из дома. А уж тем более не лезь в политику, она не для тургеневских барышень. Бизнесмен Сенченко и ранее не мог похвастаться крепостью позвоночника, что его потянуло испытывать судьбу — не мне судить, но факт: немалое количество русских мужчин испытали благодаря его поведению личное унижение.
Если же вернуться к тем нормам, что приняты в ХХI веке в цивилизованном мире, то государства обязаны обеспечивать право голоса и мнений и тем,
кто слаб в коленках.
Не только «мущинистым мущинам».
Но к нам, похоже, это уже не имеет никакого отношения.
Сущность нашего государства этой историей явлена вполне наглядно. Сущность сложившегося общества, кстати, то же:
оно готово назвать героем человека

лишь за его высказывания в соцсети,

а потом так же его втоптать в грязь

лишь за вынужденное принятие им публичного унижения.