"Молодые" против "стариков". Дмитрий Верхотуров кидает «мазу» за журналиста Алмаса Кушербаева

 

РЕАКЦИЯ НА СТАТЬЮ-РЕЦЕНЗИЮ Н.КУЗЬМИНА «К НОВЫМ СТАНДАРТАМ СВОБОДЫ»
 
О костях советских граждан
В своем анализе высказываний Кушербаева, Николай Кузьмин упирал на фразу о том, что казахстанский зерновой комплекс был построен на костях советских граждан. "Кроме того, автор сообщает о неких «костях советских людей». Надо думать, что это также один из приемов, присущих аналитической журналистике", - пишет Кузьмин. 
 
Трудно поверить, что Николай Кузьмин ни разу не слышал о страшном голоде в 1932-1933 годах в Казахстане, и о том, как сотни тысяч казахов-скотоводов погибли из-за того, что их насильно пытались сделать оседлыми земледельцами. Целины не было бы без этого губительного голода и массовой смертности. Казахстанские степи были "пустыми" только для тех, кто изначально, априори, воспринимал кочевничество как отсталость. Идею согнать казахов с пастбищ и распахать степи пытались реализовать до революции, пытались реализовать в годы коллективизации, и в этом отношении "покорение целины" было лишь завершением этого процесса.
 
 Если бы голода не было, то все равно для массовой распашки степей пришлось бы сгонять скотоводов с пастбищ, устроить масштабную депортацию с полным разрушением скотоводческого хозяйства.
 
Кроме того, скорее всего, кости советских граждан лежали в основе целины в самом буквальном смысле слова. Кости погибших от голода в степи ведь никто не собирал и не хоронил. А таких погибших было очень много, поскольку люди умирали поблизости от своих юрт, бежали из аулов и умирали в пути. Во многих местах кости умерших от голода людей находили и в 1960-е годы. Они так и лежали, пока по ним не прошелся плуг покорителей целины, разрезал и перемешал с землей.
 
Неужели Кузьмин полагает, что "целинная эпопея" и прочие "битвы за урожаи" обходились без травматизма, без болезней, без гибели людей на производстве? Учитывая советские методы, в это поверить невозможно. Зерно тогда было дороже всего, в том числе и человеческих жизней.
 
Странный анализ у эксперта. Если он не согласен с утверждениями автора, то надо было ему доказать фактами, что Алмас Кушербаев был неправ. Но опровержения фактами в его статье нет, зато есть риторический вопрос, обращенный к Сейтказы Матаеву. 
 
О русском языке и бульварной прессе
Кузьмин особо напирает на проникновение в прессу разговорного языка: " В печатных изданиях утверждаются разговорный язык и телевизионный стиль подачи информации – это фактически просто подписи под фотографиями и тексты интервью".
 
Дело в том, русский язык, как любой другой язык, живет и развивается, в нем появляются новые явления, которые и отражаются сначала в разговорном языке, а потом уже проникают в прессу. Неизменный язык - это мертвый язык. Если когда-нибудь русскоязычная пресса начнет писать только и исключительно пушкинским слогом, то можно будет сказать, что ее конец не за горами.
 
И русский язык в Казахстане претерпевает процессы трансформации, влияние со стороны казахского языка, и эти процессы будут нарастать. Работа прессы в этом направлении может оказать значительную помощь лингвистам и филологам в изучении новых языковых явлений. Требовать, чтобы СМИ эти языковые процессы игнорировали - это бессмыслица.
 
Тем более, если пресса работает в ежедневном режиме, или, как интернет-СМИ, в режиме онлайн (чтобы не оскорблять тонкого эстетического чувства эксперта, напишу "в средствах массовой информации, которые размещают свои материалы во всемирной информационной сети"), то нет ничего удивительного, что в материалы проникает разговорный язык. Внимание читателя надо брать здесь и сейчас, а если начать шлифовать статьи, приближаясь к шедеврам русской словестности, то тема уйдет и перестанет быть интересной.
 
А как эксперт предлагает решать проблему прямой речи в тексте статей? Или все цитаты нам теперь переделывать в высокий пушкинский слог?
 
А всегда ли сам Кузьмин придерживается выдвинутых им критериев? Если он бросил другому журналисту обвинение в плохом владении русским языком, то и его материалы можно подвергнуть такому же анализу.
 
"Если какое-то издание меняет курс с качества на эффективность, аналитические материалы очень быстро вымываются, их место занимает смесь кулинарии со светской хроникой, изложенной языком, похожим на «падонковский», но лишенный даже «падонковского» стиля", - утверждает эксперт.
 
Но с этим утверждением нельзя согласиться. Можно привести в пример немало ресурсов и СМИ, которые одновременно эффективны и качественны, и в которых нет "смеси кулинарии со светской хроникой".
 
К слову сказать, будучи сам автором статей преимущественно на экономическую и политическую тематику, я вовсе не поддерживаю пафос Кузьмина, направленный против развлекательных СМИ. У них есть своя аудитория, для которой они и работают, и оставлять ее без печатного слова я считаю просто неразумным, нелепым требованием. Даже в СССР, с господством тяжеловесного, официального стиля в газетах, с неповторимым теперь слогом "Правды" и "Известий", развлекательная пресса тоже существовала. У этих СМИ есть свои критерии качества, непохожие на критерии качества в деловых и аналитических СМИ. И это не значит, что их нужно отвергать. Тут подход простой: не нравится развлекательная пресса - не пиши и не читай. 
 
Обсуждения и дискуссии
"А пресса качественная стимулирует обсуждение, предлагает экспертные оценки, отражает столкновение взглядов". Хорошо, только теперь стоит привести хотя бы один пример, когда "пресса качественная" стимулировала хотя бы одно обсуждение. Не будем усложнять Николаю Кузьмину его задачи, пусть приведет пример из деятельности своего журнала "Эксперт-Казахстан".
 
По наблюдению за "прессой качественной" как в России, так и в Казахстане, могу сказать, что никакого обсуждения они не стимулируют. Они только развивают те темы, которые задаются президентами, министрами или главами крупных компаний.
 
Очень трудно в "прессе качественной" найти обстоятельные материалы о проблемах, которые нужно решить, материалы с проектами и предложениями. Скажем прямо, очень часто деловая пресса выбирает путь наименьшего сопротивления и занимается повествованием о сплошных, беспросветных, беспробудных успехах. Это просто, поскольку об успехах каждый горазд говорить, это не создает проблем и позволяет поддерживать имидж "уважаемого", "статусного" издания. Думается, такое определение появилось не просто так, и многие газеты и журналы, относимые Николаем Кузьминым к "прессе качественной", превратились из площадок обсуждения в принадлежность статуса и атрибут кабинета начальника или топ-менеджера.
 
По своему опыту работы в подобных изданиях, знаю, какой силы внутренняя цензура царит в редакциях "прессы качественной", и какой силы царит страх сказать "что-то не так" и страх перед тем, "как бы чего не вышло". Там очень жестко выкорчевывается независимая позиция, собственное мнение и оценка. Это обстоятельство и стало в свое время решающим фактором того, что я перестал работать в подобных изданиях и стал независимым журналистом. Право на свое мнение дороже глянца статей в статусных изданиях. Нисколько не жалею о своем выборе.
 
По поводу "столкновения взглядов" мне трудно припомнить хотя бы один пример, который относился бы к "прессе качественной" по терминологии Кузьмина. Зато есть много примеров острых и содержательных дискуссий в независимых газетах и интернет-ресурсах, в частности на страницах "Позит.kz". Независимые СМИ представляют возможность оспорить точку зрения другого автора, предоставляют возможность для ответной статьи, иногда даже не один раз. И это очень ценное их качество, это реальная свобода слова, реальные условия для столкновения мнений, о чем с таким пафосом говорит Николай Кузьмин.
 
Сам я написал не одну такую дискуссионную статью, и мне очень трудно представить, чтобы моя полемика с Сергеем Дувановым, Айдосом Саримовым или Сакеном Жунусовым вышла, скажем, на страницах журнала "Эксперт-Казахстан".
 
 Наконец, встает и такой вопрос, почему редактор отдела политики журнала "Эксперт-Казахстан" опубликовал свою дискуссионную статью на сайте "Контур.kz", а не в своем журнале? Или редакция журнала "Эксперт-Казахстан" не одобряет дискуссионного стиля? Было бы интересно, если бы уважаемый товарищ редактор отдела политики дал бы на эти вопросы прямые и честные ответы.
 
Впрочем, у Кузьмина всегда остается возможность опровергнуть меня. Если это не так, давайте продолжим нашу дискуссию в вашем журнале. 
 
За бесправие журналистов и запреты на профессию
Теперь по его обсуждению статьи Алмаса Кушербаева. В его статье речь шла именно о проблеме, и даже о целом спектре проблем. Во-первых, о состоянии аграрного комплекса в Казахстане. Во-вторых, о прозрачности происходящих в этом сектор экономике процессов, в частности приватизации сельхозпредприятий. В-третьих, о некоторых людях, которые находят для себя возможным совмещать депутатский мандат и предпринимательство, а также пользуются общенациональными проблемами для прикрытия удовлетворения личных интересов за общественный счет. Все это крайне серьезные проблемы, особенно в аграрном секторе, от благополучия которого зависит жизнь каждого казахстанца, и потому их нужно обсуждать.
 
Поскольку Ромин Мадинов занимает видное место среди казахстанских аграриев, то ничего удивительного, что он стал главным героем статьи Алмаса Кушербаева об аграрном секторе Казахстана и его проблемах.
 
А что же нам предлагает Николай Кузьмин? В сущности, вся его экспада против статьи Алмаса Кушербаева сводится к тому, что он требует молчать. Вот его ключевая фраза: "Лучше бы суд запретил ему печатать свои тексты везде, кроме личного блога". Простите, это как? Это надо понимать как требование введения запрета на профессию? Мало в Казахстане запрета на профессию для редакторов, из-за чего шеф-редактор газеты "Тасжарган" Ермурат Бапи однажды обратился в "главного читателя"? Так надо еще ввести запрет на профессию для журналистов?
 
Вряд ли это случайная оговорка или фраза ради "красного словца". Кузьмин показал себя как открытый сторонник добровольной и принудительной цензуры в СМИ, бесправия журналистов.
 
Осталось только добавить, что эксперт, должно быть, не понимает, что подобными требованиями он подрывает и свои права. Не дай Бог, этого не хотелось бы, но если и сам Кузьмин окажется объектом преследования, то, боюсь, помочь ему будет некому. И скажут ему что-то в духе: "Ну, дорогой, ты же сам за это выступал! Вот и пиши в своем личном блоге, пока это еще разрешено!". Впрочем, ненадолго. Если пройдет закон об интернете, который приравнивает все интернет-ресурсы, в том числе и блоги, к СМИ, то не сможет уважаемый эксперт в гипотетической ситуации преследования писать и в свой блог.
 
 Лично я выступаю, и в этом у меня есть единомышленники, за свободу слова и мнения для всех: для Кушербаева, для Кузьмина, и для Ромина Мадинова тоже. Если депутат Мадинов отзовет иск к Кушербаеву и газете "Тасжарган" и опубликует свою ответную статью с опровержениями, то это будет великий, исторический день торжества свободы слова в Казахстане.
 
Дмитрий ВЕРХОТУРОВ
 
cайт Posit.kz

Комментарии

Крутой замес. Международный !
Дмитрий, к сожалению, в наше время объективность это сказочная жар-птица и требовать ее нельзя. Хуже другое - все меньше и меньше адекватных мнений. Спасибо тебе за адекватность.