Афганские моджахеды против ДАИШ

Длинная война в Афганистане, похоже, подходит к своему очередному поворотному пункту. В стране зарождается новое, патриотическое движение, которое может дать самый решительный отпор радикальным исламистам, в особенности ДАИШ, группировки которого уже обосновались в ряде провинций Афганистана и занялись своими обычными делами: террором и кровавыми расправами над мирным населением.

Новое движение формируется из числа моджахедов, то есть тех политических лидеров и полевых командиров, которые воевали против коммунистического правительства Афганистана и советских войск в 1979-1993 годах. В 1990-х годах они воевали против талибов, а потом поддержали международную операцию в конце 2001 года, составив основную силу в крупномасштабном наступлении на талибов, приведшем к крушению талибского Исламского Эмирата Афганистана.

Потом процесс формирования современного государства был взят под плотный контроль американцами и моджахеды оказались несколько в стороне от политического процесса, хотя, конечно, имели немалое политическое и военное влияние. В конце 2000-х годов выходцы из числа моджахедов «Северного альянса» создали оппозиционную Хамиду Карзаю организацию — Национальный фронт.

Теперь они снова выходят на политическую авансцену Афганистана в несколько новом обличии. В заявлениях ряда видных лидеров моджахедов виден некоторый прообраз новой политической программы: решительная борьба с радикальными исламистами под лозунгами защиты родины и ислама. В Афганистане эти понятия разделить трудно, афганское государство всегда было основано на принципах ислама. Это же записано в нынешней Конституции Исламской Республики Афганистан.

9 марта 2016 года известный лидер моджахедов Абдул Расул Сайяф на собрании, посвященном второй годовщине смерти маршала Мохаммада Касыма Фахима (который возглавлял «Северный альянс» после гибели Ахмад Шаха Масуда) заявил о том, что Талибан — это не исламское движение, и все моджахеды обязаны воевать с ним.

Это новое и знаковое заявление, и ничего подобного раньше не было. Раньше все же талибы хоть и считались врагами, тем не менее не звучало столь резких лозунгов, отказывающих талибам в праве считаться исламским движением. Борьба шла за власть, за политическую ориентацию страны, за влияние того или иного лидера, но никогда еще ислам не ставился как центральный вопрос противостояния.

Появление ДАИШ все изменило. Методы, практиковавшиеся этой террористической организацией в Ираке и Сирии, при всем желании нельзя признать деяниями, соответствующими предписаниям шариата. Боевики и палачи ДАИШ совершали много такого, что строго шариатом запрещено, например, сжигали людей живьем. Или вот, т. н. «секс-джихад» и сексуальное рабство вообще в рамки предписаний шариата совершенно не укладывается.

Конечно, трудно было ожидать от талибов, в рядах которых в основном пуштуны, пристрастия к подобным «нововведениям». Пойди они на такое, они бы просто утратили поддержку среди населения подконтрольных им территорий. Но все же, Талибан в лице своих лидеров никогда такие методы не осуждал (хотя бы потому что сам практиковал действия, идущие вразрез с шариатом: использование террористов-самоубийц, взрывы мечетей во время молитвы, массовое производство наркотиков), а часть талибов открыто примкнула к ДАИШ, чем и показала, что по крайней мере часть талибов вовсе не против всего этого.

К тому же, ДАИШ в Ираке, Сирии и Афганистане в основном воюет против других мусульман же, так же как и Талибан, который хотя и заявляет, что он де против «крестоносцев» (то есть иностранных военных), но на деле большая часть жертв талибов — это мусульмане же, афганские военные, полицейские и мирные жители. В связи с этим встал вопрос: то, что продвигает ДАИШ, и с чем согласилась часть талибов — это ислам, или нет? Сайяф, будучи авторитетным улемом, дал четкий ответ, что это не ислам и это не джихад.

Для Центральной Азии этот поворот в афганских делах имеет большое значение. Во-первых, Сайяф обозначил, что есть ислам, стоящий на строгом соблюдении фарза и ваджуба, а есть то, что исламом не является, хотя и всеми силами под него маскируется. Это позволяет отказаться от явно неправильной терминологии, разделяющий «умеренный ислам», которого придерживаются в странах Центральной Азии и в России, и якобы «радикальный ислам». Людей, которые сжигают пленных живьем, убивают детей, готовят террористов-самоубийц и взрывают мечети с молящимися, мусульманами признать нельзя. Это двуногие звери, которых надо преследовать и уничтожать.

Во-вторых, формирующаяся сила имеет потенциал создать мощную преграду продвижению ДАИШ и его сторонников в страны Центральной Азии из Афганистана. Все же моджахеды — достаточно опытные полевые командиры, с большим опытом, у многих из них остались сторонники, готовые создать новые отряды. Это полностью соответствует нашим интересам.

В-третьих, борьба с ДАИШ под знаменем защиты ислама рано или поздно поставит для всех группировок, вроде ИДУ, в которых находятся выходцы из Центральной Азии, вопрос, на той ли стороне они сражаются. Они могут и понять, что крепко ошибались насчет своей прежней ориентации и встать, наконец, на правильную сторону.

Потому, безусловно, инициатива моджахедов заслуживает одобрения и поддержки. Сейчас пока преждевременно говорить о какой-то военной поддержке, тем более, что пока еще это новое афганское патриотическое движение находится в стадии становления. Но словом поддержать можно уже сейчас.

Главное пожелание к моджахедам состоит в том, чтобы не повторять старые ошибки 1990-х годов, когда движение раскололось и его фракции схватились между собой. Это имело самые трагические последствия для Афганистана, и, собственно, позволило талибам победить тогда. Сейчас моджахедам, как никогда ранее, нужно единство и сплочение. Пусть лидером будет наиболее авторитетный, например, Абдул Расул Сайяф для этой роли очень подходит. Дело не в лидерстве. Дело в том, чтобы Афганистан был решительно очищен от ДАИШ и всех, кто силой оружия принуждает афганских мусульман ко греху, к совершению харама. Слава будет у всех, кто отличится в этом деле, всем участникам будут возданы почести и уважение.

Макс ИВОЛГИН

Регион: 

Комментарии

А разве Талибан и ДАИШ одно и то же????? Что за ерундистика?

Но раз так, то моджахеддины будут долбать не различая - Талибан с ДАИШем или нет. Я правильно понял?

А откуда такая убежденнгслоть. что "длинная война" с этого момента пойдет на убыль? Моджахеддин или талиб - они  путшутны, причем раздираемые родоплеменными вещами... Афган это афган. Метваря для мира территория.  Черная опиумная дыра, к тому же.

Значительная часть моджахедов, это как раз таджики и узбеки, а не пуштуны. Пуштуны в основном присоединились к талибам.

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Докажите, что вы не спам-робот.
Fill in the blank.