О выборах 20 марта 2016 года

В ходе предвыборной кампании в Мажилис единственная оппозиционная сила страны - Общенациональная социал-демократическая партия -  встречаясь с жителями всех регионов, в полной мере реализовала свой план по пропаганде демократической программы развития Казахстана.

      В этот период диалог партии с обществом обрел множество новых граней.  Многократно возросло не только число обращений казахстанцев в ОСДП за защитой от несправедливости и необустроенности жизни – но и все больше людей сами предлагают партии свою деятельную помощь. Активную гражданскую позицию начинает проявлять молодежь.

      Уже миллионы граждан понимают, что их надежды на лучшее будущее Казахстана означают демократическое, экономически современное, социально ответственное   государство.   Соответственно, казахстанцы видят, что сегодня страна выбирает не между шестью политическими партиями, а между Нур Отаном с его «марионетками» с одной стороны - и ОСДП с другой. Между тупиковой идеологией авторитарного режима – и устремленными в будущее идеями свободы, справедливости, равенства, подлинной консолидации общества на общечеловеческих ценностях!     

      Народ просыпается. Казахстанцы хотят знать правду о сегодняшей ситуации, о путях выхода из постоянных кризисов, из душной атмосферы застоя. Соотечественники хотят чувствовать свою принадлежность к  стремительно уходящему вперед мировому прогрессу, а не прозябать на его обочине!

      Отвечая на эти, обращенные именно к нам вопросы и чаяния, наша партия в полной мере осознает, что многие годы борьбы демократической оппозиции Казахстана, ее жертвы и лишения не прошли напрасно. В сердцах сограждан с новой силой проросли семена свободы и справедливости! И никакие ухищрения и фальсификации, которые применяет движимая страхом власть, не способны отменить волю избирателей, обратить вспять объективный ход событий!

       В стране начался отсчет новой общественно-политической реальности, в которой с течением времени силы нашей партии и ее сторонников лишь умножаются и обретают историческое будущее. И это будет происходить независимо от официальных итогов голосования 20 марта, при которых процент озвученных властью голосов «за ОСДП» красноречиво продемонстрирует степень готовности правящей верхушки прислушиваться к голосу и чаяниям своего народа. При дальнейшем нежелании власти вступить в диалог со своими гражданами и начать широкие реформы Казахстан ждут очень трудные времена.  

                                                                                                                                                                                                      

                                                                                                              17 марта 2016 г.

Комментарии

А что? Молодцы!

18 маpта 2016 09:00 / Видео
Гимран ЕРГАЛИЕВ, Владислав ЮРИЦЫН [Всего статей: 617]
Проводить выборы – целесообразно. Участвовать в них – нет 167 4
Редакция не несет ответственности за содержание комментариев читателей.
Вся ответственность за содержание комментариев возлагается на комментаторов.
1AnonymousАноним Пт Мар 18, 2016 09:59
Очень не плохо, с юмором. Выборная компания проходит интересно, одна партия постоянно ходит на колбасный завод, другая устраивает концерты, третья обвешивается красными знаменами и летает на парашюте. Цирковое представление, интересны лица слушателей, которых на время одолжили у администрации предприятия- скептически- тоскливые
2AnonymousАноним Пт Мар 18, 2016 10:48
Молодцы! Полностью поддерживаю ваше решение.
3AnonymousАноним Пт Мар 18, 2016 12:28
Смело и честно, смешно и грустно. браво zonakz

4AnonymousАноним Пт Мар 18, 2016 12:37
УДОБЕН(на) В СЛУЖЕБНОМ ИСПОЛЬЗОВАНИИ НА ВЫСОКИХ ДОЛЖНОСТЯХ.
пятница, 18 марта 2016, Алматы 10:04 Политика
Молодые кандидаты в депутаты и старые привычки
В кандидаты в депутаты парламента и маслихатов в этот раз идут немало молодых, в основном от правящей партии «Нур Отан». Однако найти их предвыборные программы оказалось делом непростым, многие молодые выдвиженцы не хотят ничего говорить о себе.
Ваш комментарий (2)
Люди рядом со стендом с агитационными листовками кандидатов в депутаты. Астана, 14 марта 2015 года.

Другие статьи на эту тему
В глубинке отстаивают право быть избранным
Препоны с декларациями на пути активистов в маслихат
На «агитацию» денег нет, оппозиция идёт в соцсети
Учитель — в избиркоме
Политическая инертность накануне выборов
Светлана ГЛУШКОВА 18.03.2016

От кого: Кандидат(ка) в кандидаты Откуда: АРТИСТ(ка) ВСЕХ ЖАНРОВ И
18.03.2016 09:37
ХАРАКТЕРИСТИКА
НА ЧЛЕНА (ку) "НУР-ОТАН"
(нужное в данный момент название партии (движения
И т.п.-ТИПА блогеров-каб) вписать) С 20… ГОДА...
Кандидата(ка) в кандидаты …
ХАРАКТЕР ВОСТОЧНЫЙ-ЦВЕ ТОЧНЫЙ...

АРТИСТ(ка) ВСЕХ ЖАНРОВ И ВСЕХ ВИДОВ ИСКУССТВ,
ОСОБЕННО ПРЕУСПЕЛ(а) В ЛЕСТИ...

РАБОТНИК (ица) СРЕДНИЙ(ая), НО ИМЕННО ПОЭТОМУ ОЧЕНЬ ЗАВИСИМЫЙ (ая) ОТ РУКОВОДСТВА-НЕ КОНКУРЕНТ(ка)...

К ВРАГАМ ПАРТИИ БЕСПОЩАДЕН(на)-ПОНИМАЕТ, ЧТО
БЕС ПАРТИИ ОН(а) НЕМНОГО ЧЕГО ДОСТИГНЕТ.
И ПОСЛЕ ВЫХОДА ИЗ… ПОТЕРЯЕТ МНОГОЕ.

ЖЕНАТ, (замужем) ТРОЕ ДЕТЕЙ.
МНОГО РОДСТВЕННИКОВ, КОТОРЫЕ ПОМОГУТ
(если надо отдать долги партии),
НО КОТОРЫМ ОН(а) ПОТОМ (когда стане депутом-БАСТЫКОМ)
ТОЖЕ ДОЛЖЕН(а) ПОМОЧЬ.

ЛИЦО ШИРОКОЕ-ПОЛНОТА ГОРАЗДО ВЫШЕ СРЕДНЕЙ(М-НЕ ж)

ЛЕГКО ЗАМЕНЯЕМ (а) ДРУГИМИ-
И ЛЕГКО ЗАМЕНИТ ДРУГИХ.

УДОБЕН(на) В СЛУЖЕБНОМ ИСПОЛЬЗОВАНИИ НА ЛЮБЫХ (ВЫСОКИХ) ДОЛЖНОСТЯХ.

Элита "помогаек". Атамбаев пытается трудоустроить на министерские должности всех своих лакеев и секретарш, - zanoza.kg 00:47 20.03.2016
Игра от Zanoza. Назначь своих водителя и секретаршу на главные должности
Мечта Ленина о том, что "каждая кухарка сможет управлять государством", которая еще недавно казалась утопической, кажется, нашла свое воплощение в Кыргызстане. За последние пару лет нескольким людям удалось совершить прямо-таки головокружительный карьерный взлет.
Первым научился "управлять государством"
Икрамжан Илмиянов
- человек, биография которого до 2010 года остается белым пятном. Известно только, что он был
-водителем Атамбаева.
Не ясно даже, когда и как он получил высшее образование. Но в 2010 году он становится
- помощником первого заместителя председателя временного правительства, затем
- помощником премьер-министра КР (им был Атамбаев),
- заместителем руководителя аппарата президента КР,
- первым заместителем руководителя аппарата президента КР. И наконец,
- советником президента.
Бывший телохранитель Атамбаева Улан Исраилов стал главой АКС ГКНБ
. Еще один человек, про которого известно, что он всю свою трудовую жизнь следовал за Атамбаевым,
недавно стал мэром Бишкека.
Последнее назначение - =http://zanoza.kg/doc/335143_atambaev_naznachil_svoego_eks_pomoshnika_pre...экс-помощник Атамбаева Улукбек Марипов стал председателем Счетной палаты.
Как видим, идея Ленина нашла в Кыргызстане свое развитие. Правда, пока не любая кухарка и чернорабочий (у вождя мировой революции фигурировал и он) могут встать у руля государства. Но Zanoza.kg предлагает исправить это недопущение и
назначить своих
телохранителей,
портных,
секретарш
на руководящие должности.
Источник - zanoza.kg
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=145842402

Колумнисты / Выпуск № 115 от 19 октября 2015 38 855
И если я своей свободою распорядился как говно 18.10.2015
Дмитрий Быков обозреватель «Новой» Другие материалы
«Я голосую за Ямпольскую.
Ее в министры я хочу.
Боюсь, такого удовольствия
с другими я не получу...»

Иллюстрация: Петр Саруханов / «Новая газета»

ВЫБОА НЕТ У ТОПОЛЯ, вянет его листок.
Древо растет, где вкопано, и облетает в срок.

Сколько ему отмерено, столько ему и цвесть.
ВЫБОР НЕТ У ДЕРЕВА,
А УМЕНЯ ОН ЕСТЬ.

МНЕ ДАЛ ГОСПОДЬ СВОБОДУ ВОЛИ,
МНЕ ЭТОТ ВЫБОР ПО ПЛЕЧУ

КРУЧУ-ВЕРЧУ МЕНЯЮ РОЛИ,
СКАЧУ ТУДА,КУДА ХОЧУ!

Трильоны вариантов разных, мильоны дивных эскапад —
Могу себе устроить праздник, могу себе устроить ад,

И если выбор мой греховен —
Я САМ И БУДУ В НЕМ ВИНОВЕН,

И если я устрою ад,
НИКТО НЕ БУДЕТ ВИНОВАТ.

ВЫБОРА НЕТ УГОРОДА, тело его — кристалл,
Прочно в нем все и твердо, будет стоять, где встал.

Заперт в привычном климате, вписан в родной пейзаж,
Так что таким и примете — перенести нельзя ж.

А У МЕНЯ СВОБОДА ВОЛИ,
и ХОТЬ ЛАХМОТЬЯ, ХОТЬ ПАРЧУ
Я изберу без лишней боли,
и жить намерен, где хочу.

Мне все дано, чтоб быть счастливым. Я лично волен предпочесть
Вольготным радостям и дивам — тоску, презрение и месть.

И если я живу в болоте — я сам прилип, не оторвете,
А если выбрал райский сад — НИКТО ОПЯТЬ НЕ ВИНОВАТ.

ВЫБОРА нет у ГОСПОДА, тоже мне благодать.
Дольнего мира косного впредь не пересоздать.

Минуло время раннее. Тяжек удел творца —
Быть своего создания пленником до конца.

Везде жестокие критерии, сопротивление среды,
То сохранение материи, то Менделеева ряды,

А я на эту рать дебелую смотрю без страха. Что мне вы?
Что пожелаю, то и сделаю, хоть прыгну выше головы.

Тебе, душа моя красавица, довлеет нравственный закон,
А если он мне разонравится, к чертям отправится и он.

ДА,У МЕНЯ СВОБОДА ВОЛИ, мой дух живет не по часам,
Я сам своей хозяин боли, своих блаженств хозяин сам,

И ЕСЛИ Я СВОЕЙ СВОБОДОЮ
РАСПОРЯДИЛСЯ КАК ГАВНО,

Встаю, кряхтя, бранюсь с погодою
и ПОВТОРЯЮ « ВСЁ РАВНО»,

КОГДА ДУША МОЯ КАЛЕЧИТСЯ —
ОНА САМА ЗА ВСЁ ОТВЕТЧИЦА,

И НИ НАЧАЛЬСТВО, ни НАРОД
МОЙЕ ВИНЫ НЕ ОТБЕРЕТ.

"Азия в целом движется в неправильном направлении..," - Фукуяма окончательно сбрендил
00:44 21.03.2016
Демократия не создает идентичность
Не является ли модель Запада уже исчерпанной? Беседа с американским политологом Фрэнсисом Фукуямой
"Там, где модернизация функционирует, она создает свою собственную легитимацию" (Фрэнсис Фукуяма)
Американский политолог Фрэнсис Фукуяма получил известность во всем мире после выхода в 1992 году его книги "Конец истории". Для Фукуямы было ясно одно: после падения Берлинской стены и победы Запада либеральная демократия стала безальтернативной, и она после этого будет постоянно побеждать во всем мире. Мы встретились с Фукуямой в Берлине, куда он приехал по приглашению Американской Академии в Германии.
Die Zeit: Г-н Фукуяма, от Дональда Трампа до партии Альтернатива для Германии (АдГ) - популизм повсюду ставит в сложное положение традиционных политиков. Насколько опасным является данный феномен?
Фрэнсис Фукуяма: Это серьезная опасность. Популистские партии имеют общую социальную основу для усиления своих позиций. Речь идет не только о низших слоях, поскольку в первую очередь представители старого рабочего класса и нижнего среднего класса потеряли почву под ногами и испытывают страх по поводу дальнейшего скатывания вниз по социальной лестнице. Другие боятся, что они будут полностью ввергнуты в состояние бедности. Все вместе они составляют группу тех людей, которые в Америке голосуют за Трампа, в Польше за Качиньского, в Венгрии за Орбана, а во Франции за Марин Ле Пен.

- Но ведь есть различие между Европой и Америкой.
- Европейцы за счет более развитого государства всеобщего благосостояния лучше защищены, однако многочисленные социальные проблемы везде вызывают недовольство. Сторонники популистских партий убеждены в том, что глобализация поставила их в невыгодное положение.
- Что будет с Америкой, если Дональд Трамп станет президентом?
- Если мне нужно сделать прогноз, то, по моему мнению, следующим президентом США будет Хиллари Клинтон. Однако при определенных условиях Трамп может добиться успеха: Хиллари Клинтон в настоящее время является довольно уязвимой. В деле об использовании электронной почты может еще появиться кое-что новое, и то же самое можно сказать и о некоторых других неприятных моментах из ее прошлого. Люди не доверяют Хиллари Клинтон. И ее дискредитация может оказаться успешной.
- Допустим, Дональд Трамп стал президентом - будет ли, в соответствии с вашими предсказаниями, либерализм и дальше побеждать во всем мире в долгосрочной перспективе?
- Подобный вариант, несомненно, было бы шагом назад. Что касается Америки, то я считаю, что американская вера в институции достаточно сильна, и Трамп не будет в состоянии разрушить систему в целом. На оптимистичный лад меня настраивает то обстоятельство, что Трамп является оппортунистом и не имеет глубоких идеологических убеждений. Он предприниматель - если он придет к власти, то будет заниматься заключением сделок. Но, естественно, следует иметь в виду: сама мысль о том, что подобный человек может оказаться во главе страны, является разрушительной.

- Свидетельствует ли успех Трампа о наличии кризиса культуры?
- Вовсе нет. Его сторонники, в основном, являются представителями старого белого рабочего класса. Это люди, чьи доход сегодня ниже, чем доходы поколения их отцов. Они чувствуют себя членами нового низшего класса, они чувствуют себя так, как чувствовали себя 20 или 30 лет назад афроамериканцы. А когда Трамп им обещает: "Мы вновь сделаем Америку великой", то для них его слова имеют конкретное социальное значение. Они хотели бы вернуться назад в 50-е и 60-е годы.
- Это было золотое время для Америки.
- Да, в то время в Америке были высокие темпы роста, высокие доходы, высокая занятость и, прежде всего: богатство было достаточно равномерно распределено. Как демократы, так и республиканцы хотят вернуться в старые добрые времена: демократы хотят этого, потому что, по их мнению, тогда ощущалось большое влияние "Нового курса", было много социальной политики, а правительство в то время еще играло решающую роль. А республиканцы прославляют это время, потому что Америка и патриотизм тогда были значимыми. Однако вернуться в золотой век нельзя.

- Цифровые технологии также пожирают рабочие места…
… они не только делают низкоквалифицированный труд ненужным,
но и во все большей мере делают то же самое с рабочими местами среднего класса.
Пока утраченные рабочие места заменялись на новые.
Сначала человек был фермером, потом фабричным рабочим, а затем переходил на работу в сервисный центр. Это время уже прошло. Мы уже больше не можем исходить из того, что технологический процесс создает новые рабочие места - такой закономерности больше не существует. Таким образом, технологии оказываются бременем для демократии, так же как потепление климата и другие ограничения роста. Стабильность демократии и капитализма в значительной мере зависят от постоянного роста. Без роста нечего распределять. Возникает значительное неравенство, что представляет собой вызов для легитимности системы. В результате появляется шанс для популистов.
- Что могут предпринять против этого правительства?
- Демократии должны услышать голос этих людей. Возможно, даже будущее демократии зависит от этого - в любом случае это центральный вопрос, с которым она столкнется. Часть проблемы состоит еще и в том, что старые социал-демократические левые привыкли получать ответ: социальные гарантии и перераспределение. Я не уверен, что сегодня эта система еще работает.
- Почему? Потому что проблемы больше не решаются на национальном уровне?
- Это очень важный пункт. Исключительно сложно создавать идентичность и чувство общности, не прибегая к помощи национального государства. Серьезная проблема в Европейском Союзе состояла в том, что там необычайно технократично подходили к решению вопросов. Там велись разговоры об экономической интеграции, но никто не позаботился о формировании более глубокой европейской идентичности. Вот почему правым популистом не составляет труда в условиях кризиса использовать существующее в стране недовольство. Короче говоря, чисто экономической интеграции недостаточно.
- Однако идентичность нельзя просто так создать.
- Конечно, можно. Соединенные Штаты являются в этом отношении лучшим примером. Здесь идентичность основывается не на этнических или религиозных категориях. Она базируется на лояльности по отношению к принципам конституции и к принципам демократии.
- Дефицит идентичности создает шансы для Орбана и для Путина?
- Орбанизм и путинизм долго существовать не могут. В условиях глобализации общества будут все более мультикультурными. Восточная Европа как раз в настоящее время переживает такой процесс. Либерализм появился в конце европейских религиозных войн, когда Европа вынуждена была учиться жить в условиях религиозного многообразия. Рациональным решением стало учение о религиозной терпимости, что позволило католикам и протестантам жить рядом друг с другом. На Ближнем Востоке единственной возможностью прекращения гражданской войны между суннитами и шиитами является объявление религии частным делом. Государственная власть не должна больше вставать на сторону какеой-то определенной конфессии. Либерализм является рациональным решением для осуществления управления в условиях многообразия. Тогда как орбанизм и путинизм отвергают многообразие.
- Либеральные общества во всем мире сдают свои позиции. Не приближается ли эпоха либерализма к своему концу?
- Я не считаю, что когда-нибудь вообще существовала эпоха либерализма. Либерализм никогда не был самодостаточным, он всегда существует вместе с определенным видом демократии и определенным экономическим укладом. Нужны также определенные рамочные культурные условия, некоторые из которых стали проблематичными. Кроме того, производство электроэнергии и дефицит демократии связаны друг с другом. Богатые сырьевыми ресурсами страны способны держать налоги на невысоком уровне. Но как только доходы от продажи сырьевых товаров снижаются, они оказываются в глубоком кризисе. Это можно видеть на примере России. Для демократий это преимущество, поскольку авторитарные страны теряют в результате свою привлекательность и перестают выглядеть как альтернатива либерализму.

- Однако Путин находится в прекрасном настроении. Он ощущает себя великим и сильным. У него много сторонников.
- Меня смущает в России, прежде всего, то, насколько совершенными являются действия правительства, которое с помощью средств массовой информации столь умело манипулирует общественным мнением. В свое время я написал докторскую диссертацию, предметом которой был Советский Союз - никто не верил там ни единому слову правительства. Люди всегда верили в противоположное тому, что было написано в газете "Правда". Однако сегодня, напротив, большинство людей, судя по всему, слепо доверяют средствам массовой информации и системе. Они верят в то, что украинцы распинают на кресте детей, а также в другие подобного рода вещи. И они продолжают верить, хотя они отнюдь нее отрезаны от остального мира, у них есть доступ к интернету. Россия - не Северная Корея.

- У Путина есть также друзья среди сторонников Национального фронта и
партии Альтернатива для Германии.
Чем объясняется притягательность антилиберализма?
- Что я могу по этому поводу сказать?
В долгосрочной перспективе люди вполне рациональные существа,
но они не обязательно являются таковыми в краткосрочной перспективе.
Решающее значение в России будет иметь состояние экономики,
а в этом отношении ее ожидает десятилетие серьезных проблем.
К сожалению, люди там почувствуют, в условиях какой политической системы они живут. И это уже достаточно плохо. Но по-настоящему опасным является воздействие на международные отношения:
Путин в сложной ситуации может прибегнуть только к национализму.
Национализм легитимирует его роль.
Это вызывает у меня беспокойство.
- Предложение Путина звучит так: я - это лучший Запад. У меня христианские европейские ценности лучше сохранились. А что обещает Запад?
- Протесты на Майдане показали, насколько привлекательными являются западные ценности. Но верно и то, что элиты как в Америке, так и в Европе в последние два десятилетия просто не оправдали ожиданий. Финансовый кризис имел серьезные последствия, а попытки справиться с ним оказались жалкими. Этот кризис вызвал глубокий страх у людей, многие потеряли работу, и теперь господствует чувство неуверенности и нестабильности. Мы видим сегодня, что демократия не работает сама по себе. Мы должны постоянно обновлять наши институты, и здесь я в первую очередь думаю о Соединенных Штатах. Пока эта страна не сможет привести в порядок свою политическую систему, она должна отказаться от проповеди в мире демократических ценностей.
- А в чем проблема Европы?
- Европа сталкивается с двумя кризисами: с кризисом евро и с кризисом беженцев. В условиях кризиса все возвращаются к национальной солидарности и действуют за счет других. Я не уверен, что Европа в области интеграции продвинется дальше того уровня, на котором она сегодня находится. Но я и не настроен очень пессимистично, поскольку я считаю, что европейские институты очень сложно отменить. Евросоюз будет и дальше лавировать от кризиса к кризису, но он будет существовать.
- А роль Германии в Евросоюзе?
- Американцы не понимают того, что немцы придерживаются варианта ордолиберализма (Ordoliberalismus). В Америке после начала кризиса мы вернулись к кейнсианскому варианту экономики. А разделяет нас вопрос о том, почему в Германии никогда этого не понимали. Для меня это загадка, поскольку мы находимся в ситуации, которая стол же опасна, как и ситуация 30-х годов. Я разделяю всеобщее удивление в Америке по поводу Германии.
- Федеральный канцлер Меркель правильно себя ведет в условиях кризиса с беженцами?
- Она должна чаще говорить о существующих проблемах. Если люди боятся роста преступности, то она, в таком случае, должна открыто обсуждать эту проблему. Шенген не может функционировать, если внешние границы Евросоюза не будут защищены. У Меркель, очевидно, имеется план, но ей еще только предстоит его реализовать. Нужно точно знать, кто прибывает в Евросоюз, и Европа должна осуществлять более строгий отбор при определении того, кто является политическим беженцем.
- Вы в своей книге "Конец истории" сделали прогноз, в соответствии с которым после крушения коммунизма не существует альтернативы для либеральной демократии.
Оказалось, что это не совсем верно. Почему история вернулась?
- Вы должны понимать мой тезис в духе Гегеля и Маркса.
Я имел в виду процесс модернизации - например,
когда страны из аграрных превращаются в индустриальные общества.
Интригующий вопрос звучит так: что будет в конце модернизации? Прогрессивные интеллектуалы утверждали, что в конце истории будет коммунизм. Для них это была высшая форма человеческого развития. Я считал это ошибкой. По моему мнению, историческое развитие завершается в форме капиталистической, либеральной демократии. Я по-прежнему считаю это правильным.

- А что можно сказать о Китае?
- Это, действительно, единственная страна, которая бросает серьезный вызов моему тезису. Китай - настоящий тестовый случай. Китай является единственной альтернативой либеральной, капиталистической демократии.
Эта страна в техническом и экономическом отношении продвигается вперед – однако она осуществляет модернизацию без демократии.
Почему так происходит в Китае?
Есть ли у этого культурные причины?
И является ли Китай стабильной и долговременной системой?
Я так не считаю.
- Есть ли у истории цель?
- Да, конечно. Но это не автоматический процесс. Часто происходит движение то вперед, то назад. Однако общество не может постоянно возвращаться на предыдущую стадию своего развития.
- Прогресс как диалектический процесс - именно таким он вам представляется?
- Марксисты полагали, что технико-экономическое развитие в любом случае способствует модернизации, независимо от исторических игроков. Я так не думаю. Без человеческой воли, без борьбы за демократию и за правильных личностей ничего не получится. Для меня действующие лица, по-прежнему, играют решающую роль.

- Была ли иллюзией вера в то, что современные формы развития (die Moderne) распространятся во всем мире?
- Не модернизация сама по себе находится под угрозой. Посмотрите на азиатские страны. Нет никаких фундаменталистов в Китае, в Корее и в других государствах. Там люди получили работу, а также возможность воспользоваться преимуществами технологического прогресса. Фундаменталистские движения сильны там,
где люди хотят провести модернизацию,
но не могут добиться успеха.
На Ближнем Востоке у людей есть телевизоры и интернет,
и они видят, что люди в остальной части мира живут лучше, чем они.
В развитом мире те люди становятся проблемой,
которые не получают преимуществ от процесса глобализации.
Там, где модернизация функционирует,
она создает свою собственную легитимацию.
- Где, например?
- Есть примеры позитивного развития в Латинской Америке, где левые движения в Эквадоре, Венесуэле и Аргентине пробуют использовать популистскую политику. Большинство из этих попыток заканчиваются полным провалом. Недавно проходили выборы в Аргентине, Венесуэле и в Боливии, где люди выбрали правительство демократического центра.

- Вы как гегельянец можете сказать, что мир, тем не менее, движется в правильном направлении?
- Модернизация создает рост, а в процессе роста возникает средний класс.
Он требует большего политического участия.
Поэтому более богатые страны являются,
как правило, более демократичными.
Существует движение в этом направлении,
но оно не является неизбежным.
Это зависит также от политиков и от их решений.

- Азиатские политики принимают правильные решения?
- Азия в целом движется в неправильном направлении.
Китай, Япония и Корея являются сегодня значительно более националистическими,
и Индия также становится более националистической.
Я обеспокоен тем, что Азия может столкнуться с более масштабными конфликтами.
Азия так и не усвоила уроков Второй мировой войны.

- Не удивительно ли то, что именно в Европе,
несмотря на все усвоенные ей уроки,
возник украинско-российский кризис?
- Азия ни на йоту не лучше.
После завоевания Россией Крыма многие в Китае говорили:
"Почему мы не делаем того же самого с Тайванем?"
- После выхода вашей книги "Конец истории"
мы стали свидетелями возвращения этнических и
религиозных конфликтов.
Вы это недооценили?

- В своей книге я ссылался на слова Ницше о "последнем человеке"…
-… это человек, который живет бесконфликтной жизнью, без вдохновения…
- … и я тогда написал, что современная либеральная демократия имеет принципиальную проблему: она предлагает экономический успех и безопасность, однако она не создает гордость, сообщество или идентичность. Это является фундаментальным вызовом для либеральной демократии. Кто те молодые люди, которые воюют на стороне Исламского государства?
Они не интегрированы и чувствуют солидарность со своим сообществом.
Это очень сильно привлекает.
- Не следует ли вам пока отложить наступление конца истории?
- Под концом истории я понимаю то, что я не вижу никакой альтернативы,
которая была бы лучше либеральной демократии.
Конец истории не откладывается,
однако он, конечно же, не является реальностью для многих людей.
В настоящий момент мы движемся в неправильном направлении.
Михаэль Туман (Michael Thumann), Томас Ассхойер (Thomas Assheuer)
Оригинал публикации: "Demokratie stiftet keine Identität"
Опубликовано 17/03/2016
Источник - inosmi.ru
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1458510240

If models were show dogs, Brad would be a golden retriever. He has a strong jaw, hazel eyes and thick blond hair that seems perpetually windswept. The scruff on cheap replica handbags his face is shaped carefully, deliberately, to draw attention to his cheekbones. Unlike other beautiful people whose appeal lies in a distinctive facial quirk, Brad's features are perfectly proportioned, with no apparent flaws or peculiarities. When he models, he looks like a Roman statue. "His best bit is the curve of replica handbags his thigh," Lagerfeld once said. At the airport, Hudson snapped photos on an iPhone while his father modeled for him. An hour went by. The man in the suit reappeared and said there would be "a special cake" for "Mr. Hudson" on the plane. Brad asked if there might be special wine for him. "Might as well, right?" he said, and grinned. Around 2:30, Lagerfeld appeared at the top of replica handbags sale the stairs leading to the airport lounge. He was dressed in the manner that has made him the most recognizable designer in the world: a white shirt with a high Edwardian collar, fingerless leather gloves, a strict black blazer and sunglasses. A diamond cat brooch was pinned to his tie, and his tight black pants were covered in a microprint of replica mulberry his own likeness, which ran up and down the leg and, from far away, looked like a thick pinstripe. "Hello!" Lagerfeld said. He glanced at the field of small planes and frowned. "And where is ours? Is it that one?" Brad pointed to the larger jet parked just out of view. "Ah, the big one," Lagerfeld said. "Good." Lagerfeld was expected that evening in Dubai, where he would show Chanel's 2015 resort collection in two days. Typically Brad would model in the show, but in Dubai, only Hudson, who is Lagerfeld's godson, would walk the runway. (He has been appearing in Chanel shows since he was 2.) Lagerfeld was accompanied on the trip, as he is most places, by his 39-year-old bodyguard, Sébastien Jondeau, a part-time boxer with a sinewy build and an intense stare. (A few days later, he nearly body-checked Brad when he held a cup of replica bags coffee a little too close to Lagerfeld's white blazer). Lagerfeld led the way to the plane. Inside, a wineglass of Diet Coke awaited him at his seat. At the back of the aircraft was a single bed made up with crisp white linens. "But where am I going to sleep?" Hudson asked. "You sleep on your seat, darling," Lagerfeld replied in his heavy German accent. "I have to arrive fresh, you don't have to. Don't be selfish."