Народ не верит в лучшее инфляционное будущее?

Большинство казахстанцев ощущает на себе растущую инфляцию и не ожидает ее снижения в ближайшем будущем, тогда как в Нацбанке утверждают, что ситуация здесь стабилизируется и рост потребительских цен по итогам года окажется в запланированном коридоре 6-8%.

Немецкая «линейка» меряет точно

Начнем с инфляционных ожиданий населения, которые с января текущего года начала замерять компания «GfK Kazakhstan». Информация об итогах исследования за январь-апрель была опубликована в канун минувших праздников на сайте Нацбанка. Как следует из информации в Интернете, «GfK Kazakhstan» начала свою деятельность в апреле 2005 года и приходится «дочкой» немецкой «GfK Group», которая входит в десятку ведущих маркетинговых компаний мира.

Материнская компания даже располагает специальным отделом при университете города Эрлянген, где создаются и совершенствуются новые исследовательские инструменты. Ее казахстанская «дочка» предлагает услуги на всех стадиях маркетингового исследования – от разработки методологии и сбора информации до всестороннего анализа результатов и консультирования клиентов.

Является ли заказчиком измерения инфляционных ожиданий казахстанцев Нацбанк и какая сумма в таком случае выплачена им «GfK Kazakhstan», не сообщается. В любом случае нельзя не приветствовать это начинание, ибо такие оценки играют ключевую роль в экономической деятельности, определяя действия участников рынка. Если их инфляционные ожидания высоки, то инвестиции направляются в активы, стоимость которых максимально защищена от обесценивания, - к примеру, в американскую валюту, что и наблюдается в Казахстане. А если участники рынка не ждут значительного роста потребительских цен, то инвестиции направляются ими в средне- и долгосрочные проекты, включая развитие отечественного производства.

В исследовании «GfK Kazakhstan» изучаются инфляционные ожидания одного из главных участников рынка – населения. Замеры производятся ежемесячно путем телефонного интервью с 1500 респондентами во всех регионах Казахстана. При этом опрашивается взрослое население по репрезентативной выборке на республиканском и областном уровнях, включая все областные центры с населением более 250 тыс. человек.

Опросник включает 29 основных вопросов по 6 категориям - ожидания населения в отношении инфляции, доходы и материальное положение, восприятие динамики обменного курса тенге, сберегательное и кредитное поведение населения, перспективы развития экономики.

Так вот, как выясняется, в апреле 41,9% опрошенных отметили за прошедший месяц очень сильный рост потребительских цен на продукты питания, непродовольственные товары и платные услуги. В январе таковых было 56,7%, в феврале – 52,2%, в марте – 47,2%. Доля же тех, кто считает рост цен умеренным, выросла с 38,0% в январе до 45,5% в апреле. Весьма малая часть респондентов – 0,7% - утверждает, что цены снизились, а 7,9% не заметили изменений.

Таким образом, большинство наших соотечественников – 87,4% - в апреле ощутило на себе рост инфляции за минувший месяц. Ощущения же за последние 12 месяцев выглядят следующим образом: 71,7% опрошенных отметили, что цены росли быстрее, чем ранее, 14,5% ответили, что темпы роста цен остались прежними, 7,7% указали на снижение темпов роста, 2,7% не заметили изменений, а 0,5% почувствовали снижение цен.

Примечательны оценки годовой инфляции респондентами, поскольку 49,4% опрошенных заявили, что цены за минувшие 12 месяцев выросли более чем на 20%, а 16% указали на 16-20%-ный рост. Примечательны потому, что они хорошо согласуются с оценками официальной статистики.

Результаты опроса населения РК: Как, по вашему мнению, в целом изменились цены на продукты питания, непродовольственные товары и услуги за прошедшие 12 месяцев?

Двузначная инфляция - уже не угроза?!

Как следует из данных Комитета по статистике Министерства национальной экономики, в апреле годовая инфляция, то есть в сравнении с тем же месяцем прошлого года, достигла 16,3%. При этом она непрерывно росла, начиная с декабря прошлого года, когда статистики зафиксировали ее уровень в 13,6%. Показательно и то, что инфляция держится гораздо выше значений прошлого года по другим методикам ее расчета. Так, в апреле относительно марта год назад потребительские цены поднялись на 0,1%, а в этом году – на 0,6%. Если же брать динамику роста цен с начала года, то есть к декабрю предыдущего года, то сейчас за январь-апрель инфляция составила 3,6%, тогда как было 1,2%.

Изменение цен на потребительские товары и услуги в 2015-2016 годах, в % к предыдущему месяцу, прирост +, снижение –

 

Однако в Нацбанке не видят в данных статистиков какой-либо угрозы и утверждают, что месячная инфляция в последнее время находится в рамках обычного тренда. Об этом заявил в канун минувших праздников главный банкир страны Данияр Акишев. Он также констатировал практическое исчерпание эффекта переноса изменения обменного курса на внутренние цены торгуемых товаров, хотя и предположил, что еще не завершилась «инерционная корректировка цен на регулируемые услуги и неторгуемые товары».

В Нацбанке затухание инфляции аргументируют факторами ослабления потребительского спроса, снижения уровня экономической активности и ограниченного предложения кредитования. Проще говоря, для разгона ценовой динамики, если верить главе Нацбанка, у участников рынка сейчас недостаточно денег.

Но с другой стороны, в такой позиции Нацбанка налицо противоречие, поскольку его же представители отмечают принципиальное изменение на денежном рынке, где в последнее время появилась избыточная тенговая ликвидность. Как заявила на встрече с экспертами Алия Молдабекова, директор департамента монетарных операций Нацбанка, причин появления «лишних» денег две – «переворачивание» банковских клиентов из инвалютных вкладов в тенговые и крупные расходы государственного и квазигосударственных секторов.

Добавим также, что по сравнению с началом года значительно – на 30% - выросли мировые нефтяные цены. А из-за укрепления тенге к доллару население резко сократило объемы покупки иностранной валюты в обменных пунктах, в результате чего в феврале и марте они оказались меньше ее продаж в обратном направлении. Как пояснил г-н Акишев, такая ситуация сложилась впервые за последнее десятилетие, а нетто-продажи долларов в феврале-марте составили $513 млн. Что касается дедолларизации депозитов, то по итогам марта доля инвалютных вкладов опустилась до 63,4%, в том числе у юридических лиц – до 55,1%, а у населения - до 74,9%.

Битва с долларом и тенге добром не кончится

Неудивительно, что Нацбанку приходится принимать титанические усилия по стерилизации избыточной тенговой ликвидности – ведь если ее не вывести с финансового рынка, то она перетечет на товарный и повлечет за собой дальнейшее раскручивание инфляционной спирали.

В итоге объем находящихся в обращении краткосрочных нот Нацбанка подпрыгнул с 408,7 млрд. тенге в марте до 1 трлн. 129,4 млрд. тенге в апреле, то есть в 2,8 раза. Если же обратиться к динамике эмиссии этих финансовых инструментов, то ее объем вырос в гораздо большей степени – в 8,2 раза до 3 трлн. 344,6 млрд. тенге! А инструменты эти не дешевые – эффективная доходность по размещенным в марте одномесячным нотам Нацбанка оказалась в диапазоне 16,28%-18,13% годовых.

Напомним и о том, что центральному банку и самому приходится одновременно впрыскивать огромные объемы тенговой ликвидности, выкупая на бирже доллары с тем, чтобы не допустить резкого укрепления казахстанской валюты. В марте Нацбанк купил $1 млрд. 235,9 млн., в апреле - $830,9 млн.

С одной стороны, такая политика явно противоречит объявленной политике свободного плавания обменного курса тенге и явно не способствует укреплению доверия к Нацбанку. Но последний обосновывает свои действия тем, что «текущее предложение иностранной валюты носит внутренний системный характер и может привести к резкому укреплению тенге, не обусловленному влиянием фундаментальных факторов». Увы, и это объяснение выглядит надуманным в условиях, когда главный фундаментальный фактор – мировые цены на нефть – приблизились к рубежу в $50 за баррель.

В конечном итоге получается, что и без того хрупкая «лодка» финансовой стабильности раскачивается сейчас усилиями центрального банка по одновременному выводу с рынка долларовой и тенговой ликвидности. Ведь при разумном подходе к делу эти «лишние» деньги могли быть инвестированы в отечественную экономику, не создавая очередной инфляционный и девальвационный «навес». А пока, если обратиться к данным упомянутого исследования, большинство казахстанцев не ждет ничего хорошего от динамики инфляции. 48,6% опрошенных ожидают умеренного роста потребительских цен в мае, 13,3% - очень сильного их роста.

Прогнозы на ближайшие 12 месяцев таковы: 30,7% респондентов полагают, что нынешние темпы инфляции сохранятся, 9,8% опасаются ее ускорения, 24,8% надеются на замедление инфляции, а 16,5% верят, что цены не изменятся. Но при этом 20,2% опрошенных считают, что годовая инфляция превысит 20%, еще 16,9% прогнозируют ее уровень в 16-20%, а 18,7% респондентов ожидают роста цен на 11-15%.

Таким образом, более половины респондентов - 55,8% - полагают, что инфляция не опустится ниже двузначной отметки. И только меньшая часть опрошенных солидарна с прогнозом Нацбанка о замедлении инфляции до 6-8%: 28,2% из них ожидают роста цен в ближайшие 12 месяцев в 6-10%, а 7,6% респондентов полагают, что инфляция уложится даже в 1-5%.

Результаты опроса населения РК: Насколько именно, по вашему мнению, вырастут цены на продукты питания, непродовольственные товары и услуги в следующие 12 месяцев?

Тулеген АСКАРОВ

http://camonitor.kz/23209-narod-ne-verit-v-luchshee-inflyacionnoe-buduschee.html

Комментарии

Нет доходов, так еще и инфляция сжирает остатки кэша

Лета, как такового расслаблающего месяца, для для трудовых, а точнее безработных, всё увеличивающихся  масс не будет ... Но если летом как то выжить можно, то осенью будет коллапс. Значит, протетсный дух будетв накале - и начнутся бунты пустых кастрюль и холодильников. И это вам не дешовые митинги за какую-то там "казахскую" видите ли землю, которую, якобы не хотят отдавать китайцам...  Но все случится в 2017. Т.е. в будущем году.