Оппозиционный бандитизм

Демократическое движение в Казахстане давно превратилась в маргинальное по своей сущности сообщество, из-за чего оно и не смогло возглавить волну народного протеста по поводу земельной реформы и превратиться в реальную политическую силу. Естественно, власти сделали все, чтобы добиться этого. Однако, это не все. Свою лепту внесли и «случайные попутчики», для которых оппозиционность была лишь способом достижения своих личных, часто меркантильных целей. Оппозиционеры-бывшие прокуроры, оппозиционеры-бывшие акимы, оппозиционеры-олигархи были даже оппозиционеры-криминальные элементы. «Благодаря» этим нечистым на руку людям народ глубоко разочаровался в политике вообще и в возможности демократии в нашем Казахстане.

Одним из ярких представителей этих попутчиков демократической оппозиции является окружение беглого олигарха Аблязова, бросившего на танки режима искренних борцов, не распознавших гнилой сущности и беспринципности своего шефа. Так в тюрьмах оказались активисты «Алги», Владимир Козлов и жанаозенцы. Но далеко не все работающие на олигарха люди такие простаки. Есть и вполне сознательные элементы, достигающие своих попутных целей за счет «демократической обертки», такие - раз почуяв паленое быстро сбежали на Запад, как Петрушова и Садыков. Последний, кстати, не просто беспринципный, но и откровенно криминальный тип. Свои блатные убеждения он скрывает показным демократизмом, но получается у него это очень плохо.

Вот фрагмент интервью, которое Садыков дал после своего тюремного заключения радио «Азаттык»:

«В принципе, если брать чисто отношения между мной и другими заключенными, то проблем и не должно было быть, поскольку они люди вменяемые и я тоже. Правила, которых они придерживаются, хотя и жесткие, но простые — их вовсе не трудно запомнить, понять и исполнять. Например, нельзя здороваться за руку с «обиженным», касаться его или даже его предметов, в том числе его посуды. В колонии мы жили «семьями», то есть группами — в зависимости от симпатий друг к другу, — ели вместе, общались в основном друг с другом. Так что причин для возникновения проблем между мной и другими заключенными не было».

Теперь переведем с блатного языка – демократ Садыков в тюрьме принял все блатные порядки, в том числе и унижения и издевательства, которым подвергаются изнасилованные и нетрадиционной сексуальной ориентации заключенные. Демократ (или надо – Дон?) Садыков создает в тюрьме свою «семью», наподобие криминальных, с которыми у него проблем не было, так как порядки в этих «семьях» одинаковы. Как это вяжется с идеалами демократии, свободы, равенства, братства? Уважение или хотя бы нейтральное отношение к сексуальным меньшинствам – одно из достижений демократического общества. Стремление помочь «обиженным» и оскорбленным – вообще свойственный гуманизму посыл. А наш демократ не только никак не старался помогать этим несчастным, он даже не подает им руки, как прокаженным, не касается ни его вещей, ни посуды. Где его идеалы справедливости, честности, гуманизма? Он даже не думает, что говорит что-то не то! Он рассказывает про свое антигуманное отношение к униженным журналистам, как что-то само собой разумеющееся, просто не понимая, насколько это противоречит принципам демократии.

Едва ли не единственные, кто в тюрьме идет против блатной системы с ее поборами, унижениями и антигуманной сущностью, это религиозные экстремисты. Кстати, Садыков в том же интервью упоминает про них, как про «мусульман», среди которых часто находят убежище тюремные парии, а также к ним пристают новички, которым совесть не позволяет (в отличие от Садыкова) принимать блатные порядки. Демократ-Садыков относится к этой группе заключенных нейтрально, ни осуждает, ни одобряет, ничем не намекая на их противоречие с «черным миром», на которое он сам не пошел.

Было ли это его осознанным выбором или трусостью, неизвестно. Скорее первое. Дело в том, что для Садыкова криминалитет – вовсе не чуждая среда. В Актобе он известен не только, как оппозиционеры, пускай и склочный, но и как участник самых страшных беспредельных банд, вроде «Четыре брата».

С 1992 года Айдос Садыков «занимался незаконным предпринимательством по заготовке и сбыту рогов сайги», по сути – браконьерствовал, уничтожая беззащитных животных в промышленных масштабах. За хулиганство со стрельбой из ружья его впервые арестовывала полиция, но уголовное дело прекратили благодаря тому, что судебно-психиатрическая экспертиза признала его невменяемым на момент совершения преступления.

Действительно ли Садыков был невменяем или нет, неизвестно. В те годы не только все спортсмены ушли в криминалитет, но и врачи часто подрабатывали на таких «заказах», как признание членов ОПГ невменяемыми, чтобы те не садились в тюрьмы. На тот момент Айдос неофициально «числился» в рядах так называемой «Чалкарской группировки», подчиняясь одному их ее лидеров – Кайрату Адильшину, известному в «черном мире», как «Шестой Кайрат». В миру они считались друзьями и партнерами по браконьерскому бизнесу. Позднее «Шестой Кайрат» перешел в ОПГ «Четыре брата», печально знаменитых на всю страну. Эти криминальные «генералы» крышевали наркоторговлю, проституцию, занимались рэкетом. Впрочем, «Шестой Кайрат» не был единственным «черным» другом Айдоса Садыкова, его часто видели с «братками» из другой банды – «Черный Кайрат» - Курманчиком и Сакурой. В ходе одной из «сходок» с «братками» в 1999 году Айдоса Садыкова снова задерживают – «братва» слишком громко гуляла в кафе «Икар», и снова психиатрическая экспертиза тормозит дело, пока его просто не закрывают «за давностью».

После этого, в 2000-е, когда большая часть беспредельщиков 90-х годов или умерла в перестрелках, попойках и передозах, или села всерьез и надолго, Садыков и обнаружился в политическом поле оппозиции. Надо отдать ему должное, он привлекал много внимания к своей персоне, но дело соратников по оппозиции он просто развалил. Все кончилось скандальным выходом Айдоса и двадцати его сторонников из «ОСДП-Азат» в 2010-м году. Через пару месяцев он и оказался в тюрьме, про что рассказывал в интервью «Азаттыку». Освободившись, криминальный демократ не успокоился и втянув свою вторую жену Наталью в скандал с обвинениями местных чиновников в коррупции, быстро покинул страну. Сейчас Айдос и Наталья обретаются на Украине, откуда пишут для аблязовского сайта «Республика» и посты в Фейсбуке, призывая народ бросаться на баррикады. Сами, при этом, супруги Садыковы больше под удар подставляться не хотят. Максимум их хватило на то, чтобы приютить еще одного «политического беженца» - Ермека Нарымбаева. То, что они сошлись – теперь очень много говорит и о моральном облике самого Нарымбаева, также вырядившегося в демократические одежки оппозиционера, готового пожимать руку своему блатному коллеге, который расстреливал по степи беззащитных сайгаков и не подавал руки «опущенным». Остается только один вопрос: как называть таких деятелей – оппозиционными бандитами или бандитскими оппозиционерами?

Стелла ГИННЕР

 

Комментарии

Молодец Алмас, справка - это круто: - )

Странная постановка вопроса, а почему то это нормальный пацан должен был зашкваритца? Не жить в семейке и опекать петухов что ли???

Баба же херню пишет. Какой с нее спрос за лагерный быт?-((((

Справка - это круто?

Они кажись в один год с Нарымбаевым загремели под фанафары. Они по УДО вышли или по звонку?

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Докажите, что вы не спам-робот.
Fill in the blank.