Что скрывается за маской среднего класса в Казахстане?

Представители казахстанского среднего класса заметно отличаются от своих собратьев, проживающих в развитых странах. Причем не только по материально-имущественному признаку, но и по политическим взглядам, запросам, амбициям. Их трудно назвать гарантом экономической стабильности, опорой государства, надеждой общества. Скорее это обособленная группа людей, которая индифферентна ко всему происходящему в государстве, а государству безразлично к тому, что происходит с ней.

В Казахстане изначально неправильно поняли, что такое средний класс и какую пользу он может принести стране. Более того, в его ряды стали записывать скопом всех, кто имеет стабильную работу, заработок выше среднего, машину или квартиру, тогда как международные стандарты относят таких людей к бедному слою (не путать с нищими). Например, в развитых странах, чтобы попасть в «среднюю» категорию, необходимо иметь минимальный месячный доход в расчете на каждого члена семьи в 2-2,5 тысячи долларов, не менее 40 метров общей площади жилья опять же на каждого, а также по две-три легковые машины, не говоря уже о высоком уровне образования и квалификации.

То есть если следовать международным параметрам, то реальная численность представителей среднего класса в Казахстане окажется значительно меньше, чем мы думаем. Хотя никто так и не смог рассчитать точную цифру – сколько в нашей стране истинных «середняков». Отчасти потому, что четкие критерии принадлежности к данному сословию у нас отсутствуют, а до международных нам еще очень далеко. Поэтому неудивительно, что мы имеем размытое представление о нашем среднем слое и расхождения в самоопределении населения по данному признаку.

Соответственно, отечественный средний класс не выполняет свои функции «базового слоя общества», «кормильца государства», «опоры и двигателя экономики». Более того, он не является лакмусовой бумагой состояния казахстанского общества, нейтрализатором социальных противоречий и конфликтов, ядром общенациональных идей. Все эти высокие характеристики чужды «средним» казахстанцам. Они живут как бы вне государства, фактически предоставленные сами себе. И, похоже, никому нет дела до того, что их численность с каждым кризисом и девальвацией катастрофически сокращается. Сколько бы власти ни заявляли, что средний класс нуждается в поддержке, ничего не меняется.

Между тем в мировой практике представители среднего класса являются самым многочисленным слоем общества (они составляют до 80 процентов населения), они отличаются активной жизненной позицией и высоким патриотическим настроем, что объясняет их всеобщее стремление к процветанию родины. Как правило, такие люди заняты в малом и среднем бизнесе и выступают в качестве основных налогоплательщиков и двигателей экономических процессов. Поэтому неудивительно, что в развитых странах интересы «середняков» находятся в эпицентре внимания политической элиты, которая их всячески поддерживает и лелеет... Ведь мощный средний класс – это признак демократически и экономически продвинутого общества.

Тема нашего сегодняшнего эксперт­ного опроса звучит так: как оздоровить казахстанский средний класс и заставить власть наконец ценить его?

 

Айгуль Есенгалиева, кандидат социологических наук: «Нужно взращивать слой профессионалов»

– Что же такое средний класс?

– Это гораздо более сложный вопрос, чем кажется на первый взгляд. Некоторые эксперты определяют средний класс по доходам, другие фокусируются на стиле жизни. Есть и такие, кто выделяет его по уровню сознания. В современной теории среднего класса наиболее популярными являются следующие пять подходов.

1. По уровню доходов. Тут эксперты расходятся в оценках. Но, согласно одному из распространенных определений, средний класс – это те, кто находится между 20% самых бедных и 20% самых богатых.

2. По степени богатства. Ряд экспертов предпочитает использовать богатство как определяющий критерий принадлежности к среднему классу. Некоторые люди не могут быть отнесены к нему по доходам, но они имеют достаточные сбережения и недвижимость.

3. По уровню расходов. К расходам относятся затраты на питание, проживание, транспорт, развлечения и т.п. Сторонники данной концепции не причисляют к потреблению расходы на здоровье и образование, считая их инвестициями (James X. Sullivan, NotreDame). Например, в США размер расходов среднего класса находится в диапазоне от 38 до 50 тыс. долларов в год.

4. По уровню запросов. У среднего класса есть свой набор желаний и устремлений. Относящийся к нему человек имеет свой дом\квартиру, машину, его дети учатся в университете, он имеет возможность выезжать с семьей на отдых, у него есть медицин­ская страховка и пенсионные накопления.

5. По демографическим характеристикам. Сент-Луисский Федеральный резервный банк предложил более сложный подход, сочетающий в себе социологию и экономику. Годовой доход может изменяться в широких пределах в течение долгого времени. А такие демографические характеристики, как возраст, образование и раса, не столь изменчивы. Средний класс, как правило, состоит из людей, которые соответствуют некоторой комбинации из трех характеристик.

Какой из вышеперечисленных методов наиболее подходит к казахстанским условиям?

– Результаты социологических опросов, проведенных в нашей стране, показывают, что значительная доля респондентов склонна причислять себя к представителям среднего класса. Действительно, согласно четвертому подходу («наличие определенного набора материальных ценностей и возможностей»), в Казахстане велика доля людей, у которых есть квартира/дом, машина, дети учатся в университете, справляются пышные тои. Если исходить из данного критерия, то размер среднего класса составляет, на мой взгляд, 40-50% всего общества. Вместе с тем большинство казахстанцев едва укладывается в свои расходы, а зачастую находится в минусе. С этой точки зрения доля среднего класса незначительна – лишь 10-15%.

Средний класс в Казахстане, думаю, можно разделить на три слоя: высший, средний и низший. В этом смысле соотношение выглядит следующим образом: 10/20/70. Настоящий средний класс с высокими доходами, сбережениями, недвижимостью, качественным образом жизни (качественное питание, отдых, развлечения) составляет 10-20%.

Большинство представителей казахстанского среднего класса (70-80%) находится на границе с низшим классом. В теории такой слой еще именуется протосредним классом. Есть старая квартира/дом, машина, дети учатся в местном университете, нет сбережений, семья никогда вместе не выезжала на отдых за рубеж, развлечения минимальные, большинство из них сводится к приглашению или походу в гости. Другой вариант: есть новая машина, квартира в большом городе, но все это взято в кредит, на погашение которого уходит значительная часть заработной платы. В случае потери работы семья останется ни с чем. Думаю, это типичные модели представителей казахстанского среднего класса.

– Что же делать?

– Я вижу несколько направлений. Первое – развивать и поддерживать малый и средний бизнес. Именно эта сфера деятельности формирует основной костяк среднего класса. Второе – взращивать слой профессионалов. Грамотные юристы, экономисты, врачи, преподаватели, инженеры и т.д. являются лицом среднего класса. Чем больше в нашем обществе будет высококвалифицированных работников в разных сферах, тем многочисленнее и сильнее будет казахстанский средний класс.

 

Айман Жусупова, координатор проектов по социальным вопросам ИМЭП: «С углублением неравенства «двигатели» глохнут»

Почему степень развитости государства определяется долей среднего класса?

– Это можно понять, исходя из того, какую роль играют представители среднего класса во всех сферах общественной жизни. Допустим, в социально-экономической сфере к его наиболее распространенным функциям относят производство материальных благ и обеспечение занятости населения, что влияет и на политические процессы в обществе. Кроме того, средний класс является проводником инноваций, в силу того что его основу зачастую составляют предприниматели, которые всегда находятся в поиске путей повышения конкурентоспособности своих товаров и услуг. Он также выступает в качестве экономического донора и поставщика высококвалифицированных кадров (поскольку имеет средства на качественное образование).

Что касается роли среднего класса в политической сфере, то тут все обстоит несколько сложнее. К примеру, в странах развитой демократии представитель этой прослойки воспринимается как полноценный субъект политической жизни страны, который четко осознает свои цели и посредством выражающих его интересы институтов может демонстрировать свои ценности и притязания в политической сфере. Таким образом, средний класс выступает не только как объект, но и как достаточно влиятельный субъект политики. В то же время «среднеклассники» играют стабилизирующую роль, так как стремятся к правовой защищенности и стабильности, поскольку им есть что терять.

А вот в развивающихся странах роль среднего класса как проводника модернизационных процессов зачастую оспаривается. Часть исследователей полагает, что обеспеченные люди в таких государствах зачастую оказываются тем классом, который больше ориентирован на поддержку и лояльность к режиму в обмен на политическую стабильность, и называют его «болотом». Тогда как другая часть считает, что хотя средний класс в таких обществах и является рыхлым, аморфным образованием, в будущем он может составить движущую силу трансформационного процесса.

В любом случае и те, и другие подчеркивают значимость среднего класса как формирующего менталитет, идеологию и мораль социума.

– Что же мешало все эти годы казахстанскому среднему классу полноценно развиваться?

– Прежде всего коррупция и все те барьеры, которые мешают полноценному развитию рыночной экономки, а также низкий уровень образования в стране.

 

Есть рецепты, как можно увеличить численность «середняков» в стране?

– Важно понимать, что повышение благосостояния граждан, рост среднего класса в Казахстане – это вопрос ответственности не только государства, но и самих граждан, а также бизнеса, который хочет иметь благоприятный климат для дальнейшего развития в месте, где он зарабатывает свои капиталы. То есть подход должен быть ком­плекс­ным.

С точки зрения населения необходимо четкое целеполагание относительно своего будущего, инвестирование в образование, профессиональную конкурентоспособность, уход от идеологии потребительства и жизни не по средствам, от иррационального поведения. Здесь, возможно, должно подключиться государство и посредством информационных ресурсов популяризировать убеждения, поведенческие стратегии, нацеленные на развитие новых моделей экономического поведения граждан, на осознание ими собственной ответственности за уровень жизни и благосостояния.

Думаю, со временем на первый план выйдет именно вопрос профессионализма граждан, который сможет обеспечить необходимую степень стрессоустойчивости при любой экономической конъюнктуре. Сегодня уровень образования еще не является непреложным фактором, пропорционально влияющим на уровень доходов. Но в будущем ситуация будет меняться.

В заключение хотелось бы привести один из результатов исследований МВФ, озвученных в 2015 году. Как выяснилось, повышение благосостояния богатых на один процентный пункт ведет к тому, что за следующие пять лет темпы роста ВВП в стране снижаются на 0,08 процентного пункта. Тогда как повышение уровня благосостояния бедных и среднего класса на один процентный пункт может привести к повышению темпов роста ВВП на 0,38 процентного пункта.

Иначе говоря, содействие росту доходов бедных и среднего класса может способствовать улучшению перспектив для всего населения. Одно из возможных объяснений данного явления заключается в том, что малоимущие и средний класс, как правило, потребляют более значительную долю своих доходов, чем богатые, что повышает спрос и способствует совокупному росту в краткосрочном плане. То есть бедные и средний класс в этом контексте могут рассматриваться как двигатели роста. Тогда как с углублением неравенства эти двигатели глохнут.

 

Жарас Ахметов, экономист: «Государству надо менять приоритеты»

– Средний класс состоит из нескольких групп: хорошо оплачиваемые наемные работники, мелкие и отчасти средние предприниматели, люди свободных профессий – писатели, журналисты и т.д.

Наемные работники задействованы либо в госсекторе (учителя, врачи, мелкие служащие), либо в частном и квазигосударственном секторе – рабочие, инженеры, опять же служащие.

Тем, кто работает в госсекторе, не могут поднять доходы, поскольку не хватает бюджетных средств, хотя доля финансирования образования, здравоохранения и т.д. довольно высока (здесь надо разбираться по содержанию конкретных бюджетных программ). А тем, кто задействован в частном или квазигосударственном секторе, не могут повысить зарплаты из-за и без того высоких издержек. То есть надо менять структуру издержек. Государство здесь может лишь создать некие стимулы, но пока этим не занимается.

Предпринимательский класс слабо развивается вследствие различных барьеров, например коррупции. А на продукцию представителей свободных профессий слишком слабый спрос. Чтобы исправить ситуацию, государству надо менять приоритеты – отказаться от масштабных и грандиозных проектов и уделять больше внимания созданию стимулов для частной инициативы.

Сауле ИСАБАЕВА,

http://camonitor.kz/25107-chto-skryvaetsya-za-maskoy-srednego-klassa-v-kazahstane.html

Комментарии

Миддл класс не получился в РК. Это однозначно.

При отсутствии настоящей рынчоной экномики и гражаданского самоуправления о каком мидл-классе может идти речь?

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Докажите, что вы не спам-робот.
Fill in the blank.