Нелогичные инвективы от «лысого барсука»

В недавней публикации под названием «Месторождение для Местоева» на сайте Ratel.kz Геннадий Бендицкий с необычайной легкостью слога обвинил Министерство энергетики РК в нарушении закона. При этом он без стеснения занимается подменой понятий, пуская пыль в глаза неискушенному читателю. Речь идет о контракте Министерства энергетики РК с ТОО «КазИнРусс-трейдинг» о разработке заброшенных нефтяных месторождений.«Как получить право недропользования без конкурса? Как стать субъектом индустриально-инновационной деятельности?» Вот так ехидно и устрашающе ставит вопросы автор статьи. Но ничего страшного в них нет, ибо если внмиательно всмотреться в предмет осбужедния, то на эти и другие вопросы есть ответы, и лежат они прямо на поверхности...

«Как 4 года блуждать по министерским кабинетам?» ставит вопрос автор и на примере «некоего ТОО» вкратце рассказывает о трудностях продвижения одного инновационного проекта. Оказывается «еще в 2012 году Сагындык Бейсеков, производственник с 43-летним стажем, направил от имени возглавляемого им ТОО «KANTAR Oil» в Министерство нефти и газа разработанный научным коллективом под его руководством инновационный проект «Вторичная разработка выработанных нефтяных месторождений Шубаркудык и Жаксымай». Сообщая о том, что, данная компания разработала технологию извлечения тяжелой и очень вязкой нефти и обратилась в уполномоченный орган с просьбой разрешить экспериментальную разработку заброшенных месторождений, автор добавляет: «При этом 100-процентное финансирование проекта компания готова обеспечить за счет собственных средств, без привлечения государственных ресурсов».

После этого неискушенный читатель может подумать, что, действительно, уполномоченный орган настолько бестолковый, что не может разрешить экспериментальную разработку заброшенных (!) месторождений такой замечательной компании, которая денег не просит (?).

Но, изначально ясно, что субъект индустриально-инновационной деятельности не может не привлекать государственные ресурсы.

Из предыдущей публикации сайта известно, что с 1994-го по 2012 год лицензией на разработку месторождений Шубаркудык и Жаксымай владели последовательно сначала казахстанско-американское СП «Дамунай», потом казахстанские недропользователи с известными фамилиями. Естественно, уполномоченный орган задался бы вопросом: может ли ничем непримечательная компания за свои деньги, на свой инвесторский риск ввести заброшенные скважины в промышленный оборот?

Далее выясняется, что 31 августа сего года правительством поручено министерству заключить контракт с, по выражению Бендицкого, «неким» ТОО «КазИнРусс-трейдинг» о разработке данных месторождений.

Так из-за чего же сыр-бор, если вопрос разработки заброшенных месторождений в принципе решен? Ан нет, автор не рад такому принципиальному решению, он радеет именно за компанию «KANTAR Oil», «добивающейся этого права уже четыре года».

«И пока «KANTAR Oil» раз за разом доказывает в Минэнерго, что сможет на основе уникальной технологии дать вторую жизнь заброшенным месторождениям, министерство по-тихому проводит прямые переговоры с ТОО «КазИнРусс-трейдинг», единственным видом деятельности которого является, согласно выписке с сайта электронного правительства, «складирование и хранение непродовольственных товаров, кроме зерна», – сокрушается автор. При этом он слукавил, говоря о виде деятельности компании. Согласно статье 22 Закона Республики Казахстан «О некоммерческих организациях» устав некоммерческой организации должен предусматривать предмет и цели деятельности некоммерческой организации. Если законодательство не содержит требование об обязательном указании сведений о видах деятельности юридического лица в его учредительных документах, то оно вправе осуществлять свою деятельность независимо от их наличия или отсутствия в уставе. Так, например, не содержится требования об обязательном указании перечня видов деятельности в отношении хозяйственных товариществ. Однако, по сложившейся практике, виды деятельности обычно указываются в уставах товариществ. При этом, главным ориентиром при определении производственно-хозяйственной, торговой, финансовой, страховой, банковской и иной направленности организации является Общий классификатор видов экономической деятельности (ОКЭД), утвержденный в качестве государственного классификатора от 14 декабря 2007 года. Так что ничего зазорного в указанном виде деятельности компании нет.

В то же время автор признается, что «в официальном ответе на запрос Ratel.kz, проводился ли тендер на месторождение Шубаркудук, и если да, то по каким критериям победа была присуждена именно этому ТОО, пресс-служба Минэнергетики ответила, что ведомство имеет право заключить контракт и без конкурса, после прямых переговоров, в случае, если компания-претендент является «субъектом индустриально-инновационной деятельности».

Между тем, по признанию и выражению самого автора, компания, которая «и близко не знакома со спецификой нефтедобычи», оказывает услуги по сливу-наливу и перевалке нефти и нефтепродуктов на станции Темир-Мост в Мугалжарском районе, и, по постановлению акима Актюбинской области, является «субъектом индустриально-инновационной деятельности, включенным в региональную карту индустриально-инновационного развития на 2015-2019 гг.».

Также в ответе министерства на редакционный запрос черным по белому написано: «Между Министерством и субъектом индустриально-инновационной деятельности – ТОО «КазИнРусс-трейдинг» состоялись прямые переговоры по предоставлению права недропользования на совмещенную разведку и добычу углеводородного сырья на месторождениях Синельниковское и Шубаркудук в Актюбинской области». При этом в министерстве не отрицают, что ТОО «KANTAR Oil» действительно ранее обращалось с просьбой о предоставлении права недропользования на Шубаркудук, однако ему было отказано: «Компании было разъяснено несоответствие заявки к требованиям текущего законодательства Республики Казахстан».

Но автор не унимается, утверждая, что «именно «KANTAR Oil» является правообладателем ноу-хау на технологию извлечения остаточной нефти из выработанного месторождения Шубаркудук». Также со слов Бейсекова он утверждает, что компания «на тот момент являлось субъектом индустриально-инновационной деятельности, в соответствии с протоколом РКС акимата Актюбинской области №9 от 20.05.2014 года». «И логичным было бы министерству помочь ему доработать представленную заявку, привести ее в соответствие с требованиями законодательства и дать «зеленый свет» отечественному инвестору», – далее давит он на логику, ловко оперируя термином «отечественный инвестор». Но здесь он опять же явно лукавит: отечественным инвестором является не только «KANTAR Oil», но и компания «КазИнРусс-трейдинг». Также логично и то, что министерство нашло лучшим технологию извлечения остаточной нефти из выработанного месторождения и соответствие заявки к требованиям текущего законодательства РК именно ТОО «КазИнРусс-трейдинг».

Между тем, «КазИнРусс-трейдинг» – достаточно известная в нефтяных кругах компания, объем инвестиций которой в производство в 2013 году составил 3,5 миллиарда тенге. Тогда же руководство компании (Мурат Долгиев, генеральный директор ТОО «КазИнРусс-Трейдинг») объявило о планах расширения производства – в частности, заняться собственной нефтедобычей. Для осуществления индустриально-инновационного проекта планируется вложить 54 миллиона долларов.

Не смотря на это, авторы (в дальнейшем поясню, почему слово «автор» пишу во множественном числе) статьи вкупе с Бейсековым строят свои версии: «А причиной такой пылкой любви чиновников к «КазИнРусс-трейдинг» он считает влиятельные фигуры, стоящие за этим ТОО. Обозначенный в выписке с сайта электронного правительства в качестве учредителя компании-победителя МЕСТОЕВ Руслан Ахмедович – фигура в Казахстане достаточно известная. До февраля 2016 года он занимал пост заместителя генерального директора по поддержке бизнеса национальной нефтетранспортной компании «КазТрансОйл»».

А если быть до конца честным и перечислить все должности, которые занимал Руслан Местоев за последние 15 лет, то получится весьма солидный послужной список:

Советник генерального директора ЗАО «НК «Транспорт Нефти и Газа» (2001-2002);

Директор департамента контрактов АО «КазТрансОйл» (2003-2006);

Глава Представительства АО «КазТрансОйл» в г. Москве (2006-2007);

Управляющий директор по закупкам АО «НК «Казахстан Темир Жолы» (2007-2008);

Senior Contract Engineer, филиал ЧКОО «KMG Kashagan B.V.» в Республике Казахстан (2009-2010);

Local Content Manager, филиал ЧКОО «KMG Kashagan B.V.» в Республике Казахстан (2010-11.2011);

Управляющий директор по поддержке бизнеса АО «КазТрансОйл» (04.11.2011-05.2012);

Руководитель аппарата акционерного общества «КазТрансОйл» (05.2012-2013);

Заместитель Генерального директора АО «КазТрансОйл» по поддержке бизнеса (2013-05.02.2016).

Судя по нему, можно убедиться, что компанию, которая «и близко не знакома со спецификой нефтедобычи», учредил не кто иной, а профессиональный нефтяник. И что же он не может стать субъектом индустриально-инновационной деятельности и заключать контракты с Министерством энергетики? В таком случае, читателю вовсе не понятны доводы и обвинения авторов статьи.

МЕДОЕД, ОН ЖЕ ЛЫСЫЙ БАРСУК…

Пока готовился данный материал, Геннадий Бендицкий неизвестно по какой причине автором статьи «Месторождение для Местоева» указал Аналитическую службу Ratel.kz. Во всяком случае, в тот момент (04.10.2016, 17:14), когда я распечатывал статью со страниц сайта автором выступал он сам. Может быть, он посчитал, что  «Аналитическая служба Ratel.kz» звучит солидней, чем овеянная славой фамилия ?

Кстати, интересно, а что собственно означает название и что за животное изображено на логотипе сайта Ratel.kz? Ратель – это ночное животное, питающееся мелкими млекопитающими, птицами, очень любящее мед. По словарю Брокгауза и Ефрона: ратель, он же лысый барсук, он же медоед (Mellivora) – род хищных из семейства куничных, или хорьковых (Mustelidae). По внешнему виду медоед похож на барсука. Хорошо отыскивает улья пчел. Чтобы окурить улей пчел медоед использует выделения из своих анальных желез. Очень быстро зарывается в землю. Вредит домашней птице.

Так что же хотели сказать «аналитики» этого, мягко говоря, экстравагантного электронного издания? С нарушениями логики в своих утверждениях? Какую цель они преследовали? В данном случае, может, почувствовали тягу к вопросам нефтяного бизнеса. В таком случае, уж не лучше ли приобрести бензоколонку, чем корпеть над газетными колонками, изображая из себя специалистов в этом специфическом вопросе? Хотелось бы напомнить господам-медоедам, что Министерство энергетики РК – не улей пчел, а уполномоченный орган государства, которому не указ бендицкие и иже с ними.

Жанкелди ЕСТЕНБАЕВ

Комментарии

Ого! Жан стал банчить в Контурах?

Бендицкий в норме, если чехвостит таких орлов как Мезтоев.

Не на контурах, а на мезтоевых:-))))

Обычно такие тяжбы хозяйственные интересны только заинтересованными сторонам. Прежед всего.

Наверняка у Местоева хорошая команда, если они начнут приводит свои цифри о стаже своих нефтнных умов, писать будет не о чем

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Докажите, что вы не спам-робот.
Fill in the blank.