Итоги столичной недели: Ташкент рвется вверх

Визит нового президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в Казахстан на прошлой неделе стал не только главным событием этих праздничных семи дней, но и, пожалуй, главным событием с начала этого года: Ак Орда взглянула в глаза своему основному конкуренту по региону на ближайшие несколько лет. Взгляд пока вышел дружелюбным, останется ли он таким, если Узбекистан начнет расширять торгово-экономические связи и укреплять свои инвестиционные позиции – вопрос сложный.

Одним из парадоксов центральноазиатского баланса сил было то, что прежний президент Узбекистана Ислам Каримов при всех своих, мягко говоря, внешнеполитических причудах вполне устраивал руководство соседей по региону. Нет, были, конечно, мелкие неприятности в виде намеков на возможность перекрыть сток по трансграничным рекам или, наоборот, не сдерживать его по весне – но все это с избытком компенсировалось закрытостью страны в части внешней торговли. Климат и возможности узбекского сельскохозяйственного сектора позволяют накормить всех соседей до отвала, однако прежнее руководство страны просто не выпускало продукцию из страны, позволяя соседям развивать собственный сельскохозяйственный сектор в тепличных условиях, без конкуренции со стороны дешевой черешни с юга.

Помимо этого, причуды прежнего руководства страны отпугивали иностранных инвесторов от Узбекистана. Да что там отпугивало: даже если бы они в очередь к Каримову выстроились со своими деньгами, он половину из них в страну бы не пустил из подозрения в шпионаже, а вторая половина бы отчитывалась не только перед налоговой, но и перед Службой безопасности Узбекистана. Между тем, инвесторские деньги, которые вполне могли бы осесть в Ташкенте с его дешевой рабочей силой и дешевой электроэнергией, все это время из-за этой политики оседали в соседних странах. В том числе – и в Казахстане: в общем, какими бы ни были отношения политических элит соседних стран с Каримовым внешне, он, повторимся, всех их устраивал.

Однако осенью прошлого года все поменялось – первый и бессменный до сих пор президент Узбекистана скоропостижно скончался от инсульта, в декабре к власти пришел Шавкат Мирзиёев, который первым делом провозгласил новую экономическую политику. Собственно, ничего нового с точки зрения соседних стран в ней нет (все, что можем продать за бугром – производим и продаем без ограничений, валютное законодательство либерализируем – и перестаем считать 100 долларов в портмоне резидента Республики Узбекистан изменой Родине и преступлением против человечества, и т.д., и т. п.), но для Узбекистана, где официально обменом валюты до недавних пор могло заниматься исключительно государство, это целая революция. Причем революция, способная придать мощное ускорение внутреннему производству и – притоку иностранных инвестиций в страну.

А если в нынешних кризисных условиях, когда поток инвестиций обмельчал, часть его потечет в Ташкент, это означает, что он уменьшится в других частях Центральной Азии. И это умозаключение не только вашего покорного слуги – в марте этого года российские специалисты экспертного центра "Евразийское развитие" (Expert Center Eurasian Development, ECED) опубликовали аналитическое исследование "Карта инвестиционной привлекательности стран Центральной Азии и Южного Кавказа". Согласно которому, Астана является действующим лидером региона в вопросе привлечения иностранных инвестиций. А вот потенциальным лидером в этой части, согласно этому исследованию, является Ташкент.

Тут целых две причины: как возможности самого Ташкента после смены руководства страны, так и внутренние сложности Астаны, многие из которых она себе породила сама. Так, по оценке авторов исследования, Казахстан, до 80% экспорта которого в последние годы приходилось на минеральное сырье, сегодня сталкивается с резким падением бюджетных доходов, снижением уровня жизни граждан и сокращением внутреннего спроса. "Наличие значительных финансовых резервов в Национальном фонде республики смягчает остроту ситуации, однако не отменяет необходимости экономического реформирования, - убеждены россияне. - В связи с чем основной задачей властей Казахстана в сфере экономики в ближайшие несколько лет станет изменение экономической модели – уход от преимущественной ориентации на развитие топливно-энергетического комплекса в пользу усиления роли в экономике других отраслей: обрабатывающей промышленности, развития транспортной инфраструктуры, строительства, аграрного сектора и создания товаров с более высокой добавленной стоимостью", - добавляется в тексте исследования.

Многие в порыве праведного гнева воскликнут: а чем же, по вашему, еще наши партия и правительство занимались со времен первой пятилетки государственной программы форсированного индустриально-инновационного развития?! Да, вроде как заводов в стране понастроено много, только вот новым азиатским тигром, совершившим индустриальный бросок, несмотря на лидерство в привлечении иностранных инвестиций, нас никто до сих пор не признал. Вот наши усилия в урегулировании конфликта в Сирии – они да, всем мировым сообществом признаны. А чтобы признали тигром, надо ж начать выпускать что-то такое, что во всем мире начнут с руками отрывать: нет, конечно, бренды GGG и Astana Pro Team во всем мире узнаваемы, и сувенирная продукция с этими логотипами уходит влет, как пирожки с пылу, с жару – но мы же сейчас про другое. Про то, про что один японец в СССР сказал следующее: "Дети у вас замечательные – а вот то, что вы делаете руками…". 

Есть еще одна большая проблема, о которой в Астане предпочитают не говорить вслух, а вот россиянам рта не заткнешь: по мнению экспертов ECED, основным вопросом политической жизни республики в 2017 году станет подготовка к транзиту власти, которая в текущем году продолжит набирать обороты. "Ключевым процессом во внутриполитической жизни Казахстана в 2017 году станет взаимодействие внутриэлитных группировок в ходе подготовки к транзиту власти. Это взаимодействие будет включать в себя как соперничество, так и сотрудничество. Вероятнее всего, в 2017 году появится более четкая конфигурация политических сил и персон, претендующих на президентское наследство, более ясно обозначатся лидеры в кругу вероятных преемников Назарбаева на посту президента", - считают в аналитическом Центре. 

В исследовании напоминается, что в 2015-2016 годах в Казахстане прошел очередной электоральный цикл: в стране сначала состоялись президентские, а затем парламентские выборы. Это создало в 2017 году более стабильную обстановку для подготовки транзита власти. Вместе с тем ряд факторов политической, экономической и общественной жизни Казахстана несет в себе потенциальные угрозы, способные дестабилизировать политическую ситуацию в стране в 2017 году. "Ключевыми среди них являются: незапланированный отход от дел первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева по состоянию здоровья, что может привести к обострению внутриэлитной борьбы и нарушению хода подготовки конституционной реформы; обострение борьбы внутри казахстанской политической элиты, вызванное сокращением размера общего "рентного пирога", обострение борьбы за экономические ресурсы и активы; начало массовых протестов в казахстанском обществе, вызванных усугублением социально-экономической ситуации в стране и неспособностью руководства Казахстана справиться с этим; резкое усиление позиций внесистемной оппозиции на фоне возможной неэффективности действующих властей в решении социально-экономических проблем, рост националистических настроений в обществе", - перечисляют возможные риски, способные охладить интерес инвесторов к стране специалисты центра.

Ну, и все это внутреннее "веселье" подкрепляется не слишком благоприятной внешней конъюнктурой – по оценке ECED, на политическую ситуацию в Казахстане в 2017 году также могут оказать сильное влияние международно-политические и глобально-экономические факторы. Так, возможное обострение обстановки на Ближнем Востоке, в которое окажутся втянуты партнеры Казахстана (Россия, Турция), окажет дестабилизирующее влияние на политическую обстановку в стране. Возможное торможение мировой экономики в условиях глобальной неопределенности и падение цен на ресурсные товары казахстанского экспорта может поспособствовать усугублению экономических проблем страны и усилению политической неопределенности. "Прогноз для Казахстана будет скорее негативный ввиду того, что республике и ее политической системе предстоит в ближайшей или среднесрочной перспективе пройти испытание транзитом власти. Эту неопределенность усиливает отсутствие эффективных драйверов экономического роста", - "радуют" выводами российские эксперты.

А вот состоявшийся в Узбекистане в прошлом году поневоле и без политических катаклизмов транзит власти дал стране возможность выстроить новую нормальную рыночную систему. Причем даже если она будет  даже не слишком прибыльной на первых порах (с точки зрения соседей, привыкших на каждой экспортно-импортной операции получать по 200 % маржи), неприхотливость населения Узбекистана, большинство из которых раньше и возможности выбраться из нищеты не имело, а теперь эту возможность получило, позволит стране достаточно долго терпеливо ждать эффекта от преобразований. И это – еще одно неоспоримое преимущество Ташкента: наличие населения, привыкшего к, мягко говоря, не самому лучшему, а потому с благодарностью готового воспринимать малейшие изменения в своей жизни. Ни Астана, ни уж тем более Бишкек таким преимуществом похвастаться не могут, в этом отношении круче разве что Ашхабад.

В общем, Ташкент имеет возможность стать экономическим лидером региона и магнитом для инвестиций. Воспользуется он этой возможностью или нет – это уже второй вопрос, но возможность эта у него есть. С этой точки зрения визит Мирзиёева в Казахстан действительно важен для Астаны, поскольку присоединение к процессу экономического роста соседа может стать, как сейчас принято говорить, "драйвером" роста и самого Казахстана. Особенно в свете вышеперечисленных "тормозящих" рост экономики факторов.  Так, министерство по инвестициям и развитию Казахстана намерено запустить дополнительные железнодорожные и авиарейсы в Узбекистан, сообщил глава этого ведомства Женис Касымбек.

"Буквально позавчера был запущен пассажирский скоростной поезд Алматы – Ташкент, Ташкент – Алматы, и уже на этот поезд билетов нет. Из Астаны дополнительно два рейса в неделю будут летать в Ташкент. То есть если мы из Алматы имеем 12 рейсов, то из Астаны будет 6 раз практически ежедневно. Это говорит о том, что есть интерес узбекского бизнеса в Казахстане, и казахстанского в Узбекистане", — сказал Касымбек в ходе казахстанско-узбекского бизнес-форума в Астане. Помимо запуска этих рейсов, на границе с Узбекистаном планируется открытие двух дополнительных пунктов пропуска, а также перевод на круглосуточный режим работы трех действующих автомобильных пунктов пропуска. "Стоит задача максимально активно и в короткие сроки обеспечить рост товарооборота, совместных инвестпроектов. Было сказано, что в ближайшие год-два совместно с нашими партнерами должны реализовать совместных три-четыре показательных пилотных проекта, которые создали бы тренд в наших отношениях, что мы работаем не только в сфере торговли, но и технологий", — сказал в свою очередь министр внешнеэкономических связей, инвестиций и торговли Узбекистана Элёр Ганиев.

Председатель же торгово-промышленной палаты Узбекистана Алишер Шайхов сообщил, что Ташкент намерен увеличить товарооборот с Казахстаном с двух до пяти миллиардов долларов (увеличение вполне возможное, ибо за пять месяцев прошлого года, с сентября по декабрь, товарооборот двух стран вырос на 30 процентов).  "Надо определить направления, поэтому на выставке у нас представлено девять отраслей. Нужно время, чтобы сформировать стратегию, но уже заключены контракты на сумму более 700 миллионов долларов. Думаю, до вечера договоры на сумму около ста миллионов долларов могут быть заключены. В целом задача увеличить наш товарооборот до пяти миллиардов долларов. Что касается инвестиций, то это вопрос уже самих предпринимателей. Для этого, думаю, в наших странах есть все необходимые возможности", — сказал Шайхов в ходе казахстанско-узбекского бизнес-форума в Астане. Он добавил, что Узбекистан и Казахстан находятся в центре Шелкового пути, поэтому с точки зрения логистических возможностей существуют все предпосылки для выхода на третьи страны, а также развития торговли между собой.

"Отношения не то, что теплеют, а становится горячо, потому что это переход на абсолютно иной уровень развития, на уровень интеграционной кооперации. Для нас Казахстан это не только новый рынок, но и возможность работать совместно для выхода на третьи рынки. Причем не только в СНГ. Сейчас обсуждаем вопросы совместного выхода на китайский, европейский, американский и африканский рынки, потому что будем создавать совместные производства, использовать логистические центры, которые также развиваются в наших странах", — отметил председатель торгово-промышленной палаты. В общем, узбекский бизнес полон оптимизма, у него сейчас – период практически хрущевской оттепели, еще бы наши чиновники и предприниматели этим духом прониклись – регион получил бы двух экономических лидеров.

Тем более, что узбекский бизнес речь ведет не только о развитии таких традиционных направлений, как  нефтехимия, удобрения и сельское хозяйство, но и о таких, как информационные технологии, электронная коммерция, инновации, зеленая экономика, которая тоже активно развивается в Узбекистане. "Считаем, что это первый этап создания новых экономических взаимоотношений между нашими странами. Ранее было очень много спорных вопросов, была конкуренции и больше соревнований, нежели сотрудничества. Теперь мы понимаем, что рядом с нами огромные рынки сбыта, как Россия и Китай. Например, Китай очень большой рынок. Особенно в пищевой отрасли. Выполнить тот спрос только силами бизнесменов Казахстана практически невозможно. Надо объединяться", — сказал в свою очередь заместитель председателя НПП "Атамекен" Нуржан Альтаев. Речь, по его словам, может идти, например, о продукции, которая в Казахстане не производится по климатическим или другим объективным условиям.

"Умные бизнесмены и предприниматели видят во всем возможности, а не препятствия. Нужно понимать, что даже здесь на выставке есть много вещей, которые можно в качестве сырья использовать. Есть много швейных предприятий у нас, но сырье вынуждены закупать в других странах. Здесь есть возможность сотрудничать с Узбекистаном и к нам это будет заходить намного дешевле", — добавил зампред НПП "Атамекен". В общем, пашите, соседи, солнце у вас еще высоко – а мы будем перенаправлять произведенное вами в другие страны, художественно управлять процессом. Если так сотрудничество и будет развиваться, то рано или поздно Ташкент начнет искать других партнеров.

На высшем уровне, правда, Астане и Ташкенту удалось решить довольно серьезный вопрос - вопрос использования трансграничных водных ресурсов, который раньше был определенной разменной монетой. "Еще раз подтвердили, что водные ресурсы трансграничных рек Центральной Азии является общим достоянием, и мы с полным пониманием относимся к нашим братским соседям и желании использовать воду, и мы готовы принимать в этом участие, но без ущерба для всех других стран, находящихся в нижних течениях этих рек. От разумного использования этой воды зависит судьбы десятков, миллионов людей, стабильность, благополучие в нашем регионе, а значит и укрепление дружественных отношений и доверия между нашими странами", — сказал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев после переговоров с Шавкатом Мирзиёевым.

Это подтвердил и президент Узбекистана. "Мы особо отметили, что водные ресурсы трансграничных рек Центральной Азии являются общим благом народов региона, мы также обменялись мнением по вопросу строительства новых гидротехничнеских сооружений на этих реках", — сказал Мирзиёев и уточнил позицию Ташкента: согласно ей, такие действия должны осуществляться на основе конструктивного подхода и компромисса, при котором не ущемляются интересы других заинтересованных государств, а также в соответствии с общепризнанными нормами международного водного права. "В этом плане мы поддерживаем инициативу ООН о заключении международных конвенций по рациональному и справедливому использованию водных ресурсов Амударьи и Сырдарьи", — практически поставил жирную точку в водном вопросе президент Узбекистана. Теперь осталось эти конвенции заключить, чтобы подтвердить благие намерения документально. Помимо этого, по словам Назарбаева, на переговорах был затронут вопрос о ситуации вокруг спасения Арала. "В очередной раз пришли к единому мнению, что международный фонд спасения Арала является ключевой платформой, способствующей решению этой проблемы и для контакта стран", — сказал президент Казахстана.

В общем-то, учитывая постоянные паводковые проблемы в Казахстане, вопрос о трансграничных реках – уже успех. Хотя проблемы с паводками в Казахстане намечаются по всей         стране, а не только на юге: в понедельник начальник ДЧС Павлодарской области Алибек Длимов сообщил, что в этом регионе более двух тысяч жилых домов находятся в предполагаемой зоне затопления: по его информации, 2 тысячи 126 жилых домов в 49 населенных пунктах, в которых проживает более девяти тысяч человек, находятся в зоне риска, поэтому спасатели готовятся в случае необходимости эвакуировать людей − для этого созданы 154 пункта временного размещения. При этом предстоящий паводковый период в Павлодарской области обещает быть сложным — высота снежного покрова в регионе превышает нормативные показатели в полтора раза: 27 сантиметров вместо 17. Поэтому в опасных местах по всему региону спасатели и коммунальные службы чистят водопропускные трубы, вывозят снег, укрепляют дамбы и защитные насыпи, копают траншеи.

Главный спасатель области также отметил, что толщина льда на Иртыше сейчас — 55-60 сантиметров, а местами еще меньше, поэтому все официальные переправы для транспорта уже закрыты. При угрозах подтопления населенных пунктов из-за заторов во время ледохода льдины будут взрывать. Для этого уже заключен договор со специализированной фирмой из Восточного Казахстана.  По прогнозам спасателей, формирование паводковых вод выпадает на конец марта и первую декаду апреля, половодье должно начаться примерно 10 апреля и продлиться до 1 мая. Но в Казахстане все цифры – приблизительны и относительны, что доказывает пример с исчислением сокращенных на металлургических предприятиях казахстанцев. По данным отчета Finprom.kz, основанного на статистических данных миннацэкономики Казахстана, за 2016 год на добывающих металлическую руду предприятиях число работников сократилось на пять тысяч человек. Однако в Министерстве по инвестициям и развитию утверждают, что эта информация не соответствует действительности.

"Первый раунд сокращений в секторе был зафиксирован в 2014 году на фоне развернувшегося падения цен на металлы и сокращение спроса на казахстанскую продукцию со стороны основного покупателя – Китая", — говорится в отчете. Согласно этой же информации кризис подверг жесткой селекции ряды самих участников рынка — за год количество активных предприятий, добывающих металлическую руду в Казахстане, уменьшилось почти в два раза, с 81 до 46 предприятий. Однако в профильном ведомстве (министерство индустрии и развития) о таком выводе портала Finprom.kz даже не слышали. "Информация портала Finprom.kz об увольнении пяти тысяч рабочих горнорудных предприятий не соответствует действительности", —  написал первый вице-министр по инвестициям и развитию Алик Айдарбаев в официальном ответе на запрос Sputnik Казахстан.

Как утверждает первый вице-министр, с 2010 по 2016 годы число занятых в горнодобывающей отрасли и разработке карьеров увеличилось с 193,7 до 290,1 тысяч человек (в 2015 году – 284,2 тысячи человек). "Таким образом, рост занятости составил 96,4 тысячи человек (50%), что свидетельствует о несоответствии действительности информации портала Finprom.kz. Несмотря на сложную ситуацию, которая складывается в горнодобывающем секторе, в данной отрасли отмечается стабильный рост", — пишет в своем ответе Айдарбаев. По его сведениям, по итогам 2016 года индекс физического объема добычи металлических руд по отношению к 2015 году составил 104%". Более того, по прогнозам министерства, в 2017 году рост добычи металлических руд составит 4,5%.  В общем, у нас все хорошо – и нам ничего не надо, в отличие от Ташкента…

Андрей ЛОГИНОВ, Астана

Комментарии

> все постсовковое пространство тонет, и Россия никак по-настоящему не может встать с колен..)

Узбекистан всегда был и оставался , а теперь возомжно и станет, наконец-то, настяощим лидером региона.

С каких это хуефф???  Это те, против кого нам придется воевать. А не с русскими в Петропавловске, как этот идиот из Киева маячит

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Докажите, что вы не спам-робот.
Fill in the blank.