РУССКИЕ И КАЗАХИ: почему возрастает межэтническая отчужденность?

Географическая близость казахстанских и российских земель, масштабность и глубина традиционных взаимосвязей Казахстана и России определяют те долговременные трудности, с которыми сталкивается процесс нациестроительства в республике. Россия уже давно ассимилировала в своей языковой культуре большую часть многонационального населения Казахстана. Сформировался значительный сегмент населения, оторванный от казахской культуры и казахского языка. Казахстан принял старт на пути обретения независимости, имея низкий потенциал национально-аутентичного «вживания» населения в местную среду. И это одна из причин, почему в параде национальных суверенитетов Казахстан шел в последнем ряду.

В условиях самостоятельного политического существования Казахстана русские оказались поставлены перед необходимостью осознать себя этническим меньшинством по сравнению с титульным этносом, пройти нелегкие этапы этнопсихологической адаптации к новому статусу республики. И хотя на бытовом уровне нет каких-либо оснований для межэтнических конфликтов, вместе с тем официальный переход страны на государственное казахское одноязычие осложняет контекст взаимоотношений между казахами и русскими.

Несмотря на то, что к настоящему времени сложился устойчивый межэтнический баланс в пользу казахов, русские продолжают оставаться крупнейшей этнической группой, которая при достаточной степени самоорганизации способна оказывать воздействие на внутриполитическую ситуацию в республике (по данным официальной статистики на начало 2016г., русских осталось 20,6% в составе населения Казахстана). Тот факт, что в Казахстане до сих пор не произошло насильственных конфликтов, среди прочего, есть результат массового выезда русскоязычного населения из страны. За период с 1992 по 2015гг. Казахстан покинуло около 2,5 млн. русскоязычного населения, из них более 60% - русские.

Исполнилось 25 лет, как Казахстан обрел независимость. Произошел ли в массовом сознании русскоязычного населения позитивный «перелом» в пользу примирения с новыми казахстанскими реалиями? Как складывается согражданство казахов и русских? С целью изучения этих и других вопросов АСиП провела опрос среди русских и казахов в 2016г.

В Казахстане нарастает межэтническая отчужденность

Судя по данным опроса, за последние 4 года в 1,3 раза повысился уровень межэтнической отчужденности в стране. По сообщениям в среднем 26,4% опрошенных русских и казахов, «этнические группы живут своей замкнутой жизнью, никаких отношений нет», «интересы не пересекаются». В 2012 г. (по данным мониторинговых исследований АСиП), частота таких сообщений составляла 19,6%. Наиболее высокий уровень межэтнической отчужденности зафиксирован на севере, востоке и в центре, а также в г. Алматы, где сохраняется высокая доля русскоговорящих. Выявленный тренд свидетельствует о постепенно складывающемся диаспорном стиле жизни и мировоззрении русских в Казахстане.

Максимум, к чему открыты сегодня русские и казахи – это сохранять дружеские отношения (в пределах одной трети опрошенных), в меньшей степени – учиться/работать в одном коллективе и быть соседями. Большинство представителей основных этнических групп в Казахстане оказались практически закрытыми для отношений, предполагающих более тесные связи: развивать совместный бизнес, вступать в семейно-брачные отношения и т.д. Наличие направленных этнофобий фиксируется, но в достаточно низких концентрациях и в большей степени характеризует казахов (в основном от 18 до 30 лет), чем русских (среди последних отмечаются единичные случаи).

Деструктивным фактором, способным уже в ближайшей перспективе поставить под угрозу межэтнический мир и согласие в республике, является растущий казахский этнонационализм, в последние годы активно проявляющий нетерпимость к русскоязычным согражданам, в том числе и своей этнической группы.

Как показывает опрос, в межэтнических отношениях основная линия напряженности проходит между казахо- и русскоязычными казахами. Линия второго плана – между казахоязычными казахами и русскими. Каждый 6-й опрошенный респондент русской национальности отмечает напряженность отношений с казахоязычными казахами (каждый 11-й казах указывает на напряженность отношений с русскими). В этом плане весьма симптоматично, что уровни ожиданий открытого межэтнического конфликта у русских и казахов совпадают: каждый 5-й опрошенный русский и каждый 5-й казах считают, что конфликта «не избежать», «все к этому идет». Более того – показатели этноконфликтного потенциала русских и казахов также соотносятся в сопоставимых пределах – 32,9% и 34,6% соответственно. Такую синхронизацию «конфликтогенных» настроений у основных этнических групп нельзя рассматривать как случайное совпадение. Скорее это индикатор наличия ксенофобских настроений, имеющих охватом одну треть казахско-русского населения республики.

Источники ксенофобских настроений среди русских

Основные источники – рост этнического самосознания казахов и растущая политизация этнической напряженности в республике:

Усилилась пропаганда Казахстана как страны казахов и казахской культуры в СМИ и общественных дискуссиях. Публичные высказывания президента Н. Назарбаева о формировании казахстанской нации до сих пор наталкиваются на упорное неприятие со стороны национальной интеллигенции и казахоязычной части населения (особенно молодежи).

В казахоязычной прессе, социальных сетях часто используются этнические противопоставления, призывы и другие формы этномобилизации, что ведет к усилению межэтнической отчужденности и ксенофобии у русскоязычного населения, включая рускоязычных казахов.

Количество русскоязычных школ сократилось до немногим более 20%, что вызывает негативный отклик у русскоязычных казахстанцев.

В последние годы участилось использование казахского языка как инструмента вытеснения русских с тех или иных профессионально-образовательных позиций. Идет навязывание односторонней этноказахской культурной политики.

Из-за усиления эмоционального напряжения вокруг языкового вопроса российские эксперты, государственные и общественные деятели делают заключение, что казахстанские власти и влиятельные общественные силы заинтересованы не в действительном решении языковой проблемы, а скорее в постоянном поддерживании негативного напряжения вокруг нее, чтобы иметь возможность в любой момент использовать мобилизационный потенциал этого фактора.

Одной из особенностей внутриполитической ситуации в республике в связи с происходящим процессом нациестроительства является активизация деятельности этноориентированных общественных объединений. Это новая форма политической борьбы, которая не бросается в глаза, поскольку имеет внепарламентский характер (партийное поле для этноориентиро- ванных объединений закрыто). В тактике противостояния этноориентированных объедине- ний альфой и омегой становится использование гражданских форм участия, учитывая неприятие населением системных форм политической борьбы. Благодаря наличию в рядах этих объединений творческой и научно-технической интеллигенции они способны компенсировать спад уличной протестной активности, поддерживая с помощью соцсетей, публичных выступлений, слушаний, дебатов и т.д. интерес к актуальной для них политической повестке. Идет латентная политизация этнической напряженности за счет вовлеченности в орбиту влияния этноориентированных объединений сегментов разного рода этнических субкультур, гражданских инициатив в целом. При нынешнем формате национальной политики такая тактика противостояния может привести к разбалансированности политической ситуации.

Факторы недовольства

Основным фактором недовольства, побуждающим русских к защите своих прав, является не сам переход на государственное казахское одноязычие (многие понимают его необходимость), а методы и меры (подчас противоправные) реализации этого перехода. По данным опроса, нарушения этнических прав со стороны местных властей, правоохранительных органов и других контролирующих органов в 1,3 раза чаще совершаются в отношении русских, чем казахов. Именно поэтому утверждение государственного языка титульного этноса до сих пор рассматривается большинством русских как антидемократическая мера, ставящая их в неравное положение по сравнению с казахами.

Две трети русского населения страны считают себя ущемленными в правах по языковому признаку. На казахоязычных западе и юге эта цифра приближается к 90%. Судя по совокупному показателю частоты упоминаний, масштаб нарушений прав русских по языковому признаку только за один последний год увеличился более чем в 2 раза.

Другим провоцирующим фактором является фиксируемая в республике исторически сложившаяся ситуация реального двуязычия. При сокращении доли русских в национальной структуре общества сохраняется высокая доля русскоговорящих. Речевой опыт, в том числе русскоязычных казахов, обнаруживает несовпадение со стремлением государства ускоренно ввести в жизнь один язык – казахский. Высокая толерантность казахов по отношению к двуязычию служит своего рода фактором, мобилизующим русских на защиту родного языка в стране проживания, которую большинство из них воспринимает как свою родину.

Сложная языковая ситуация говорит о трудоемкости механизма перехода на государственное казахское одноязычие. Сам переход несет в себе элемент принуждения. Не только русские, но и репрезентативная часть казахов сохраняют заинтересованность в русскоязычной инфраструктуре коммуникаций и делопроизводства. Между тем, несмотря на рост напряженности вокруг языкового вопроса в республике до сих пор не уделяется серьезное внимание организованному преподаванию государственного языка без расчета на ассимиляцию. А проводимая языковая политика даже после пережитых миграционных потерь русскоязычного населения не сменилась более осмысленным выстраиванием приоритетов для смягчения языкового неравенства и проведения в жизнь системы мер, направленных на психологическую адаптацию русскоязычного населения к переходу.

Наметившийся и углубляющийся раскол между русскими и казахами по этноязыковому признаку определяет не только сегодняшнюю политическую динамику, но скорее всего, будет определять ее на десятилетия вперед. Прошло 19 лет с момента принятия Закона о языках, легитимизировавшего казахский язык в статусе государственного языка, но лишь 4,5% казахстанских русских свободно владеют им. С другой стороны, данные опроса обнаруживают интересную статистику, которую полезно осмыслить. Доли русских, свободно владеющих государственным языком, в 2 раза превышают средний показатель – в моноэтничных казахских регионах (на юге и западе – более 9%) и почти в 4 раза – в столице (17,4%). Возможно пришла пора внедрять систему регуляций, стимулирующих мотивационный блок массового сознания русского населения в сторону заинтересованного изучения государственного языка.

На настоящий момент, в материале опроса не находит существенного эмпирического подтверждения гипотетический риск массового «выхода» конфликтогенной энергии русского населения, хотя на локально-региональном уровне признаки аккумулирования такой энергии фиксируются (главным образом на востоке и в центре, в меньшей степени на севере). На основании данных опроса складывается довольно статичный портрет русских в Казахстане. Их наиболее массовый слой - «молчаливое большинство», сохраняющее на «парадном» уровне ориентацию на традиционные ценности и патерналистские установки. Русские в большинстве своем лояльно относятся к национальной и языковой политике государства, выражают удовлетворенность условиями реализации своих этнокультурных и даже языковых потребностей, демонстрируют высокий уровень адаптационного потенциала, толерантности, на треть – сторонники статус-кво действующей политической системы. Загоняя внутрь недовольство своим нынешним положением они отдают предпочтение спокойствию и стабильности, образцом которых для них является современный «назарбаевский» Казахстан. Если посмотреть на реальные перемены, произошедшие с русскими за последние два с половиной десятилетия независимости Казахстана не через призму политики, а через призму быта, то отчетливо видно, что вся энергия преобразования страны среди русских, да и казахов, растеклась по частным ручейкам. Уход в стихию частного быта – это сегодняшняя психология казахстанских русских. Скорее всего, в ближайший год никакая мобилизационная «русская идея» даже под привлекательными лозунгами о социальной справедливости не может рассчитывать на поддержку русского большинства в Казахстане. По данным исследования, это большинство пока дистацировано от этноориентированных общественных объединений.

Национально-государственное строительство

Парадоксальность ситуации, в которой оказалась республика, состоит в том, что гражданское нациестроительство идет под знаком этнонационального возрождения Казахстана. Тем не менее, при всей парадоксальности ситуации процесс формирования новой национальной идентичности идет, хотя и медленно. Происходит это исключительно благодаря тому, что русский язык сохраняет достаточно прочную основу в механизме, определяющем гражданскую идентификацию. Удельный вес казахстанцев казахской и русской национальности, которые понимают, что важнее всего в нашей национальной идентичности – гражданственность – составляет 61,3% и 67% соответственно. Очевидно, что свою лепту в это понимание вносит отказ государства от этнонационального принципа формирования субъекта республики и замена его принципом согражданства.

Русские постепенно адаптируются к новому статусу республики, хотя этот процесс протекает достаточно сложно, особенно для людей старшего возраста, которые прожили основную часть своей жизни, имея духовной опорой принадлежность к единому советскому народу. Как показывает опрос, в массовом сознании русского населения произошел небольшой позитивный «перелом» в пользу примирения с новыми реалиями. Русские, как и казахи, в большинстве своем идентифицируют свою гражданскую принадлежность с Казахстаном – 68,4% и 75% соответственно. Хотя среди тех, кто до сих пор в той или иной форме не признают своего казахстанского гражданства, чаще встречаются именно русские – 31,6% (среди казахов – 25%).

Гражданская идентификация большинства русских имеет позитивную направленность: 65,6% русских испытывают чувство Родины по отношению к Казахстану. Вместе с тем уход во «внутреннюю эмиграцию» характеризует 31,1% русских. Из них 2,6% утратили это чувство по отношению к Казахстану; 6,8% идентифицируют свое гражданство с исторической Родиной, а 21,7% - с «Малой Родиной», под которой понимается, скорее всего, этнически обозначенная территория проживания. Указанный тренд наиболее выражен на востоке, севере и юге. Учитывая, что восток и север – это приграничные к России русские этнолингвистические территории, можно предположить, что речь идет о «местечковом» сепаратизме, уровень которого достигает на востоке – 36,2%, на севере – 27,3%. Что касается юга, то там уже к 2004г. фиксировался диаспорный стиль жизни русского населения, для которого также характерен «местечковый» сепаратизм (23,9%).

Важным показателем процесса формирования согражданства казахов и русских является восприятие ими реализуемой государством модели нациестроительства. Полученные данные обнаруживают позитивный тренд. В среднем по массиву опрошенных русских и казахов 59,4% и 51,3% соответственно придерживаются мнения, согласно которому в Казахстане реализуется гражданская модель нациестроительства. Как оказалось, национальному самосознанию большинства русских и казахов чужды сколько-нибудь выраженные националистические установки. Но они есть у казахского меньшинства.

Что касается влияния этноориентированных объединений на этнические настроения русских, то согласно полученным данным, в разрезе средней тенденции казахи лучше информированы о деятельности казахских объединений, чем русские о деятельности русских, славянских и казачьих объединений. Однако, уровень информированности имеет регионально неравномерный характер. Эмпирически установлено также, что уровень поддержки этих объединений ниже уровня информированности о них. Указанный тренд отмечается в обеих этнических группах. Что касается престижа представителей этноориенти- рованных объединений, то он оказался низким как среди казахов, так и среди русских.

В целом, если говорить о новой национальной идентичности, то она устойчива и имеет позитивную направленность. Практически каждый 2-й русский и казах признают свою принадлежность к единому народу Казахстана. Среди основной массы казахстанцев казахской и русской национальности не заметно в настоящее время острого переживания кризиса национальной идентичности. На этом фоне такие факты, как нарушения прав этнических меньшинств, включая русских, безусловно являющиеся негативными и разрушительными, имеют не столь мрачную перспективу, как это представляется политикам - гипердиагностам. Есть реальные признаки заметного ухудшения правовой ситуации, но на текущий момент нет оснований говорить об угрозе «взрывной» дестабилизации внутриполитической ситуации в стране. Среди важнейших параметров социальных настроений русского населения можно выделить:

Отчуждение большинства от участия в публичной политике, массовый аполитизм

Сбалансированное социальное самочувствие

Комплекс обид этноязыкового плана, который пока не становится социально окрашенным.

Недовольство основной части русского населения не канализируется в протест, поскольку для этого не сформирована социальная база. Скорее оно уравновешивается относительным благополучием тех групп, которые нашли свой способ выживания и считают свое положение если не удовлетворительным, то терпимым. А самое главное – казахстанских русских можно рассматривать скорее как опору президентской власти, охранительной политики, поскольку на мой взгляд, большим «злом» для модернизирующейся страны является рост национал-радикализма казахского этнического плана.

Анализ результатов опроса показывает, что «болевой точкой» внутренней стабильности остается языковая политика. Сужение сферы применения русского языка при недостатке условий для реального расширения сферы применения казахского языка является разъединяющим русских и казахов фактором. Очевидно, что если не снять остроту языкового вопроса, то в условиях нарастающей политизации этнической напряженности будет усиливаться деятельность этноориентированных объединений со всеми вытекающими отсюда последствиями. Учитывая неблагоприятный экономический фон последствия не заставят себя долго ждать.

Исход русских из Казахстана

Уровень эмиграционных настроений среди русских составляет 22,7% (каждый 4-й опрошенный). В составе потенциальных эмигрантов наиболее активно представлен городской сегмент русского населения, в основном мужчины трудоспособного возраста (от 18 до 50 лет). Что существенно важно – более двух третей потенциальных эмигрантов имеют желание, но не имеют возможности покинуть страну. У нас остаются люди, которых связывает с Казахстаном в основном нужда, невозможность выехать за его пределы. Уезжают в первую очередь экономически активные категории, дипломированные специалисты. Как показывает исследование, последних меньше всего, по сравнению с казахами, в тех регионах, где отмечается наиболее массовый исход русских из Казахстана (Астана, Алматы, восток, север). Остаются экономически пассивные категории (пенсионеры, студенты, безработные), которые нуждаются в экономической и социальной опеке со стороны государства (указанные категории составляют одну треть русских, проживающих в республике).

Высокая плотность низкодоходных категорий имеет естественные пределы терпения в составе остающихся в стране русских. По данным исследования, каждый 3-й из них испытывает эмоциональный дисбаланс (от нестабильного настроения до недовольства и агрессии), практически каждый 5-й – кризис адаптационных возможностей и терпения. Более половины обвиняют центральные и местные власти в своем бедственном положении. Более двух третей считают, что внутренней политики в стране нет, а то, что есть – не отвечает интересам и ожиданиям населения. Это «ростки» социального недовольства, которые могут оформиться в социальную базу протеста при соответствующей организующей роли заинтересованных сил. При этом необходимо учитывать следующие обстоятельства:

В обществе не сформировано единое общенациональное самосознание. Есть казахи, русские, иноэтничные группы как статистические категории, но нет единой политической нации. Более трети русских чувствуют себя свободными от принадлежности к единому народу Казахстана.

В последние годы «стена» равнодушия казахстанцев к политике дала трещину. Имеет место заметное повышение политической информированности граждан о происходящих в стране процессах. Среди русских политически информированных – одна треть.

Более половины русских отрицательно оценивают политическую ситуацию в стране (с разной степенью жесткости) и ее динамику за последний год.

Уровень запроса на политическую реформу среди русских – 45,5%. При этом каждый 10-й – сторонник радикальных методов реформирования политической системы, а каждый 6-й декларирует готовность к радикализации политических взглядов и поведения.

На момент исследования ожидания массовых акций протеста и антиправительственных выступлений – на уровне каждого 4-ого русского, готовность к протестному участию – на уровне более четверти.

Основные причины миграционных настроений и недовольства русских – материально-экономические и этноязыковые проблемы. Завязанные в тугой узел эти проблемы способны мобилизовать протестный ресурс русского населения, серьезно осложнив отношения между Казахстаном и Россией. Адекватными превентивными ответами на не столь отдаленные вызовы и риски могут стать социально ориентированная внутренняя политика и выстраивание национальной политики с учетом исторически сложившейся языковой ситуации.

В любом государстве независимо от степени его демократичности существует официальный язык. Даже самая образцовая демократия не может избавить граждан от необходимости изучать и знать государственный язык страны. Русских возмущает не сам переход на государственное казахское одноязычие, а те перегибы и злоупотребления, с которыми он сопряжен.

Во-первых, необходимо вывести языковой вопрос из эпицентра критики и спекуляций со стороны в первую очередь казахских националистов, пользующихся популистскими приемами драматизации трудностей и противоречий. В стране, где введение государственного языка титульного этноса – относительно недавнее явление, нельзя подыгрывать этническим предрассудкам, сепаратистским настроениям без угрозы для безопасности национального суверенитета.

Во-вторых, разумный переход предполагает создание гарантированных условий для удовлетворения потребностей и интересов развития всех иноэтнических и иноязыковых групп, проживающих на территории титульной нации, а также противодействие насильственной унификации в духе «титульного национализма».
 

Автор Бахытжамал БЕКТУРГАНОВА

http://rezonans.kz/obshchestvo/item/2615-russkie-i-kazakhi-pochemu-vozrastaet-mezhetnicheskaya-otchuzhdennost


 

Комментарии

Хорошо исследователь копнула.

13
Anonymous Аноним Вт Мар 21, 2017 22:50
https://zonakz.net:8443/articles/96563#commentsbottom
Надо создавать условия для нормального диалога 0Comments
6 344 01.04.2015 Вячеслав ПОЛОВИНКО, специально для «Новой» — Казахстан»
0 Comments
Исследование «Новой газеты» – Казахстан»: какими методами можно помирить разрозненное казахстанское общество
…«Надо создавать условия для нормального диалога,
нормальных дебатов,
нормального плюрализма
и в обществе, и во власти (хотя бы в парламенте),
– убеждён Жовтис.

– Что государство (власть) должно делать: строго следить,
чтобы любые формы насилия
с любой стороны были исключены.
А дальше ничего нового:
независимые СМИ,
свободно функционирующее и развивающееся гражданское общество,
включая такие его особые формы,
как политические партии и профсоюзы,
деперсонифицированные и
руководствующиеся только законом государственные институты,
деидеологизированное мировоззренчески нейтральное государство.
Тогда столкновение взглядов
не будет приводить к острым конфликтам
или, во всяком случае,
будет исключать насилие».
…есть и те, кто считает,
что перемирие в обществе зависит даже не от самого общества.
«Граница между двумя мирами прошла через общество, через семьи, через производственные коллективы, – подчёркивает публицист Сергей Дуванов.

– Фактически сегодня в стране в идеологическом плане
живут два совершено разных мира,
которые не хотят друг друга слушать и понимать.
Пропасть уже достаточно глубока,
и ликвидировать ее в принципе не получится до тех пор,
пока этот вопрос не решится в России.
Эта «ватная» болезнь к нам пришла из России,

и именно там она должна закончиться».
Пока этого не произойдёт,
все попытки мирить идеологических противников в Казахстане
– это борьба с кашлем,
а не с инфекцией.

Последним рубежем. прсоле которогт можно говорить об полном разобщении и отчуждении, не  хуже украинско-российскогоыв ариант - это вопрос отношления к так называемой "Великой Победо в в ВОВ" (Вторая Мировая...). Пока. несмотря на определенный скепсис и антироссийскую риторику, все это проблематично. Но вода камень точит.

У русских - имперский комплекс.
Поделюсь своими наблюдениями: во время событий в Украине, у нас, в Казахстане, в частности ЗКО, многие пожилые русские стали писать письма в местные газеты с жалобами ( естественно вымышленными) , и даже угрозами, дескать верните нам наш  язык, мы типа жертвы, при СССР было в кайф, и т.п. фантасмагориии. Однако длился этот феномен - недолго, с месяц примерно.
Потом - затихло. 

Все правильно в этой статье, как бы кому не хотелось. Даже выучив казахский язык, русским дорога наверх закрыта - они вне жузов. О каких имперских комплексах тут укропаты талдычат? Смешно читать этот бред...

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Докажите, что вы не спам-робот.
Fill in the blank.