Книга Шуги Нурпеисовой должна стать учебным пособием

О книге Шуги Нурпеисовой «Человек в интерьере» мы уже писали. Под интерьером подразумевается и пространство души человеческой, и космос, в который она погружена. Космос дальний и космос ближний, именуемый социумом. Автор задается вопросом вопросов: в чем причина неудач тех, кто пытается решить проблемы экономики, политики, права? Ответ как диагноз: корень зла в невнимании и неумении задействовать то, что является первопричиной всего – фактор культуры и человеческий фактор, ибо это есть основа основ нашего бытия. Книга обжигает бесстрашием и поражает глубиной анализа, ибо автор обосновывает свои доводы данными многих научных дисциплин. Книга стала интеллектуальным событием последнего времени, ей присуждена премия Международного казахского ПЕН клуба. В минувший понедельник прошел «круглый стол», посвященный и книге как таковой, и кругу животрепещущих проблем, которые связаны с судьбою базовой основы нашего бытия – с культурой. Ибо чтение этой книги не оставляет равнодушным мыслящего человека.

Слово участникам обсуждения.

Бигельды Габдуллин, президент Международного казахского ПЕН клуба, модератор «круглого стола»:

«Человек выживает потому, что есть культура»

Наша национальная культура – на какой стадии развития она находится, какой она должна быть сегодня, отвечает ли она современным требованиям? Я думаю, что об этом написана гора книг, опубликовано море статей. Полагаю, что каждый согласится со мной, – культура претерпевает сложный период. Именно о кризисе человека и кризисе культуры написана книга Шуги Нурпеисовой «Человек в интерьере. Культура как фактор национальной и глобальной безопасности».

Международный казахский ПЕН клуб, учитывая актуальность темы и добротность названной книги, решил провести «круглый стол» по обсуждению проблем и задач, поднятых в этой работе.

Сразу хочу заметить, что в труде Шуги Нурпеисовой фактор культуры рассматривается намного шире, чем в привычном понимании этого слова: тут и вопросы демократии, тут и вопросы безо­пасности, языка, религии, патриотизма, которые взаимосвязаны в нашей жизни.

Надо признать, что в Казахстане идут преобразования: крепнет государство, люди стали жить лучше, формируется гражданское общество, хотя эти преобразования идут трудно, медленными темпами, противоречиво. Наше общество раздирают коррупция, кумовство, неэффективно работают законы, люди перестали верить судам, с каждым годом ухудшается положение со свободой слова. Причиной всему – главное средство исцеления и духовно-нравственного оздоровления нации – наша национальная культура поддерживается и используется государством неэффективно, недостаточно. Тогда как именно культура может повести нас по спасительному пути, идя по которому можно эффективно бороться с терроризмом, коррупцией, национализмом, преступностью, потребительским отношением к жизни, цинизмом и так далее. Потому как функция культуры очень проста. Она позволяет нам сохранять человеческое начало. Человек выживает потому, что есть культура. А истончение культурного слоя ведет в бездну.

Вся книга «Человек в интерьере» буквально пронизана этой мыслью. Позвольте процитировать несколько цитат из нее: «В культурах всех этносов, населяющих Казахстан, содержится все необходимое, чтобы настроить и активно вовлечь этот фактор в государствостроительство. Многие ограничения, проблемы можно снять с помощью фактора культуры и человека…». «Все, чего могут добиться политика, экономика, право, касается поверхности, фасада, сопровождается тяжелой изнурительной и зачастую безрезультатной борьбой. Даже самая лучшая идеология добивается поставленных задач гораздо эффективнее, если она способна увлечь людей, повести за собой. Человек – культура – государство. Лишь в пространстве этой триады может быть успех…». «Не говорим о едином корне всех болячек, терзающих наше время. А это отстранение от высокой культуры, желание запереть ее наглухо в резервации искусства, музеев. Не допустить ее полномасштабного проникновения и участия в жизни…». Содержание и главная мысль всех этих цитат сводится к одному: культура должна быть в центре всей жизни, иначе нам не видать удачи.

Думаю, не следует забывать, что культура весьма широкое понятие. Одно из удачных определений: «Культура – это процесс и результат созидательной деятельности человека». А в широком смысле она формирует экономику и политику.

Если мы не можем создать качественный товар, который был бы востребован за рубежом, то речь должна идти об отсутствии у нас культуры производственной, технологической, деловой.

Если у нас до сих пор нет народной популярной политической партии, то речь должна идти об отсутствии у народа политической культуры.

Если мы не можем поставить на должный уровень работу КСК, то это говорит о том, что у нас все еще нет зрелого гражданского общества, то есть, нет культуры совместных действий.

Культура во многом определяется менталитетом народа. Наша леность, необязательность, наплевательское отношение к своему труду, вера в некоего «агашку» – это все производные от состояния нашей общей культуры.

Чтобы все это изменить, нужны широкие просветительские проекты на ТВ, в СМИ.

На мой взгляд, для того, чтобы наша культура заняла подобающее ей место, она обязательно должна войти в число национальных проектов. Для этого власть обязана создать условия жизни, при которых можно будет заниматься культурой, не думая о том, какое у нас правительство, кто президент, кто министр культуры. Именно потому за последние 20 лет деятели культуры потеряли ту роль в обществе, которую они имели при советской власти. Надо честно сказать, что власть выделяет немало средств на развитие культуры, но сейчас главное – не отсутствие денег, а то, на что они расходуются. Финансы утекают на всякие второстепенные мероприятия, юбилеи, выборы, поездки по культурному обмену, которые далеки от развития настоящей культуры. Очень часто тратятся огромные государственные средства на создание книг, фильмов, несоразмерные фактической стоимости создаваемых «шедевров». К примеру, порой бюджет фильма составляет десятки миллионов долларов, но на экране мы видим продукцию на пятьсот тысяч. Такое происходит и в театре, и в книгоиздании, и на гастролях больших коллективов.

Уважаемые друзья, давайте перейдем к непосредственному обсуждению книги Нурпеисовой. Я бы хотел, чтобы вы не столько акцентировали внимание на содержании этой вещи, сколько обращались бы к практической плоскости, то есть, к тому, что нужно предпринять властям и творческим людям, чтобы Культура могла в полной мере выполнять свое высокое предназначение, чтобы она смогла избавиться от деформации, вызванной непродуманной ее коммерциализацией, чтобы она смогла выполнять свои основные социальные функции, связанные с сохранением духовно-нравственных устоев государства, удержанием его от разложения основных моральных ценностей.

Мурат Ауэзов, культуролог:

«Я давно не читал такой целостной книги»

У меня непростое отношение к сегодняшнему событию. Книга, конечно, замечательная, я прочитал с огромным удовольствием, я бы передал ее кому-нибудь еще прочитать, но я сделал по тексту столько пометок для меня крайне важных, что свой экземпляр я никому не отдам. Это мощный интеллектуальный труд, пронизанный аристократизмом и личностным благородством, что придает чтению высокий духовный настрой. Я давно не читал такой целостной вещи. Шуга и глобалист, и размышляет очень серьезно, глубоко теоретически, и одновременно ее сердце бьется в тревоге о дне сегодняшнем. Здесь сплавлены воедино размышления о вечном, глобальном, об абсолюте, и о наших нынешних реалиях. Так что я многое почерпнул для себя. Эта книга может послужить толчком, стимулом работы других людей, она великолепный собеседник для тех, кто ищет. Это своеобразный путеводитель.

А теперь о второй части нашего разговора, и здесь, я думаю, буду диссонировать с частью первой. Я считаю, что культуру невозможно организовать, даже исходя из таких вот замечательных посылов, даже будучи прекрасно оснащенным категориями культуры. Тут рекомендации неуместны. Сама эта книга сильнее многих организационных посылов. Своим друзьям, единомышленникам я буду рекомендовать эту книгу к прочтению, я готов соразмышлять с ними об этой книге. Есть риск впасть в ситуацию, когда кто-то считает возможным управлять культурой. Быть может, культура сейчас и в загоне, но это та среда, где инакомыслие в почете. Ибо только в такой среде живая мысль и существует.

Книга Шуги Нурпеисовой должна стать настольной для чиновников всех уровней, потому что в ней и популярно, и убедительно точно показана базовая значимость культуры. Чиновники должны вооружиться этим печатным изданием. Я знаю, что сегодня в городской администрации собираются обсудить тему малой родины и патриотизма, для начала полезно было бы прочитать книгу «Человек в интерьере», поскольку обо всем этом в ней как раз идет речь, и это хорошая теоретическая основа для практической деятельности наших управленцев, больших и малых. Конечно, книга эта не отвечает на все вопросы и не может отвечать, поскольку сама динамика процесса очень сложная. Культуру за руку вести не получится, тут надо чувствовать предел допустимого, за который ты переступить не можешь.

Я любуюсь Шугой, она и умница, и патриот, и гражданин. Очень трогательно и серьезно она размышляет о будущем. Все серьезные перемены, которые происходили в нашей культуре, они подготавливались такими людьми, как Аскар Сулейменов, Зейнолла Сериккалиев, Сагат Ашимбаев, Виктор Бадиков. То есть это была очень серьезная литературная критика, а критика эта – единственный инструмент управления литературой. Критика стимулирует развитие литературы. Она заостряет внимание на таких полузабытых нынче категориях, как, к примеру, порядочность в литературе. Попробуйте сейчас осуществить какой-нибудь проект в рамках существующей администрации. Который год я провожу «Беседы на Шелковом пути». Они становятся возможны лишь за счет найденных нами спонсоров. Но как только это попадает в механизмы действующей администрации, начинаются непреодолимые сложности. Для меня сама книга Шуги Нурпеисовой ценна тем, что является проявлением волеизъявления свободной личности. Книгу эту необходимо взять на вооружение всем функционерам.

Джанибек Сулеев, web-издатель:

«Синергетический дискурс культуры»

Я не культуролог, не философ, поэтому мой посильный анализ обсуждаемой книги будет прикладного, описательного характера. Не вдаваясь в суть, в тему книги (найдутся рецензенты, которые глубже и более аргументированно, чем я, отметят ее достоинства), скажу лишь, что это крайне полезная книга. Дело в том, что наше оте­чественное книгоиздание как отрасль, по сравнению с временами даже клятого всеми сегодня СССР, крайне убого по тиражам, а книги, подобные той, что мы сейчас держим в руках и обсуждаем, вообще большая редкость, штучный товар.

Безусловно, книга принадлежит перу интеллектуала, обладающего широчайшим кругозором, а потому она, выражаясь простецким языком, предназначена не для средних умов. Вместе с тем, человек, имеющий некую усредненную подготовку, пытающийся найти ответы на актуальные вопросы развития общества, имеющий потребность, целеполагание к прогрессу в его самом высоком, гуманитарно-позитивном смысле, все-таки в силах ее осилить. И, более того, если говорить о казахстанском обществе, – просто обязан это сделать. Несмотря на то, что в книге идет речь о довольно сложных, глобальных вещах, написана книга ясно и просто. При всем при том она охватывает многие сферы нашего бытия. Эдакая, я бы сказал, междисциплинарная вещь. К тому же в этой сравнительно небольшой книжице есть и просветительский момент. Казалось бы, в эпоху Интернета легко найти цитаты из того же Генона, Бьюкенена, быстро найти биографическую справку и получить формальные знания хотя бы о том, кто это такие. Но многие, даже вполне просвещенные люди, мало ориентируются в части их использования для понимания мироустройства, понимания глобальных тенденций. Так вот, Шуга Нурпеисова естественно и непринужденно вводит – точнее подводит – читателя к пониманию наследия великих интеллектуалов Запада применительно к нашим задачам, к нашим проблемам.

В чем главное достоинство сей книги? Говоря о культуре, как об основной платформе для прорыва общества, автор в своем синергетическом дискурсе задел и кратологию, и культурологию, и политологию, и даже геополитику. Т.е. основная тема книги очень ненавязчиво подводит читателя к тому, для чего необходимо держаться традиции, имея ее в виду не просто схоластически, в виде национальных одежек и костюмированных образов, но, модернизируя ее, сопрягая с новейшими интеллектуальными разработками. При этом в ходе своих рассуждений и выкладок автор блестяще вскрывает природу наших неудач и поражений, которых за 25 лет независимости уже не видит только слепой и глухой.

Таким образом, подводя итог нашему краткому обзору, почему и для чего эта книга, наверное, не будет слишком дерзко и смело сказать, что книга Шуги Нурпеисовой крайне акутальна и вряд ли потеряет качество новизны в обозримом будущем...

Жасарал Куанышалин, политолог:

«Роль личности в сфере культуры»

Согласен с оценкой, которую здесь дают этой книге. В ней есть свежесть взгляда на рассматриваемые проблемы. Читается она легко, но это не означает, что текст простой, тут многое идет от ясности слога.

Что касается вопроса о значении и роли культуры в нашем обществе, то здесь сталкиваешься с целым рядом сложных аспектов. В определенной степени я согласен с Муратом Ауэзовым: обязаловка в сфере культуры едва ли пройдет, вести культуру за руку в самом деле вроде бы не получится, тем более в наших условиях, в наших реалиях, хотя многое зависит от ведущего. Мне вспоминаются 80-е годы, вспоминается Узбекали Жанибеков, одна из мощных интеллектуальных фигур своего времени, человек-глыба. Он оставил глубокий след в истории, как административный и партийный функционер, но – от него исходила эманация творчества. И даже тоталитарная система не могла быть ему помехой. То, что он был заместителем министра культуры, для самой культуры было великим благом. Так что, с одной стороны, организовывать культуру как бы не годится, но, с другой, все зависит от того, кто это делает. Если государственный механизм будет нормально настроен, если в нем будут востребованы личности, то мы, естественно, получим ожидаемые результаты. А коли нет личности, то и результат будет соответствующим. Тут и за примерами ходить далеко не надо.

Что бы там ни говорили, я искренне рад, что развалился СССР, что мы получили независимость. Но в то же время мы помним, что в русле СССР культура наша была на очень приличном уровне, она не только существовала, но и развивалась. А вот сегодня сказать что-либо оптимистичное в этом плане я затрудняюсь. В государственных структурах, которые сегодня созданы и существуют, особенно в сфере культуры, она как таковая затерялась. Надеюсь, подобное положение дел так или иначе изменится. Будучи по натуре оптимистом, я верю, что произойдут подвижки, и мы сумеем превзойти те достижения, которые имели при советской власти. Нас к этому просто обязывают наши долгосрочные планы. И здесь очень важно, чтобы люди неравнодушные, которые болеют душой за наше общее дело, использовали, насколько это возможно, именно культуру как базовую основу нашего социума.

Адольф Арцишевский, журналист газеты Central Asia Monitor:

«Культура – код доступа к нормальному устройству бытия»

Эта книга не для праздного чтения и, возможно, не для одноразового. Любопытное наблюдение: до 60-й страницы чтение книги шло не без усилий, энергия излагаемой мысли была столь плотной, что приходилось перечитывать абзацы и фразы, чтобы понять прочитанное и не упустить нюансы. И вдруг текст обрел ясность и стройность, включилось некое реле, чтение стало стремительным, легким и свободным. Так, помнится, было при первом соприкосновении с текстами Фолкнера и Пастернака. Понадобились изначальные усилия, чтобы преодолеть сопротивление материала, его тугоплавкость. Понадобились терпение и упорство, чтобы добиться взаимопонимания с автором, чтобы автор впустил неофита в свое силовое поле. А потом вдруг приходит тяга полета, наступает столь важное созвучие усилий автора и читателя. Как добиться этого – Бог весть. Текстам Шуги Нурпеисовой присуща эта магия созвучий, сопереживаний. Сверхплотность мысли компенсируется вкраплинами метафорических фрагментов, лишь усиливающих напряжение смыслов:

«Нынешняя мировая ситуация напоминает затянувшуюся игру, погрузившую человеческий разум в сон, который пора прервать. В этом сне человек, потерявший представление о самом себе, спутавший себя с предметами, попавшими в его руки, вывел себя за скобки. Пора избавляться от морока и возвращать себя в центр любых событий. Все должно решаться через человека, согласовываться с его жизненными интересами».

Или почти по Джеку Лондону сопоставление невозмутимости и благожелательства с одной стороны и агрессии и жестокости – с другой. «Так, полноводная река течет плавно, сквозь мелкую же речушку проступают все шероховатости дна. Эта безмятежность, внутренняя тишина никого не обманывают, но мгновенно подчиняют и служат всем прочим опорой».

Читая эту книгу, почти физически ощущаешь, что культура – это невероятной мощи силовое поле. Культура – единственный код доступа к нормальному устройству бытия.

Иные страницы, фиксируя вроде бы очевидные вещи, заставляют увидеть их новые грани. Казалось бы, природа фашизма исследована и закрыта. Но одна лишь цитата из Юнга о том, что этот зверь таился и вызревал в бессознательном немецкой нации, заставляет по-новому взглянуть на корни гитлеризма. На то, как первобытная, животная, необузданная энергия вырывается наверх, неся стихию разрушения. Но тут опять-таки для автора важно то, что если «логика признает и подчинится власти культуры, она не просто усмиряет этот хаос, но превращает его в субстанцию, из которой рождается космос». И вот вам азбучная истина, которую следует заучить кое-кому как суру Корана: «Политикам следует почаще брать на вооружение культуру». Потому что, если грамотно выстроить идеологическую работу, «в обывателях, вчера еще заурядных, просыпаются великие силы».

В книге есть вещи казалось бы самоочевидные, но, соприкоснувшись с ними, хочется их присвоить, они ложатся в основание души. «Есть известный хадис пророка Мухаммеда, призывающий полировать сердце от ржавчины, чтобы оно превратилось в прозрачное зеркало, в котором может отразиться лик Аллаха». Так что чтение этой книги – и наждак, и замша, полирующие наше сердце. Спасибо автору за его бесстрашие и за то, что у него (точнее – у нее) хватило таланта и упорства написать такую книгу.

Что касается положения дел в нашей культуре, я не склонен к столь глубокому пессимизму, который выражают мои коллеги, хотя есть аспекты, которые не могут не внушать тревоги. Наверное, надо быть чуть осмотрительней, настаивая на коммерциализации культуры, едва ли это продуктивный путь. Наверное, развитие туризма – дело важное, нужное, но стоит ли ставить знак тождества между культурой и туризмом? А именно к этому нас призывают бравые чиновники от культуры, но это путь тупиковый и гибельный для культуры. И, наконец, у нас в Оте­честве появились люди состоятельные, понимающие свою ответственность перед завтрашним днем, а потому готовые помочь культуре, но у нас до сих пор не принят закон о меценатстве, а он необходим как воздух.

Да, книгу эту надо переиздать, сделать ее достоянием самой широкой публики, но при этом надо позаботиться и о ее рекламе. Необходим мощный промоушен такой книги.

Аслан Жаксылыков, доктор филологических наук, писатель:

«Земля тревоги нашей»

Данная книга должна быть объектом большой конференции. Ее имеет смысл провести осенью, вначале следующего учебного года в КазНУ имени аль-Фараби. Наш «круг­лый стол» лишь первый шаг в обсуждении и осмыслении этой книги, а книга эта лежит в русле стратегии нашего государства. Это суперважный разговор. К теме книги мы должны будем возвращаться вновь и вновь, ибо она порождает целый ряд мыслей, о которых нельзя не сказать, они всплывают сами собой, потому что судьба культуры не может нас не волновать.

То, что сегодня происходит с нашей культурой, это игра в культуру. Если этот процесс продлится и дальше, мы получим то, что произошло с культурой индейцев. По пути вестернизации и коммерциализации продвигаться дальше, по-моему, не стоит. А вот духовные аспекты обсуждать и углубляться в них нужно, они затронуты книгой, но решения их пока еще нет. Предлагается традиционализм. Считаю, что так оно и должно быть, потому что я сам сторонник традиционализма. Но как это будет решаться, проблема проблем. Мы мусульмане, но путь ислама в Казахстане непрост, как и непрост он во всем мире. К сожалению, сунниты и шииты пока не могут найти общего языка. Это продолжаться будет еще пару столетий.

А ведь через 50 лет количество мусульман на Земле вырастет до трех миллиардов, к этому надо уже готовиться. Это глобальный фактор. Но диалог между шиитами и суннитами никак не идет, он сейчас взрывоопасен с моей точки зрения, поскольку продолжает обострять ситуацию на всей планете. Причем спор меж ними идет не по главным вопросам доктрины Ислама, а по частным. Христианские конфессии нашли сейчас общий язык, вышли на путь согласия. В Исламе это пока, к сожалению, не происходит. Надо искать пути выхода из этой ситуации, готовиться к тому, что через 50-60 лет половина населения планеты будет мусульманской, к этому ведут демографические процессы.

Что касается образования, то здесь мы выбрали западный путь, а это Болонский процесс, и то, что происходит сейчас, не внушает оптимизма. Фундаментальные предметы, связанные с национальной культурой – казахский язык, казахская литература, казахская история, – не являются пока краеугольными. А преподавание фундаментальных дисциплин, которое практиковалось в советское время, сегодня, к сожалению, утеряно. И Болонский процесс пока еще не дает ожидаемых результатов. То, что мы сейчас видим, это полиативные процессы, полумеры, камуфлирующие наши проблемы.

Мне очень понравилась идея, что в центр культуры рано или поздно надо будет поставить идею самосовершенствования, государство не может заставить человека улучшить себя. Только сам человек может это сделать. Один иностранец, поездив по Казахстану, сказал мне буквально следующее: я думаю, сказал он, казахи не очень-то любят свою землю. Это он о нашей бытовой культуре. В самом деле, достаточно выехать за пределы Алматы, и что мы увидим? Ухаба на ухабе, непотребные свалки. Все это проявление наплевательского отношения человека к тому, как он живет. А в Европе? К примеру, Греция. В любой деревне каждый двор – загляденье! У нас же сплошное убожество. Умалчивать это нельзя. Она ведь, земля наша, не простит нам небрежения к ней. И не будем забывать о том, что говорил Абай: нельзя идеализировать номадическую культуру, здесь надо быть все-таки осторожнее. Все, что говорил Абай относительно кочевой культуры, сохраняет свою актуальность до сих пор. Я в этом году заново перечитал Абая, и убедился, что все это по-прежнему носит острейший характер. Вопросы самосовершенствования, о которых говорил Абай, пока что нами не решены.

Завершая свое выступление, я хотел бы сказать, что регулировать культуру очень трудно, может быть, даже это не следует делать. Не следует делать из нее идеологию, мы можем нарваться на нежелательные процессы. Но говорить народу о существовании великой культуры нужно, и в центр этой культуры ставить вопросы нравственности, морали, этики. Вернуть уважение к старшим, вернуть любовь к земле, уважение сородичей друг к другу. Осознать опасность растущего трайбализма. Все это нельзя упускать из виду, вновь и вновь возвращаясь к разговору о подобных проблемах.

Надо рекомендовать эту книгу в качестве учебного пособия для политологов и студентов, ибо книга Шуги Нурпеисовой прекрасный синтез науки и культуры.

***

Бигельды Габдуллин:

«Это лишь начало разговора»

Я внимательно изучал программу «2020». В ней ни разу не упомянуто слово «культура». Тревожный симптом…

А наша сегодняшняя встреча, думаю, далеко неслучайна. И неслучаен этот заинтересованный неравнодушный разговор. Неслучайно и то, что этот «круглый стол» освятил своим присутствием наш патриарх Абе. Нынешнее положение дел в культуре никого из нас не могло оставить равнодушным. А книга Шуги Нурпеисовой – тот органичный, естественный импульс, который побудил нас к соразмышлениям и к этому непростому разговору. Книга рождена, книга несет в себе тревожащее начало. Если хотите, это выстрел. И выстрел не холостой.

Что мы должны и что мы можем сделать, чтобы изменить ситуацию в сфере культуры? Во-первых, привлечь внимание к проблеме. В конце концов – вода камень точит. Во-вторых, и это естественно, – книгу «Человек в интерьере» надо переиздать, причем тиражом не в 500 экземпляров. Такой тираж для такой книги – это капля в море. Она должна стать настольной книгой для каждого мыслящего человека. По сути, этот «круглый стол» в рамках нашего ПЕН клуба – лишь начало разговора, лишь попытка подступиться к теме.

Хорошо, что в администрацию президента пришел Марат Тажин, понимающий, конкретно и масштабно мыслящий человек. Наша задача на данном этапе – понять, что в первую очередь необходимо сделать сегодня для развития культуры. Естественно, надо провести конференцию по этой книге в университете имени аль-Фараби, не спеша, основательно подготовившись к ней. Привлечь к этому делу Союз писателей, другие творческие союзы. Но мы же понимаем: практически конференция мало что даст. Надо встречаться с властью для конструктивного разговора, для поисков выхода из создавшихся тупиковых моментов касательно нашей культуры. Книга должна работать. Она должна дойти до областей, до акиматов, до отделов внутренней политики.

Повторяю, это начало большого разговора. И, будем надеяться, начало больших дел.

Central Asia Monitor

Комментарии

Неужели такая хорошая книга???? Как то мало верится. хотя кто такая Шуга я наслышан.

Она очень умная, начитанная. Ну и как все такие личности. малость чудаковатая...)

где можно купить книгу? обзвонили все книжные по алмате и астане. нигде нет.

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Докажите, что вы не спам-робот.
Fill in the blank.