Итоги столичной недели: пенсионные страдания и нефтяной рост тенге

На прошлой неделе стало известно, кто инвестировал пенсионные накопления казахстанцев в объявивший себя банкротом Международный банк Азербайджана: нынешнее руководство Национального банка Казахстана заявило, что эти решения не могли состояться без визы экс-руководителя этого ведомства Кайрата Келимбетова. Последний, руководящий ныне международным финансовым центром "Астана" объясняться со страной настолько не спешил, что не пришел на металлургический форум АММ, где был одним из содокладчиков.

Напомним, что в октябре 2014 года в портфель пенсионных активов Единого Накопительного пенсионного фонда  Казахстана были приобретены долговые ценные бумаги Международного Банка Азербайджана на сумму 250 миллионов долларов (более 71 миллиарда тенге на тот момент) со сроком обращения этих бумаг 10 лет и купонной ставкой 8,25% годовых. Однако уже через два года стало ясно, что вложение, мягко говоря, было не самым удачным: убыток азербайджанского банка по итогам прошлого, 2016 года, превысил миллиард долларов. В итоге Международный банк Азербайджана объявил о запуске процедуры банкротства для реструктуризации долга.

Вопрос о том, кто принимал это решение (и, соответственно, должен теперь за него ответить) задавали вслух простые смертные и депутаты мажилиса и сената. Однако он долгое время оставался без ответа, пока в прошлую среду нынешний председатель Национального банка страны Данияр Акишев, имевший в свое время "терки" с предыдущим руководителем нацбанка Кайратом Келимбетовым, не дал ясно понять, что во всем виновато предыдущее руководство во главе с бывшим первым лицом ведомства. "Решение о покупке облигации Международного Банка Азербайджана принималось не сотрудниками ЕНПФ, а теми людьми, которые в тот момент работали в Национальном Банке", — заявил Акишев.

Если кто не в курсе (или забыл), то Национальный банк в октябре 2014 года возглавлял Кайрат Келимбетов. К тому же совет по управлению пенсионными активами ЕНПФ, который являлся основным органом, принимающим решения относительно инвестиций, возглавлял председатель Нацбанка. Или лицо, заменяющее его на случай отсутствия по уважительной причине. "В мае 2014 года правлением Нацбанка была утверждена инвестиционная декларация ЕНПФ, которая в основном определяла максимальный лимит инвестирования по каждому направлению. Вы видите, что большинство полномочий определялось Нацбанком и, соответственно, решение по каждому инструменту инвестирования в основном определялось подразделением, ответственным за инвестирование пенсионных активов в Нацбанке", — продолжил действующий глава Нацбанка Казахстана.

Ну, и не преминул упомянуть, что уж при нем-то – с начала 2016 года – порядок инвестирования пенсионных накоплений был "кардинально изменен". "В соответствии с внесенными изменениями в пенсионное законодательство, ключевые функции по управлению пенсионными активами ЕНПФ были переданы в компетенцию по управлению национальным фондом, который возглавляет глава государства", — сказал Акишев. Персонально Келимбетов нигде не упоминался, но все вышеназванное было привязано к его должности – и поименного упоминания и не требовалось, в общем-то, чтобы понять, кто за МБА должен ответить. Тем более, что, по словам нынешнего руководителя Нацбанка, "информация по сделке покупки облигаций Международного Банка Азербайджана доводилась до главы государства", то есть решение об ответственности тех или иных лиц будет теперь приниматься на самом верху.

"Отмечаем, что отдельные детали сделки по покупке данных облигаций в портфель пенсионных активов вызывают вопросы, поэтому Национальный Банк после проведения внутренней проверки намерен передать материалы по инвестированию активов ЕНПФ в ценные бумаги Международного Банка Азербайджана в соответствующие органы для получения правовой оценки", — не исключил возбуждения уголовного дела по факту вложений в МБА Акишев в среду. А избежать уголовного дела, судя по всему, не удастся, хотя бы потому, что убытков Казахстану по этим вложениям уже никак не миновать.

"Вчера в Лондоне Международный Банк Азербайджана во время встречи с зарубежными кредиторами представил варианты реструктуризации для соответствующих типов долга: старший долг, субординированный долг и торговое финансирование. Для старшего долга, к которому относятся инвестиции ЕНПФ, были предложены три варианта реструктуризации", — сказал Акишев. Согласно первому варианту, будет осуществлен обмен 250 миллионов долларов текущих обязательств МБА на 200 миллионов долларов долга в виде государственных ценных бумаг Азербайджанской Республики со сроком погашения 12 лет (до 2029 года), со ставкой вознаграждения 5,125%.

Второй вариант предполагает обмен долга МБА на 250 миллионов долларов долга в виде государственных ценных бумаг Республики Азербайджан со сроком погашения 15 лет (до 2032 года), со ставкой вознаграждения 3,5%. Ну, и, наконец, третий вариант – это обмен существующего долга МБА на новый выпуск облигаций того же банка со сроком погашения 7 лет (до 2024 года) и ставкой вознаграждения 3,5%. В общем, в Баку сидят ушлые ребята, которые, прикрыв банкротством обязательства платить по прежним процентам, оставляют у себя наши деньги – но уже под гораздо меньший процент. "Национальный Банк предпринимает максимальные усилия по минимизации негативных последствий и все эти дни проводит переговоры с Международным Банком Азербайджана с целью отстаивания интересов вкладчиков, — подчеркнул Акишев. — Совместно с правительством мы выберем наиболее безопасный с точки зрения риска вариант реструктуризации. Однако необходимо отметить, что все три предложенных варианта предполагают убыток по приведенной стоимости и упущенную прибыль, несмотря даже на наличие вариантов обмена номинала в отношении один к одному", — добавил он.

Окончательно же Келимбетова Акишев потопил тем соображением, что проблемы у Международного Банка Азербайджана начались в первой половине 2015 года (до этого из него свои деньги "вытащил" казахстанский "Халык банк"), однако "тогда Национальным Банком не предпринималось никаких усилий по возврату средств, инвестированных в МБА". "После организационных изменений, проведенных в начале 2016 года, Национальный Банк начал активную работу в этом направлении: мы неоднократно обращались в Международный Банк и министерство Финансов Азербайджана, вели переговоры по досрочному частичному или полному погашению облигаций банка", — резюмировал Акишев. В общем, мало того, что вбухали деньги в не пойми что, так еще и не вытащили их, когда стало ясно, что дело пахнет керосином. После таких комментариев неудивительно, что экс-глава Нацбанка в настоящее время не появляется на публике, хотя на некоторых светских мероприятиях (например, на металлургическом форуме) и заявлен среди выступающих.

Впереди, впрочем, еще более грандиозный проект – открытие выставки ЭКСПО-2017, и вот если Келимбетова (командующего международным финансовым центром Астана) не явят общественности еще и там, то станет ясно, что дело не только завели, но и активно шьют. И советуют не комментировать ход его расследование, дабы не усугублять. А усугублять есть чего: действующая пенсионная система, похоже, уже не представляется чем-то незыблемым не только простым смертным, но и прежде лояльному к ней депутатскому корпусу. Который вновь вернулся к своей прежней идее – разрешить казахстанцам (или хотя бы части из них) тратить часть пенсионных накоплений уже здесь и сейчас. В среду депутат мажилиса Жамбыл Ахметбеков в своем запросе предложил разрешить ликвидаторам последствий аварии на Чернобыльской АЭС досрочно снимать свои накопления из Единого накопительного пенсионного фонда Казахстана.

Свой запрос он адресовал председателю Национального банка РК Данияру Акишеву. По словам Ахметбекова, в депутатскую фракцию "Народные коммунисты" обратилась столичная общественная организация "Союз "Чернобыль". Мажилисмен заявил, что участники ликвидации аварии, пострадавшие от радиации, сталкиваются с рядом серьезных проблем, связанных с отсутствием в Казахстане квалифицированных специалистов по лучевым болезням и льготным снабжением лекарств для лечения от последствий радиоактивного облучения. В настоящее время из 32 тысяч участников ликвидации последствий аварии в живых остались около шести тысяч человек. Большая часть из них в связи с ухудшением здоровья осталась без работы, некоторые были вынуждены перейти на низкооплачиваемую работу, проинформировал депутат. Лицам, которые потеряли здоровье в результате аварии, выплачивают социальные пособия, не покрывающие причиненный ущерб.

"Имеются опасения того, что эти лица могут не дожить до пенсионного возраста. Получаемые ими специальные государственные пособия порой даже не покрывают затраты на приобретение медикаментов. Все это привело к тому, что уровень жизни ликвидаторов аварии оказался за чертой ниже прожиточного минимума в стране, — сказал Ахметбеков. - Чтобы хоть каким-то образом облегчить участь ликвидаторов, которые с честью и до конца выполняли свой долг перед родиной, просим вас инициировать изменения касательно пенсионного законодательства", — продолжил парламентарий. В частности он просил рассмотреть возможность по разрешению вкладчикам-чернобыльцам использовать свои накопления из ЕНПФ до наступления пенсионного возраста. Кроме того, он предложил снизить для них ставку ипотечного кредитования или списать банковские вознаграждения, обеспеченные залогом в виде движимого и недвижимого имущества, а также рассмотреть вопрос по списанию остатка сумм с лиц, не имеющих просроченные задолженности по кредиту.

В общем-то, логика депутатов в данном случае вполне понятна – люди все равно не смогут воспользоваться своими накоплениями по достижении пенсионного возраста, так пусть получат эту возможность здесь и сейчас. Остальным остается дожидаться достижения пенсионной планки, хотя уже сейчас идут разговоры о том, что ее надо снижать, пусть пока и на уровне отдельных отраслей – в четверг на уже упомянутом металлургическом форуме генеральный директор "Арселор Митал Тимертау" Парамжит Калон обратился к кабинету министров Казахстана с просьбой снизить пенсионный возраст работников горно-металлургического комплекса, а также представителей всех опасных и вредных профессий в стране. Причина проста – кадры утекают в Россию и другие страны, где пенсионный возраст ниже, а соцпакет – жирнее.

"Проблема — это отток высококвалифицированных работников в страны ближнего и дальнего зарубежья, которые предлагают более привлекательные социальные гарантии, — заявил Калон. — Многие люди уезжают в другие страны, потому что они чувствуют, что там условия работы лучше. Например, пенсионный возраст сотрудников горно-металлургического комплекса в Казахстане — 63 года, а в России – 54 года. Они просто уходят в Россию, потому что чувствуют, что могут выйти на пенсию даже в 45 лет, а потом работать дальше на другой работе или повысить свое образование", — пояснил он. В связи с этим, по его словам, руководство "Арселор Миталл" обратилось к правительству республики с просьбой "насколько можно пересмотреть пенсионный возраст в Казахстане" для работников горно-металлургического уровня, а также всех занятых на вредных и опасных производствах.

"Осознавая необходимость принятия мер по удержанию квалифицированной рабочей силы на территории Казахстана, "Арселор Миттал Темиртау" выступает с инициативой по внесению изменений в закон "О пенсионном обеспечении в РК". Мы должны стремиться к тому, что любой отработавший в опасных условиях, на вредных производствах должен иметь возможность выйти на пенсию после получения стажа не менее 25 лет. Если кто-то начинает работать в 20 лет, то 45 лет уже может стать пенсионером, особенно на угольных разработках подземного характера", — уточнил Калон суть предложения. Отметим, что вице-премьер Аскар Мамин это предложение никак не прокомментировал, уйдя с форума в аккурат после выступления Калона. А вот депутат мажилиса Альберт Рау, не так давно на посту вице-министра по инвестициям и развитию регулярно сражавшийся с металлургическим гигантом, и вовсе дал понять, что рассчитывать на такой поворот событий, как снижение пенсионной планки, не стоит.

"Здесь генеральный директор АО "Арселор Миттал Темиртау" говорил на сессии, что кадров не хватает, — сказал Рау на пресс-конференции в рамках форума. — Ну, выход-то один: надо кадрам давать зарплату, надо кадрам давать условия труда, через модернизацию технологических процессов собственных, которые позволят снизить себестоимость продукции и повысить ее конкурентоспособность. А по-другому – никак", — улыбаясь, заявил мажилисмен. В общем, металлургическому гиганту ясно дали понять, что времена преференций и индульгенций закончилось – и теперь решать проблемы, производственные и социальные – ему придется своими силами. Хоть бюджет страны и завязан на стоимости металлургической продукции, как, впрочем, и на нефтяной. По последней странам ОПЕК на прошлой неделе удалось добиться согласия относительно снижения объемов добычи для повышения стоимости еще на 9 месяцев – до 31 марта 2018 года, однако рывка цен это не вызвало.  

Дело в том, что новость о сходке основных добытчиков нефти была новостью в середине мая, когда и последовало основное (до 56,52 доллара за баррель) повышение цены. А вот перед самим заседанием всплеск был достаточно вялым – до 54,56 доллара за баррель (в промежутке цены на нефть падали и вовсе до 51-52 долларов за баррель). Ну, а после объявления о достижении договоренности на 9 месяцев цены вновь спикировали вниз, до 51,76 доллара за баррель на 16.00 времени Астаны 26 мая. При этом участие Казахстана в этом снижении так и осталось непроясненным до конца: в Вене, где принималось решение, министр энергетики Канат Бозумбаев заявил журналистам, что республика хочет присоединиться к соглашению в том случае, если оно будет пролонгировано, поскольку кровно заинтересована в "приемлемом уровне цен" на нефть. И готова потому "делать все, что от нас зависит в пределах наших возможностей" для выполнения своих обязательств. При этом  в апреле этого года Международное энергетическое агентство в своем отчете уже обвиняло Казахстан в нарушении обязательств по сокращению добычи нефти на 20 тысяч баррелей в сутки: мы вместо этого увеличили добычу с октября почти на 80 тысяч баррелей.

Тогда все это объяснялось тем, что три крупнейших месторождения республики — Кашаган, Тенгиз и Карачаганак – осваиваются иностранными инвесторами, ограничить производство которых казахстанские власти в приказном порядке не могут. Зато к концу полугодия Астана обещала дать нужный баланс за счет естественного снижения добычи на старых наземных месторождениях, а также за счет естественного сезонного спада. Видимо, этот баланс настолько близок, что в Вене Бозумбаев не стал поминать три нефтеносных гиганта, подчеркнув лишь, что в мае страна идет "четко со своими обязательствами — 1,68 миллиона баррелей в сутки". "Я думаю, в мае мы закончим и выполним (обязательства перед ОПЕК – прим. авт.)", — уточнил министр энергетики Казахстана. Однако в пятницу, 26 мая, пресс-служба министерства энергетики республики распространила прелюбопытный  пресс-релиз, в котором указала: Казахстан может пересмотреть условия по обязательствам перед Организацией стран-экспортеров нефти (ОПЕК) по сокращению добычи нефти. Причем задолго до истечения срока в девять месяцев. "Казахстан намерен продолжить выполнять свои обязательства при текущей квоте на сокращение добычи на уровне 20 тысяч баррелей в сутки. При этом в ноябре 2017 года возможен пересмотр условий по обязательствам с учетом конъюнктуры на мировом рынке нефти", — говорится в сообщении.

Очевидно, что особый статус Кашагана, Карачаганака и Тенгиза мы все-таки оговорили. Ну, и визит-то наш на судьбоносную сходку нефтяную был скорее декоративного свойства: все прекрасно понимают, что поставки казахстанской нефти на рынок кардинально не влияют. А значит, отчеты международного агентства – это такое вялое движение пальчиком, что мы можем им и пренебречь. Тем более, что сам факт достижения соглашения уже укрепил национальную валюту Казахстана – тенге, хотя сами цены на черное золото и не сильно продвинулись вверх. Так, в понедельник, 29 мая, средневзвешенный курс доллара на утренней сессии Казахстанской фондовой биржи (KASE) 29 мая 2017 года составил 310,08 тенге. По сравнению с утренней сессией 26 мая (311,75/$1) тенге подорожал на 1,67 тенге, установив новый рекорд своего укрепления в этом году. При этом с 11 мая, когда стоимость "американца" стремилась к 318 тенге за доллар, национальная валюта "подорожала" почти на восемь тенге. Основным драйвером укрепления тенге могли стать колебания на нефтяном рынке — стоимость июльских фьючерсов на североморскую нефтяную смесь марки Brent в пятницу, 26 мая, выросла на 1,26% — до 52,10 доллара за баррель, а утром в понедельник (в семь утра по Москве, в десять — по Астане) нефть стоила уже 52,2 доллара за баррель.

Однако судя по тому, что затем цена нефти пошла на убыль (ниже 52 долларов за баррель к полудню по Астане), вскоре последует и небольшая корректировка курса национальной валюты Казахстана. Простые смертные, впрочем, чувствуют на своей шкуре не эти курсовые колебания, а иные рыночные проявления, вроде подорожания стоимости мяса. Которые кое-кого в стране ужасно радуют – например, первого вице-министра сельского хозяйства  Кайрата Айтуганова. "Когда идет повышение цен на мясо, это должно нас, как Минсельхоз, радовать, потому что товаропроизводитель может продавать свою продукцию дороже. По регионам цена разнится, у нас идет ежедневный, еженедельный мониторинг. Сейчас забой не идет, идет отел, окот. Мы считаем повышение цен сезонным", — ответил вице-министр на вопрос журналистов о том, почему выросли цены на мясо и мясную продукцию.

На вопрос о том, повлияет ли заявленный рост экспорта мяса на цены для казахстанцев, вице-министр ответил, что такой сценарий вероятен. "Никто не исключает, что в связи с тем, что будет увеличиваться экспорт, будет расти цены и на внутреннем рынке. Я думаю, что можно дать такие прогнозы, что когда идет рост экспорта — цены растут. Потому что сельхозпроизводителю становится выгодно производить по тем ценам. И на сдерживание цен влияет ряд факторов. Мы, я повторюсь, как МСХ, должны радоваться, что сельхозпроизводитель повышает свою добавочную стоимость", — в очередной раз заметил замглавы Минсельхоза. Прогноз по объемам экспорта в цифрах представитель Минсельхоза дать затруднился, но отметил, что уже есть договоренность с рядом стран: Израиль, Иран, страны Персидского  залива.

"Однако, прежде чем говорить об объемах, надо наладить эти пути. Прежде чем экспортировать, ветслужба страны, куда будут экспортировать, должна посетить те предприятия страны, откуда будет экспорт. И сейчас об объемах я не могу говорить. В любом случае потребление растет и на внутреннем рынке, и экспорт будет расти, и поэтому цена будет расти", — сказал Айтуганов. Также вице-министр объяснил свои слова о радости Минсельхоза по поводу роста цен и о том, как это отразится на незащищенных слоях населения. "Я не делаю необоснованных заявлений. То, что вы говорите о незащищенных слоях, — да, государство должно какие-то меры предпринимать по защите соцгрупп, но это надо принимать комплекс мер не только Минсельхозу, это не наша прерогатива", — заключил он. Ну, а чтобы социально уязвимые слои населения не чувствовали себя совсем уже обделенными, наше правительство собирается понизить заработки части казахстанцев – адвокатов, например, о чем в понедельник сообщил министр юстиции Казахстана Марат Бекетаев.  

По его информации, в настоящее время адвокатура в Казахстане представлена Республиканской коллегией адвокатов и 16 территориальными коллегиями. Общая численность адвокатского корпуса насчитывает порядка четырех тысяч человек. "Тем не менее сегодня для Казахстана актуален вопрос нехватки адвокатов. Их текущая численность, по нашим оценкам, недостаточна для полноценного доступа граждан к юридической помощи", — сказал Бекетаев на правительственном часе в мажилисе. В среднем в Казахстане на одного адвоката приходится порядка 3,9 тысяч граждан. Этот же показатель, к примеру, в Италии − 260 человек, а в Германии и Англии − 500 и 900 граждан соответственно. Проблема нехватки адвокатов поднимается также Верховным судом. На одного судью приходится меньше двух адвокатов. В Европе этот показатель составляет в среднем от трех до пяти. "По сути, в Казахстане сложился дефицит адвокатских услуг. Граждане, которые нуждаются в таких услугах, не могут их получить либо получают по завышенной стоимости", — продолжил министр.

В период с 2013-го по 2016 год наблюдался незначительный рост числа адвокатов − примерно на 300 человек или около 6,5%. "Анализ действующей процедуры входа в профессию показывает следующее. Для того, чтобы стать адвокатом, необходимо иметь высшее юридическое образование, пройти стажировку в коллегии адвокатов от шести месяцев до года, пройти процедуру аттестации и вступить в члены коллегии адвокатов", — рассказал глава ведомства. Стажировка является платной, ее стоимость составляет от 140 до 280 тысяч тенге в год. Для вступления в коллегию сумма первоначального взноса в зависимости от региона составляет от 700 до 800 тысяч тенге. Определение размера взноса, согласно закону, отнесено к компетенции областных коллегий адвокатов.

"Таким образом, кандидату для получения статуса адвоката необходимо пройти несколько сложных процедур и оплатить в среднем около одного миллиона тенге", — отметил Бекетаев. Для упрощения доступа в профессию министерство юстиции совместно с Республиканской коллегией прорабатывает вопрос уменьшения первоначального взноса до 100 МРП (226 тысяч 900 тенге) и стажировки до 5 МРП (11 тысяч 345 тенге) в месяц. "Эти меры должны привести к росту числа адвокатов, поскольку сумма затрат сократится более, чем в два раза. Рост численности адвокатского корпуса усилит конкуренцию внутри него и повлечет за собой уменьшение суммы гонораров за оказание помощи", — добавил министр. В дополнение к этому конкуренция будет мотивировать адвокатов повышать свой профессиональный уровень: соответственно, должно повыситься качество юридической помощи и ее доступность населению.

Но это умозаключения (хотя и вполне логичные) главы минюста, а есть наша практика, где гаишникам зарплату подняли – однако ж взятки они брать не перестали. И гарантий того, что наши адвокаты будут брать меньший гонорар после того, как с них уменьшат вступительный взнос, ничтожна мала. Столь же мала, как полноценное возмещение убытков по пенсионным вложениям в Международный банк Азербайджана…

Андрей ЛОГИНОВ, Астана 

Комментарии

Кашаган не спасет никого. Хотя пояивлись сведения, что выручка и колчиество нефти  нав круг больше в этом году по сравнению с таким же отрезком прошлого. А толку: ц е н а   все равно "не та"!

Господи, совсем неправильно поставили проблему! При чем тут Кащаган: Нельзя спасти Кашаган, а через него -   странууу!!!!

А как и чем тогда?

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Докажите, что вы не спам-робот.
Fill in the blank.