Итоги столичной недели: от акметалла к криптовалюте

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на прошлой неделе вновь призвал мировое сообщество отказаться от доллара как мировой расчетной единицы, введя вместо нее криптовалюту – "цифровых" денег, не требующих их "штамповки" на печатном станке.

"Пришло время серьезно рассмотреть вопрос введения международной расчетно-платежной единицы. Она позволит избавить мир от валютных войн, спекуляции, избежать перекосов в торговых отношениях, снизить волатильность на рынках. Валюта должна иметь простой, транспарентный механизм эмиссии, подвластный ее потребителям. С учетом цифровизации, развития технологий такая расчетная единица может быть создана в виде криптовалюты", — заявил президент Казахстана на пленарном заседании Астанинского экономического форума в пятницу.

По его мнению, такая условная единица должна базироваться "не на абстрактном доверии, а на обеспечении конкретными активами", а также быть демократичной и приниматься с участием потребителей со всего мира. Тут стоит сказать, что предложение хорошо со всех сторон – хотя бы тем, что такие деньги не требуют денег на свое изготовление (ну, по крайней мере, требуют несоизмеримо меньших затрат, чем отпечатка бумажных и отчеканивание металлических денег). А уж процесс принятия решения по таким деньгам всем миром исключает любимое занятие США – включение печатного станка при малейших проблемах и заливание пожаров долларовой массой.

Предложение всем хорошо, да только к нему никто, скорее всего, не прислушается. На это указывает практика: казахстанский лидер уже неоднократно призывал всех отказаться от "дефектала" и ввести некий "акметалл" – это не было сделано даже в рамках Евразийского экономического союза, не говоря уж о более глобальных территориях. Почему? Ответ очевиден – слишком много средств храниться в этом самом "дефектале", причем как на уровне простых смертных, от долларовых депозитов полностью не отказывающихся, несмотря на дедолларизацию сознания, так и на уровне государств. И пока люди и государства не получат четкого видения, как их нынешние "дефектальные" накопления будут переводиться в акметалл или в криптовалюту – или в любой другой новый вид у.е., долларовое лобби будет непреодолимо. Потому что в него автоматически входит любой обладатель хотя бы одной  зеленой бумажки с портретом президента США.

На этом инициативы президента Казахстана на нынешнем АЭФ не завершились: Нурсултан Назарбаев предложил пересмотреть методику расчета валового внутреннего продукта на душу населения. "Используемый индикатор ВВП имеет ряд существенных изъянов: ВВП не отражает долгосрочный характер экономической деятельности, не учитывает ущерб, который наносится окружающей среде, включая истощение природных ресурсов. Кроме того, он не отражает качество жизни в той или иной стране. ВВП на душу населения не показывает реального благосостояния граждан, не учитывает расслоение населения по доходам", — заявил глава государства.

Вместо этого Нурсултан Назарбаев предлагает мировому сообществу принять обновленную методику расчета ВВП на базе "зеленого" ВВП, Индекса человеческого развития и индекса лучшей жизни ОЭСР. "Новая методика должна адекватно отражать потребности в сбалансированном развитии стран", — подчеркнул казахстанский лидер.  А потом вогнал в ступор все правительство, заявив, что рост валового внутреннего продукта Казахстана по итогам 2017 года должен составить порядка 4 процентов. "Несмотря на неблагоприятные внешние факторы, в 2017 мы ожидаем рост ВВП страны в пределах 4%", — сказал Назарбаев на пленарном заседании.

На наш бедный экономический блок кабинета министров без слез в этот момент смотреть было трудно. Нет, безусловно, по оперативным данным правительства рост ВВП по итогам 5 месяцев в Казахстане составил 4,1% - но это по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, когда наша экономика уходила в "минус". Потом заработал Кашаган, поднялась цена на нефть, подрос внутренний спрос – и на фоне прошлогоднего полугодового проседания мы стали выглядеть сверхзвуковым самолетом. Проблема в том, что этот эффект выздоровления будет действовать только в первом полугодии, поскольку со второго полугодия 2016 года экономика пошла в рост – и на фоне этого роста нынешние успехи будут уже не столь впечатляющи.

Именно поэтому экономическо-финансовый блок правительства по итогам года планировал рост ВВП всего лишь в 2,5 процента (что на фоне мировой конъюнктуры, в общем-то, и так неплохо). Однако ж теперь кабинету министров предстоит пыхтеть и пузыриться, всеми правдами и неправдами загоняя рост ВВП в пределы свыше трех процентов по итогам года. Оно, конечно, как справедливо заметил президент Казахстана, "мы верим, что следующий "Черный лебедь" не скоро еще к нам вернется", имея в виду попадание нынешнего кризиса под теорию "Черный лебедь" Нассима Талеба (труднопрогнозируемые события, имеющие масштабные последствия, по аналогии с редкостью черных лебедей в природе). Но чтобы рост ВВП с планируемых 2,5 процента вырос до четырех – это надо не верить, это надо веровать…

По мнению Нурсултана Назарбаева, росту ВВП и выходу страны из кризиса должны способствовать реализующийся с 2015 года План нации "100 конкретных шагов", предусматривающий институциональные реформы по важнейшим направлениям экономики, а также ряд госпрограмм, направленных на возведение инфраструктуры, цифровизацию и модернизацию экономики и реформу административного аппарата. Но тут есть одно "но": в эти же самые дни на АЭФ выступал лауреат Нобелевской премии Святослав Тимашев, который предупредил казахстанцев о том, что к использованию "умных" вещей и прочей цифровой начинки нужно подходить с осторожностью.

"Мы на встрече с президентом Казахстана говорили много о финансах, об "умных" городах, я, в частности, говорил о том, что надо делать не просто умный город, а живучие города, - сказал Тимашев журналистам. - То есть надо, чтобы развивающиеся конгломераты не имели проблем, которые возникают, когда что-то не ладится, когда возникают какие-то инциденты, аварии, катастрофы, будь то природные явления или злой умысел, какие-то социальные "подвижки". У меня есть большой международный коллектив, который занимается вопросами безопасности критичных и стратегических инфраструктур и территорий. Это тот самый аппарат, который позволяет при внедрении инноваций находить слабые места этих инноваций, возможные пути того, что эта инновация не пойдет. А если пойдет, то какие там будут издержки и как их минимизировать до того, как это будет построено и начнет функционировать", — продолжил он.

По его словам, развитие информационных технологий, с одной стороны, это хорошо, но и есть и обратная сторона. "Я могу, подъезжая к дому, включить свет. Могу зимой, не выходя из дома, завести двигатель автомобиля. Но есть и обратная сторона: ведь как получается: мы становимся рабами того, что мы купили. А что мы купили — не знаем. Может быть, в какой-то момент эти вещи вдруг будут подчиняться не нам, а кому-то другому. Это же сумасшедшая уязвимость!" — заявил он. И подчеркнул, что при внедрении новых технологий обязательно нужно, чтобы внутреннее содержание техники было местным. В общем, если выкинуть из слов нобелевского лауреата намеки на трагическую историю Терминатора и Сары Коннор, то в сухом остатке мы получим прямое указание: криптовалюта – вещь хорошая, но достаточно уязвимая.

О том же самом заявил и профессор Нью-Йоркского университета, вышеупомянутый автор теории "Черный лебедь" Нассим Талеб: по его мнению, большие электронные системы априори не могут быть надежно защищены, и рано или поздно в результате их массового внедрения во все сферы жизни без оглядки  может случиться катастрофа. "Безналичная система - это очень хрупкая система, - заявил профессор. - Представим, что выключился интернет, как вы будете проводить транзакции, операции? Вам нужно, чтобы был физический элемент", — объяснил Талеб. Он напомнил историю, которая произошла в Нью-Йорке в 2003 году. "Было полнейшее отключение света. И Нью-Йорк не выдержал, я не мог вымыть руки, потому что эта система подачи воды приводилась в движение электричеством. Не могли ничего использовать. Это был полный хаос на протяжении 48 часов, 100 миллионов людей были без электричества", — сказал он.

Вдобавок ко всему, Талеб показал себя ярым эгоцентристом, пояснив, что является противником создания "безналичного общества", поскольку опасается тотального вмешательства извне в его личное пространство. "Это кто-то хочет контролировать мою жизнь и говорить, что я не могу, например, проводить операции физическим способом, - сказал профессор. - И кто-то, например, может следить, отслеживать мои транзакции. Может быть, я не хочу делиться такой информацией с кем-либо, а электронная транзакция – это достаточно публичная вещь, она сохраняется онлайн. И, возможно, кто-то может это видеть. Может, я ем французские багеты, и я не хочу, чтобы кто-то об этом знал. Поэтому, если мы будем ограничивать транзакции в таком смысле, мы будем ограничивать свободу человека. Это не сработает", — уверен он.

Вот тут профессор, правда, заблуждается: в КНДР это сработало безо всяких "безналичных обществ" и криптовалют – там жующий французский багет легко и просто может быть записан во враги народа, ибо, как сказал бы Владимир Семенович, "у них денег куры не клюют, а у нас на очередной сборник высказываний нашего великого кормчего не хватает". Но если оставить в стороне нежелание Талеба быть объектом созерцания всевидящего ока Саурона, то он солидарен с Тимашевым – дальнейшая замена человека машинами рано или поздно закончится катастрофой. "Все, что связано с электронной системой, подвержено риску катастрофы, - заявил автор "Черного лебедя". - Сети и системы могут подвергнуться катастрофе, это очень уязвимые системы. Поэтому их можно взломать. Возможно, кто-то захочет причинить ущерб системе. Если у вас также есть система, которая централизует все транзакции, получается, кто-то может воспользоваться этот системой. Чем сильнее вы централизируете, тем больше вероятность, что система может рухнуть. И это еще и дорого стоит. Большие проекты во многом, особенно компонент IT, они очень уязвимы. Получается, выглядит дешево, но требует большего", — подчеркнул Талеб.

По его мнению, лучше иметь небольшую управляемую систему, которая будет хорошо работать, чем работать с большой. "Если вспомнить администрацию Обамы, у нас была проблема со здравоохранением в Америке, и централизовать здравоохранение, как он это сделал, это не то, как это надо было сделать. Он все интегрировал, и мы увидели, что произошло. И сейчас Трамп убрал эту систему", — заключил профессор. В общем, запад криптовалюту, мягко говоря, не заценил. Более того, запад и ЭКСПО не заценил, весьма и весьма критически подойдя к детищу всея Казахстана: на прошлой неделе американский журнал Foreign Policy опубликовал развернутый репортаж с Международной выставки ЭКСПО в Астане, в котором выставка, мягко говоря, представлена не в сильно выгодном свете.

"Казахстан построил футуристический город, чтобы провести международную выставку и улучшить имидж страны, но есть одна маленькая проблема: Астана забыла пригласить гостей, — начинает свой репортаж журналист Джеймс Палмер. - Я был единственным посетителем в павильоне Греции. Во многих павильонах не было никого, кроме персонала. Лишь в павильонах крупных стран — Китая, Германии, США — были десятки посетителей. Однако снаружи павильонов большинства стран я пробирался сквозь пустые ограждения. Двое из трех людей на выставке носили бейджики. Когда я был на ЭКСПО в Шанхае в 2010 году, на улицах было не пройти, выставку посетили 73 миллиона человек. Официально Астана продала 670 тысяч билетов, однако есть серьезные сомнения в отношении того, насколько реальны эти цифры", — пишет журналист.

После того, как американец в своем материале назвал "Звездой смерти" павильон "Нур Алем" (казахстанский павильон на ЭКСПО, формы которого вызвали у журналиста ассоциации с гигантской космической базой из последней части "Звездных войн"), впору было бы приравнять его творение к "Борату". Но мы, чай, не в КНДР живем, потому приходится читать – и терпеть необъективность представителя запада. "Из года в год во время подготовки к ЭКСПО организаторы из Казахстана понижали число ожидаемых посетителей трехмесячного мероприятия — 5 миллионов, 3 миллиона, теперь 2 миллиона. На открытии, по официальным данным, было 10 тысяч посетителей, но и это очень щедрая оценка. На следующий день народу было и того меньше", — пишет Палмер, утверждающий, что Казахстан на самом деле и не пытался привлечь посетителей из-за рубежа. - Горстка людей приехала из России, а из других соседних стран не приехал почти никто", - уверенно заявляет журналист.

По мнению Палмера, "в мире плохо знают, где находится Казахстан и что за люди казахстанцы". А саму выставку он называет скучной. "Так о чем думали организаторы ЭКСПО, когда отдали Астане право провести выставку? И почему эта захолустная столица решила претендовать на это?", — задает он риторический вопрос. На который тут же и отвечает: по его мнению, для национальной гордости казахстанцев очень важно рассказать миру о себе. "Значительная часть Астаны очень красива, но она также наполовину пустынна и отели баснословно дороги", — констатирует он. Журналист приводит "несколько потрясающих исключений, таких, как павильон Германии с интерактивной экспозицией и удивительным лазерным шоу", но основной посыл: вся задумка ЭКСПО — это возможность казахстанских властей "потешить собственное эго".

Чем можно ответить на эти гнусные происки шакалов пера и акул ротационных машин? Правильно, ударить автопробегом по бездорожью: на нынешнем АЭФ председатель правления Евразийского банка развития (ЕАБР) Дмитрий Панкин, выступая на сессии "Глобальная экономика в эпоху перемен: перспективы "Большой Евразии" заявил, что важным фактором в рамках строительства "Большой Евразии" должны стать конкретные проекты, прежде всего трансграничная инфраструктура.  По его словам, для того, чтобы обеспечивать устойчивое экономическое развитие, транспортные коридоры должны стать "поясами". Максимальный экономический эффект может быть достигнут за счет концентрации экономической активности и капиталовложений в регионах, прилегающих к основным транспортным магистралям. По словам Дмитрия Панкина, глубокое экономическое сотрудничество в рамках "Большой Евразии" должно привести к формированию кластеров, хабов, территорий опережающего развития, наращиванию инвестиций и передовых технологий.

"Бенефициарами такого взаимодействия могли бы стать приграничные регионы по обе стороны границы, многие из которых находятся в депрессивном экономическом состоянии, — отметил глава ЕАБР. – Будущее транспортных коридоров в Евразии взаимоувязано с внутренними перевозками и индустриальным развитием", - добавил он. Эксперт напомнил, что в настоящее время остро стоит вопрос инфраструктурных ограничений железных дорог Казахстана и России в работе с контейнерными перевозками: организация работ по формированию контейнерных поездов, переадресации, хранения партий, таможенному досмотру оставляет желать лучшего. По словам Панкина, для решения этой проблемы на территории Казахстана необходимо строительство современных контейнерных терминалов. "По нашим оценкам, построив три-четыре современных логистических центра, Казахстан сможет добиться увеличения пропускной способности в транзите примерно в три раза до 1,3 миллиона контейнеров в год", — подчеркнул глава правления банка развития.

Эксперты ЕАБР считают, что сухопутные маршруты через Казахстан и Россию могут взять на себя до 4% товаров, которые идут морем между Китаем и Европой. Но для раскрытия потенциала сухопутных маршрутов нужны системные усилия, направленные на развитие контейнерного трафика и устранение узких мест в инфраструктуре стран-членов ЕАЭС. А еще нужны большие средства – и политическая воля исполнительных властей, устраняющих различные бюрократические препоны, возводимые на пути таких проектов их подчиненными. Между тем, средства находить все сложнее, ибо в Казахстане квазигосударственный сектор настолько глубоко въелся в кредитование экономики, что его представители уже намекают на то, что лошадка так долго не протянет.

Об этом на форуме сказал председатель правления национального управляющего холдинга "Байтерек" Ерболат Досаев, заявивший, что его структура, как и другие представители квазигосударственного сектора, должна снизить свою долю на рынке кредитования Казахстана. "Конечно, сегодня немного изменилась ситуация, связанная с ролью "Байтерека" и нашего в целом квазигосударственного сектора, и я согласен с тем, что каждый должен заниматься своими делами: сегодня финансовый сектор в виде наших коммерческих банков, других институтов должен активно кредитовать, а "Байтерек" и наши дочерние организации должны вернуться в те границы, в которых мы существовали до 2007-09 годов", — сказал Досаев в ходе астанинского экономического форума. По его словам, по итогам прошлого года каждый третий тенге капитальных вложений в малый и средний бизнес – это "деньги "Байтерека". "Если мы говорим о рынке ипотеки, то Жилищно-сберегательный стройбанк занимает сегодня 67% всего рынка ипотеки страны. Конечно, с одной стороны это замечательные цифры и итоги работы "Байтерека", но это одновременно и вызов для рынка, который должен вернуть свои исходные позиции, и мы должны значительно снизить свою долю", — считает глава правления холдинга.

При этом, по его словам, доля квазигосударственного сектора возрастает не за счет того, что он "так много вложил в прошлом году", а за счет того, что финансовый сектор "сегодня не вкладывает в развитие экономики столько, сколько мы хотели бы". "Мы хотели бы дополнительной тенговой ликвидности, долгосрочного тенгового кредитования – это чаянье всего нашего бизнеса, — подчеркнул Досаев. – Но мы проходим через самый большой мировой финансовый кризис за историю современную человечества, при этом квазигосударственный сектор и институты развития являются сегодня действительно теми структурами, которые обеспечивают необходимое фондирование, являются операторами правительства государственных программ. И если говорить о 2016 годе, мы стали ближе к бизнесу, но на этом пути еще многое предстоит сделать", — заключил он.

Есть, правда, еще и национальный фонд, есть, в конце концов, пенсионные накопления казахстанцев – и пробные шары по использованию последних на финансирование инфраструктуры наши власти запускали уже не раз и не два. Больше, правда, вкладывали их в спекулятивные инструменты типа бумаг Международного банка Азербайджана, вытащить которые назад из Баку на прошлой неделе пообещал глава Международного финансового центра "Астана" Кайрат Келимбетов, в бытность которого председателем национального банка они туда и были вложены. "Я считаю, что озабоченность общественности на этом может закончиться. Все средства в полном объеме будут возвращены, с чем я хотел бы поздравить пенсионный фонд, членом которого я состою", — сказал Келимбетов в кулуарах АЭФ.

В свою очередь, известный экономист Рахим Ошакбаев прокомментировал агентству Sputnik Казахстан это заявление следующим образом: "Господин Келимбетов — должностное лицо, который был председателем Нацбанка в те времена, когда осуществлялись эти инвестиции. Наверняка, у него на это (предположение о возврате азербайджанской стороной денег ЕНПФ – прим. ред.) есть какие-то основания, о которых неизвестно широкой публике. Одной из предложенных опций является программа реструктуризации. Соответственно очень легко посчитать недополученный доход и экономические потери, которые мы понесем в результате этого варианта реструктуризации. Но они, естественно, существенно меньше, чем тотальная потеря этих инвестиций", — сказал директор Центра прикладных исследований "Талап". О том, что возвращенный в 2017-18 годах 71 миллиард тенге стоит меньше, чем он стоил в 2014 году, когда его "вбухивали" в МБА, никто почему-то говорить не хочет…

Андрей ЛОГИНОВ, Астана 

Комментарии

За криптовалютой будущеее. Но основным инстурментарием и средством эта валюта не сможет стать еще долго.

Всё это конечно, крайне спорно. Но и крайне перспективно!

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Докажите, что вы не спам-робот.
Fill in the blank.