Казнет: от «Навигатора» до блогерской вакханалии

В Интернет-жизнь Казнет вошел как отпочковавшаяся часть Рунета, однако сегодня он сильно отличается от прародителя. Например, начав жизнь практически полностью русскоязычным, сегодня Казнет имеет большой казахоязычный сектор, который продолжает расти. Русскоязычная часть Казнета на месте тоже не стоит, однако ее внутренние трансформации не подкрепляются количественным ростом аудитории.

По части котов, кулинарных рецептов и красоток с красивыми формами Казнет – это типовая часть Всемирной паутины. Отличия пролегают в сферах политики, общественной жизни, культурных феноменов, осмысления истории и картин будущего. Казнет всегда поможет сойти с ума, но модернизировать общественное сознание – это не сюда.

Периодический, общественно-политический, а не откровенно сливной Казнет, с юридическим адресом, счетом и т.д.  как таковой возник с появлением сайта «Навигатор» в конце девяностых.

 Идею кинул Джанибек Сулеев, а реализовали проект Юрий Мизинов и Айгуль Омарова. Законным наследником того пионера, прошедшего все положенные стадии развития (взлет, рейдерский захват бренда, заказные суды, растворение в конкурентах) сегодня является проект ZonaKZ в его нынешнем виде…

С уникальнейшим архивом, по которому, в принципе, можно отследить почти все громкие события новейшей казахстанской истории, с 1999 года. Причем немаловажно еще раз подчеркнуть, что это был первый «белый», местный, домашний ресурс, в котором работали местные кадры. А вот такие великие и ужасные сайты как «Евразия», активно работавшие за пару лет до первопроходца «Навигатора» - делались в Москве. Были и другие, но временные рамки их были довольно краткими, это такие сливные сайты, как анонимный «Коготь барса», уже в Казахстане, предположительно под присмотром спецслужб (тень Рахата Алиева).

Не менее любопытное с первопроходцем состоит еще и в том, что когда возник этот дедушка всех общественно-политических интернет-ресурсов Казахстана, то никак нельзя утверждать, что общество (на тот момент оказавшееся свидетелем поражения экс-премьера Акежана Кажегельдина в борьбе за власть) алкало или бредило такой коммуникацией…

Казахстан был почти девственен в  этом отношении, в информационно-медийном пространстве еще правили бал бумажные газеты в чистом виде, еще держало марку ТВ, хотя радио уже превратилось в сопроводительынй музакальный интер-шум. Но на рубеже веков Мизинов со своей маленькой командой попросту открыл, скажем так, новые горизонты. Иначе говоря, если в России уже шел бурный процесс переноса политической активности в Интернет, в Казахстане только-только появилась первая независимое электронное СМИ.

Вслед за ним стали появятся новые ресурсы. Которых с каждым годом становилось все больше и больше, все печатные издания и ТВ обзавелись также своими сайтами. Подробно их перечислять слишком долгое занятие, отметим только те, которые с тех самых пор удержались на рынке. Это, конечно Nomad.su, на котором собраны все биографические справки об казахстанских управленцах, официальных событиях и пр.

Технический прогресс увеличивал в Казахстане число пользователей и возможности прокачки трафика, мощнее становились компьютеры, «навороченнее» программы. По мере роста интернет-аудитории власти озаботились направленностью, качеством и скоростью информации, которая распространяется в Казнете.

Начались мероприятия по регулированию «электронного поведения». Доходило до комических ситуаций. Прокуратура разрабатывала систему штрафов и прочих наказаний для «подрывных элементов» в Сети, при этом у самих прокурорских работников компьютеры к интернету подключены не были и они не понимали разницу между редакционным материалом и комментариями под ним.

В какой-то момент информационная инфраструктура произвела качественный рывок, и казахстанский потребитель на этом фундаменте получил массовый доступ к видеоконтенту. Медиа-империя беглого олигарха Мухтара Аблязова, ставшего видным оппозиционером, с помощью спутникового телевидения и интернет-ресурсов (разумеется, вместе с необходимым журналистским и техническим штатом, политическими активистами) прорвала информационную блокаду вокруг забастовки нефтяников в Жанаозене. Подача информационных материалов с полуострова Мангышлак позволила трудовой конфликт переформатировать в акцию с политическими требованиями.

Если посмотреть на действующие нормы казхстанского законодательства, то по ним в части политических заявлений от неуполномоченных государством лиц запрещено практически все. К примеру, под запрет «разжигания социальной розни» подпадает что угодно. Но если профсоюзное движение (не путать с псевдопрофсоюзным) ликвидировано как вид, то политическая активность из Казнета никуда не делась. В первую очередь из-за появления феномена социальных сетей.

Пользователей социальных сетей тоже привлекают к судебной ответственности, однако доказать здесь преступный, либо злой умысел гораздо сложнее, чем в случае с публикацией в обычных СМИ. Разумеется, суды могут не вдаваться в подобные юридические формальности и наказывать методом волевого решения. Но правозащитные организации в Казахстане тоже есть, они освещают подобные перегибы и тем портят имидж государства.

Замеры активности в соцсетях свидетельствуют: после государственных санкций в отношении какого-либо рьяного пользователя Фейсбука – резидента РК протестная активность в целом спадает, но ненадолго. Причина в том, что жители Казнета, но физически находящиеся за пределами Казахстана (США, Германия, Россия, Польша) в плане информационных постов себе ни в чем не отказывают. Находясь в одной информационной цепи с местными политически озабоченными пользователями, они создают общий фон, из-за которого и остальные позволяют себе «излишества». Если не на словах, то через механизмы лайков. А социальные сети своим бурлением не дают обычным СМИ впасть в полную стагнацию, выполняя функцию паровоза для вагонов, увязших в болоте с его богатой «духовной» жизнью.

Такую часть Казнета как казахстанский сегмент социальных сетей даже близко нельзя считать срезом казахстанского общества. Идеи и мнения, которые живут в социальных сетях, имеют место в общественных настроениях. Однако в калейдоскопе и матрицах соцсетей становятся перекошенными до неузнаваемости по сравнению со своими прототипами в реальной жизни. Это особенно хорошо видно по отношению к 9 мая, Победе и Великой Отечественной войне. Если посмотреть на высказывания противников СССР по этому поводу (как реальных, так и фейковых), то можно подумать, будто за ними стоит внушительная масса людей. Но Бессмертный полк собрал в Алматы 60 тысяч участников, тогда как симпатизанты Гитлера не смогли даже флеш-моба провести.

Одно время в Казахстане началась блогерская вакханалия. Явление в высшей степени искусственное. В отличие от Рунета, Казнет не обладает количественными показателями, позволяющими политическим блогерам или командам блогеров иметь финансовую независимость за счет своих подписчиков или рекламных контрактов. Поэтому все пишущие на политические темы (здесь особняком стоят экологические активисты) в том или ином виде «разобраны» между грантодателями, спецслужбами, АП, властно-финансовыми группами и другими игроками, обладающими необходимыми финансовыми ресурсами. Одним словом, за всеми торчат уши просто ослиных размеров. Все они и им подобные пишут из-за необходимости, а самое необходимое в Казахстане – это деньги (либо другие ресурсы, которые выступают в качестве эквивалента денег).

Казахстан в политической части – это всевозможные кланы, поэтому проекция «кланирования» органично перетекает в блогосферу. Сам политический интерес к блогерам имеет две составляющие. С одной стороны – это невежество чиновников, отвечающих за государственную информационную политику. В их воспаленном воображении блогеры предстают творцами информационных потоков и формирователями общественного мнения. Отсюда желание «прикупить» побольше таких кадров в надежде на иллюзию, будто с их помощью можно контролировать информационную повестку. Вторая составляющая – это желание чиновников находиться в зоне информационного комфорта. Поэтому акимы и министры берут с собой в поездку или на пресс-конференцию пяток блогеров и никакого дискомфорта не испытывают. Но это на уровне личного общения и пресс-брифингов, поскольку сами по себе неудобные вопросы никуда не исчезают и продолжать курсировать по различным информационным каналам и накопителям.

Группы блогеров, находящиеся на связи с верхами (очень дробные с двух сторон) могут производить заданные информационные вбросы и «кричать» очень настойчиво, создавая мегабайты постов и публикаций. Однако это отнюдь не означает, что их слышит и видит пропорциональное объему опубликованного число читателей и зрителей. Попутно властный перекос в сторону лояльного сегмента блогосферы еще больше ссорит чиновников с обычными журналистами и СМИ. Неосознанность происходящего со стороны публичного сегмента чиновничества добавляет общего градуса конфликтности.

Казахоязычный сегмент политического Казнета продолжает расти и по мере увеличения и расширения поляризоваться внутри себя. Когда все участники владеют казахским языком, то линии раскола проходят по отношению к светскости и религии (в первую очередь исламу), отношению к советскому периоду и советскому наследию. Тема многоженства здесь тоже присутствует, но совсем не в том объеме, как в среде богатых людей Казахстана. Богачам необходимо решать практические вопросы распределения имущества между зарегистрированными и гражданскими женами, детьми от разных браков, тогда как для публицистов полигамия имеет прежде всего экзистенциальный интерес.

В русскоязычном сегменте Казнета для интересующихся общественно-политической проблематикой становится больше проектов и сайтов, но сама аудитория уже не растет. Здесь ситуация похожа на ту, в которой на рынке Казахстана оказалась компания «Кока-Кола», когда линейка напитков растет быстрее, чем зарплата жителей страны (после девальвации она вообще упала). То есть виден путь от сверхприбылей к модели выживания.

Казнет – это пусть и специфическая, но неотъемлемая часть мирового информационного пространства. В силу русского языка информационная война России и Украины его сильно задевает (в соцсетях даже есть кружки бандеровско-нацпатовской дружбы, как, впрочем, наблюдаются и ретиво ватно-приимчивые группы), тогда как противостояние Южной Кореи и КНДР лишь фрагментарно просачивается в Казнет. Казахстанцы, владеющие английским языком – это вообще отдельная часть информационных процессов, но таких сравнительно немного.

Постправда (когда важно не то, было ли событие на самом деле, а поверил ли в реальность предоставленной информации человек) тоже не обошла Казнет стороной. В чем-то он «язычник, чахнущий от язв христианства», где-то «огонь погасили, но я умираю в дыму». Глобальный мир находится в кризисе, однако политический Казнет пропускает и препарирует кризисные импульсы через свои нерадостные состояния. Сейчас каждое второе слово в Казнете «Экспо-2017», а потому застарелые и новые проблемы на какое-то время получили дополнительный световой фильтр и лупу в комнате кривых зеркал.           

ИАЦ (Москва)       

Комментарии

Клевое описание.

А я помню Навигатор, будучи заграницей много его читал. Оно и впрямь было единственным мостиком с Родиной в интеренете.

Интересно. А я лично и не знал, что легендарный Навигатор и есть Зона: - ))))

Т.е. Мизинов самый старый интертнетчиг?

Both cheap and gorgeous fine imitation watches;replica horloges
filling your success sty le!
horloge kopen Replica watch online.

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Докажите, что вы не спам-робот.
Fill in the blank.