Казахстанские эксперты разобрали паутину социальных сетей

С одной стороны, соцсети открывают новые возможности для взаимодействия людей, проживающих в разных государствах, показывают успешные примеры самоорганизации, но, с другой, они могут быть использованы для проведения политики отчуждения стран и их жителей, настроенных на дружбу и сотрудничество, что производит новые риски и уязвимости. В чем феномен соцсетей на постсоветском пространстве?

«Интернет - это как погода или футбол, тема вечная, - заявил заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец в Казахстане» Сергей Козлов. - Мне странно слышать, что влияние интернета надуманное. У него колоссальное влияние, в том числе благодаря его неотъемлемой части – социальным сетям, которые во многом формируют личности. Люди женятся и разводятся благодаря соцсетям, не говоря уже об их практической пользе. Интернет - неотъемлемая часть нашей жизни, так же, как мобильные телефоны и телевизоры. Без этого уже нет ни общества, ни отдельных людей, которые не могут без соцсетей. Последние влияют даже на тех, кто в них не присутствует».

Это было сказано на заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «От телеграмм до Telegram: жизнь в социальных сетях, как новая реальность Евразии», состоявшегося на днях в Алматы. В мероприятии приняли участие известные казахстанские эксперты: историки, социологи, политологи, писатели, PR-специалисты и журналисты.

Специалисты отметили, что в ряде стран постсоветского пространства количество жителей, зарегистрированных в той или иной соцсети, по сравнению с общим числом граждан, является довольно высоким, как и количество времени, проведенное ими в интернете.

«Из-за соцсетей возник феномен возвращения масс в социальную и общественно-политическую жизнь, - подчеркнул политолог Эдуард Полетаев. - Причем интернет-активисты в доступной для них форме участвуют в жизни не только собственной страны. Для многих сети заменили традиционные институты социализации, поэтому игнорировать их воздействие на современную жизнь уже нельзя».

В конце 2017 года в Казахстане был принят Закон РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам информации и коммуникаций», предусматривающий внесение 280 поправок. И хотя во время обсуждения законопроекта было решено, что социальные сети и блогеры не будут приравниваться к средствам массовой информации (тем более, что самые популярные социальные сети в стране являются зарубежными), без внимания они не останутся.

Контент, публикуемый на территории Казахстана, будет контролироваться, и в случае, если он окажется противоправным, власти будут отправлять уведомления о необходимости его устранения. Кроме того, критики закона, запрещающего анонимные комментарии в казахстанском сегменте интернета, говорили о том, что в результате количество пользователей зарубежных соцсетей увеличится.

В России в 2017 году много споров и различных оценок вызвал так называемый «закон Милонова» - законопроект депутата Государственной Думы Виталия Милонова. Он предложил ограничить доступ к социальным сетям, ввести возрастной ценз с 14 лет (дети могут завести страницу в соцсетях только после разрешения родителей или опекунов), а за невыполнение требований предусмотреть штраф для граждан, должностных и юридических лиц. Законопроект был отклонен, но несколько инцидентов, случившихся в начале 2018 года в российских школах, побудили депутата внести несколько доработанный законопроект в Государственную Думу вновь. Эксперты не исключают, что в нападениях подростков в школах на учащихся были замешаны соцсети, через которые нападавшие получали побуждение к действиям.

«Если говорить о негативных эффектах соцсетей, то в Казахстане дело не ограничивается лишь случаями пропаганды в них терроризма и экстремизма. Для нашей страны также актуальны темы подросткового суицида, насилия в школе, - сказал по этому поводу старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института Даурен Абен. - Поэтому компетентным органам надо своевременно обращать внимание на распространение такого рода противоправного контента в сети и проводить эффективную профилактику, чтобы снизить деструктивное влияние соцсетей на несовершеннолетних. Иначе и в наших школах может прокатиться волна насилия, подобная той, что наблюдается в России. При этом понятно, что проблемы молодежи надо решать системно, а не ограничиваться голословным обвинением соцсетей во всех грехах».

Как известно, за ростом информационных технологий последовало и ужесточение законодательства. Все чаще жители стран Евразии осуждаются за возбуждение ненависти либо вражды в соцсетях, распространение запрещенной информации. В 2017 году в интернете распространялись памятки о том, как не сесть за репост. «Ужесточение законодательства за противоправную деятельность в соцсетях - это мировой тренд, - рассказал президент ОЮЛ «Интернет Ассоциация Казахстана» Шавкат Сабиров. - Если мы сравним с немецким законом, который вступил в действие с нынешнего года, то наши ограничения покажутся цветочками, потому что за оскорбление и разжигание социальной розни там предусмотрены серьезные наказания. Мы по сравнению с теми же немцами и французами выглядим «слабенькими».

В связи с этим эксперты обсудили, в каких формах возможно сотрудничество стран Евразии в рамках социальных сетей. Есть опасения, что их огромные возможности из-за проявлений экстремизма будут как-то зажиматься. Что нужно сделать, чтобы соцсети объединяли людей, а не разделяли?

«Вероятно, требуется разработка новых идеалов гуманизма, адекватных реалиям сетевого общества, его вызовам, - заявил Эдуард Полетаев. - Социальные сети на евразийском пространстве объективно имеют большой созидательный потенциал, так как конкуренция между группами, каналами и сообществами во многом осуществляется только на уровне количества подписчиков (просмотров), а это служит всестороннему формированию общего информационного пространства. Примеров стремления к сотрудничеству и наведению «мостов» между разными аудиториями в социальных сетях должно быть все больше».

«Мы должны понимать, что на евразийском пространстве нет единой платформы для всей аудитории, - подчеркнул представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов. - Если в США 46 медийных аудиторий, то у нас можно насчитать около 25-ти. И они будут пересекаться друг с другом краями. Медийная аудитория - это те пользователи, которые переходят на новость и читают ее. Мы живем в эпоху постмодернизма, в котором весь мир рассматривается, как текст».

Независимый эксперт Аскар Нурша считает, что значение соцсетей преувеличено. «Они появились, потому что возникла такая техническая возможность, - подчеркнул он. -  Отношение на постсоветском пространстве к соцсетям сформировалось под влиянием цветных революций, арабской весны. В них видели мобилизационный потенциал для протестов. А сейчас власти от этого отходят, они поняли, что лучше дружить с соцсетями, иногда против их воли, чем запрещать и ограничивать. Чиновников стали привлекать в соцсети. Руководство заявляет, допустим, коллективу, что все должны там зарегистрироваться. В итоге в соцсетях появляется большое количество людей, которые не умеют ими пользоваться».

Дискуссия показывает, что мы еще недостаточно знаем про интернет и социальные сети. Так считает политолог Замир Каражанов, главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge. «Говорилось, например, о том, что социальные сети разделили казахстанцев. Одна их часть сидит в Facebook, другая во ВКонтакте. Но было ли разделение? Ведь социальные сети не стали фактором самоидентификации людей. Мы говорим, что являемся казахстанцами, но не «фейсбукерами». Мы не отождествляем себя с социальными сетями, так как они для нас только средство общения», - уверен эксперт.

Интернет, по его мнению, размывает не только привычные границы, но и в том числе нравственные и ценностные. В 1990-х годах в сфере международных отношений была популярной концепция «столкновения цивилизаций». По поводу нее и сегодня не утихают споры: есть ли такое в реальности? Зато в интернет-сфере все ясно - она превратилась в арену столкновения цивилизаций. «Здесь часто не ищут правды, зато есть попытки навязать своим оппонентам свою позицию, - сказал Замир Каражанов. - Очевидно, что это не интернет такой плохой - это люди такие. Поэтому ожидать больших положительных преимуществ от социальных сетей на постсоветском пространстве можно тогда, когда здесь появится зрелое гражданское общество, состоящее из людей, отвечающих за свои слова».

Виктор САНЬКОВИЧ

Комментарии

Очень противоречивые мнения

Мненеия  такие и должны быть. 

Фейсбук и прочие мессенджеры - заразаная штука. Новый наркотик. Страдают от анркотика  люди образованные, грамотные, имеющие смартфон не  только для беспроводлныхз переговров и селфи  

Мировая экономика Интернет-цензура ударила по малому бизнесу Ирана
Из-за борьбы властей с протестами местные компании лишились доступа к Telegram
26 января 00:27Аса Фитч, Аресу Акбали / The Wall Street Journal
https://www.vedomosti.ru/economics/articles/2018/01/26/749036-internet-t... Свежий номер «Ведомостей» за 26 января&utm_medium=email&utm_source=vedomosti

Бизнес платит за цензуру
Reuters
В попытке остановить антиправительственные выступления власти Ирана в конце декабря на две недели заблокировали популярный в стране мессенджер Telegram и замедлили скорость интернет-соединения. Эти ограничения негативно отразились на экономике страны – в частности, на малом бизнесе.
Приложением Telegram пользуются более 40 млн иранцев.
Благодаря шифрованию оно было одним из основных способов обмена информацией между протестующими. В середине января ситуация в стране успокоилась, но в случае новых протестов Тегерану придется взвешивать экономические риски, связанные с цензурой. Компании, работающие онлайн, – одни из немногих в Иране, бизнес которых развивается, кроме нефтяной отрасли, отмечает гендиректор исследовательской фирмы The MENA Catalysts Сэм Блаттейс. «Отношения Ирана с интернетом – это одновременно любовь и ненависть», – отмечает он.
Некоторые иранские бизнесмены говорят, что блокировка Telegram пошатнула их доверие к президенту Хасану Рухани, политику с относительно умеренными взглядами. Во время протестов Рухани настаивал на сохранении беспрепятственного доступа к таким мессенджерам, как Telegram, обосновывая это экономическими соображениями. Но верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи или лояльные ему официальные лица решили заблокировать сервис. Неизвестно, кто именно отдал такое распоряжение. «Казалось, что Рухани убедит их не блокировать Telegram», – утверждает Реза Шалбаф-заде, инженер-программист стартапа, занимающегося доставкой посылок.
Официальная статистика позволяет предположить, что интернет-цензура оказала существенное влияние на экономику. За две недели протестов число банковских транзакций уменьшилось на 40%. Министр информационных и телекоммуникационных технологий Мохаммад Джавад Азари Джахроми не назвал точную причину этого, но в видеоролике на новостном сайте парламента отметил необходимость найти баланс между национальной безопасностью и возможностью людей свободно общаться и заниматься бизнесом онлайн.
По меньшей мере 50 000 иранских компаний используют Telegram для бизнеса, согласно Twitter-аккаунту, который был создан во время протестов. По другим оценкам, цифры более скромные.
10 000–15 000 компаний почти полностью работают онлайн и
могли бы обанкротиться в случае постоянной блокировки доступа в интернет,
оценил Афшина Колахи из Иранской торговой палаты.
Например, основателю потокового видеосервиса rooydad.tv Навиду Бехранги пришлось на несколько дней остановить работу над своим сайтом из-за ограничений во время протестов, что вызвало недовольство клиентов. «Я знаю много других стартапов в Иране, и у всех тоже было много проблем. Особенно у тех, чья работа напрямую связана с Telegram», – утверждает он.
Интернет-экономика Ирана невелика по мировым стандартам,
но быстро растет.
Согласно официальной статистике,
мобильным интернетом в прошлом году пользовались около 47 млн иранцев,
или примерно 60% населения.
По словам одного из ветеранов технологического сектора Ирана Фарида Халеши, ограничение доступа к каналам связи может отпугнуть столь необходимых стране инвесторов. «Если мы хотим достичь значительного прогресса, то должны избегать таких непредсказуемых решений, какой бы ни была политическая ситуация», – говорит он.
Ради снижения безработицы, которая находится на уровне 12%,
Рухани выступал за смягчение регулирования интернета.
Через него в стране предоставляется 70% услуг,
говорил президент в декабре.
Также он подчеркнул,
что около 30 000 рабочих мест зависят от одной социальной сети.
Вероятно, он намекал на Telegram,
так как Twitter,
Facebook и
другие соцсети в Иране
по-прежнему заблокированы.
Перевел Алексей Невельский

Sobald Sie es haben, tun Sie nichts. Beruhige die Welt, um die Zeit zu verschiebenomega online shop und voranzukommen. Schön und langlebig, auf der ganzen Welt respektiert. breitling online shop Advanced Quarz-Technologie, genaue Minute oder Sekunde ist nicht schlecht. Du hast es verdient. rolex online shop Warte auf diesen zweiten Weltwechsel, oder ergreife diese Sekunde, um die Welt zu verändern.