Проблемы безопасности и сотрудничества для Казахстана сквозь призму ШОС

Рубрика: 

Проблемные вопросы мировой безопасности как таковые - основные тренды

Главной мировой проблемой в настоящее время является постепенное разрушение глобалистской модели мирового устройства. Мы видим, как рушится ВТО, как ООН не может контролировать мировое развитие и как все больше людей и государств стремятся к регионализации, возвращая ситуацию в начало XX-го века. Это связано с тем, что США, являясь единственной сверхдержавой, тем не менее, не может в одиночку управлять миром или даже просто вмешиваться в наиболее вопиющие конфликты. С одной стороны речь идет, конечно, о возникновении многополярного мира, однако, я бы не сказал, что другие центры силы к этому готовы. Те же Китай и Индия до сих пор не могут справиться с внутренними проблемами, не говоря уже о том, чтобы контролировать какую-то группу стран. Их экспансия базируется на очень шатком основании, которая при малейших проблемах может рухнуть. В такой ситуации, разумеется, в наибольшем выигрыше оказываются различные экстремистские группировки, которые могут как ИГИЛ, контролировать практически целые страны.

При этом, надо понимать, что аналоги ИГИЛ есть и в Южной Америке и в Африке и в Азии. Просто они не настолько радикальны и успешны. Поэтому им и позволяют существовать. То есть, главной проблемой и опасностью сейчас является крах государственности в одной из стран третьего мира и перехода власти там к экстремистским движениям, хоть религиозного, хоть политического толка. Если мировое сообщество хочет вернуть страну к нормальному существованию, она может это сделать. Но видно, что с каждым разом это становится все проблемнее. Важно и то, что с каждым годом становится вероятнее применение тактического ядерного оружия. Это связано как с расширением ядерного клуба, так и с более качественным изучением последствий применения ядерного оружия.

Основная проблема нынешней борьбы с терроризмом, что по расходам бюджетов и затрачиваемым усилиям, она абсолютно неадекватна с наносимым терроризмом и экстремизмом ущербом. Допустим, в ряде постсоветских стран количество потенциальных и действующих террористов не превышает пары сотен человек, а тратится на противостояние им сотни миллионов долларов. Более того, ради борьбы с этой сотней людей ограничиваются права всего населения страны - это значит, что политически терроризм уже победил, потому что он изменил систему и поменял жизнь страны. Самое интересное, что эти огромные суммы становятся объектом коррупции и тратятся на борьбу с последствиями, а не причинами терроризма. Все мы понимаем, что причиной терроризма является бедность, неравенство, беззаконие, коррупция и безработица. И именно на это надо пускать бюджет, а не силовые меры. Тем более, что как показывает печальная практика, коррумпированные силовики очень и очень слабо могут противостоять даже начинающим террористам, не говоря уже о тех, кто имеет какой-либо боевой опыт. В борьбе с возможным усилением роли ИГИЛ в регионе надо всерьез об этом задуматься.

В условиях наблюдаемого процесса обострения международной обстановки вопросы мировой и национальной безопасности актуализируются как никогда прежде. Особенно в контексте явно вызревающей новой гонки вооружений между главными ядерными державами - США и Россией. Оружие массового поражения и особенно средства его доставки совершенствуются уже на качественно ином уровне, и в этом кроется самая главная угроза для мира. Неспроста же Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш призвал восстановить предупреждающие механизмы эпохи холодной войны. А уж он-то такие заявления не будет делать с кондачка. Из этого можно сделать хоть и предварительный, но весьма печальный вывод - процессы эскалации международной напряженности вот-вот могут пройти точку бифуркации. Значит, похороны "холодной войны" были преждевременными. Увы…

И если раньше между США и ССССР велись бесконечные и изнурительные переговоры о сокращении объемов и качества гонки вооружений, то в нынешних условиях доводить дело до этого не стоит в принципе. Лучше всего уже сейчас начать поиск консенсуса в этом вопросе. При любом ином сценарии развития событий, вторая "холодная война" имеет намного больше шансов перерасти в третью мировую. А после нее договариваться уже будет некому. Здесь очень важен информационно-идеологический аспект. Многие говорят об обострении отношений, но почти никто не объясняет простым гражданам к какой черте в этом плане подошло мировое сообщество. Многие даже не придали особого значения заявлению Генсека ООН. А тут следовало бы бить во все колокола.

Но внимание международной общественности занято другими вещами, которые в принципе тоже имеют свой уровень актуальности - международный терроризм, сирийский кризис, проблемы беженцев из стран Африки. Да, они в определенной мере дестабилизируют международную обстановку. Но гонка вооружений, если она начнется, это гораздо хуже и непредсказуемо. Во всяком случае, мне эта ситуация видится именно так…

 

Текущие, основные тренды сквозь призму интересов Казахстана относительно ШОС

Казахстан не является ни мировой, ни региональной державой. Но это вовсе не означает, что нашу страну не заботят проблемы международной безопасности. Скорее наоборот, как страна, зависящая в этих вопросах от мнения ключевых геополитических игроков и состояния отношений между мировыми центрами силы, мы заинтересованы в этом как никто другой. В такой постановке вопроса нет никакого самоуничижение, поскольку в ее основе лежит трезвый расчет и рациональный прагматизм социума, вставшего на путь созидания своей новой государственности. Поэтому вопросы обеспечения международной безопасности для нашей страны всегда будут на первом плане.

Так вот, уж коли мы объективно констатируем факт реанимации блокового противостояния, то нам (Казахстану и России) следовало бы, говоря образно, почаще сверять часы. "Холодная война" эпохи СССР и США и ее реанимированная версия в формате сегодняшней России и тех же США - это явно уже не одно и тоже. При всей военной мощи РФ, продолжать линию конфронтации со сверхдержавой ей будет сподручнее, имея проверенных союзников (кто бы и что бы по этому поводу не говорил). И в этом смысле Казахстан практически ни разу не давал повода усомниться в верности союзническим обязательствам. А вот вопросы встречного характера у нас имеются…

К примеру, союзнические обязательства предполагают не только верность и последовательную приверженность договоренностям, но кое-что еще. Например, соблюдение норм политеса по отношению к союзникам. И как раз в этом направлении в наших двусторонних отношениях не раз возникали казусы не самого приятного свойства. К примеру, некорректные высказывания в плане территориальных претензий со стороны некоторых депутатов Государственной Думы и руководителей отдельных субъектов РФ. При этом ни разу ни одно из них не было дезавуировано на официальном уровне. Такой странный подход не просто омрачает двусторонние отношения и временами смахивает на банальные провокации с вполне конкретными целями.

Это одна сторона вопроса, а другая заключается в том, что такие выпады генерируют антироссийские настроения внутри казахстанского общества вообще и в казахском социуме в частности. Последнее обстоятельство не может не отражаться на восприятии интеграционных проектов, типа ЕАЭС. Возможно, с российской колокольни это может показаться не столь уж и важным, но для нас это приобретает весьма принципиальное значение в плане дальнейшего углубления стратегического партнерства и ставит под вопрос их перспективное развитие.

Жесткую риторику по отношению к Западу, как ответная мера на его антироссийскую риторику и политику санкций, понять можно. Но когда аналогичные подходы начинают практиковаться по отношению к ближайшим союзникам, это уже ни в какие рамки. Пора понять, пришло время избавляться от стереотипов прошлого и выстраивать отношения на принципах паритетного сотрудничества. И стремление к этому должно быть обоюдным, а не односторонним. Союзникам не пеняют, не указывают как вести себя, а проявляют стремление к пониманию его позиции, тревожащих его проблем, и не игнорируют его мнение в случае возникновения каких-то разночтений по тем или иным вопросам двухсторонних отношений. К сожалению, некоторые тенденции последнего времени свидетельствуют, что вышеприведенные принципы не всегда соблюдаются по отношению к Казахстану. Хотя никаких поводов усомниться в нашей надежности как союзника, мы не давали.

Учитывая, что нарастающее противостояние между западным миром и Россией явно берет крен в сторону "блокового" подхода, когда против последней выступает "коллективный" Запад (страны Европы, США и Канада, а также Австралия), то есть резон предположить, что Кремль также возьмет курс на создание некоего антизападного союза, в который будут вовлекаться все потенциально возможные союзники. Понятно, что в первую очередь речь идет о странах так называемого "ближайшего зарубежья". В контексте такого вероятного внешнеполитического курса особую значимость приобретают такое объединение как ШОС. Но тут кроется один весьма непростой по деликатности аспект. Речь идет об одном из ключевых членах этой организации - КНР. Его присутствие в этом объединении значительно "утяжеляет" его политический вес и потенциальную военную составляющую. И потому ШОС в условиях стремительно нарастающих трендов не самого позитивного свойства начинает восприниматься совершенно иначе. Также как и участие и роль каждого участника этого союза, в том числе и Казахстана.

Следовательно, вся последующая эволюция ШОС и наше участие в ней становится одним из ключевых направлений казахстанской внешней политики на ближайшие полтора-два десятилетия. Как ни странно может показаться, но наш взгляд, именно "блоковая" тенденция развития международных отношений дня сегодняшнего может, с другой стороны, возможно стать хоть какой-то гарантией относительной стабилизации международных отношений. Что-то вроде старой ситуации "балансирования на грани". Не самый хороший вариант, но все лучше открытой конфронтации, от которой всего один шаг к еще более худшему сценарию. Такое гипотетическое развитие событий оставляет надежды для сохранения какого-то подобия международной стабильности и мировая политическая история имеет в этом смысле кое-какие наработки, к которым можно будет вернуться, чтобы попытаться создать предпосылки для новой разрядки международной напряженности. Казахстан, будучи активным членом ШОС получает возможность определиться со своей долей коллективной ответственности в качестве субъекта международной политики. Какой она будет, как мы ею сможем распорядиться, какие дивиденды извлечь, и каким окажется наш вклад в тот или иной сценарий развития событий в геополитике, покажет время…

Однако с другой стороны, необходимо поставить следующий вопрос: а что в настоящее время, что делает ШОС? А ШОС пытается осуществить проекты, задуманные еще много лет назад, причем безрезультатно, и все старается гнуть консервативную линию, поддерживать действующие международные институты вроде ООН. При этом оба этих вида деятельности крайне тесно связаны друг с другом. Так как ничего из задуманного не удается, и более того, даже не начинается, то и вес призывов ШОС поддерживать Совет безопасности ООН, стоит очень дешево.

После включения в состав ШОС Индии и Пакистана я не вижу никаких действий, которые бы говорили о том, что ШОС стала сильнее. Даже если просто взять единственно действующее подразделение ШОС - РАТС, то ему конкуренцию составляет объединение Китая, Таджикистана, Афганистана и Пакистана в борьбе с терроризмом. То, что отмечали еще пару лет назад на гражданском форуме в Сочи, стало полной и окончательной реальностью - ШОС зашла в тупик. Поэтому, следует вспомнить основы организации и то, зачем она была придумана. Не отвлекаться там на проект банков развития или там на права женщин, а вспомнить то, ради чего ШОС и была создана - снизить приграничную напряженность и улучшить добрососедство. Нужна простая работа по строительству дорог и мостов, по улучшению пограничных переходов, по оптимизации визовой политики, по оптимизации регистрационной политики, надо улучшить взаимодействие пограничных, таможенных и правоохранительных органов. Конечно, понятно, что это не обеспечивает должный уровень помпезности для чиновников, но зато это приносит реальную пользу жителям стран участников ШОС и именно на этом надо сделать свой акцент.

 

Джанибек СУЛЕЕВ, Казахстан, доклад на 2-м Сочинском форуме (17-18 апреля 2018 г.) Евразийской интеграции "Перспективы развития и укрепления Шанхайской Организации Сотрудничества"

взято с сайта ЦентрАзия