Экономике Казахстана нечего бояться, кроме ядерной войны

Правительство и Нацбанк Казахстана разрабатывают план на случай негативного влияния антироссийских санкций на республику. Какие наиболее очевидные меры могут быть включены в антикризисный план? Спросим у экспертов-экономистов.

 

Сергей Домнин, эксперт ИМЭП при Фонде Первого Президента – Елбасы, обращает внимание на то, что ключевой риск из тех, которые несут санкции в краткосрочной перспективе, это курсовой, сообщает Содружество.

Сергей Домнин

«Насколько можно судить из заявления министра национальной экономики Тимура Сулейменова, сделанного 17 апреля 2018 года, уже подготовлены 3 сценария – при обменном курсе рубль/доллар 70, 80 и 90 рублей за доллар.

Все сценарии следует назвать пессимистичными,

поскольку в последние 17 месяцев курс рубля оставался ниже отметки 65,00.

В сценариях учтены макроэкономические (ВВП, инфляция, безработица) и отраслевые эффекты от изменения курса.

План, который подготовили Минэк и Нацбанк, включает меры регуляторного, финансового и фискального характера», — говорит эксперт.

Документ не опубликован, поэтому остается только догадываться, какие конкретно меры в него вошли

В зависимости от ситуации

«Логично предположить, что Нацбанк будет сглаживать резкие колебания обменного курса тенге, учитывая, как нервно воспринимается резкая коррекция курса даже на пару процентов.

Компаниям, которые из-за санкций в отношении их российских партнеров могут потерять в экспортной выручке, по-видимому, будут предложены налоговые льготы, возможно, и прямая финансовая поддержка.

Напомним, что правительство уже оказывало такую поддержку в разгар кризиса 2015-2016 в обмен на то, что компании не будут сокращать персонал. «Включаться» эти механизмы будут последовательно, в зависимости от сложности ситуации», — поясняет экономист.

По мнению Домнина, план тактических мер был разработан оперативно, за что правительство и центробанк стоит похвалить,

однако останавливаться на этом не следует.

«Военно-политическое противостояние России и Запада нарастает. Западные страны во главе с США готовы активно использовать экономические санкции против крупнейших компаний, составляющих ядро российской экономики.

30 таких компаний работают в РК, инвестируют в нашу экономику, являются торговыми партнерами нашего бизнеса

Необходимо стратегическое видение нашего дальнейшего развития с учетом того, что санкционное давление на Россию будет только нарастать», — подчеркивает эксперт ИМЭП.

Без паники!

Айдархан Кусаинов, экономист, советник председателя Нацбанка РК считает, что поводов для паники ни у правительства с Нацбанком, ни у рядовых казахстанцев в связи с введением санкций в отношении России нет.

Айдархан Кусаинов

Пока трудно измерить ущерб от санкций для самой России, не говоря уже о Казахстане

«Пока по первой волне санкций никаких серьезных последствий нет. Были психологические, панические, ситуативные моменты – доллар несколько укрепился по отношению к рублю, но сейчас курс стабилизировался.

Понятно, что в долгосрочной перспективе стоит вопрос по алюминиевым компаниям и другим секторам. Вероятно, будет определенное влияние на экономику России.

Непонятно, насколько это влияние будет значительным и насколько оно будет катастрофическим

Тем более, что правительство России намерено каким-то образом купировать ущерб от санкций», — отмечает Кусаинов.

 

Что касается заявленного плана по минимизации последствий антироссийских санкций, по мнению экономиста, это в большей степени превентивная мера

– серьезных оснований для беспокойства ни у кабмина, ни у денежных властей республики нет

«Насколько я понимаю, правительство и Нацбанк решили рассмотреть наихудший сценарий развития событий. Уход инвесторов из России, резкое падение курса рубля. Это сделано для обозначения, что мы будем при этом делать и какими будут наши действия. Это, скорее, некий «мозговой штурм», фантазия на заданную тему, нежели прямое руководство к действию», — считает эксперт.

Все страхи — в долларизованном сознании

Кусаинов также указывает на то, что

самые большие страхи казахстанцев связаны с колебанием курса рубля и тенге

«Если эффект от санкций будет значительным, если России будет перекрыт доступ к мировому рынку капитала либо начнется большой отток капитала, это может привести к ослаблению рубля. Тогда мы столкнемся с повторением ситуации 2015 года, когда российские товары резко подешевели и хлынули на казахстанский рынок», — отмечает эксперт.

Однако, по словам экономиста, это возможно только в случае, если бы сохранялась политика искусственного поддержания курса тенге. Тогда как сегодня в Казахстане установлен свободно плавающий курс национальной валюты.

В случае девальвации российского рубля тенге тоже будет ослаблен, как это и наблюдалось на прошлой неделе

При этом страхи, связанные с колебанием курса тенге, имеют прежде всего психологическую основу и мало связаны с реальным состоянием экономики, подчеркивает эксперт. Причина в «долларизированном» сознании казахстанцев.

«Думаю, что самый главный риск происходящего сегодня заключается в сильном ослаблении тенге. При этом последствия будут сугубо психологическими – опять очередная паника, виток инфляции и прочее.

Очень важно понимать следующее: мы сегодня являемся заложниками «долларизированного» сознания

Поэтому колебание номинального курса тенге вызывает в обществе страх и панику. Дескать вот произойдет девальвация тенге, вслед за этим подскочат цены, доходы в пересчете на доллары упадут, народ обнищает.

Этим главным образом и объясняется заявление правительства о разработке антикризисного плана. По сути, это месседж денежных властей населению — мы держим ситуацию под контролем, мы просчитываем риски – рассчитанный на психологический эффект», — считает Кусаинов.

Диспаритета не будет

Если отбросить фактор фобий «долларизированного» сознания, то серьезных причин для беспокойства нет, уверен экономист:

«Диспаритета, подобного тому, что был в 2015 году, когда рубль подешевел в 2 раза по отношению к тенге, сегодня уже быть не может. Цены в Казахстане постепенно «отвязываются» от доллара.

Снижается уровень долларизации казахстанской экономики. Условно говоря, по сравнению с 2015 годом она снизилась вдвое, когда 80% депозитов было размещено в долларах. Сегодня доля долларовых вкладов составляет 40%», — поясняет Кусаинов.

При этом текущий курс тенге способен абсорбировать разницу в курсовых колебаниях.

«Сегодня курс установился в пределах 320-340 тенге за доллар. Это, к примеру, позволяет тенге гибко реагировать на широкий диапазон колебаний цены на нефть. И курса российской валюты тоже.

Установленный курс тенге позволяет ему «всасывать» все внешние шоки

Напомню, что курсовые колебания на прошлой неделе были достаточно незначительными: рубль стоил 5,7 – стал 5,3. Таким образом, даже на пике паники реакция казахстанской валюты была незначительной», — отмечает Кусаинов.

К нынешнему кризису казахстанский тенге подошел институционально подготовленным, уверен Кусаинов.

«Сегодня институционально мы гораздо более подготовлены к внешним шокам, чем это было в 2008 или 2014 годах. Режим инфляционного таргетирования, проводимый Нацбанком, качественно изменил ситуацию.

Если бы сегодня был 2014 год, тогда правительство действительно должно было экстренно разрабатывать антикризисный план. Это тогда курсовые колебания вызывали скандал, панику, психологические срывы, перестройку всего бизнеса.

Сегодня в режиме свободно плавающего курса от подобных кризисов созданы институциональные предохранители

Наверное, должна случиться ядерная война, чтобы казахстанская экономика сильно среагировала», — подытоживает эксперт.

https://365info.kz/2018/04/ekonomike-kazahstana-nechego-boyatsya-krome-yadernoj-vojny-ekonomist/