Как девочки изменят мировую экономику

Всемирный банк обнародовал объемный доклад, посвященный необразованным женщинам. На планете их не много, а очень много. Есть такие и в России, хотя уровень образования россиянок в среднем выше, чем у граждан РФ мужского пола. Если проблему удастся исправить, это изменит мировую экономику. Но как именно?


Как следует из доклада ВБ, отсутствие как минимум среднего образования сказывается не только на уровне жизни и здоровье женщин, но и на экономике государств в целом. Если бы каждая девочка на планете получила полное 12-летнее образование, их совокупный заработок впоследствии дополнительно принес бы миру 15–30 трлн долларов.
Как подсчитали в банке, порядка 132 млн девочек в возрасте 6–17 лет не посещают школу. Девять из десяти (89,3%) получают начальное образование, однако лишь три из четырех (77,1%) оканчивают среднюю школу. В странах с низким уровнем дохода ситуация особенно сложная: менее 65% девочек оканчивают начальную школу, порядка 34,4% – среднюю. Меж тем, подчеркивают в ВБ, получившие полное 12-летнее образование могут рассчитывать на зарплату вдвое выше, а женщины с высшим образование – втрое выше.
Доклад максимально обобщенный – отдельные страны в нем не упоминаются. Поэтому может показаться, что к России он отношения не имеет. У нас среднее восьмилетнее образование обязательно и для мальчиков, и для девочек. По данным Всероссийской переписи населения 2010 года, из числа занятых в экономике женщин (33 миллиона человек) начального образования не имеют только 12 тысяч. У мужчин ситуация печальнее – из 33,4 миллиона работающих начального образования нет у 22 тысяч человек.
Но если взять более широкую выборку – всех российских мужчин и женщин старше 15 лет, указавших свой уровень образования, картина кардинально меняется. Из 64 миллионов женщин начального образования не имеют 469 тысяч, из 53 миллионов мужчин – 244 тысячи. То есть таковых в два раза меньше.
Получается, что за последние полвека в деле начального женского образования Россия сделала серьезный шаг вперед. Или наоборот – шаг назад в деле мужского.
Если же говорить о высшем образовании, женщины опередили мужчин уже давно. Из 64 миллионов женщин старше 15 лет оно есть у 16 миллионов, а из 53 миллионов мужчин – у 11,5 миллиона. Если брать занятых в экономике, пропорция практически не меняется – 11,5 миллиона женщин и 9,2 миллиона мужчин могут похвастаться одним или более дипломами о высшем образовании.
Получается, обозначенная в докладе ВБ проблема в России давно решена. Однако не только феминистки, но и многие деидеологизированные исследователи противоположного пола говорят о том, что до полного женского равенства в нашей стране пока еще далеко. А для того, чтобы в этом убедиться, достаточно посмотреть на состав Госдумы, правительства или списка Forbes. Женщины там есть, но их гораздо меньше, чем мужчин.
В преддверии Международного женского дня агентство РБК опубликовало аналитическую статью, в которой отмечалось, что в рейтинге Всемирного экономического форума, оценивающем ситуацию с гендерным равенством в области здоровья, образования, экономики и политического представительства, Россия заняла 71-е место из 144. Гендерный разрыв в доходах, по данным международной организации труда (МОТ), составляет около 24%, это значит, что на каждый рубль, заработанный мужчиной, женщина в среднем зарабатывает 76 копеек.
По мнению автора, старшего преподавателя экономического факультета МГУ Владимира Иванова, корни экономического неравенства лежат в первую очередь в семье. Согласно Всемирному обзору ценностей, в России 23% респондентов соглашаются с утверждением "если жена зарабатывает больше своего мужа, то это наверняка вызовет проблемы" и только 34% уверенно отвергают его.
Для сравнения: в США это утверждение разделяют и отвергают 12% и 56% опрошенных соответственно. Но по данным Университета Чикаго, опросившего студентов ведущих американских бизнес-школ, женщины намеренно занижают уровень своих зарплатных ожиданий на 18 тысяч долларов в год, чтобы "не увеличивать издержки поиска партнера".
По данным доклада "Анализ степени участия и роли женщин в развитии промышленности России", подготовленного Минпромторгом в 2017 году, женщины-работники стабильнее мужчин: средний стаж женщин на последнем месте работы превышает средний стаж мужчин по всем профессиям.
При этом Минпроморг оценивает разрыв в оплате труда даже более пессимистично, чем МОТ – на каждый мужской рубль женщина зарабатывает 72 копейки.
Получается, что лучший уровень образования и большая стабильность на рабочем месте все равно не позволяют российским женщинам зарабатывать больше, чем зарабатывают мужчины. А отказ от предрассудков, связанных с более высоким уровнем доходов жены, не помогает американским женщинам адекватно оценивать уровень желаемых доходов.
Проблема гендерного неравенства в экономике гораздо глубже, чтобы ее можно было объяснить только образованием. Разрыв в уровне доходов есть везде – даже в Северной Европе, которая, как считается, продвинулась на пути гендерного равенства дальше, чем вся остальная планета. Рейтинг возглавляют Швеция, Норвегия, Финляндия и Исландия. Но в десятку также попали Никарагуа и Филиппины, обычно не занимающие высокие места в каких-либо экономических рейтингах. Они опережают даже такую богатую страну, как Швейцария, в которой, напомним, женщины получили избирательное право только в 1971 году.
Отсюда следует вывод: высокая степень преодоления гендерного неравенства не гарантирует высокого уровня экономического развития автоматически.
При этом гипотетические 15–30 триллионов долларов (от 500 миллиардов до квадриллиона рублей), которые могли бы принести в мировую экономику образованные девочки, оказываются не такой уж значительной суммой. Особенно если разделить ее на все страны и растянуть на продолжительность экономически активной жизни. Мировой ВВП в 2017 году, по данным все того же ВБ, составляет 76 триллионов долларов. Если разделить 30 триллионов прибавки на средний трудовой стаж (около 40 лет), получается от 350 до 700 миллиардов в год – то есть менее одного процента.
Благое пожелание Всемирного банка, указавшего беднейшим странам на то, что поддержка женского образования способна улучшить экономическую ситуацию, вполне понятно и объяснимо.
Но женское образование и другие программы по повышению гендерного равенства надо продвигать не столько по экономическим соображениям, сколько по соображениям банальной справедливости. Все люди рождены равными и имеют право на равный доступ к благам цивилизации.
К тому же, как мы видим из бурной истории ХХ века, когда кого-нибудь лишают доступа к тем правам, которыми обладают другие, это оборачивается либо кровопролитием, либо резким переходом социокультурного маятника в противоположную позицию и появлением таких феноменов, как "пожилая беременная одноногая лесбиянка-негритянка с ВИЧ", которая будет иметь преимущество при любом выборе.

Антон КРЫЛОВ,  vz.ru