Преступления вслепую: как использовали своих подчиненных Храпуновы

Как с корыстными целями можно использовать людей втемную? Мастер-класс в этой дисциплине легко могла бы дать Лейла Храпунова, супруга бывшего акима Алматы. По крайней мере, судя по показаниям свидетелей и подсудимых, касающихся ее части уголовного дела, разбирательство по которому проходит в специализированном межрайонном суде по уголовным делам Алматы.

Серия показаний открыла глаза на то, как использовались люди в наспех сколоченной коррупционной империи четы Храпуновых. Так, одна из выступивших на суде подсудимая Айнакуль Садыкбаева с 2002 по 2003 год работала главным бухгалтером в двух компаниях, учредителем которых являлась Лейла Храпунова. Она заявила, что в те годы была назначена Храпуновой номинальным директором компаний.

«При этом она добавила, что в этом нет ничего противозаконного. В то время ее супруг стал акимом Алматы, поэтому, говорит, не может его компрометировать. Я согласилась, посчитав, что такие высокопоставленные лица ничего противозаконного не могут совершить. Другим обстоятельством, что побудило меня согласиться, являлся мой возраст, который не позволял свободно куда-либо трудоустроиться в те сложные времена. В те годы она приглашала в кабинет и предлагала подписывать те или иные документы по созданию ТОО, документы купли-продажи различной недвижимости и прочие, так как в документах были мои данные. А бумаги уже были подготовлены юристами компании. Моя задача была лишь поставить подпись. А после куда отправлялись эти документы, я не знаю. Никакого умысла на совершение чего-либо противозаконного у меня не было», – подчеркнула Айнакуль Садыкбаева.

По словам подсудимой, дополнительного вознаграждения от Храпуновой и других лиц за исполнение роли зиц-председателя Фунта она не получала. Ей лишь выплачивали заработную плату за должность главного бухгалтера. А между тем в те годы Садыкбаева подписала договоры по делу «Билбордов», «Поликлиника ветеранов ВОВ», компаниям ТОО «Виктория – КМК» и ТОО «Адемытау-КМК», а также «CAI – Казахстан».

Садыкбаева исполняла роль номинального директора в трех компаниях Храпуновой. Однако этот показатель не сравнится с пятью фирмами, которые возглавлял еще один фигурант дела - Абылайхан Карымсаков.

Он сообщил, что в 1995 году супруга Виктора Храпунова пригласила его занять должность заместителя руководителя по общим вопросам в частной телекомпании «Тан».

«Общие вопросы были таковы, что смотрел за транспортом, оборудованием, помещением и так далее. Когда Храпунова назначили акимом города, Храпунова начала заниматься коммерцией. Я продолжал работать рядом в ее подчинении. Создавались несколько ТОО на номинальных людей. Я также был директором пяти компаний. Я хочу сказать, что, как генеральный директор, я не имел право печати, которая хранилась у нее, все учредительные документы были у нее. И у меня была номинальная должность», – признался он.

Карымсаков подчеркнул, что также не получал никакого дополнительного вознаграждения.

«Все сделки, которые проводились с этими компаниями, были под контролем самой Храпуновой. Она никогда из рук не выпускала контроль над ними, сама решала все. С тех пор было много сделок, оформлялись документы. В ходе следствия мне стало известно, что эти объекты оформлялись, перепродавались, и я, работая в ее подчинении, всегда получал фиксированную заработную плату. Никаких дивидендов, вознаграждений от сделок не имел», - подчеркнул Абай Карымсаков.

Еще один подсудимый, Абдул-Газиз Мукашев, допрошенный последним, признался, что не знал о взятках, которые Виктор Храпунов получал от строительной компании «Куат».

Судя по материалам дела, аким Алматы дважды получал взятки от руководителя строительной компании «Куат» Олега Нама за получение разрешения на строительство жилых домов в районе улиц Гоголя – Панфилова и Достык – Жолдасбекова. Виктор Храпунов требовал переписать на компанию, подконтрольную его супруге, квартиры и административные помещения в этих домах, которые впоследствии были проданы.

Подсудимый Абдул-Газиз Мукашев, который обвиняется по статье «Пособничество в получении взятки в интересах преступной группы с использованием служебного положения», в 2004-2005 годах как раз и работал генеральным директором той компании, которая получила взятки в виде объектов недвижимости от «Куата».

В суде уже никто не удивился, когда он сообщил, что был всего лишь номинальным руководителем и ставил подписи в договорах, а проектом занималась лично супруга бывшего акима.

«Что касается дела по «Куату», 15 марта 2004 года я как генеральный директор подписал договор долевого участия в строительстве жилого дома по адресу: улица Жолдасбекова. В дальнейшем мной никаких действий по данному договору не проводилось. Судьбу этого договора я не знаю, он был подписан по указанию учредителя компании, в данном случае – Лейлы Храпуновой. После я уволился», – рассказал подсудимый.

Мукашев настаивает, что ничего не знает о том, кому выделялись квартиры и что с ними потом стало.

«Есть моя личная ошибка, что я не ознакомился с этим договором. Полностью я с ним ознакомился на следствии. Ни о каком пособничестве я знать не знал, пособничество – тогда, когда ты знаешь, о чем разговор, я не знал. Не знаю, как там происходило, и как должно было происходить. Сумма договора – 49 или 50 млн. При получении этих денег или при подписании акта выполненных работ я уже не работал в компании и не участвовал в дальнейшей судьбе. Как мне стало известно из материалов дела, акт выполненных работ был подписан в августе 2005 года, какие квартиры кому выделялись, я физически не мог знать», – добавил он.

Как видим, некоторые подсудимые из числа тех, кому не посчастливилось работать непосредственно с Лейлой Храпуновой, влипли в историю с судебным разбирательством, будучи использованными вслепую. Они не знали, что подписывают, на какие преступления толкают их «высокопоставленные лица», в действительности оказавшиеся расчетливыми махинаторами.

Стелла ГИННЕР