Итоги столичного лета: Доллар на дрожжах и убийство Дениса Тена

Летние месяцы, на которые приостанавливались выходы «Итогов», дали большую пищу для размышлений о том, насколько наши власти разных уровней контролируют ситуацию в стране. Три основных события, которые заставляют об этом задуматься, это резкий рост курса доллара, убийство олимпийского призера Дениса Тена автоворами и введение практически «церковной десятины» в отношении фрилансеров – работников, заключающих с работодателями договоры гражданско-правовой ответственности, то есть работающих по свободному найму.

Когда в конце июня этого года курс доллара пошел вверх, председатель Национального банка Данияр Акишев не рекомендовал гражданам запасаться вечнозеленой валютой в усиленном режиме. Потому что видел в росте – тогда еще небольшом – общемировую тенденцию ослабления «развивающихся валют», о чем и заявил на последнем перед парламентскими каникулами заседании верхней палаты парламента. Причисление тенге к «развивающимся валютам» уже тогда должно было насторожить граждан, потому что до этого наши монетарные власти говорили исключительно о крепости и состоятельности тенге, а тут вдруг оно попало в разряд по-прежнему «развивающихся»: такая немножко беременная политика есть первый признак нестабильности финансовой системы как таковой.

В результате же к сегодняшнему дню мы доразвивались до курса 365 тенге за доллар в обменниках Астаны с прежних 348 тенге. Более адекватно, чем нацбанк, это движение курса объяснил заместитель председателя правления KASE (казахстанской фондовой биржи) Андрей Цалюк: по его словам, в разные периоды падению тенге способствовали разные причины. В апреле – июне произошла потеря корреляции с ценами нефти и курсом рубля: цена на нефть росла, тем не менее, курс доллара к тенге тоже рос, что было связано с влиянием антироссийских санкций: рубль ослабевал, и тенге реагировал, пусть не совсем зеркально, но адекватно. Затем настал период отпусков, в который отдыхающие за границей казахстанцы кинулись скупать доллар, что пусть немного, но также его укрепило.

Ну, и, наконец, тесные экономические связи Казахстана и России привели к оттоку иностранного капитала за границу на фоне опасений инвесторов за сохранность своих сбережений. «Иностранные инвесторы, которые заходили, в основном, на ноту Нацбанка при абсолютно стабильном и даже укрепляющемся тенге, сейчас под влиянием антироссийских санкций и под влиянием повышения ставок ФРС стали возвращать свои активы на родину, поэтому мы видим дополнительно давление на курс тенге к доллару. Я не скажу, что это определяющий фактор, но по некоторым косвенным признакам мы можем судить, что такой итог все-таки имел место в какой-то степени», - считает Цалюк.

При этом Нацбанк интервенций, способные сгладить курсовые скачки, не проводил, что и привело к той картине, которую мы на сегодня имеем. И предсказать точно, что с нашими тенговыми сбережениями будет дальше, сейчас не берется никто – вернее, ясно, что тенге под влиянием антироссийских санкций поплывет и дальше вниз по курсовому течению, но на какой отметке остановится этот заплыв – 370, 380 или даже 400 тенге за доллар, не может никто. При этом правительство продолжает испытывать безмерный оптимизм и курсовой патриотизм, закладывая в бюджет следующего года стоимость доллара в 350 тенге, о чем сообщил в августе министр национальной экономики Казахстана Тимур Сулейменов.

Разумеется, в январе-марте, когда в Казахстане наступает налоговый период для крупных налогоплательщиков, и они свою долларовую выручку переводят в тенге, какой-то отыгрыш курса назад возможен. Но вряд ли при курсе в сентябре 2018 года в 363 тенге среднегодовой уровень «бакса» упадет до 350 тенге в 2019 году. Чем это грозит бюджету? Неправильно заложенный курс в конечном счете приведет к увеличению дефицита, который надо будет чем-то восполнять. На фоне этих долларовых метаний весьма сомнительно выглядит инициатива министерства труда и социальной защиты населения по введению обязательных пенсионных отчислений в ЕНПФ с фрилансеров, то есть свободно занятых казахстанцев.

Сомнительно она выглядит по целому ряду причин – во-первых, она как и многие реформы в Казахстане оказалась толком не подготовленной. И когда фрилансеры в июле-августе пошли исполнять свои обязательства через банки второго уровня, выяснилось, что как физические лица по коду «010» они могут перечислить деньги в ЕНПФ только через «Халык». Все остальные наши коммерческие банки принимают пенсионные отчисления только от юридических лиц либо от индивидуальных предпринимателей, хотя министерство труда и провозглашало полную боевую готовность нашей финансовой системы к нововведениям. Такой монополизм «Халыка» на рынке пенсионных отчислений фриланса уже вызывает вопросы, тем более, что после слияния с «Казкомом» очереди в нем выросли на порядок.

Таким образом, сведя исполнение обязательств к одному банку, правительство по факту «съело» у фрилансеров как минимум половину рабочего дня в месяц, потому что по выходным и праздникам наша банковская система работать упорно отказывается. Но дело даже не в этом: непонятно, почему свободно занятых заставляют вкладывать 10% от заработка в ту систему, в которую они не верят? Министр труда Мадина Абылкасымова объясняет это заботой о будущем пенсионной системы: мол, весь мир идет к системе фриланса, и через время мы получим полный пенсионный коллапс, если сейчас не будем отчислять эти средства, поскольку через определенный промежуток времени подавляющее большинство работников станут фрилансерами.

Может оно, конечно, и так, но вот отчего бы не пойти по пути золотой середины и не обязать этих самых фрилансеров заключать договора с комбанками, откладывая ежемесячно по 10% на специализированные пенсионные депозиты, кои сейчас есть в каждом банке? С точки зрения обеспечения моей старости лично мне было бы все предельно ясно: сколько на депозите накоплю, столько на старости и буду получать. При этом доходность на банковских депозитах много выше доходности на счетах ЕНПФ, к тому же с точки зрения получателя этих денег у банков есть один несомненный плюс: по истечении срока договора я могу снять эти средства целиком – и решать, как их использовать, самостоятельно.

ЕНПФ же, напомним, растягивает наши пенсионные накопления на так называемый «возраст дожития», в результате чего пенсии в Казахстане в самом лучшем случае едва переваливают за сто тысяч тенге, то есть не дотягивают и до 500 баксов. При этом индексация пенсий заметно отстает от реальной инфляции, ибо отталкивается от инфляции официальной, а та весьма лукава и не отражает реального роста цен на рынках. Но, как представляется, перевести пенсионные деньги в банки государство не дает не столько даже потому, что боится, будто новоиспеченные пенсионеры все потратят за один день – и сядут ему на шею. Ощущение такое, что дефицит бюджета будет нарастать – и ЕНПФ станет для государства еще одной, помимо Нацфонда, кубышкой, откуда оно будет покрывать недостачу.

Если это так, то ничего зазорного в этом нет, к такой «помощи» пенсионных систем здесь и сейчас прибегают многие государства мира. Но, во-первых, надо об этом говорить вслух, честно и открыто, а не городить огород за общемировые тенденции ухода рабочей силы во фрилансерство. А, во-вторых, прежде чем вводить обложение фрилансеров десятиной, нужно создать реальные условия для того, чтобы люди могли за считанные минуты исполнить свои обязательства любым удобным им способом. И не получать потом извещения о начисленной им пене. Пока же складывается ощущение, что главная цель этой самой пенсионной «реформы» - эта самая пеня: чем больше ее начислят, тем больше будет пополнение бюджета по итогу.

Чем еще объяснить такой замечательный момент, как то, что под обложение «пенсионной десятиной» рискуют попасть даже женщины, ушедшие в декрет и получающие от государства пособия по уходу за ребенком – в том случае, если на их имя открыто ИП? В общем, огород наше правительство нагородило большой, проблема в том, что расхлебывать эту кашу спустя год-полтора придется рядовым казахстанцам, с изумлением обнаружившим, что на их счета наложен арест. Вкупе с растущим как на дрожжах долларом, ничего кроме массового недовольства это вызвать не может, но авторам реформы, похоже, на это наплевать: по слухам, правительство вскоре обретет новые очертания, а значит и ответственность за нынешнее состояние дел будут нести другие люди…

При этом одно ведомство так или иначе должно будет поменять хозяина – речь идет о министерстве внутренних дел, отставки главы которого, Калмуханбета Касымова, требует слишком много людей. Убийство олимпийского призера, фигуриста Дениса Тена среди бела дня в центре Алматы 19 июля было слишком резонансным делом для того, чтобы остаться незамеченным, и вопрос о том, куда смотрит полиция, в данном случае звучит не так уж по-обывательски. Напомним, что звезду казахстанского спорта пырнули ножом автоворы, одного из которых после кражи автомобильных зеркал в Астане отпустили восвояси, после чего он оказался в Алматы – и вместе с подельником попытался снять зеркала с автомобиля Дениса Тена.

Чем все закончилось, все прекрасно знают – хозяин авто попытался отстоять свою собственность, после чего его ударили ножом, и Денис Тен скончался от большой кровопотери. Мнения относительно того, должен ли министр внутренних дел Казахстана после этого уходить в отставку, разделились, причем и у той, и у другой стороны имеются достаточно веские аргументы: одни говорят, что автоворы есть везде и жертвами уличного криминала на том же сытом и благополучном западе может стать любой человек, так что Казахстан – не исключение из общего правила, а потому требовать отставки министра бессмысленно. Другие упирают на том, что один из двух автоворов, пытавшихся «обнести» авто фигуриста, должен был сидеть в это время в тюрьме, а коль скоро он там не оказался, усматривают в этом связь криминала с полицией.

При этом обе стороны склоняются к тому, что резонанс это дело получило только потому, что жертвой стал известный всему Казахстану и далеко за его пределами человек – будь на его месте рядовой казахстанец, отставки министра, скорее всего, никто бы не требовал. И это, пожалуй, самый главный, к сожалению, вывод из произошедшего: система правоохранительных органов оказалась не способна защитить человека, хотя вполне могла сделать это в превентивном, предупреждающем порядке. А раз так, то в этой системе необходимо что-то менять – и для этого требуется смена руководства. Другой вопрос, изменит ли что-то в системе кадровая перестановка, если она в принципе работает на то, чтобы быть удобной для своих сотрудников, а не для населения?

Проблема ведь в том, что во всех трех главных событиях нынешнего лета – удорожании доллара, введении нового обложения населения платежом в ЕНПФ и в убийстве Дениса Тена – прослеживается один и тот же почерк нашего чиновничества, выражающийся в нежелании менять что-то в лучшую сторону для своего основного работодателя – рядового казахстанца. И тут вопрос уже даже не в персоналиях Калмуханбета Касымова, Мадины Абылкасымовой и Данияра Акишева, а в необходимости менять само устремление государства от имени казахстанцев постоянно затягивать пояса самих казахстанцев же. Вопрос этот актуален еще и потому, что бесконечно ужимать интересы рядового обывателя не получится, свой предел терпения есть у всех, и рано или поздно продолжение такой политики выльется в явное социальнон недовольство.

Проблема в том, что наверху в близость этой грани не верят – или не хотят показывать, что верят, что показала открывшаяся в субботу, 1 сентября новая парламентская сессия. Понятно, что депутаты на открытии сразу не могли выступить с заявлениями о проблемах в их регионах, однако ж и в кулуарах открытия сессии никто из них особо о проблемах людей на местах не распространялся, а потому принятие законопроектов, подобных сырого обложения фрилансеров десятиной может быть поставлено в стране на поток. Тем более, что президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на открытии оценил работу созыва, принимавшего этот законопроект, достаточно положительно.

«Депутатский корпус шестого созыва показал высокий профессионализм и слаженное взаимодействие с правительством, - сказал глава государства. - Все эти годы путем последовательных реформ мы повышаем эффективность государственной системы, сбалансировав взаимодействие всех ветвей власти. Создаются условия для эффективной модернизации экономики и общества. С прошлого года мы начали опережать среднемировые темпы роста экономики. Рост ВВП составляет 4 процента, инфляция снизилась до 5,9 процента, на 24 процента выросли инвестиции. Движущей силой экономического роста стали несырьевые сектора – обрабатывающая промышленность, транспорт и сфера услуг», - добавил он.

В этих условиях, по его мнению, важна качественная реализация озвученных им в марте прошлого года Пяти социальных инициатив, в связи с чем он назвал одним из важных вопросов является вовлечение самозанятых в систему социального обеспечения.

«Есть часть населения, которая не делает никаких отчислений с доходов и соответственно полноценно не охвачена пенсионной системой и мерами социальной поддержки, - констатировал Назарбаев. - В этой связи разработаны необходимые законодательные изменения. Для упрощения регистрации самозанятого населения предлагается ввести единый совокупный платеж. Его уплата позволит самозанятым участвовать в системах медицинского и социального страхования, а также пенсионного обеспечения. Требуется принятие этих изменений до конца текущего года. Это особенно актуально в связи с переходом на обязательное социальное медицинское страхование», - добавил он.

Напомним, что в Казахстане разработан законопроект, в котором помимо вопросов ОСМС предусмотрено внедрение новой модели гарантированного объема медицинской помощи, совершенствование вопросов охраны общественного здоровья, системы корпоративного управления в медицинских организациях, он уже находится в парламенте – и будет принят достаточно оперативно, ибо президент попросил «не затягивать его рассмотрение». Как наши парламентарии умеют не затягивать, вся страна уже убедилась на примере законопроекта, касающегося фрилансеров, не исключено, что на практике и единый платеж мало чем будет отличаться от «пенсионной десятины».

Не исключено, что через время президент вынужден будет прийти в парламент повторно – и попросить навести порядок в социальной сфере, как это уже произошло со сферой жилищно-коммунального хозяйства, которую Назарбаев в своем выступлении на открытии парламентской сессии затронул особо.

«На фоне динамичного развития строительства в сфере ЖКХ имеются нерешенные вопросы, это вызывает недовольство граждан, - констатировал он. - Требуется обеспечить прозрачность взаимоотношений между обслуживающими компаниями и собственниками жилья, контроль за расходованием их средств. Нужно выстроить понятную и эффективную систему управления общедомовым хозяйством. По моему поручению, правительством разработан соответствующий законопроект, который будет внесен в парламент в этом году», - добавил глава государства.

Ну, и помимо этого, бизнесу рекомендовали обратить особое внимание на сферу туризма, государственную программу развития которого до 2023 года разрабатывает ныне кабинет министров, пообещали гуманизировать уголовное законодательство в сфере экономической деятельности, найдя оптимальный баланс между стимулами и наказанием, а также попросили поучаствовать в становлении Туркестана в качестве областного центра.

«Веяние текущего года, как вы знаете, городу Шымкенту придан статус города республиканского значения, образована новая Туркестанская область, - сказал Назарбаев. - Создание нового областного центра, в сохранном городе Туркестан, является символом возрождения исторического значения края, в качестве самостоятельно административного центра. Правительству и министерствам необходимо должное внимание строительству и становлению областного центра, казахстанскому бизнесу нужно тоже принять участие в этой работе, я думаю всем нам, я тоже собираюсь там быть вместе с нашими руководителями, разобраться», - добавил он.

Он выразил уверенность в том, что Казахстан в скором времени получит развитый новый областной центр и новую точку роста экономики и бизнеса. Вместе с тем, подчеркнул президент, перенос областного центра в Туркестан, важен не только с социально-экономической стороны, но и как духовное наследие.

«Это одна из общенациональных святынь Казахстана, наша многовековая история, здесь принимались многие судьбоносные решения, здесь покоятся великие представители нашего народа, чьи имена на веке вписаны в казахскую летопись», - напомнил глава государства.

Он отметил, что развитие всего густонаселенного южного региона зависит от эффективной организации работы нового областного центра, поручив правительству и администрации области «тесно работать в этом направлении».

«Вместе с тем, состояние Шымкента, который обрел статус города республиканского значения не должно оставаться без внимания. В ближайшее время в рассмотрение парламента будут внесены законопроекты, которые позволят обеспечить полноценную работу преобразованных административно-территориальных новых единиц. Они потребуют оперативной проработки принятия конкретных мер, переселение областного центра из города Шымкент в Туркестан», - уточнил Назарбаев.

В общем, осень начинается весьма перспективно для населения и отечественного бизнеса: с растущим долларом, с новыми отчислениями от и так «похудевших» на курсовой разнице заработков и с новыми задачами, которые у нас любят заставлять исполнять в добровольно-принудительном порядке. Как все это будет развиваться дальше, покажет ближайший месяц – напомним, что выплаты по ОСМС в прошлом году были перенесены на более поздние сроки как раз из-за недовольства работодателей и работников. Не исключено, что «пенсионную десятину» ждет та же участь, однако волну новых экспериментов со стороны правительства это наверняка не остановит.

Андрей ЛОГИНОВ, Астана

Предыдущий материал; Итоги столичной недели: Ветер на KADEX - и в головах